Сочинение на тему: “серебряный век” русской поэзии

Сочинение на тему: Поэзия «серебряного века» | Литерагуру

«Серебряный век» — литературная эпоха начала ХХ века, названная в противовес пушкинскому «золотому веку» (первая половина XIX века) и характеризующаяся большим количеством направлений, течений, философских школ.

Основная идея – возвращение литературе функции искусства, а не зеркала действительности.

В то время как «золотой век» был характерен и для поэзии, и для прозы, то «серебряный век» больше отразился именно в поэтическом творчестве.

Литературные стили разделились на две большие группы: реализм и модернизм. В реалистическом ключе творили М. Горький, Л. Андреев, И. Бунин, И. Шмелев, Б. Зайцев. Однако это уже не тот, «классический», реализм XIX века. Авторы не ставят перед собой задачу типизировать и обобщить общественные явления, они отражают настроения, краски окружающей их действительности.

Модернизм был совершенно новым явлением в русской литературе, заимствованным из Франции. Он характеризуется множеством разных течений. Первым пришел символизм, который существовал в 1890-1910 годах. В символистских произведениях впечатления, мечты, фантазии торжествуют над реальностью.

Каждый образ имеет переносное значение, создается посредством намеков, ссылок, соответствий с другими явлениями. Из романтизма в символизм пришла идея двоемирия: разделения бытия на реальное, ущербное и несовершенное, и идеальное, вечное и нерушимое.

Поэзию символистов сложно читать без подготовки, там содержатся ссылки на религиозные, эзотерические, магические произведения. «Старшие символисты» вступили в литературу в 90-х годах XIX века (В. Брюсов, К. Бальмонт, Д. Мережковский), они тяготели к эстетизму, главное в их творчестве – разрыв с идеями прошлой литературы.

«Младшие» творили в первом десятилетии ХХ века (А. Белый, А. Блок, В. Иванов), они вывели символизм на позиции целого религиозно-философского учения.

К 1910 году символизм находился в кризисе, вскоре он был вытеснен новыми течениями – акмеизмом и футуризмом.

Акмеизм призывал к реформированию символизма, противоречил ему в основных положениях: теперь образы не отвлеченные и малопонятные, а точные и предметные. Акмеисты (Н. Гумилев, А. Ахматова, Г. Адамович, О.

Мандельштам) отказались от мистицизма, стремились к установке диалога своей поэзии и мировой, а не поэзии с миром духов, как символисты.

Футуризм развивался параллельно с акмеизмом, однако полностью ему противоречил. Как противоречил всему. Футуристы (В. Маяковский, В. Хлебников, Б. Пастернак, И.

Северянин) рвали отношения с наследием прошлого, хотели создать новую культуру, а старую стереть с лица земли.

В этом направлении главенствовали революционные настроения, эстетика урбанизма и бунта, создавались новые слова и правила сложения, в выборе тем и выразительных средств не существовало никаких ограничений (поэтому футуристы не гнушались и нецензурными выражениями).

В первых десятилетиях ХХ века произошло множество кризисов и социальных катаклизмов, потрясших весь мир. И он изменился, как и искусство. В нем появилось больше свободы, все меньше оно сковывалось религией, моралью, законами.

Именно из-за этого создавалось так много новых способов самовыражения. Литература отражала основные тенденции в искусстве, поэтому тоже изменилась. «Серебряный век» дал много новых имен, многие из них навсегда останутся в сокровищнице русской и мировой литературы.

Читая поэтов этого периода, понимаешь, что все эти разные стили, программы и установки — не самое важное. Главное, что осталось вечное и незыблемое ощущение, что сердце в тисках от прочитанного.

Ведь чтобы остаться в веках, нужно быть талантливым писателем, неважна программа, важно то, берет ли написанное за душу.

Источник: https://LiteraGuru.ru/sochinenie-na-temu-poeziya-serebryanogo-veka/

«СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК» РУССКОЙ ПОЭЗИИ

Начало XX столетия вошло в историю литературы под красивым именем «серебря- ного века». На этот период пришелся вели- кий взлет русской культуры, обогативший поэзию новыми именами. Начало «серебря- ного века» пришлось на 90-е годы XIX столе- тия, его связывают с появлением таких заме- чательных поэтов, как В.Брюсов, И.Аннен- ский, К. Бальмонт.

Расцветом этого периода в русской культуре считают 1915 год — вре- мя его наивысшего подъема. Нам известны тревожные исторические события этого времени. Поэты, как и полити- ки, пытались открыть для себя что-то новое. Политики добивались социальных перемен, поэты искали новые формы художественного отображения мира.

На смену классике XIX ве- ка приходят новые литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм. Одним из первых альтернативных лите- ратурных течений стал символизм, объеди- нивший таких поэтов, как К. Бальмонт, В.Брюсов, А. Белый и других. Символисты считали, что новое искусство должно переда- вать настроения, чувства и мысли поэта при помощи образов-символов.

При этом худож- ник познает окружающий мир не в результате раздумий, а в процессе литературного твор- чества — в момент ниспосланного ему свыше творческого экстаза.

Тень несозданиых созданий Колыхается во сне, Словно лопасти латаний На эмалевой стене… Полусонно чертят звуки В звонко-звучной тишине… Так описывал ощущение зарождения творческой идеи наиболее яркий представи- тель символизма В. Брюсов. Он сформулиро- вал в своем творчестве идеи этого литератур- ного направления.

В стихотворении «Юному поэту» мы находим такие строки: Юноша бледный со взором горящим, Ныне даю я тебе три завета. Первый прими: не живи настоящим, Только грядущее — область поэта. Помни второй: никому не сочувствуй, Сам же себя полюби беспредельно. Третий храни: поклоняйся искусству, Только ему, безраздумно, бесцельно.

Но эти заветы не означают, что поэт не должен видеть жизни, создавать искусство ради искусства. Это доказывает многогран- ная поэзия самого Брюсова, отображающая жизнь во всем ее разнообразии. Поэт нахо- дит удачное сочетание формы и содержания. Он пишет: И я хочу, чтоб все мои мечты, Дошедшие до слова и до света, Нашли себе желанные черты.

Для символистов характерна сосредоточен- ность на внутреннем мире поэта. У К. Баль- монта, например, внешний мир существовал лишь для того, чтобы поэт мог выразить в нем свои собственные переживания: Я ненавижу человечество, Я от него бегу, спеша. Мое единое отечество — Мол пустынная душа.

Это видно и на • примере следующих строк, где обращенность Бальмонта к внут- реннему миру отражена не только содержа- нием, но и формой (частое использование ме- стоимения «я»): Я мечтою ловил уходящие тени, Уходящие тени погасавшего дня, Я на башню всходил, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногой у меня. В поэзии К.

Бальмонта можно найти от- ражение всех его душевных переживаний. Именно они, по мнению символистов, заслу- живали особого внимания. Бальмонт ста- рался запечатлеть в образе, в словах любое, пусть даже мимолетное, ощущение. Поэт пишет: Я не знаю мудрости, годной для других, Только мимолетности я влагаю в стих. В каждой мимолетности вижу я миры, Полные изменчивой радужной игры. В споре с символизмом родилось новое литературное течение «серебряного века» — акмеизм. Поэты этого направления — Н.Гу-

милев, А. Ахматова, О. Мандельштам — от-

вергали тягу символизма к неизведанному, чрезмерную сосредоточенность поэта на вну- треннем мире. Они проповедовали идею ото- бражения реальной жизни, обращения поэта к тому, что можно познать. А посредством отображения реальности художник-акмеист становится причастным к ней.

И действительно, в творчестве Николая Гумилева мы находим в первую очередь от- ражение окружающего мира во всех его кра- сках. В его поэзии мы находим экзотические пейзажи и обычаи Африки. Поэт глубоко проникает в мир легенд и преданий Абисси- нии, Рима, Египта.

Об этом говорят такие строки: Я знаю веселые сказки таинственных стран Про черную деву, про страсть молодого вождя, Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман, Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя. И как я тебе расскажу про тропический сад, Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф, Каждое стихотворение Гумилева открыва- ет новую грань взглядов поэта, его настрое- ний, видения мира. Например, в стихотворе- нии «Капитаны» он предстает перед нами как певец отваги, риска, смелости.

Поэт поет гимн людям, бросающим вызов судьбе и стихиям: Быстрокрылых ведут капитаны — Открыватели новых земель, Для кого не страшны ураганы, Кто изведал малъстремы и мель. Чья не пылью затерянных хартий — — Солью моря пропитана грудь, Кто иглой на разорванной карте Отмечает свой дерзостный путь.

Содержание и изысканный стиль стихов Гумилева помогают нам ощутить полноту жиз- ни. Они являются подтверждением того, что человек сам может создать яркий, красочный мир, уйдя от серой будничности. К миру прекрасного приобщает нас и по- эзия Анны Ахматовой. Ее стихи поражают внутренней силой чувства. Поэзия Ахмато- вой — это и исповедь влюбленной женской души, и чувства человека, живущего всеми страстями XX века. По словам О. Мандельш-

тама, Ахматова «принесла в русскую лирику

всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа XIX века». И дей- ствительно, любовная лирика Ахматовой вос- принимается как огромный роман, в котором переплетаются многие человеческие судьбы. Но чаще всего мы встречаем образ женщины, жаждущей любви, счастья: Настоящую нежность не спутаешь Ни с чем, и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь Мне плечи и грудь в меха. И напрасно слова покорные Говоришь о первой любви. Как я знаю эти упорные Несытые взгляды твои! Пришедшее на смену акмеизму новое ли- тературное течение «серебряного века» — фу- туризм — отличалось агрессивной оппозици- онностью традиционным стихам поэтов-клас- сиков.

Первый сборник футуристов назывался «Пощечина общественному вкусу». С футу- ризмом было связано раннее творчество Вла- димира Маяковского. В ранних стихах поэта чувствуется желание поразить читателя нео- бычностью своего видения мира. Например, в стихотворении «Ночь» Маяковский использует неожиданное сравнение.

У поэта освещенные окна ночного города вызывают ассоциацию с веером карт. В представлении читателя воз- никает образ города-игрока: Багровый и белый отброшен и скомкан, В зеленый бросали горстями дукаты, А черным ладоням сбежавшихся окон Раздали горящие желтые карты. Поэты-футуристы В. Маяковский, В. Хлеб- ников, В.

Каменский противопоставляли себя классической поэзии, они старались найти но- вые поэтические ритмы и образы, создать по- эзию будущего. Поэзия «серебряного века» открывает нам неповторимый и удивительный мир красоты и гармонии. Она учит нас видеть прекрасное в обыденном, глубже понимать внутренний мир человека.

Читайте также:  Река урал в россии

А поиски поэтами «серебряного ве- ка» новых стихотворных форм, переосмысле- ние ими роли творчества дают нам более глу-

бокое понимание поэзии.

Источник: https://online-urok.ru/serebryanyiy-vek-russkoy-poezii/

Серебряный век русской поэзии

Появление новых направлений, течений, стилей в искусстве и литературе всегда связано с пониманием места и роли человека в мире, во Вселенной, с изменением самосознания человека. Один из таких переломов пришелся на конец XIX – начало ХХ века.

Художники того времени выступали за новое видение действительности, искали оригинальные художественные средства. Выдающийся русский философ Н. А. Бердяев назвал этот недолгий, но удивительно яркий период Серебряным веком. Это определение прежде всего относится к русской поэзии начала ХХ века. Золотой век – это век Пушкина и русской классики.

Он стал основой для раскрытия талантов поэтов Серебряного века. У Анны Ахматовой в «Поэме без героя» находим строки:

И серебряный месяц ярко

Над серебряным веком плыл.

Хронологически Серебряный век продолжался полтора-два десятилетия, но по насыщенности его смело можно назвать веком. Он оказался возможен благодаря творческому взаимодействию людей редких дарований. Художественная картина Серебряного века многослойна и противоречива.

Возникли и переплелись различные художественные течения, творческие школы, индивидуальные нетрадиционные стили. Искусство Серебряного века парадоксально соединяло старое и новое, уходящее и нарождающееся, превращаясь в гармонию противоположностей, образуя культуру особого рода.

В то бурное время произошло уникальное наложение реалистических традиций уходящего золотого века и новых художественных направлений. А. Блок писал: «Солнце наивного реализма закатилось». Это было время религиозных исканий, фантазии и мистики. Высшим эстетическим идеалом признавался синтез искусств.

Возникли символистская и футуристическая поэзия, музыка, претендующая на философию, декоративная живопись, новый синтетический балет, декадентский театр, архитектурный стиль «модерн». Поэты М. Кузмин и Б. Пастернак сочиняли музыку.

Композиторы Скрябин, Ребиков, Станчинский упражнялись кто в философии, кто в поэзии и даже в прозе. Развитие искусства происходило ускоренно, с большим «накалом», рождая сотни новых идей.

Уже к концу XIX века громко заявили о себе поэты-символисты, которых позже стали именовать «старшими» символистами, – З. Гиппиус, Д. Мережковский, К. Бальмонт, Ф. Сологуб, Н. Минский. Позднее возникла группа поэтов «младосимволистов» – А. Белый, А. Блок, Вяч. Иванов. Образовалась группа поэтов-акмеистов – Н. Гумилев, О. Мандельштам, С. Городецкий, А. Ахматова и другие.

Появляется поэтический футуризм (А. Крученых, В. Хлебников, В. Маяковский). Но при всей пестроте и многообразии проявлений в творчестве художников той поры наблюдаются сходные тенденции. В основе перемен лежали общие истоки. Распадались остатки феодальной системы, наблюдалось «брожение умов» в предреволюционную эпоху.

Это создавало совершенно новую среду для развития культуры.

В поэзии, музыке, живописи Серебряного века одной из главных тем была тема свободы человеческого духа перед лицом Вечности. Художники стремились разгадать вечную тайну мироздания.

Одни подходили к этому с религиозных позиций, другие восторгались красотой сотворенного Богом мира. Многие художники воспринимали смерть как инобытие, как счастливое избавление от мук страдающей человеческой души.

Необычайно силен был культ любви, опьянение чувственной красотой мира, стихиями природы, радостью жизни. Понятие «любовь» было глубоко выстраданным. Поэты писали о любви к Богу, к России. В поэзии А. Блока, Вл. Соловьева, В.

Брюсова несутся скифские колесницы, языческая Русь отражена на полотнах Н. Рериха, пляшет Петрушка в балетах И. Стравинского, воссоздается русская сказка («Аленушка» В. Васнецова, «Леший» М. Врубеля).

Валерий Брюсов в начале ХХ века стал общепризнанным теоретиком и вождем русского символизма. Он был поэтом, прозаиком, литературным критиком, ученым, энциклопедически образованным человеком.

Началом творческой деятельности Брюсова было издание трех сборников «Русские символисты».

Он восхищался поэзией французских символистов, что отразилось в сборниках «Шедевры», «Это – я», «Третья стража», «Городу и миру».

Брюсов проявлял огромный интерес к другим культурам, к древней истории, к античности, создавал универсальные образы.

В его стихах как живые предстают ассирийский царь Ассаргадон, проходят римские легионы и великий полководец Александр Македонский, показаны средневековая Венеция, Данте и многое другое. Брюсов руководил крупным журналом символистов «Весы».

Хотя Брюсов считался признанным мэтром символизма, принципы письма этого направления более сказались на ранних стихах, таких как «Творчество», «Юному поэту».

Идеалистическое мышление скоро уступило место земным, объективно значимым темам. Брюсов первым увидел и предсказал наступление жестокого индустриального века.

Он воспевал человеческую мысль, новые открытия, интересовался авиацией, предсказывал полеты в космос. За потрясающую работоспособность Цветаева называла Брюсова «героем труда».

В стихотворении «Работа» он сформулировал свои жизненные цели:

Я хочу изведать тайны

Жизни мудрой и простой.

Все пути необычайны,

Путь труда, как путь иной.

Брюсов до конца жизни оставался в России, в 1920 году основал Институт литературы и искусства. Брюсов перевел произведения Данте, Петрарки, армянских поэтов.

Константин Бальмонт был широко известен как поэт, пользовался огромной популярностью последние десять лет XIX века, был кумиром молодежи.

Творчество Бальмонта продолжалось более 50 лет и в полной мере отразило состояние переходности рубежа веков, брожение умов того времени, желание замкнуться в мире особом, вымышленном.

В начале творческого пути Бальмонт писал множество политических стихотворений, в которых создал жестокий образ царя Николая II. Их тайно передавали из рук в руки, как листовки.

Уже в первом сборнике «Под северным небом» стихи поэта приобретают изящество формы и музыкальность.

Тема солнца проходит через все творчество поэта. Образ животворящего солнца у него – символ жизни, живой природы, органическую связь с которой он всегда ощущал:

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце

И синий кругозор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце.

И выси гор.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Море

И пышный цвет долин.

Я заключил миры. В едином взоре,

Я властелин…

В стихотворении «Безглагольность» Бальмонт гениально подмечает особое состояние русской природы:

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаенной печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали.

Само название стихотворения говорит об отсутствии действия, о погружении души человека в состояние мудрой созерцательности. Поэт передает различные оттенки грусти, которая, нарастая, изливается слезами:

И сердце простило, но сердце застыло,

И плачет, и плачет, и плачет невольно.

Поэты Серебряного века умели яркими мазками придать емкость и глубину содержанию стихотворений, в которых отражался поток чувств и эмоций, сложная жизнь души.



Источник: https://scribble.su/work/otlichno/55.html

Готовые школьные сочинения

июля 08 2016

Серебряный век русской поэзии

Один из соратников Н. Гумилева, Н. А. Оцуп, ввел удивительно точное определение небольшого (с начала 1880-х по 1917 год) периода развития русской литературы: серебряный век.

“По силе и энергии”, “по обилию удивительных созданий” поэзия этого времени была провозглашена достойной продолжательницей величайших художественных открытий русской классической литературы XIX века.

Но поэты серебряного века не только развили традиции предшественников, но и создали неповторимые шедевры. На мой взгляд, поэзия этого периода — явление феноменальное даже для русской культуры. Источники столь удивительного явления помогают найти статьи И. Ф.

Анненского, которого можно с уверенностью назвать предтечей акмеизма. По мнению этого мыслителя, мастера стиха прошлого столетия жили чувством гармонии между человеческой душой и природой.

В современности же он видел трагедию человеческого “я”, замученного “сознанием своего безысходного одиночества, неизбежного конца и бесцельного существования”. Исходом такого мироощущения становится то, что постепенно стираются грани между реальным и фантастическим, а поэзия становится “все индивидуальнее и сосредоточеннее”. Не случайно А.

Блок уподобил раздвоенную и одинокую душу поэта врубелевскому Ангелу-Демону, “заломившему руки, познавшему сладострастие тоски, обладателю всего богатства мира, но — нищему, ничем не прикрытому, не ведающему, где приклонить голову”.

Общественные катаклизмы начала столетия рождали в душе художников ощущение того, что мир перевернулся, а потому возникало стремление разгадать причины дисгармонии мира и души и найти пути исцеления. На поэзию серебряного века огромное влияние оказали учения таких религиозных философов, как В. Соловьев, Н. Федоров, Н. Бердяев и П.

Флоренский, которые выдвигали идеи вечной, божественной красоты и видели спасение мира в слиянии с Душой Мира, Вечной Женственностью.

Идеи эти были особенно близки творчеству символистов (А. Белый, К. Бальмонт, В. Брюсов, ранний А. Блок). Д.

Мережковский, идеолог так называемых старших символистов, считал, что новое мистическое искусство с помощью символов, вытекающих из тайных глубин души художника, должно открыть людям пути к постижению Божественной сущности мира. А.

Белый полагал, что искусство существует в тесной связи с религией, и его задача — “передавать в субъективно-лирических излияниях” голос Мировой Души. Эстетические принципы символистов складывались в соответствии со стремлением открыть незримое и спасти мир.

Вот, например, как формулирует идею своей книги “Пепел” А. Белый: “Пепел” — книга самосожжения и смерти, но сама смерть есть только завеса, закрывающая горизонты дальнего, чтобы найти их в ближнем”.

Позже в русской поэзии выделилось направление, названное акмеизмом (“расцвет, высшая степень”) или адамизмом (“мужественно-твердый и ясный взгляд на жизнь”). Н. Гумилев, организатор этой группы поэтов, в которую входили С. Городецкий, В.

Кузьмин и, в ранний период творчества, А. Ахматова, О. Мандельштам, настаивал на иных, нежели чем у символистов, ценностях. Акмеисты утверждали чувство реальности, необходимость обращения к земному бытию и отточенное мастерство его воплощения.

Гумилев считал необходимым признание “самоценности каждого явления”, вытеснение культа “неведомого” “детски мудрым, до боли сладким ощущением собственного незнания”.

Однако ярко выражено и стремление привлечь внимание читателей не только к миру внешних явлений, но и к области более глубоких пластов человеческого бытия. Ассоциативный строй в стихах этих поэтов предметен, символистская многозначность образов отвергается. Вот, к примеру, как описывает А.

Читайте также:  Урок технологии 6 класс "натуральные волокна животного происхождения"

Ахматова атмосферу древних русских городов: Там белые церкви и звонкий, светящийся лед, Над городом древних алмазные русские ночи И серп поднебесный желтее, чем липовый мед. Одновременно с акмеистами на литературную арену выходят футуристы (В. Маяковский, В. Хлебников, Д. Бурлюк, ранний Б.

Пастернак), позиция которых была скандально-эпатирующей: сбросить художников прошлого в “парохода современности”, отстаивать красоту “самоценного слова”.

Футуристы отрицали всю предшествующую культуру, в том числе старые ритмы и рифмы, грамматику языка, прежние темы. Футуристы — художники города, и они стремятся материализовать слово, воплотить в стихе стихию цвета (недаром многие из них были художниками) и звука, озвучить “безъязыкую” улицу. Работа над словом, звуками становилась самоцелью, иногда даже в ущерб смыслу.

Источник: http://www.testsoch.net/serebryanyj-vek-russkoj-poezii/

«Серебряный век» русской поэзии

Начало XX столетия вошло в историю литературы под красивым именем “серебряного века”. На этот период пришелся великий взлет русской культуры, обогативший поэзию новыми именами.

Начало “серебряного века” пришлось на 90-е годы XIX столетия, его связывают с появлением таких замечательных поэтов, как В. Брюсов, И. Анненский, К. Бальмонт.

Расцветом этого периода в русской культуре считают 1915 год — время его наивысшего подъема.

Нам известны тревожные исторические события этого времени. Поэты, как и политики, пытались открыть для себя что-то новое. Политики добивались социальных перемен, поэты искали новые формы художественного отображения мира. На смену классике XIX века приходят новые литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм.

Одним из первых альтернативных литературных течений стал символизм, объединивший таких поэтов, как К. Бальмонт, В. Брюсов, А. Белый и других.

Символисты считали, что новое искусство должно передавать настроения, чувства и мысли поэта при помощи образов-символов.

При этом художник познает окружающий мир не в результате раздумий, а в процессе литературного творчества — в момент ниспосланного ему свыше творческого экстаза.

Тень несозданных созданий

Колыхается во сне,

Словно лопасти латаний

На эмалевой стене…

Полусонно чертят звуки

В звонко-звучной тишине…

Так описывал ощущение зарождения творческой идеи наиболее яркий представитель символизма В. Брюсов. Он сформулировал в своем творчестве идеи этого литературного направления. В стихотворении “Юному поэту” мы находим такие строки:

Юноша бледный со взором горящим,

Ныне даю я тебе три завета.

Первый прими: не живи настоящим,

Только грядущее — область поэта.

Помни второй: никому не сочувствуй,

Сам же себя полюби беспредельно.

Третий храни: поклоняйся искусству,

Только ему, безраздумно, бесцельно.

Но эти заветы не означают, что поэт не должен видеть жизни, создавать искусство ради искусства. Это доказывает многогранная поэзия самого Брюсова, отображающая жизнь во всем ее разнообразии. Поэт находит удачное сочетание формы и содержания. Он пишет:

И я хочу, чтоб все мои мечты,

Дошедшие до слова и до света,

Нашли себе желанные черты.

Для символистов характерна сосредоточенность на внутреннем мире поэта. У К. Бальмонта, например, внешний мир существовал лишь для того, чтобы поэт мог выразить в нем свои собственные переживания:

Я ненавижу человечество,

Я от него бегу, спеша.

Мое единое отечество —

Моя пустынная душа.

Это видно и на примере следующих строк, где обращенность Бальмонта к внутреннему миру отражена не только содержанием, но и формой (частое использование местоимения “я”):

Я мечтою ловил уходящие тени,

Уходящие тени погасавшего дня,

Я на башню всходил, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

В поэзии К.Бальмонта можно найти отражение всех его душевных переживаний. Именно они, по мнению символистов, заслуживали особого внимания. Бальмонт старался запечатлеть в образе, в словах любое, пусть даже мимолетное, ощущение. Поэт пишет:

Я не знаю мудрости, годной для других,

Только мимолетности я влагаю в стих.

В каждой мимолетности вижу я миры,

Полные изменчивой радужной игры.

В споре с символизмом родилось новое литературное течение “серебряного века” — акмеизм. Поэты этого направления — Н.Гумилев, А.Ахматова, О.

Мандельштам — отвергали тягу символизма к неизведанному, чрезмерную сосредоточенность поэта на внутреннем мире. Они проповедовали идею отображения реальной жизни, обращения поэта к тому, что можно познать.

А посредством отображения реальности художник-акмеист становится причастным к ней.

И действительно, в творчестве Николая Гумилева мы находим в первую очередь отражение окружающего мира во всех его красках. В его поэзии мы находим экзотические пейзажи и обычаи Африки. Поэт глубоко проникает в мир легенд и преданий Абиссинии, Рима, Египта. Об этом говорят такие строки:

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про черную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слигаком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.

Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере

Чад Изысканный бродит жираф

Каждое стихотворение Гумилева открывает новую грань взглядов поэта, его настроений, видения мира. Например, в стихотворении “Капитаны” он предстает перед нами как певец отваги, риска, смелости. Поэт поет гимн людям, бросающим вызов судьбе и стихиям:

Быстрокрылых ведут капитаны —

Открыватели новых земель,

Для кого не страшны ураганы,

Кто изведал малъстремы и мель.

Чья не пылью затерянных хартий —

Солъто моря пропитана грудь,

Кто иглой на разорванной карте

Отмечает свой дерзостный путь.

Содержание и изысканный стиль стихов Гумилева помогают нам ощутить полноту жизни. Они являются подтверждением того, что человек сам может создать яркий, красочный мир, уйдя от серой будничности.

К миру прекрасного приобщает нас и поэзия Анны Ахматовой. Ее стихи поражают внутренней силой чувства. Поэзия Ахматовой — это и исповедь влюбленной женской души, и чувства человека, живущего всеми страстями XX века. По словам О.

Мандельштама, Ахматова “принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа XIX века”. И действительно, любовная лирика Ахматовой воспринимается как огромный роман, в котором переплетаются многие человеческие судьбы.

Но чаще всего мы встречаем образ женщины, жаждущей любви, счастья:

Настоящую нежность не спутаешь

Ни с чем, и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь

Мне плечи и грудь в меха.

И напрасно слова покорные

Говоришь о первой любви.

Как я знаю эти упорные

Несытые взгляды твои!

Пришедшее на смену акмеизму новое литературное течение “серебряного века” — футуризм — отличалось агрессивной оппозиционностью традиционным стихам поэтов-классиков. Первый сборник футуристов назывался “Пощечина общественному вкусу”. С футуризмом было связано раннее творчество Владимира Маяковского.

В ранних стихах поэта чувствуется желание поразить читателя необычностью своего видения мира. Например, в стихотворении “Ночь” Маяковский использует неожиданное сравнение. У поэта освещенные окна ночного города вызывают ассоциацию с веером карт.

В представлении читателя возникает образ города-игрока:

Багровый и белый отброшен и скомкан,

В зеленый бросали горстями дукаты,

А черным ладоням сбежавшихся окон

Раздали горящие желтые карты.

Поэты-футуристы В. Маяковский, В. Хлебников, В. Каменский противопоставляли себя классической поэзии, они старались найти новые поэтические ритмы и образы, создать поэзию будущего.

Поэзия “серебряного века” открывает нам неповторимый и удивительный мир красоты и гармонии. Она учит нас видеть прекрасное в обыденном, глубже понимать внутренний мир человека. А поиски поэтами “серебряного века” новых стихотворных форм, переосмысление ими роли творчества дают нам более глубокое понимание поэзии.

Источник: http://velib.com/sochinenie/serebrjanyjj_vek_russkojj_poehzii/

«Серебряный век» русской поэзии

Начало XX века вошел в историю литературы под красивым названием «серебряный век». На этот период пришелся великий взлет русской культуры, пополнивший поэзию новыми именами. Начало «серебряного века» пришелся на девяностые годы XIX столетия, его связывают с появлением таких замечательных поэтов, как В. Брюсов, И.

Анненский, К. Бальмонт. Расцветом этого периода в русской культуре считают 1915 год — время его наивысшего подъема. Нам известны тревожные исторические события этого времени. Поэты, как и политики, пытались открыть для себя нечто новое. Политики добивались социальных изменений, поэты искали новые формы художественного отображения мира.

На смену классике XIX века приходят новые литературные течения: символизм, акмеизм, футуризм. Одним из первых альтернативных литературных течений стал символизм, объединивший таких поэтов, как К. Бальмонт, В. Брюсов, А. Белый и другие.

Символисты считали, что новое искусство должно передавать настроение, чувства и мысли поэта с помощью способов-символов.

Прежде художник познает окружающий мир не в результате размышлений, а в процессе литературного творчества — в момент послание ему через творческое самозабвения.

«Тень Несотворенных произведений вихитуе в снах, Словно лопасти латаные На эмалевой стене … полусонные чертят звуки В звонкой-звучащей тишине …». Так описывал ощущения зарождения творческой идеи наиболее яркий представитель символизма Валерий Брюсов.

Он сформулировал в своем творчестве идеи этой литературного течения. В стихотворении «Юному поэту» мы находим такие строки:

Юноша бледный со взором горящим, Ныне даю я тебе три заветы Первый прими: не живи настоящим, Только будущее — область поэта. Помни второй: никому не жалеть, Сам же себя полюби беспредельно Третий не забывай: поклоняйся искусству, Только ему , бездумно, бесцельно.

Но эти заветы не означают, что поэт не должен видеть жизнь, создавать искусство ради искусства. Это доказывает многогранная поэзия самого Брюсова, отображающая жизнь во всей ее разнообразии. Поэт находит удачное сочетание формы и содержания.

Он пишет: «И я желаю, чтобы все мои мечты, Что пришли к слову и к свету, Нашли себе желанные черты. Для символистов характерна сосредоточенность на внутреннем мире поэта. У К.

Бальмонта, например, внешний мир существовал лишь для того, чтобы поэт мог выразить в нем свои собственные чувства: «Я ненавижу человечество, Я от него убегаю, спеша. Моя единственная родина — словно пустая душа ».

Это видно и на примере следующих строк, где направленность Бальмонта к внутреннему миру отражена не только содержанием, но и формой (частое использование местоимения «я»):

Я мечтой улавливал тени, идущих Что идут тени дня, Погасает, Я на башню сходил, и дрожали ступени, И дрожали ступени под ногю у меня в поэзии К. Бальмонта можно найти отражение всех его душевных переживаний.

Читайте также:  Природа, растения и животные амурской области

Именно они, по мнению символистов, заслуживали особого внимания.

Бальмонт пытался воспроизвести в образе, в словах любое, пусть даже временное, ощущение Поэт пишет: Я не знаю мудрости, годной для других, Только мимолетности я вкладываю в стих в каждой мимолетности вижу я миры, Полные изменчивой радужной игры.

В споре с символизмом родилось новое литературное течение «серебряного века» — акмеизм. Поэты этого направления — Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам — отвергали стремление символизма к неизведанному, чрезмерную сосредоточенность поэта на внутреннем мире. Они распространяли идею отображения реальной жизни, обращения поэта к тому, что можно узнать.

А с помощью отображения реальности художник-акмеистов становится Причастный к ней. И действительно, в творчестве Николая Гумилева мы находим в первую очередь отражение окружающего мира во всех его красках. В его поэзии мы находим экзотические пейзажи и обычаи Африки. Поэт глубоко проникает в мир легенд и преданий Абиссинии, Рима, Египта.

Об этом говорят такие строки:

Я знаю веселые сказки таинственных стран Про черную деву, про страсть молодого вождя, Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман, Ты верить не хочешь во что-либо, кроме дождя. И как я тебе расскажу о тропический сад, Про стройные пальмы, про запах невероятных трав … Ты плачешь? Послушай … далеко, на озере Чад Изысканный бродит жираф.

Каждый стих Гумилева открывает новую грань взглядов поэта, его настроений, видения мира. Например, в стихотворении «Капитаны» он предстает перед нами как певец отваги, риска, смелости. Поэт поет гимн людям, бросающим вызов судьбе и стихиям:

Быстрокрылые ведут капитаны — Открыватели новых земель, Для кого не страшны ураганы, Кто понес мальстрьомы и моль … Кто иглой на разорванной карте Отмечает свой смелый путь.

Содержание и изысканный стиль стихов Гумилева помогают нам ощутить полноту жизни и являются подтверждением того, что человек сам может создать яркий, красочный мир, уйдя от серой обыденности. К миру прекрасного вводит нас и поэзия Анны Ахматовой. Ее стихи поражают внутренней силой чувства.

Поэзия Ахматовой — это и исповедь влюбленной женской души, и чувства человека, живущего всеми страстями XX века. По словам О. Мандельштама, Ахматова «принесла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа XIX века». И действительно, любовная лирика Ахматовой воспринимается как огромный роман, в котором переплетаются многие человеческих судеб.

Но чаще всего мы встречаем образ женщины, жаждущего любви, счастья:

Нынешнюю нежность не спутаешь Ни с чем, и она тихая Ты зря бережно угла Мне плечи и грудь в меха. И напрасно слова покорные Говоришь о первой любви … Как я знаю эти упорные жадные взгляды твои!

Пришла на смену акмеизма новая литературная течение «серебряного века» — футуризм — которая отличалась агрессивным оппозиционностью традиционным стихам поэтов-классиков. Первый сборник футуристов назывался «Пощечина общественному вкусу».

С футуризмом было связано раннее творчество Владимира Маяковского. В ранних стихах поэта чувствуется желание поразить читателя необычностью своего видения мира. Например, в стихотворении «Ночь» Маяковский использует неожиданное сравнение. У поэта освещенные окна ночного города вызывают ассоциацию с веером карт.

В воображении читателя возникает образ города-игрока:

Багровый и белый отброшен и смят, В зеленый бросали горстями дукаты, А черным ладонями окон, совпавшие, Раздали горящие желтые карты.

Поэты-футуристы В. Маяковский, В. Хлебников, В. Каменский противопоставляли себя классической поэзии, они пытались найти новые поэтические ритмы и образы, создать поэзию будущего.

Поэзия «серебряного века» открывает нам неповторимый и удивительный мир красоты и гармонии. Она учит нас видеть прекрасное в обыденном, глубже понимать внутренний мир человека.

А поиски поэтами «серебряного века» новых стихотворных форм, переосмысление ими роли творчества дают нам более глубокое понимание поэзии.

и она тихая Ты зря бережно угла Мне плечи и грудь в меха. И напрасно слова покорные Говоришь о первой любви … Как я знаю эти упорные жадные взгляды твои!

Пришла на смену акмеизма новая литературная течение «серебряного века» — футуризм — которая отличалась агрессивным оппозиционностью традиционным стихам поэтов-классиков. Первый сборник футуристов назывался «Пощечина общественному вкусу».

С футуризмом было связано раннее творчество Владимира Маяковского. В ранних стихах поэта чувствуется желание поразить читателя необычностью своего видения мира. Например, в стихотворении «Ночь» Маяковский использует неожиданное сравнение. У поэта освещенные окна ночного города вызывают ассоциацию с веером карт.

В воображении читателя возникает образ города-игрока:

Багровый и белый отброшен и смят, В зеленый бросали горстями дукаты, А черным ладонями окон, совпавшие, Раздали горящие желтые карты.

Поэты-футуристы В. Маяковский, В. Хлебников, В. Каменский противопоставляли себя классической поэзии, они пытались найти новые поэтические ритмы и образы, создать поэзию будущего.

Поэзия «серебряного века» открывает нам неповторимый и удивительный мир красоты и гармонии. Она учит нас видеть прекрасное в обыденном, глубже понимать внутренний мир человека.

А поиски поэтами «серебряного века» новых стихотворных форм, переосмысление ими роли творчества дают нам более глубокое понимание поэзии.

Источник: http://www.1kessay.ru/read/2629

Сочинение: Серебряный век русской поэзии

То явление, которое мы окрестили “серебряным веком”, возникло на рубеже девятнадцатого-двадцатого столетий. Оно охватывает сравнительно небольшой исторический период, примерно с 1870 по 1917 год. Им принято обозначать особое, новое, по сравнению с предыдущим, состояние отечественной поэзии.

Открывает длинный ряд имен русский религиозный философ и поэт Владимир Соловьев. В своих мистических стихах он звал вырваться из-под власти вещественного и временного бытия к потустороннему – вечному и прекрасному миру.

Эта идея о двух мирах – “двоеми-рие” – была глубоко усвоена всей последующей поэтической традицией. Среди литераторов, воспринявших соловьевские идеи, утвердилось представление о поэте как теурге, маге, “тайновидце и тайнотворце жизни”.

Они утверждают в своей среде не всем доступный, достаточно элитарный “беглый язык намеков, недосказов”, который стал истинным- языком поэзии XX века.

' Литература этого периода явление неоднородное, яркое и разнообразное. В нем русская поэзия прошла большой путь в очень сжатые сроки. Теории и доктрины различных групп, школы, течения зачастую противоречили друг другу, расходясь с живым творческим мастерством.

Одно только перечисление имен, каждое из которых составляет честь и гордость отечественной словесности, может занять не одну страницу. Кроме Соловьева это Брюсов и Аннен-ский, Вяч. Иванов и Дм.

Мережковский, Блок и Гумилев, Осип Мандельштам и Анна Ахматова, Бунин и Волошин, Сергей Есенин, Марина Цветаева, Пастернак, Маяковский, Хлебников и так почти до бесконечности, до невнятного бормотания Алексея Крученых, до кубофутуристов Бурдюков.

Кажется, все то, что могло случиться в поэзии, что в ней могло произойти, – все уже произошло и случилось в серебряном веке. Тесно было на поэтическом Парнасе. Мыслили на башне Вячеслава Иванова символисты: Что лист упавший – дар червонный; Что взгляд окрест – багряный стих… А над парчою похоронной Так облик смерти ясно-тих.

И месяц белый расцветает На тверди призрачной – так чист!..

И, как молитва, отлетает С немых дерев горящий лист.

И пока Бальмонт и Сологуб искали вдохновения в традициях прошедшего века, хулиганили футуристы, молодые провинциалы Маяковский и Хлебников выдумывали фокусы и веселили народ.

“Мы будем таскать Пушкина за его обледенелые усы”, – констатировали они свою задачу в культуре.

Однако и у них – бездна таланта и поэтического совершенства: Крылышкуя золотописьмом тончайших жил, Кузнечик в кузов пуза уложил Прибрежных много трав и вер. / Пинь, пинь, пинь! Тарарахнул зизевер.

Возможно вы искали – Реферат: Донские казаки и революция на примере судьбы Григория Мелехова (по роману М. А. Шолохова «Тихий дон»)

О, Лебедиво! О, озари! На глазах изумленной публики создается поэзия будущего. Из ничего возникают слова, строфы, образы, которые до этого нельзя было даже помыслить.

Усилиями сотен поэтов они вводятся в обиход культуры, становятся ее плотью, нетленным серебром ее генов: Я клавишей стаю кормил с руки Под хлопанье крыльев, плеск и клекот.

Я вытянул руки, я встал на носки, Рукав завернулся, ночь терлась о локоть.

Б. Пастернак Только так можно сейчас выразить чудо музыки и чудо музыканта. Поэты серебряного века говорят абсолютно современным, живым, удобным русским языком. Они нашли для него какую-то новую, несвойственную ему роль.

Если раньше предметом поэзии были чувства “шепот, нежное дыханье”, что называлось лирикой, или те же чувства, но уже направленные вовне, к Родине, к народу, что называлось тоже лирикой, но уже гражданской, то в поэзии серебряного века поэзия направлена на саму себя.

Ее объектом, предметом описания стал сам русский язык. Произошло невероятное – словно на прекрасный, совершенно ограненный бриллиант упал луч света. Все осветилось, заиграло, и миру явилась некая новая, неведомая доселе красота, – совершенство языка.

Поэтов ошеломила возможность сказать на нем любое потаенное чувство, переживание. Намеком, знаком, а иногда просто молчанием, одной строкой дать символ мира, состояние души – выразить невыразимое. Возможности эти серебряный век использовал полной мерой. Так были посеяны семена будущего.

Хочется верить, что нить преданий и ^ традиций не оборвется и энергия излучения будет не только согревать наши души и питать наши умы, но сохранит себя и в следующем тысячелетии.

Пью горечь тубероз, небес осенних горечь И в них твоих измен горящую струю. Пью горечь вечеров, ночей и людных сборищ, Рыдающей строфы сырую горечь пью.

Борис Пастернак

Источник: https://cwetochki.ru/ref-sochinenie-serebrianyi-vek-russkoi-poezii.html

Ссылка на основную публикацию