Сказка: и. рутенин “чудо-огонёк”

И. Рутенин. ЧУДО-ОГОНЁК

У Святой Руси всегда было много врагов. Не нравилось им, что русские люди Христа Бога почитают и в каждой избе, и в каждом тереме перед иконами Богу и Богородице молятся.

И вот как-то собралось великое полчище со Святой Русью воевать. А прежде на неё коварно напасть. И надеялись они не на силу своих воинов, не на быстрые стрелы, не на острые сабли. А был у них в войске злой волшебник. Он и подарил вражескому хану Злопыхану чудо-Огонёк. И этот Огонёк имел один силу больше всего войска вражьего.

Однажды напали они ночью на Святую Русь, да и спалили этим Огоньком целую деревню! Такое большое пламя от него разгорелось!

Обрадовались враги, что у них огромная силища есть, и пошли дальше народ грабить да людей мирных убивать.

А Огонёк жалостливый был. И стал он человеческим голосом говорить, хана отговаривать русский народ губить.

Но не послушался его хан Злопыхан. А волшебник так и вообще стал пугать, что возьмёт и задует его.

— Добренький ты! — сказал Огоньку. — А задую тебя — ты не только зла, но и добра людям не принесёшь!

Опечалился Огонёк: «Что же теперь делать?» — думает.

А полчище вражеское пошло дальше и ещё целый город сожгло!

А женщин и детей в плен взяли…

Опять стал сетовать Огонёк и хана упрашивать:

— Не ходи на Святую Русь! Отпусти всех пленных на свободу. А то как бы тебе горя не нажить.

Но не послушались его снова хан Злопыхан и злой волшебник.

Так подошли они к одной пустыньке, где святой старец-отшельник один в маленькой келье жил.

И стали они чудо-Огоньком его келью поджигать.

Насмехаются да куражатся: вот пожар-то будет!

И действительно, такое пламя разбушевалось, аж смотреть страшно.

А келья не загорается и старец в ней как ни в чем не бывало невредимый Господу Богу молится!

Разъярился хан и велел ещё пуще прежнего пламя разжигать. Но явился тут с неба Ангел Господень и затушил пожар. А всё войско и злой волшебник, и хан Злопыхан — сгорели.

И утихло тогда пламя.

Пожар-то утих, а чудо-Огонёк один-одинёшенек остался.

Подошёл тогда к нему монах и говорит:

— Что ж это ты, Огонёк, столько зла людям наделал?

Заплакал тогда слезами-искорками чудо-Огонёк и отвечает:

— Не по моей вине и не по моей воле, старче, все это горе горькое было. А заставили меня хан и злой волшебник. Как я ни упрашивал их не делать зла — не соглашались они.

— Раз так, — говорит старец-монах, — давай с тобой вместе добро людям делать.

Тогда отпустили они всех пленников домой.

— А ты, — говорит Огоньку старец, — за всех этих людей и за себя, что зло им, хоть и не по своей вине, сделал, и за всю Святую Матушку Русь теперь будешь вовек со мной Богу молиться.

Обрадовался чудо-Огонёк несказанно. Ведь он на самом деле очень добрым был.

Взял его тогда бережно старец, свечки от него зажёг и в лампадку его определил, чтобы жить там навсегда. А лампадку поставил перед святой иконой.

Так они до сих пор вместе Богу и Богородице молятся. И никто их победить не может. Ведь когда с чудо-Огоньком перед иконой кто-нибудь что-то у Господа просит — всякую силу вражию одолеет!

А у тебя дома в лампадке есть свой молитвенный чудо-Огонёк?

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=303215

Евстафиева Валентина – Рождественские рассказы

Константин Победоносцев

РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

Рождество Христово и святая Пасха — праздники, по преимуществу, детские, и в них как будто исполняется сила слов Христовых: «Аще не будете яко дети, не имате внити в царствие Божие». Прочие праздники не столь доступны детскому разумению, и любезны для детей более по внешней обстановке, нежели по внутреннему значению…

Однако же и из двух названных больших праздников — дитя скорее поймет и примет простым чувством Рождество Христово.

Как счастлив ребенок, которому удавалось слышать от благочестивой матери простые рассказы о Рождестве Христа Спасителя! Как счастлива и мать, которая, рассказывая святую и трогательную повесть, встречала живое любопытство и сочувствие в своем ребенке, и сама слышала от него вопросы, в коих детская фантазия так любит разыгрываться, и, вдохновляясь этими вопросами, спешила передавать своему дитяти собственное благочестивое чувство. Для детского воображения так много привлекательного в этом рассказе.

Тихая ночь над полями палестинскими — уединенный вертеп — ясли, обставленные теми домашними животными, которые знакомы ребенку по первым впечатлениям памяти, — в яслях повитый Младенец и над Ним кроткая, любящая мать с задумчивым взором и с ясною улыбкой материнского счастья — три великолепных царя, идущих за звездою к убогому вертепу с дарами — и вдали на поле пастухи посреди своего стада, внимающие радостной вести Ангела и таинственному хору сил небесных. Потом злодей Ирод, преследующий невинного Младенца; избиение младенцев в Вифлееме — потом путешествие святого семейства в Египет — сколько во всем этом жизни и действия, сколько интереса для ребенка!

Старая и никогда не стареющая повесть! Как она была привлекательна для детского слуха, и как скоро сживалось с нею детское понятие! Оттого-то, лишь только приведешь себе на память эту простую повесть, воскресает в душе целый мир, воскресает все давно прошедшее детство с его обстановкою, со всеми лицами, окружавшими его, со всеми радостями его, возвращается в душу то же таинственное ожидание чего-то, которое всегда бывало перед праздником. Что было бы с нами, если бы не было в жизни таких минут детского восторга!

Таков вечер перед Рождеством: вернулся я от всенощной и сижу дома в той же комнате, в которой прошло все мое детство; на том же месте, где стояла колыбель моя, потом моя детская постелька, — стоит теперь мое кресло перед письменным столом.

Вот окно, у которого сиживала старуха няня и уговаривала ложиться спать, тогда как спать не хотелось, потому что в душе было волнение — ожидание чего-то радостного, чего-то торжественного на утро. То не было ожидание подарков — нет, — чуялось душе точно, что завтра будет день необыкновенный, светлый, радостный, и что-то великое совершаться будет.

Бывало, ляжешь, а колокол разбудит тебя перед заутреней, и няня, вставшая, чтобы идти в церковь, опять должна уговаривать ребенка, чтобы заснуть.

Боже! Это же ожидание детских дней ощущаю я в себе и теперь… Как все во мне тихо, как все во мне торжественно! Как все во мне дышит чувством прежних лет, — и с какою духовною алчностью ожидаю я торжественного утра.

Это чувство — драгоценнейший дар неба, посылаемый среди мирского шума и суеты взрослым людям, чтобы они живо вспомнили то время, когда были детьми, следовательно, были ближе к Богу и непосредственнее чем когда-либо принимали от Него жизнь, свет, день, пищу, радость, любовь — и все, чем красен для человека мир Божий.

Но это ожидание — радости великой и великого торжества — у ребенка никогда не обманывалось. У ребенка минута ожидания так сливалась с минутою наслаждения и удовлетворения, что не было возможности уловить переход или середину.

Ребенок просыпался утром — и непременно находил то, о чем думал вечером, встречал наяву то, о чем говорили ему детские сны: существенность для ребенка — не то же ли, что сон; сон его не то же ли, что существенность? Ребенок утром просыпался окруженный теми же благами жизни детской, которые бессознательно принимал каждый день, — только, освещенные праздничным светом, лица, его окружавшие, были веселее, ласки живее, игры одушевленнее. Чего же более для ребенка? Ребенок не жалел на утро о том, чего ожидал вечером: как было бессознательно вчерашнее ожидание, так и утреннее наслаждение было бессознательно…

О великая таинственная ночь! О, светлое, торжественное утро! Если забуду тебя, если останусь равнодушен к тебе, если перестану слышать те речи и словеса, коих гласы слышатся в тебе всякой душе верующей, — стало быть я забуду свое детство, свою жизнь и самую вечность… ибо что иное вечность блаженная, как не вечная радость младенца перед лицом Божиим!

Клавдия Лукашевич

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ПРАЗДНИК

Далекий Рождественский Сочельник. Морозный день. Из окон видно, как белый, пушистый снег покрыл улицы, крыши домов и деревья. Ранние сумерки. Небо синеет.

Мы с Лидой стоим у окна и смотрим на небо.

— Няня, скоро придет звезда? — спрашиваю я.

Читайте также:  Николай семёнович лесков: жизнь и творчество

— Скоро, скоро, — торопливо отвечает старушка. Она накрывает на стол.

— Няня, смотри, вон уже звезда пришла на небо, — радостно говорит Лида.

— Эта не та.

— Почему не та? Посмотри хорошенько.

— Та будет побольше… Эта очень маленькая, — говорит няня, едва взглянув в окно.

— Ты сказала до первой звезды, — плаксиво замечает сестра.

— Ведь мы проголодались. Очень есть хочется, — говорю я.

Источник: https://fanread.ru/book/11405793/?page=1

Рождественские рассказы для детей – PDF

1

2 Рождественские рассказы для детей Сборники Рождество Христово и святая Пасха праздники, по преимуществу, детские, и в них как будто исполняется сила слов Христовых: Аще не будете яко дети, не имате внити в царствие Божие. Прочие праздники не столь доступны детскому разумению, и любезны для детей более по внешней обстановке, нежели по внутреннему значению…

Рождество Христово – Константин Победоносцев Рождественский праздник – Клавдия Лукашевич Рождество Христово – свящ. П. Воздвиженский Святая ночь – Сельма Лагерлеф Дары Артабана – Георгий Петров Рождественский ангел – Саша Черный Золотые туфельки – Джон Кэри Девочка со спичками – Ханс Кристиан Андерсен Берёзовая ёлка – Е.

Санин Рождественская елочка – Иоанн Рутенин Сказка про колокольчик – Иоанн Рутенин Пылинка и капелька – Иоанн Рутенин Чудо-огонёк – Иоанн Рутенин Рождество – Иван Шмелев Рождество Христово. Детство золотое – монахиня Варвара Ваня – Валентина Евстафиева Рождественский фонарь – Софья Макарова Малинка. Чудеса преподобного Серафима – митр.

Вениамин (Федченков) Игумен и медведь – Наталья Скоробогатова Крещение – Василий Никифоров-Волгин Учитель добpоты – Рихаpд фон Фолькманн Ангельские крылья Богач и бедняк Старая мельница Заржавленный рыцарь Зарянка – Перевёл с англ. и пересказал В. Григорян Паучки и рождественская ёлка – Перевёл с англ. и пересказал В.

Григорян Неожиданный помощник Стихотворения Рождественское – Саша Черный Божий дар – Федор Достоевский Зима. Рождество – Иоанн Рутенин Рождество – Иоанн Рутенин Рождественское утро – Иоанн Рутенин Зимняя ночь в деревне – Яков Полонский

3 Рождество Христово – Константин Победоносцев Рождество Христово и святая Пасха праздники, по преимуществу, детские, и в них как будто исполняется сила слов Христовых: Аще не будете яко дети, не имате внити в царствие Божие. Прочие праздники не столь доступны детскому разумению, и любезны для детей более по внешней обстановке, нежели по внутреннему значению…

Однако же и из двух названных больших праздников дитя скорее поймет и примет простым чувством Рождество Христово.

Как счастлив ребенок, которому удавалось слышать от благочестивой матери простые рассказы о Рождестве Христа Спасителя! Как счастлива и мать, которая, рассказывая святую и трогательную повесть, встречала живое любопытство и сочувствие в своем ребенке, и сама слышала от него вопросы, в коих детская фантазия так любит разыгрываться, и, вдохновляясь этими вопросами, спешила передавать своему дитяти собственное благочестивое чувство. Для детского воображения так много привлекательного в этом рассказе. Тихая ночь над полями палестинскими уединенный вертеп ясли, обставленные теми домашними животными, которые знакомы ребенку по первым впечатлениям памяти, в яслях повитый Младенец и над Ним кроткая, любящая мать с задумчивым взором и с ясною улыбкой материнского счастья три великолепных царя, идущих за звездою к убогому вертепу с дарами и вдали на поле пастухи посреди своего стада, внимающие радостной вести Ангела и таинственному хору сил небесных. Потом злодей Ирод, преследующий невинного Младенца; избиение младенцев в Вифлееме – потом путешествие святого семейства в Египет сколько во всем этом жизни и действия, сколько интереса для ребенка! Старая и никогда не стареющая повесть! Как она была привлекательна для детского слуха, и как скоро сживалось с нею детское понятие! Оттого-то, лишь только приведешь себе на память эту простую повесть, воскресает в душе целый мир, воскресает все давно прошедшее детство с его обстановкою, со всеми лицами, окружавшими его, со всеми радостями его, возвращается в душу то же таинственное ожидание чего-то, которое всегда бывало перед праздником. Что было бы с нами, если бы не было в жизни таких минут детского восторга! Таков вечер перед Рождеством: вернулся я от всенощной и сижу дома в той же комнате, в которой прошло все мое детство; на том же месте, где стояла колыбель моя, потом моя детская постелька, стоит теперь мое кресло перед письменным столом. Вот окно, у которого сиживала старуха няня и уговаривала ложиться спать, тогда как спать не хотелось, потому что в душе было волнение ожидание чего-то радостного, чего-то торжественного на утро. То не было ожидание подарков нет, – чуялось душе точно, что завтра будет день необыкновенный, светлый, радостный, и что-то великое совершаться будет. Бывало, ляжешь, а колокол разбудит тебя перед заутреней, и няня, вставшая, чтобы идти в церковь, опять должна уговаривать ребенка, чтобы заснуть. Боже! Это же ожидание детских дней ощущаю я в себе и теперь… Как все во мне тихо, как все во мне торжественно! Как все во мне дышит чувством прежних лет, и с какою духовною алчностью ожидаю я торжественного утра. Это чувство -драгоценнейший дар неба, посылаемый среди мирского шума и суеты взрослым людям, чтобы они живо вспомнили то время, когда были детьми, следовательно, были ближе к Богу и непосредственнее чем когдалибо принимали от Него жизнь, свет, день, пищу, радость, любовь и все, чем красен для человека мир Божий. Но это ожидание радости великой и великого торжества у ребенка никогда не

4 обманывалось. У ребенка минута ожидания так сливалась с минутою наслаждения и удовлетворения, что не было возможности уловить переход или середину.

Ребенок просыпался утром и непременно находил то, о чем думал вечером, встречал наяву то, о чем говорили ему детские сны: существенность для ребенка не то же ли, что сон; сон его не то же ли, что существенность? Ребенок утром просыпался окруженный теми же благами жизни детской, которые бессознательно принимал каждый день, только, освещенные праздничным светом, лица, его окружавшие, были веселее, ласки живее, игры одушевленнее. Чего же более для ребенка? Ребенок не жалел на утро о том, чего ожидал вечером: как было бессознательно вчерашнее ожидание, так и утреннее наслаждение было бессознательно… О великая таинственная ночь! О, светлое, торжественное утро! Если забуду тебя, если останусь равнодушен к тебе, если перестану слышать те речи и словеса, коих гласы слышатся в тебе всякой душе верующей, стало быть я забуду свое детство, свою жизнь и самую вечность… ибо что иное вечность блаженная, как не вечная радость младенца перед лицом Божиим! Рождественский праздник – Клавдия Лукашевич Далекий Рождественский Сочельник. Морозный день. Из окон видно, как белый, пушистый снег покрыл улицы, крыши домов и деревья. Ранние сумерки. Небо синеет. Мы с Лидой стоим у окна и смотрим на небо. Няня, скоро придет звезда? спрашиваю я. Скоро, скоро, торопливо отвечает старушка. Она накрывает на стол. Няня, смотри, вон уже звезда пришла на небо, радостно говорит Лида. Эта не та. Почему не та? Посмотри хорошенько. Та будет побольше… Эта очень маленькая, говорит няня, едва взглянув в окно. Ты сказала до первой звезды, плаксиво замечает сестра, Ведь мы проголодались. Очень есть хочется, говорю я. Подождите, детушки… Теперь уже скоро… Потерпите. Дай ты им чего-нибудь перекусить… Совсем заморила девочек. Мама услышала наш разговор, вышла из своей комнаты и крепко целует нас. Вот еще, что выдумала!.. Разве можно есть до звезды? Целый день постились. И вдруг не дотерпеть. Грешно ведь, -серьезно возражает няня. Нам тоже кажется, что это грешно, Ведь у нас будет кутья. Надо ее дождаться. Взрослые целый день постились и не едят до звезды. Мы тоже решили поститься, как и большие… Но сильно проголодались и нетерпеливо повторяем: Ах, скорее бы, скорее пришла звезда. Няня и мама накрыли стол чистой скатертью и под скатерть положили сено… Нам это очень нравится. Мы знаем, что это делается в воспоминание величайшего события: Господь наш родился в пещере и был положен в ясли на сено.

5 Мы не обедали, как обычно, в три часа, а будем ужинать со звездою, т. е. когда стемнеет и на небе загорятся первые звездочки. У нас будет кутья из рису, кутья из орехов, пшеница с медом и разные постные кушанья из рыбы. Кроме того, на столе поставят в банках пучки колосьев пшеницы и овса. Все это казалось нам, детям, важным и знаменательным.

В нашей квартире так было чисто прибрано, всюду горели лампады; настроение было благоговейное, и целый день поста и эта кутья раз в году все говорило о наступлении великого праздника… Няня, конечно, не раз напоминала нам, что Волхвы принесли Божественному младенцу ладан, смирну, золото и пшеницу. Оттого в Сочельник надо есть пшеницу.

Папа наш был малоросс, и многие обряды совершались в угоду ему. Где-то далеко в маленьком хуторе Полтавской губернии жила его мать с сестрой и братом. И там они справляли свою украинскую вечерю и кутью. Папа нам это рассказывал и очень любил этот обычай. Но в сером домике бабушки и дедушки тоже в Рождественский Сочельник всегда справлялась кутья…

Читайте также:  Сочинение-рассуждение на тему: "перелётные птицы"

Как у них, так и у нас непременно бывал в этот вечер приглашен какой-нибудь одинокий гость или гостья: дедушкин сослуживец или папин товарищ, которому негде было встретить праздник. Справив кутью, мы отправлялись ко Всенощной. Но мы с сестрой в волнении: ждем чего-то необычайного, радостного. Да и как не волноваться: ведь наступило Рождество.

Может быть, будет елка… Какое детское сердце не забьется радостью при этом воспоминании. Великий праздник Рождества, окруженный духовной поэзией, особенно понятен и близок ребенку… Родился Божественный Младенец, и Ему хвала, слава и почести мира. Все ликовало и радовалось.

И в память Святого Младенца в эти дни светлых воспоминаний, все дети должны веселиться и радоваться. Это их день, праздник невинного, чистого детства… А тут еще является она зеленая стройная елочка, с которой сохранилось столько легенд и воспоминаний… Привет тебе, милая любимая елочка!..

Ты несешь нам среди зимы смолистый запах лесов и, залитая огоньками, радуешь детские взоры, как по древней легенде обрадовала Божественные очи Святого Младенца. У нас в семье был обычай к большим праздникам делать друг другу подарки, сюрпризы, неожиданно порадовать, повеселить…

Все потихоньку готовили свои рукоделия, мы учили стихи; под Новый год и на Пасху под салфетки каждому клали приготовленные подарки… Нас, детей, это очень занимало и радовало. Подарки бывали простые, дешевые, но вызывали большой восторг. Елку показывали неожиданно, сюрпризом, и родители, няня и тетушки готовили ее, когда мы ложились спать.

За два или за три дня до Рождества мама печально говорила: Бедные девочки, нынче им елки не будет… Денег у нас с папой нет. Да и елки дороги. В будущем году мы вам сделаем большую хорошую елку. А нынче уж проживем без елки.,, Против таких слов ничего нельзя было возразить… Но в огорченной детской душе все-таки таилась и обида, и смутная надежда.

Веришь и не веришь словам мамы и близких. В первый день Рождества сколько счастливых детских голов поднимается ото сна с радостной грезой, в которой мерещится хвойное деревце, сколько наивных ожиданий наполняет детское воображение…

И как весело, заманчиво мечтать о золотой рождественской звезде, о какойнибудь кукле, барабане, ярких огоньках на ветвях любимого деревца. У всех детей столько мечтаний, желаний, столько надежд связано с праздником Рождества. Лида, Лида, понюхай, ведь елкой пахнет, говорю я, просыпаясь в рождественское утро в самом веселом расположении духа. Румяное, полное лицо сестры отрывается от подушки. Она уморительно морщит свой маленький нос.

6 Да, пахнет… Правда… Как будто бы пахнет. А как же говорили, что елки не будет в этом году! Может, и будет. В прошлом году тоже сказали: не будет. А потом все было, вспоминает сестра. Няня уже тут как тут. Нянечка, отчего елкой пахнет? серьезно спрашиваю я. Откуда ей пахнуть… Когда ее и в помине-то нет… Вставайте, барышни-сударышни.

Сейчас христославы придут… Это дедушкины мальчишки? Наверно, со звездою. Дедушка им красивую склеил. Конечно, наш забавник старался для своих ребят… Была я у них, весь пол в кабинете замусорен, точно золотом залит… А звезда горит, переливается… Вот увидите, что это за звезда.

В то далекое время был обычай христославам ходить по квартирам со звездой и петь рождественские песни. Обыкновенно в каждом доме собиралась местная беднота: мальчикиподростки выучивали рождественские песни, делали звезду и шли по квартирам славить Христа. Не успеешь одеться, умыться, как, бывало, няня скажет: Пришли со звездою.

Слышим топот детских ног и партия человек шесть десять войдет в комнату. Мальчики встанут перед образами и запоют Рождество Твое и Дева днесь… Затем громко поздравят с праздником. Иногда это пение выходило очень стройно и красиво. Было что-то трогательное и праздничное в появлении христославов.

Мы с сестрой очень это любили, радовались и с нетерпением ожидали их прихода. Христославы приходили в первый день несколько раз. У нас никому не отказывали: всех оделяли копейками и пряниками… Но мы особенно ждали дедушкиных мальчишек. Мы бы узнали их из тысячи, они появлялись с такой прекрасной, замысловатой звездой, какой ни у кого не было.

Ведь ее делал сам наш художник дедушка. Даже нянечка и та, как-то особенно ласково и приветливо говорила: – Ну вот, наконец-то и дедушкины ребята идут. Мы замирали от волнения… Ребята застенчиво входят в комнату, а впереди них двигается прекрасная золотая звезда… Она на высоком древке, кругом золотое сияние дрожит и переливается…

А в середине изображение Рождества Христова. – Видишь, Лида, там Христос родился, указываю я сестре на звезду. -Вижу… Это дедушка нарисовал… Знаю Нам казалось, что дедушкины мальчики пели как-то особенно громко и стройно… Знакомые приветливые лица босоногой команды улыбались нам с сестрой… А мы конфузились и прятались за няню, за маму.

Дедушкиных мальчишек оделяли, конечно, щедрее других. Их даже поили горячим сбитнем… Как они бывали рады и долго вспоминали об этом. В первый день Рождества несколько омрачалось наше радостное настроение… Мы не знали, будет у нас елка или нет…

7 – Мама говорит, что не будет… – А почему она смеется, взволнованно говорю я сестре. Отвернулась и засмеялась… – Она всегда смеется… – А почему дверь в их комнату закрыта? И елкой пахнет!.. – Мама сказала, что там был угар… И комнату проветривают… Холодно там. Рассказ про угар похож на правду и начинаешь ему верить. Все-таки волнение не покидает нас.

И мы таинственно советуемся: – Можно подглядеть в щелочку. – Нет, нянечка говорила, что нехорошо подглядывать. Но искушение бывало так велико, что мы украдкой подглядывали в щелочку… И видели что-то прекрасное, сверкающее, зеленое… Похожее на елку… Бывало, в своем уголке мы уже переиграем в христославов, устроим из какого-нибудь цветка куклам елку.

Но когда придут бабушка и дедушка с тетями и принесут в руках пакеты, то надежда снова наполнит наши сердца… Вскоре тетя Манюша займет нас рассказом… Заслушаешься и забудешь на время об елке… Вдруг мама запоет что-нибудь веселое… И нас торжественно введут в закрытую комнату. Дверь распахнулась и там сияет огнями елка. Не знаю, хорош ли был старинный прием внезапно радовать детей елкой.

Восторг бывал так силен, что дух захватывало от радости. Стоишь долго, рот разиня, и слова не можешь сказать. Глаза сверкают, щеки разгорятся и не знаешь, на что смотреть. А мама с папой схватят за руки и начнут кружиться вокруг елки с песнями. Елка наша бывала скромная, маленькая, но убранная красиво, с любовью. Под елкой лежат подарки. Каждый чем-нибудь порадует другого.

Тетеньки вышили нам передники. Бабушка сшила по мячику из тряпок. Папа с дедушкой сделали скамейки; мама нарисовала картинки. Няня одела наших кукол. Мы тоже всем сделали подарки: кому стихи, кому закладку, кому связали какие-то нарукавнички. Все было сделано по силам и с помощью няни. Взрослые, особенно мама и тетеньки, с нами пели и плясали кругом елки. Было весело.

Но, к сожалению, в раннем детстве на наших елках и праздниках никогда не бывало детей; у нас совсем не было маленьких друзей… Помню, как-то раз няня привела детей прачки и посадила под елку. Сначала мы думали, что это огромные куклы… Но когда рассмотрели, то не было предела восторгу и радости. Мы не знали, как и чем занять, повеселить и одарить наших друзей…

Ребенок все же рвется к обществу своих сверстников, к детским интересам и играм с товарищами. И кажется, та наша елка, когда у нас были в гостях дети прачки, была самая веселая и памятная. Совсем другие елки бывали у дедушки… На них бывало слишком много детей. Папенька для своих мальчишек старается, а вовсе не о внучках думает, недовольным голосом говорила тетя Саша.

Но и внучки бывали в неописанном восторге от дедушкиной елки. В маленькой квартирке серого домика скрыть само деревцо бывало невозможно… И мы его видели заранее прелестное и разукрашенное затейливыми цепочками, фонариками, звездами и бонбоньерками. Все это дедушка клеил сам, и ему помогали папа и мама…

Читайте также:  Абстракционизм в искусстве

Но, кроме елки, на празднике нас и ребят босоногой команды, которых в кабинете дедушки набиралось человек двенадцать пятнадцать, всегда ожидал какой-нибудь сюрприз, который нас радовал и увлекал не менее елки. Наш затейник дедушка делал удивительные вещи: ведь

Источник: https://docplayer.ru/31934549-Rozhdestvenskie-rasskazy-dlya-detey.html

Поучительные рассказы для детей

Главная » Поучительные рассказы для детей » Поучительные рассказы для детей

И вот как-то собралось великое полчище со Святой Русью воевать, на нее коварно напасть. И надеялись они не на силу своих воинов, не на быстрые стрелы, не на острые сабли, а был у них в войске злой волшебник. Он и подарил вражескому хану Злопыхану чудо-огонек, который был сильнее всего войска ханского.

И вот однажды ночью напали враги на Святую Русь и спалили этим огоньком целую деревню! Такое большое пламя от него разгорелось!

Обрадовались враги, что у них огромная силища есть, и пошли дальше народ грабить да людей мирных убивать. А огонек жалостливый был. И стал он человеческим голосом говорить, хана упрашивать, чтобы тот не губил русский народ.

Но не послушался его хан Злопыхан. А волшебник так и вообще стал пугать, что возьмет и задует его.

— Добренький ты,— сказал он огоньку, — а задую тебя — ты не только зла, но и добра людям не принесешь!

Опечалился огонек. «Что же теперь делать?» — думает.

А полчище вражеское пошло дальше и еще целый город сожгло! Женщин и детей враги в плен взяли. Опять стал сетовать огонек и хана упрашивать:

—Не ходи на Святую Русь! Отпусти всех пленных на свободу. А то как бы тебе горя не нажить.

Но снова не послушались его хан Злопыхан и злой волшебник.

…Так подошли они к одной пустыньке, где святой старец-отшельник один в маленькой келье жил. И стали они чудо-огоньком эту келью поджигать.

Насмехаются да куражатся: вот пожар-то будет! А келья не загорается, и невредимый старец в ней как ни в чем не бывало Господу Богу молится!

Разъярился хан и велел еще пуще прежнего пламя разжигать. Но явился тут с неба Ангел Господень и затушил пожар. А все войско, и злой волшебник, и хан Злопыхан — сгорели. И утихло тогда пламя. Пожар-то утих, а чудо-огонек один-одинешенек остался. Подошел тогда к нему монах и говорит:

—Что ж это ты, огонек, столько зла людям наделал?

Заплакал тогда слезами-искорками чудо-огонек и отвечает:

— Не по моей вине и не по моей воле, старче, все это горе горькое было. А заставили меня хан и злой волшебник. Как я ни упрашивал их не делать зла, не соглашались они.

— Раз так,— говорит старец-монах,— давай с тобой вместе добро людям приносить.

Тогда отпустили они всех пленников домой.

—А ты,— говорит огоньку старец,— за всех этих людей и за себя, что зло им, хоть и не по своей вине, сделал, и за всю святую матушку Русь теперь будешь вовек со мной Богу молиться.

Обрадовался чудо-огонек несказанно. Ведь он на самом деле очень добрым был. Взял его тогда бережно старец, свечки от него зажег и в лампадку его определил, чтобы жить там навсегда.

А лампадку поставил перед святой иконой. Так они до сих пор вместе Богу и Богородице молятся. И никто их победить не может.

Ведь когда с чудо-огоньком перед иконой кто-нибудь что-то у Господа просит — всякую силу вражью одолеет!

А у тебя дома в лампадке есть свой молитвенный чудо-огонек?

И. Рутенин

ОЛИНЫ СНЫ

Оленька выросла, как говорится, на руках у бабушки, которая просто жила внучкой. Да и у Оли ближе бабушки не было человека на земле.

Но вот бабушки не стало. Девочка долго не могла смириться с потерей и очень тосковала. Но дни шли, боль постепенно притуплялась, и Оля стала забывать свою любимую бабушку. Однажды внучке приснился страшный сон. Бабушка, которую трудно было узнать в лохмотьях, едва прикрывавших сгорбленное тело, протягивала к ней руку и о чем-то просила.

Проснувшись, Оля постаралась забыть об увиденном. Однако мысли о бабушке приходили постоянно. Девочка включала громкую музыку, чтобы она своим ритмом выбила из души все, что ее беспокоило. Но воспоминания о сне не давали покоя. Эта дрожащая протянутая рука… Оля стала ходить с наушниками, стараясь отвлечься, отогнать образ бабушки навсегда.

Но по ночам та опять являлась к внучке и скорбно плакала. Девочка была готова отдать бабушке все, что угодно, но не знала, как это сделать. Так это продолжалось до тех пор, пока Оля не встретила соседку, с которой дружила бабушка. И когда та начала расспрашивать внучку, девочка расплакалась и все рассказала.

Соседка перекрестилась и объяснила Оле:

— Бабушка просит у тебя одного – сердечных молитв. Без них ей одиноко, голодно и холодно. Твоя молитва ее утешит, согреет и накормит. Помолись с любовью: «Упокой, Господи, душу моей бабушки, и прости все ее согрешения, и даруй ей Царство небесное».

Внучка вечером помолилась и впервые за последние дни спала без сновидений. «Значит, бабушке на самом деле стало лучше», — подумала девочка и решила молиться о ней еще и по утрам.

Через несколько дней ей опять приснилась бабушка. Она была тепло одета и улыбалась.

Ранее в этой же рубрике:

Источник: http://vozrosdenie.ru/archives/39

К рождеству христову!

alexshishkovОбновил на церковном сайте

Содержание

Раздела “Рождественские рассказы”
Константин Победоносцев «Рождество Христово» Клавдия Лукашевич «Рождественский праздник» Иоанн Рутенин «Зима. Рождество» Свящ. П.Н.

Воздвиженский «Рождество Христово» Сельма Лагерлеф «Святая ночь» «Дары Артабана» «Рождественский ангел» Джон Кэри «Золотые туфельки» Ханс Кристиан Андерсен «Девочка со спичками» Евгений Санин «Березовая ёлка» (святочный рассказ) Перевёл с англ. и пересказал В.

ГРИГОРЯН «Паучки и Рождественская елка» Иоанн Рутенин «Сказка про колокольчик» «Рождественское утро» Иоанн Рутенин «Пылинка и капелька» Иоанн Рутенин «Чудо Огонёк» Иван Шмелев «Рождество» Монахиня Варвара «Рождество Христово, детство золотое» Валентина Евстафиева «Ваня» Софья Макарова «Рождественский фонарь» Митрополит Вениамин (Федченков) «Малинка» Чудеса преподобного Серафима «Игумен и медведь» «Неожиданный помощник» Василий Никифоров-Волгин «Крещение» «Учитель доброты» «Ангельские крылья» «Богач и бедняк» Старая мельница Заржавленный рыцарь Владимир Набоков. «Рождественский рассказ» О'Генри «Дары волхвов» Николай Лесков « Неразменный рубль», «Святочный рассказ. История и традиция» Федор Достоевский «Мальчик у Христа на ёлке» Антон Чехов «Ванька» Мария-Луиза Вер «Рождество зверей»

Сельма Лагерлеф “Легенды о Христе”

Чарльз Диккенс “Рождественские повести

Стихи о Рождестве 

Содержание

Пастернак Б. “Рождественская звезда

К.Р. “Рождество Христово”

Соловьев В. “Ночь на Рождество”

Соловьев В. “Имануэль”

Блок А. “Сочельник в лесу”

Солодовников А. “Рождество”

Фет А. “Ночь тиха…”

Льдов К. “Рождество Христово”

Бунин И. “Бегство в Енипет”, “Вечерний ангел”

Набоков В. “Вангелие от Иакова Гл.18″

Набоков В. “В пещере”

Иванов Г.  “Наконец-то повеяла мне золотая свобода…”

Липскеров К. “Волхвы”

Арх. Иоанн (Шаховской) “Слава в Вышних Богу”

Колодяжная Л. “Волхвы”

Щедровицкий Д. “Поклонение волхвов”

Бродский И. “Рождественская звезда”

Надсон С. “Есть страны”

Гейне Г. “Божья елка”

Лонгфелло Г. “Рождество”

Быков П. “Рождественская звезда”

Гриневская И.Звезда (Рождественская песнь)

Коринфский А. “Христославы”

Фофанов К. “Еще те звезды не погасли”

Шидловский В. “Рождественский кондак”

Фет А. “Явление ангела пастырям”, “Ночь тиха”

Мэй Л. “То были времена чудес”

Лермонтов М. Ю. «…из пламя и света рожденное Cлово»

Кашевар И. “Рождество”, “Божий дар”, “В один из дней календаря”

Хомяков А. “В этот светлый праздник”, “В эту ночь Земля была в волненьи”

Штейнер О. “Вифлеемской звезды Светильник”

Афонская И. “Снег идет на Рождество”

Достоевский Ф.М. “Крошку-ангела в сочельник Бог на землю посылал”

Черный Саша “Рождественское”

Башлачев А. “Рождественская”

Русскоязычный вариант песни JINGLE BELLS  Слова Ю. Хазанова,прислала Наталья Сафоничева

Стивенсон Р.Л. “Рождество в море”

К Рождеству мультфильмы

Волхвы

Рождественские проповеди

Обои к Рождеству

История Рождества

Богословие Рождества

Иосиф Обручник

Как празднуют

Источник: https://alexshishkov.livejournal.com/3210.html

Ссылка на основную публикацию