Стихи о весне: и.а. бунин «первый соловей»

Стихи Бунина о весне

«Весна» Художник А.Саврасов

Стихи Бунина о весне проникновенны и лиричны. Пробуждающаяся весенняя природа – это источник вдохновения для русского поэта.

Шире, грудь, распахнись для принятия
Чувств весенних — минутных гостей!
Ты раскрой мне, природа, объятия,
Чтоб я слился с красою твоей!

Ты, высокое небо, далёкое,
Беспредельный простор голубой!
Ты, зелёное поле широкое!
Только к вам я стремлюся душой!

Бунин обладал редким даром: он очень тонко чувствовал прекрасное. Он умел создать необыкновенную палитру красок и оттенков, тонов и полутонов. «Краска рождает запах, свет – краску, а звук восстанавливает ряд удивительно точных картин», — замечал К.Г.Паустовский.

Первый соловей

Тает, сияет луна в облаках.
Яблони в белых кудрявых цветах.
Зыбь облаков и мелка и нежна.
Возле луны голубая она.
В холоде голых, прозрачных аллей
Пробует цокать, трещит соловей.
В доме, уж темном, в раскрытом окне,
Девочка косы плетет при луне.
Сладок и нов ей весенний рассказ,
Миру рассказанный тысячу раз.

Наступление весны – это торжество настоящего, будущего над суровым прошлым. Бунин – мыслитель, восхваляя красоту природы, он поёт гимн красоте жизни.

Пахарь

Легко и бледно небо голубое,
Поля в весенней дымке. Влажный пар
Взрезаю я — и лезут на подвои
Пласты земли, бесценный божий дар.

По борозде спеша за сошниками,
Я оставляю мягкие следы —
Так хорошо разутыми ногами
Ступать на бархат теплой борозды!

В лилово-синем море чернозема
Затерян я. И далеко за мной,
Где тусклый блеск лежит на кровле дома,
Струится первый зной.

Строк, посвящённых родной природе, у Бунина немало. Вообще, всё, что связано с ней, в творчестве автора занимает особое место. Когда Бунину пошёл четвёртый год, его семья переехала в Орловскую губернию. Здесь, среди орловских лесов и полей, прошло его детство. Красота русского края, в чём-то неброская и скромная, а в чём-то яркая и безусловная, навечно покорила сердце Ивана Алексеевича.

Апрель

Туманный серп, неясный полумрак,
Свинцово-тусклый блеск железной крыши,
Шум мельницы, далекий лай собак,
Таинственный зигзаг летучей мыши.

А в старом палисаднике темно,
Свежо и сладко пахнет можжевельник,
И сонно, сонно светится сквозь ельник
Серпа зеленоватое пятно.

Чибисы

Заплакали чибисы, тонко и ярко
Весенняя светится синь,
Обвяла дорога, где солнце — там жарко,
Сереет и сохнет полынь.

На серых полях — голубые озера,
На пашнях — лиловая грязь.
И чибисы плачут — от света, простора.
От счастия — плакать, смеясь.

Две радуги

Две радуги — и золотистый, редкий
Весенний дождь. На западе вот-вот
Блеснут лучи. На самой верхней сетке
Садов, густых от майских непогод,
На мрачном фоке тучи озаренной
Чернеет точкой птица. Всё свежей
Свет радуг фиолетово-зелёный
И сладкий запах ржей.

Источник: http://DetskiyChas.ru/stihi/bunin_o_vesne/

Читать

1

Русский писатель Иван Алексеевич Бунин, умерший в Париже в 1953 году, при жизни не был знаменитым писателем в обычном смысле этого понятия. Имя его никогда не становилось знамением литературного направления, «школы» или просто моды. Присвоение И. А.

Бунину в 1909 году звания почетного академика императорской Академии наук, в глазах передовых читателей, само по себе в то время не могло вызвать к нему симпатии.

В среде демократической интеллигенции еще памятен был исполненный достоинства отказ Чехова и Короленко от этого почетного звания в связи с отменой Николаем Вторым решения академии о присвоении такого же звания М. Горькому.

Точно так же и Нобелевская премия, присужденная Бунину в 1933 году, — акция, носившая, конечно, недвусмысленно тенденциозный, политический характер, — художественная ценность творений Бунина была там лишь поводом, — естественно, не могла способствовать популярности имени писателя на его родине.

За всю долгую писательскую жизнь Бунина был только один период, когда внимание к нему вышло за пределы внутрилитературных толков, — при появлении в 1910 году его повести «Деревня». О «Деревне» писали много, как ни об одной из книг Бунина ни до, ни после этой повести.

Но нельзя переоценивать и этого исключительного в бунинской биографии случая.

Отсюда еще далеко было до того, что называется славой писателя, подразумевая не полулегендарную прижизненную славу Толстого или Горького, но хотя бы тот обширный и шумный интерес в читательской среде, какой получали в свое время произведения литературных сверстников Бунина — Л. Андреева или А. Куприна.

Бунин только теперь обретает у нас того большого читателя, которого достоин его поистине редкостный дар, хотя идеи, проблемы и самый материал действительности, послуживший основой его стихов и прозы, уже принадлежат истории.

Вышедшее у нас несколько лет назад пятитомное собрание сочинений И. А. Бунина (весьма неполное и несовершенное) тиражом в двести пятьдесят тысяч экземпляров — цифра космическая в сравнении с заграничными тиражами бунинских изданий — давно разошлось.

Кроме того, выходили однотомники прозы, выходили «Стихотворения» Бунина в большой и малой сериях «Библиотеки поэта», отдельные издания лонгфелловской поэмы «Гайавата» в его классическом переводе — их уже не найти в книжных магазинах.

Все это говорит, конечно, прежде всего о небывалом, в смысле не только количественном, росте читательской армии на родине поэта, покинутой им когда-то в страхе перед разрушительной силой революции, перед мыслившимся ему попранием ею святынь культуры и искусства, всеобщим одичанием.

И еще эти факты свидетельствуют о принципах новой, социалистической культуры, исключающей в отношении к подлинным произведениям искусства какое-либо подобие мстительного чувства к их авторам, некогда отвернувшимся от нее и даже ронявшим себя до мелочных, обывательски озлобленных суждений о ней.

То, что, как сказано, слава не пришла к Бунину при жизни, не означает, однако, что он не имел значительного круга своих читателей и почитателей.

Нынешнее признание его огромного таланта, значительности его вклада и заслуг в развитии русской прозы и поэзии не является открытием нашего времени.

И при жизни Бунин пользовался уважением даже таких его современников, как Блок и Брюсов, чьи эстетические взгляды и творческую практику сам- он начисто отвергал.

Обожаемый Буниным Чехов со свойственной ему сдержанностью, но очень благосклонно оценивал еще совсем молодого Бунина и дарил его дружеским расположением. Но совершенно исключительным вниманием Бунин пользовался со стороны М. Горького. М. Горькому принадлежат самые высокие оценки, самые щедрые похвалы таланту Бунина, какие когда-либо к нему относились.

До конца дней М. Горький в своих печатных и изустных высказываниях неизменно называл имя Бунина в ряду крупнейших имен русской литературы, настоятельно советовал молодым писателям учиться у него. Он по-человечески очень любил Бунина, хотя и знал за ним «барскую неврастению» и огорчался неспособностью его направить свой талант «куда нужно».

В письмах Горького к Бунину то и дело проявляется что-то глубоко трогательное, полное бережливой нежности и восхищения — вплоть до самоотверженной готовности признать за ним первенство в искусстве.

«Вы только знайте, что Ваши стихи, Ваша проза — для „Летописи“ и для меня — праздник, — писал ему Горький в 1916 году. — Это не пустое слово. Я Вас люблю — не смейтесь, пожалуйста. Я люблю читать Ваши вещи, думать и говорить о Вас.

В моей очень суетной и очень тяжелой жизни Вы, может быть, и даже наверное — самое лучшее, самое значительное… Вы для меня — великий поэт, первый поэт наших дней».

Пусть некая степень этих оценок может быть отнесена за счет, так сказать, широты натуры и склонности к увлечениям великого собирателя и воспитателя литературных сил. Но, пожалуй, ни одно из многочисленных «увлечений» Горького не было таким длительным и прочным. Бунин отвечал ему выражением чувств признательности и дружеской преданности.

«Мы в отношениях, во встречах с Вами чувствовали эти минуты — то настоящее, чем люди живы и что дает незабываемую радость. Обнимаю Вас и целую крепко — поцелуем верности, дружбы и благодарности, которые навсегда останутся во мне, и очень прошу верить правде этих плохо сказанных слов!»

Читайте также:  Стихи русских поэтов о лете

Только спустя много лет после того, как в 1917 году их дороги навсегда разошлись, Бунин назовет свою дружбу с Горьким «странной», а в своем литературном завещании, прося не печатать, не издавать его писем, сделает неожиданное признание: «Я писал письма почти всегда дурно, небрежно, наспех и не всегда в соответствии с тем, что я чувствовал, — в силу разных обстоятельств (один из многих примеров — письма к Горькому…)».

Но это уже особая черта старого Бунина, поправлявшего Бунина прежнего и отрекавшегося от связей и симпатий своей лучшей поры.

У нас, к сожалению, еще не выпущено в свет ни одной значительной монографической работы, посвященной И. А. Бунину, его художническому опыту, в немалой степени сказавшемуся на культуре современной русской прозы и стиха.

Но можно утверждать, что опыт этот не прошел даром для многих наших мастеров, отмеченных — каждый по-своему — верностью классическим традициям русского реализма.

Разумеется, ни Шолохов, ни Федин, ни Паустовский, ни Соколов-Микитов, осваивая в своей литературной молодости, вкупе со всем богатством классического наследия, опыт Бунина и высоко оценивая искусство этого мастера, не могли разделять его идейных взглядов, его известных пессимистических настроений.

То же можно сказать и о более молодом поколении советских писателей, прежде всего о Ю. Казакове, на чьих рассказах влияние бунинского письма сказывалось, пожалуй, в наиболее очевидной степени.

Из совсем молодых, начинающих прозаиков, нащупывающих свою дорогу не без помощи Бунина, назову В. Белова и В. Лихоносова. Но круг писателей и поэтов, чье творчество так или иначе отмечено родством с бунинскими эстетическими заветами, конечно, значительно шире.

В моей собственной работе я многим обязан И. А. Бунину, который был одним из самых сильных увлечений моей юности.

Словом, Бунин не есть сегодня некая академическая величина, которой отдается от случая к случаю дань почтения. Он именно в наши дни приобретает все более широкий круг читателей, его наиболее ценные и безусловные художнические принципы — реальная, действенная часть живого и многосложного современного литературного процесса.

2

Говоря о Бунине, нельзя не начать с главного обстоятельства его литературной и житейской судьбы, которое на долгие годы определило и известную скудость высказываний нашей критики об этом художнике, рассматривающей его обычно отдельно, вне ряда классических мастеров русской литературы конца XIX — первой половины XX веков, и смутность, отрывочность представлений о нем до недавнего времени в среде читателей. Не все, помнившие его в 20-х, в 30-х годах по книжкам собрания сочинений в приложении к дореволюционной «Ниве», даже знали, что этот писатель еще жив, но живет в эмиграции, и среди написанного им за эти десятилетия есть замечательные произведения, но немало и такого, что могло вызывать лишь сожаление о судьбе художника.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=180020&p=13

Сказки. Рассказы. Стихи. Бунин стихи для детей

ГлавнаяСтихиБунин стихи для детей

Листопад Бунин Стихи для детей

Листопад Бунин Стихи для детей читать

Лес, точно терем расписной, Лиловый, золотой, багряный, Веселой, пестрою стеной Стоит над светлою поляной.Березы желтою резьбой Блестят в лазури голубой, Как вышки, елочки темнеют, А между кленами синеют То там, то здесь в листве сквознойПросветы в небо, что оконца. Лес пахнет дубом и сосной,За лето высох он от солнца, И Осень тихою вдовой Вступает в пестрый терем свой.

Сегодня на пустой поляне, Среди широкого двора, Воздушной паутины ткани Блестят, как сеть из серебра. Сегодня целый день играет В дворе последний мотылек И, точно белый лепесток, На паутине замирает, Пригретый солнечным теплом;Сегодня так светло кругом, Такое мертвое молчанье В лесу и в синей вышине, Что можно в этой тишине Расслышать листика шуршанье.

Лес, точно терем расписной, Лиловый, золотой, багряный, Стоит над солнечной поляной,Завороженный тишиной; Заквохчет дрозд, перелетая Среди подседа, где густая Листва янтарный отблеск льет; Играя, в небе промелькнет Скворцов рассыпанная стая — И снова все кругом замрет. Последние мгновенья счастья! Уж знает Осень, что такой Глубокий и немой покой — Предвестник долгого ненастья.

Глубоко, странно лес молчал И на заре, когда с заката Пурпурный блеск огня и злата Пожаром терем освещал. Потом угрюмо в нем стемнело. Луна восходит, а в лесу Ложатся тени на росу… Вот стало холодно и бело Среди полян, среди сквозной Осенней чащи помертвелой, И жутко Осени одной В пустынной тишине ночной.

Теперь уж тишина другая: Прислушайся — она растет, А с нею, бледностью пугая, И месяц медленно встает. Все тени сделал он короче, Прозрачный дым навел на лес И вот уж смотрит прямо в очи С туманной высоты небес.

О, мертвый сон осенней ночи! О, жуткий час ночных чудес!В сребристом и сыром тумане Светло и пусто на поляне;Лес, белым светом залитой, Своей застывшей красотойКак будто смерть себе пророчит;Сова и та молчит: сидитДа тупо из ветвей глядит, Порою дико захохочет, Сорвется с шумом с высоты, Взмахнувши мягкими крылами,И снова сядет на кусты И смотрит круглыми глазами, Водя ушастой головойПо сторонам, как в изумленье; А лес стоит в оцепененье,Наполнен бледной, легкой мглой И листьев сыростью гнилой…

Не жди: наутро не проглянет На небе солнце.

Дождь и мгла Холодным дымом лес туманят, — Недаром эта ночь прошла! Но Осень затаит глубокоВсе, что она пережила В немую ночь, и одиноко Запрется в тереме своем: Пусть бор бушует под дождем, Пусть мрачны и ненастны ночиИ на поляне волчьи очи Зеленым светятся огнем! Лес, точно терем без призора, Весь потемнел и полинял,Сентябрь, кружась по чащам бора,С него местами крышу снял И вход сырой листвой усыпал; А там зазимок ночью выпалИ таять стал, все умертвив…

Источник: https://kinderbooks.ru/stihi/bunin-stihi-dlya-detej.html

Иван Бунин

Nel mezzo del camin di nostra vita

1885 год

Авраам

Агни

Айя-София

Александр в Египте

Аленушка

Алисафия

Ангел

Апрель

Аркадия

Атлант

Баба-Яга

Балагула

Бальдер

Бегство в Египет

Бедуин

Без имени

Безнадежность

Белые крылья

Белый олень

Белый цвет

Берёзка

Берег

Беру твою руку и долго смотрю на нее…

Бессмертный

Благовестие о рождении Исаака

Бледнеет ночь…Туманов пелена…

Бог

Бог полдня

Богиня

Богом разлученные

Бред

Бретань

Бродяги

Буря

Вальс

В арабской деревне

В архипелаге

В горах

В Гефсиманском саду

В горах («Катится диском золотым»)

В горах («Поэзия темна, в словах невыразима»)

В лесу, в горе, родник, живой и звонкий…

В горной долине

В караване

В костеле

В Крымских степях

В лесу

В Москве

В Орде

В открытом море

В отъезжем поле

В первый раз

В поезде

В рощах Урвелы

В полночный час я встану и взгляну…

В полночь выхожу один из дома…

Читайте также:  Смешанные и широколиственные леса россии

В полях сухие стебли кукурузы…

В пустом, сквозном чертоге сада…

В Сицилии

В старом городе

В степи

В столетнем мраке черной ели…

В стороне далекой от родного края…

В темнеющих полях…

В цирке

Венеция («Восемь лет в Венеции я не был»)

Венеция («Колоколов средневековый»)

Венки

Венчик

Вершина

Весеннее

Веснянка

Вечер

Вечерний жук

Ветер осенний в лесах подымается…

Вечер

Вино

Вирь

Во полунощи

Война

Волны

Воскресение

Воспоминание

Восход луны

Все лес и лес. А день темнеет…

Все темней и кудрявей березовый лес зеленеет…

Встреча

Вход в Иерусалим

Высоко полный месяц стоит…

Гаданье

Газелла

Гальциона

Гаснет вечер, даль синеет…

Гермон

Голуби

Голубь

Горе

Горный лес

Горный путь к морю

Господь скорбящий

Гробница

Гробница Рахили

Гробница Сафии

Грот

Гробница Рахили

Дагестан

Два венка

Два голоса

Две радуги

Дворецкий

Девичья

Дедушка

Дедушка в молодости

День гнева

День памяти Петра

Деревенский нищий

Детская

Детство

Джины (старая орфография)

Джордано Брунo

Диза

Дикарь

Дия

Долина Иосафата

Донник

Дочь

Древний образ

Дурман

Дюны

Дядька

Едем бором, черными лесами…

Еще от дома на дворе…

Еще утро не скоро, не скоро…

Жасмин

Жена Азиса

За гробом

За рекой луга зазеленели…

За измену

Забытый фонтан

Завеса

Завет Саади

Зазимок

Закат («Вдыхая тонкий запах четок»)

Закат («Корабли в багряном зареве заката»)

Заклинание

Закон

Зачем и о чем говорить?..

Зачем пленяет старая могила…

Запустение

Засуха в раю

Звезда морей

Звезда морей, Мария

Звездопоклонники

Зейнаб

Зеленый стяг

Зеркало

Зимний день в Оберланде

Зимняя вилла

Змея («Зашелестела тонкая трава»)

Змея («Покуда март гудит в лесу по голым»)

Зной

Зов

Золотой невод

Иаков

Игроки

Иерихон

Иерусалим

Из анатолийских песен

Из апокалипсиса

Из книги пророка Исайи

Из окна

Изгнание

Иконка

Имру-Уль-Кайс

Индийский океан

Ириса

Искушение

Истара

Источник звезды

И вот опять уж по зарям…

И цветы, и шмели, и трава, и колосья…

Из анатолийских песен

Как все вокруг сурово, снежно…

Как дымкой даль полей…

Как печально, как скоро померкла…

Какая теплая и темная заря!..

К востоку

Кадильница

Казнь

Каин

Каир

Калабрийский пастух

Каменная баба

Канарейка

Канун

Канун купалы

Капри

Караван

Кедр

Келья

Кинематограф

Кипарисы

Клад

Князь Всеслaв

Кобылица

Ковсерь

Ковыль

Когда на темный город сходит…

Колибри

Колизей

Кольцо

Компас

Кондор

Кончина святителя

Конь Афины-Паллады

Косогор

Костер

Кошка

Край без истории… Все лес да лес, болота…

Крещенская ночь

Криница

Кружево

Купальщица

Кустарник

Ландыш

Лесная дорога

Летняя ночь

Лиман песком от моря отделен…

Лимонное зерно

Листопад

Луна

Льет без конца…

Людмила

Люцифер

Магомет в изгнании

Магомет и Сафия

Малайская песня

Мандрагора

Матери

Матрос

Матфей прозорливый

Мать

Мачеха

Мекам

Мертвая зыбь

Месяц задумчивый, полночь глубокая…

Метель

Мечты любви моей весенней…

Миньона

Мира

Мистику

Михаил

Могила в скале

Могила поэта

Могильная плита

Молодой король

Молодость

Молчание

Мороз

Морозное дыхание метели…

Морской ветер

Морфей

Мудрым

Мужичок

Мулы

Мужичок

Мушкет

Мы встретились случайно, на углу…

Мы рядом шли, но на меня…

На белых песках

На винограднике

На дальнем севере

На Днепре

На исходе

На маяке

На монастырском кладбище

На Невском

На нубийском базаре

На обвале

На озере

На острове

На Плющихе

На поднебесном утесе, где бури…

На проселке

На пруде

На пути из Назарета

На распутье

На рейде

На хуторе

Надпись на могильной плите

Надпись на чаше

Напутствие

Наследство

Настанет день — исчезну я…

Не видно птиц. Покорно чахнет…

Не пугай меня грозою…

Небо

Невеста

Невеста («Косоглазая девушка, ножки скрестив…»)

Невольник

Неугасимая лампада

Нищий

Новоселье

Новый год

Новый завет

Новый храм

Ночлег

Ночная змея

Ночная прогулка

Ночной путь

Ночные цикады

Ночь («Ищу я в этом мире сочетанья»)

Ночь («Ледяная ночь, мистраль»)

Ночь Аль-Кадра

Ночь и день

Ноябрьская ночь

Няня

О Петре-разбойнике

Обвал

Огни небес

Огонь

Огонь на мачте

Один

Одиночество

Одиночество («И ветер, и дождик, и мгла»)

Одиночество («Худая компаньонка, иностранка»)

Океаниды

Октябрьский рассвет

Ормузд

Осыпаются астры в садах…

Отлив

Отрава

Отрывок

Отрывок (В окно я вижу…)

Отрывок («Старик с серьгой, морщинистый и бритый…»)

Отчаяние

Падучая звезда

Памяти

Памяти друга

Пантера

Парус

Пахарь

Первая любовь

Первый соловей

Перед бурей

Перекресток

Перстень

Песня («Зацвела на воле»)

Песня («На пирах веселых»)

Песня («Я — простая девка на баштане»)

Петров день

Петух на церковном кресте

Печаль

Пилигрим

Плеяды

Плоты

По вечерней заре

По теченью

Под вечер

Подражание Пушкину

Полдень

Полевые цветы

Полночный звон степной пустыни…

Полночь

Полярная звезда

Поморье

Помпея

Портрет

Портрет («Бродя по залам, чистым и пустым…»)

Порыжели холмы. Зноем выжжены…

После битвы

После мессинского землетрясения

После обеда

После половодья

Последние слезы

Последний шмель

Последняя гроза

Послушник

Потерянный рай

Потомки пророка

Потоп

Поэт

Поэтесса

Поэту

Пращуры

При дороге

При свече

Призраки

Проводы

Прометей в пещере

Прощание

Псалтирь

Псковский бор

Птица

Пугало

Пугач

Пустошь

Пустыня, грусть в степных просторах…

Путеводные знаки

Рабыня

Радуга

Развалины

Разлив

Разлука

Рассвет («Высоко поднялся и белеет»)

Рассвет («Как стая птиц, в пустыне одиноко»)

Речка

Ритм

Родина

Родине

Родник

Розы

Розы Шираза

Руслан

Русская весна

Русская сказка

Ручей

Рыбалка

Рыбацкая

Рыбачка

Рыжими иголками устлан косогор…

С корабля

С обезьяной

С острогой

Саваоф

Самсон

Сапсан

Сатана Богу

Сатурн

Свет

Свет незакатный

Светло, как днем…

Светляк

Святилище

Святитель

Святогор

Святогор и Илья

Святой Евстафий

Святой Прокопий

Священный прах

Северная береза

Северное море

Семнадцатый год

Седое небо надо мной…

Сенокос

Серп луны под тучкой длинной…

Сириус

Сирокко

Сказка

Сказка о козе

Скачет пристяжная, снегом обдает…

Сквозь ветви

Склон гор

Скоморохи

Слепой

Слово

Смерть

Снова сон, пленительный и сладкий…

Собака

Солнце полночное, тени лиловые…

Солнечные часы

Соловьи

Сон («По снежной поляне»)

Сон («Царь! вот твой сон»)

Сон (Из книги пророка Даниила)

Сон епископа Игнатия Ростовского

Спop

Сполохи

Спутница

Среди звезд

Сталь

Стамбул

Старая яблоня

Статуя рабыни-христианки

Степь («Синий ворон от падали»)

Степь («Сомкнулась степь синеющим кольцом»)

Стой, солнце!

Столп огненный

Стон

Сторож

Стой, солнце!

Стрижи

Судный день

Судра

Сумерки («Все — точно в полусне»)

Сумерки («Как дым, седая мгла мороза»)

Счастлив я, когда ты голубые…

Сын человеческий

Тайна

Тезей

Тень

Терем

Тихой ночью поздний месяц вышел…

Тора

Три ночи

Троица

Трон Соломона

Тропами потаенными

Трясина

Ту звезду, что качалася в темной воде…

Туча растаяла. Влажным теплом…

Туман

Тэмджид

У берегов малой Азии

У ворот Сиона, над Кедроном…

У гробницы Виргилия

У залива

У шалаша

Уголь

Уездное

Укоры

Утро

Учан-Су

Феска

Хая-баш

Холодная весна

Храм солнца

Христя

Художник

Цейлон

Цейлон («Гора Алагалла»)

Цейлон («Окраина земли»)

Цирцея

Цыганка

Чашу с темным вином…

Черный камень Каабы

Чибисы

Чужая

Шестикрылый

Шире грудь распахнулась для принятия…

Штиль

Шумели листья, облетая…

Эллада

Эльбурс

Эпиталама

Эпитафия («На земле ты была точно дивная райская птица»)

Эпитафия («Я девушкой, невестой умерла»)

Эсхил

Я к ней вошел в полночный час…

Источник: http://rus-poem.ru/poets/bunin/bunin.php

Читать онлайн «Том 1. Стихотворения. Рассказы», автора Бунин Иван Алексеевич

Annotation

Первый том Собрания сочинений открывает автобиографическая заметка И.А. Бунина. Кроме того в первый том вошли стихотворения и рассказы 1892–1909 годов.

http://rulitera.narod.ru

Иван Алексеевич Бунин

Автобиографическая заметка

Стихотворения

Не видно птиц. Покорно чахнет…

Седое небо надо мной…

Один встречаю я дни радостной недели…

Читайте также:  Урок-конспект по литературе: "м. ю. лермонтов. парус" (6 класс)

Как дымкой даль полей закрыв на полчаса…

В степи

В туче, солнце заступающей…

Свежеют с каждым днем и молодеют сосны…

Бушует полая вода…

Догорел апрельский светлый вечер…

Соловьи

Еще от дома на дворе…

Ковыль

Костер

Когда на темный город сходит…

Счастлив я, когда ты голубые…

Вьется путь в снегах, в степи широкой…

Три ночи

Беру твою руку и долго смотрю на нее…

На дальнем севере

Плеяды

В пустынной вышине…

Враждебных полон тайн на взгорье спящий лес…

Затрепетали звезды в небе…

Нет солнца, но свeтлы пруды…

Листопад

На распутье

Вирь

Последняя гроза

В отъезжем поле

После половодья

Все темней и кудрявей березовый лес зеленеет…

Не угас еще вдали закат…

Лес шумит невнятным, ровным шумом…

Еще утро не скоро, не скоро…

Рассвет (Высоко поднялся и белеет…)

Родник

Учан-Су

Зной

Ночь и день

На высоте, на снеговой вершине…

В старом городе

Облака, как призраки развалин…

На монастырском кладбище

Ночь (Ищу я в этом мире сочетанья…)

Спокойный взор, подобный взору лани…

За все тебя, господь, благодарю!

Высоко наш флаг трепещет…

Утро

Полями пахнет, — свежих трав…

Отрывок (В окно я вижу груды облаков…)

Морозное дыхание метели…

Жесткой, черной листвой шелестит и трепещет кустарник…

Не устану воспевать вас, звезды!

Перед закатом набежало…

Лесная дорога

Бродяги

Забытый фонтан

Мороз

Норд-остом жгут пылающие зори…

На окне, серебряном от инея…

Ковсерь

Звезды горят над безлюдной землею…

Ночь Аль-Кадра

Далеко на севере Капелла…

Там, на припеке, спят рыбацкие ковши…

Обрыв Яйлы. Как руки фурий…

Канун Купалы

Диза

Запустение

Одиночество (И ветер, и дождик, и мгла…)

Сумерки (Как дым, седая мгла мороза…)

Полярная звезда

Развалины

Сапсан

Русская весна

Старик сидел, покорно и уныло…

В гостиную, сквозь сад и пыльные гардины…

Осень. Чащи леса…

Бегут, бегут листы раскрытой книги…

Все море — как жемчужное зерцало…

Черные ели и сосны сквозят в палисаднике темном…

Густой зеленый ельник у дороги…

Стамбул

Тонет солнце, рдяным углем тонет…

Ра-Озирис, владыка дня и света…

Тэмджид

С острогой

Призраки

Неугасимая лампада

Вершина

Тропами потаенными

В открытом море

Сквозь ветви

Судра

Океаниды

Черный камень Каабы

Гробница Сафии

Новый год

Из окна

Змея (Покуда март гудит в лесу по голым…)

Песня (Я — простая девка на баштане…)

Детская

Донник

У шалаша

Эсхил

У берегов Малой Азии

Золотой невод

Новоселье

На обвале

К востоку

Путеводные знаки

Мудрым

Зеленый стяг

Огромный, красный, старый пароход…

Луна еще прозрачна и бледна…

И скрип и визг над бухтой, наводненной…

Проснусь, проснусь — за окнами в саду…

Растет, растет могильная трава…

Геймдаль искал родник божественный…

Дядька

Новый храм

Нищий

Каин

Закон

Мандрагора

С обезьяной

Александр в Египте

Бог

Саваоф

Долина Иосафата

Бедуин

Открыты окна. В белой мастерской…

Художник

Баба-Яга

Последние слезы

Христя

Кружево

Сенокос

Собака

Могила в скале

Полночь

Рассвет (Как стая птиц, в пустыне одиноко…)

Полдень

Вечер

Мертвая зыбь

Сторож

Берег

Ночные цикады

При дороге

Океан под ясною луной…

Мелькают дали, черные, слепые…

Ночлег

Солнечные часы

Без имени

Мужичок

Дворецкий

Памяти

Ночь зимняя мутна и холодна…

Ночная змея

В Сицилии

Потомки пророка

Ритм

Как дым пожара, туча шла…

Мушкет

Венеция

Могильная плита

Слово

Война

В жарком золоте заката Пирамиды…

Что ты мутный, светел-месяц?

Шестикрылый

Бегство в Египет

Малайская песня

Князь Всеслав

Кадильница

У гробницы Виргилия

Синие обои полиняли…

Лиман песком от моря отделен…

Зеркало

Мулы

Сирокко

В Орде

Цейлон

Кончина святителя

Свет

Дедушка в молодости

Игроки

Конь Афины-Паллады

Последний шмель

Настанет день — исчезну я…

Памяти друга

На Невском

Тихой ночью поздний месяц вышел…

Помпея

Компас

Капри

Едем бором, черными лесами…

Первый соловей

Падучая звезда

Старая яблоня

Семнадцатый год

Укоры

Роняя снег, проходят тучи…

Эпитафия

Воспоминание

Ландыш

Свет незакатный

Мы сели у печки в прихожей…

Щеглы, их звон, стеклянный, неживой…

Этой краткой жизни вечным измененьем…

Как в апреле по ночам в аллее…

Звезда дрожит среди вселенной…

В дачном кресле, ночью, на балконе…

И цветы, и шмели, и трава, и колосья…

Древняя обитель супротив луны…

На даче тихо, ночь темна…

Канарейка

У птицы есть гнездо, у зверя есть нора…

Радуга

Морфей

Сириус

И вновь морская гладь бледна…

Зачем пленяет старая могила…

В полночный час я встану и взгляну…

Мечты любви моей весенней…

Печаль ресниц, сияющих и черных…

В гелиотроповом свете молний летучих…

1885 год

Петух на церковном кресте

Что впереди? Счастливый долгий путь…

Встреча

Опять холодные седые небеса…

Только камни, пески, да нагие холмы…

Ночь (Ледяная ночь, мистраль…)

Рассказы 1892-1909

Перевал

Танька

Кастрюк

На хуторе

Вести с родины

На чужой стороне

На край света

Учитель

В поле

Святые Горы

На даче

Велга

Без роду-племени

Поздней ночью

Антоновские яблоки

Эпитафия

Над городом

Мелитон

Сосны

Новая дорога

Туман

Тишина

Костер

В августе

Осенью

Новый год

Заря всю ночь

«Надежда»

Сны

Золотое дно

Далекое

Цифры

У истока дней

Маленький роман

Птицы небесные

notes

1

2

3

4

5

6

7

Иван Алексеевич Бунин

Собрание сочинений в четырех томах

Том 1. Стихотворения. Рассказы

Автобиографическая заметка

Я родился 10 октября 1870 года. Отца моего звали Алексеем Николаевичем, мать — Людмилой Александровной (в девичестве Чубаровой).

О роде Буниных я кое-что знаю. Род этот дал замечательную женщину начала прошлого века, поэтессу А.П. Бунину, и поэта В.А. Жуковского (незаконного сына А.И.

Бунина); в некотором родстве мы с братьями Киреевскими, Гротами, Юшковыми, Воейковыми, Булгаковыми, Соймоновыми; о начале нашем в «Гербовнике дворянских родов» сказано, между прочим, следующее: «Род Буниных происходит от Симеона Бунковского, мужа знатного, выехавшего в XV в. из Польши к великому князю Василию Васильевичу.

Правнук его Александр Лаврентьев сын Бунин Служил по Владимиру и убит под Казанью. Стольник Козьма Леонтьев Бунин жалован за службу и храбрость на поместья грамотой.

Равным образом и другие многие Бунины служили воеводами и в иных чинах владели деревнями.

Все сие доказывается бумагами Воронежского дворянского депутатского собрания о внесении рода Буниных в родословную книгу в VI часть, в число древнего дворянства…».

Род (тоже древнедворянский) Чубаровых мне почти неведом. Знаю только, что Чубаровы — дворяне Костромской, Московской, Орловской и Тамбовской губерний и что были у деда и у отца матери имения в Орловском и Трубчевском уездах.

Да и сами Чубаровы знали о себе, вероятно, не больше: с полным пренебрежением к сохранению свидетельств о родовых связях жили наши дворяне.

Я же чуть не с отрочества был «вольнодумец», вполне равнодушный не только к своей голубой крови, но и к полной утрате всего того, что было связано с нею: исключительно поэтическими были мои юношеские, да и позднейшие «дворянские элегии», которых, кстати сказать, у меня гораздо меньше, чем видели некоторые мои критики, часто находившие черты личной жизни и личных чувств даже в тех моих писаниях, где почти и следа нет их, и вообще многое навязавшие мне.

Прадед мой по отцу был богат. У деда была земля в Орловской губернии (в Елецком уезде), в Тамбовской и Воронежской, но, кажется, понемногу. Деда братья его обделили. Он был не совсем нормальный, «тронувшийся» человек. Наследство ос …

Источник: https://knigogid.ru/books/349774-tom-1-stihotvoreniya-rasskazy/toread

Ссылка на основную публикацию