Монгун-тайга — страж восточной сибири

Монгун-тайга — серебряная гора Тувы | НЕЗАБЫТАЯ РОССИЯ

Монгун-Тайгинский кожуун, один из красивейших высокогорных районов Тувы, расположен на юго-западе республики. Назван по имени видимой здесь отовсюду высочайшей горы Тувы — Монгун-Тайги, высотой 3970м. Название говорит за себя — Серебряная гора, так сверкают на солнце покрывающие её ледники.

Места для стоянок тывинцы выбирают поближе к воде.

На летних стоянках живут в юртах.

В прошлом часть монгольского Алтая, в середине 20 века район был передан в состав Тувинской Народной Республики, а затем вместе с Тувой вошел в СССР.

Традиционные люльки по-прежнему используются в каждой семье.

Дети школьного возраста большую часть года живут в отдельном посёлке-интернате, построенном сообща многими семьями.

Слово «Тайга» пришло из тюркского языка, и означает как раз не привычный нам тёмно-хвойный лес, а наоборот, у тюрков это горы, часто безлесые или редколесные.

Но русские казаки, осваивавшие сибирские просторы, применили слово к лесистым долинам рек и ручьев у подножий горных массивов. Так и сложилось в русском языке, что тайга — это прежде всего лес, состоящий в основном из елей, сосен и лиственниц.

Здесь, среди высокогорных степей, лугов и каменных развалов Монгун-Тайги редкий лес растёт лишь в долинах бурных и холодных рек.

Пельмени со свежей бараниной удались Арине на славу.Вкусный домашний хлебушек пекут прямо в печках-буржуйках.

Заселён трудный для жизни район не плотно: около 6 тысяч человек сосредоточились в двух посёлках, Мугур-Аксы и Кызыл-Хая, и по кочевым стоянкам на высокогорных пастбищах. Люди в основном заняты овцеводством и разведением сарлыков — так называют здесь яков. Сарлыки — гордость монгун-тайгинцев — дают молоко, масло, творог, мясо и шерсть.

Семья-«тысячники». Администрация Тувы поддерживает традиционное скотоводство, награждает призами, премиями и грамотами.

Увидеть жизнь чабанов и их семей, у которых самые крупные стада сарлыков, и было основной задачей поездки в сентябре 2011 года в столь далёкий от больших городов край.

Брат Арины, иногда приезжает помочь по хозяйству.

Возле целебного источника в горах построили избушку, с печкой. Здесь могут остановиться все приезжающие на лечение.

Добираться пришлось долго и сложно. Самолётом до Абакана, потом машиной в Кызыл, дальше на «УАЗике» ещё 7-8 часов грунтовки в сторону Мугур-Аксы. Но не посёлок был целью, едем дальше в горы, пока ещё может проехать видавший сложности трудяга российских бездорожий, а там уже и лошадями часиков 5 до высокогорных пастбищ.

Местами было страшно идти над обрывами, чувствуя как проскальзывают по сыпучим склонам копыта нагруженного мной и моими вещами коня. От непривычки к верховой езде жутко болели колени. Нелегко давались вброд бурные и обжигающе холодные горные речки.

После непрерывной дороги в течение суток от Москвы до высокогорной стоянки, свалиться от усталости не дали лишь улыбки и радушие встретивших хозяев-чабанов.

Пастбища хозяйства Арины.

В Туве есть чабанские семьи, у которых в хозяйстве больше 1000 голов разного скота, их здесь называют «тысячниками». Хозяйка первой точки, Арина — «тысячница», у неё 1300 голов овец и коз, и 64 сарлыка, из которых больше 20 дойных коров. Как она одна умудряется со всем этим управляться, я и сейчас не понимаю.

Муж погиб несколько лет назад, Арина осталась одна, со стареньким и уже слабым отцом. Вокруг зимней стоянки, маленькой бревенчатой избушки, широкие просторы склонов-пастбищ и рядом загоны для скота. Вставая до света, как и положено фотографу, встречал Арину за работой — дойкой сарлыков.

Собираясь спать после захода солнышка, видел ещё работающую Арину. Спрашивал, устаёт ли она — она не знает что такое усталость, это просто её жизнь. Мягкая улыбка не сходит с лица. Показывает ягнят — радуется, угощает пельменями — сияет. Угощает чаем с молоком — пьёшь, а пиала снова полная.

Дома чисто и уютно, всегда есть арака для гостей.

Племянник Арины. У тывинцев принят особенный бескровный и безболезненный метод забоя скота. Острым ножом далают небольшой разрез на брюхе, потом пальцами обрывают артерию. Баран как-будто засыпает и даже не дёргается.

Сарлыков, как называют тывинцы яков, используют ещё и как вьючных животных. Для этого выбирают и обучают отдельных быков. Один сарлык несет до 400 кг груза, и хорошо знает хозяйские маршруты.

Про араку особенное слово. В каждой юрте делают молочную водку — араку.

Молоку яка дают хорошо прокиснуть, в тазике ставят на печь-буржуйку, сверху специальную бочку без дна (шурун), накрывают тазом с холодной водой, чтобы пары в шуруне конденсировались и капали на плоский деревянный каплесборник с выводящим каналом наружу.

Снаружи ёмкость, куда стекает свежая арака. Напиток получается не очень крепкий, процентов 15-20 алкоголя, пьют его целой пиалой, снова наполняют и передают пиалу по кругу гостей.

Посёлок-интернат для детей чабанов построили в долине, доступной всем семьям.

В первых числах сентября в редком лесу Монгун-тайги появляются красивые жёлтые пятна. Вместе с желтизной приходят ночные морозы.

За два дня в гостях у Арины набрал пару килограмм излишка в теле. Свежая баранина, сарлычья сметана, домашний хлеб — всё необыкновенно вкусно. И снова в дорогу. Лошади, броды, склоны-сыпуны, сползающий боком УАЗик и холодок страха.

Тяжёлый, местами опасный и совсем рискованный маршрут. Но других дорог нет. Как-то раз выручил спутниковый телефон, по нему вызвали подмогу, замерзая ночью на перевале со сломанной машиной.

На пути встречаем посёлок-интернат для детей чабанов, его построили вместе несколько семей, объединившихся в сельхозпотребкооператив. Дальше ещё семья «тысячников», на этот раз большая, и снова тёплый приём и вкусное угощение. И снова дорога.

Ночуем когда в палатке, и к утру от мороза стынут в спальнике ноги, когда в старенькой избушке, из которой за час в многочисленные щели выдувается всё натопленное тепло.

Склоны гор Монгун-Тайги красивы своим минимализмом.

Добираемся до следующей цели — высокогорного озера Хиндиктиг-Холь. На высоте почти 2400м, возле границы с Горным Алтаем, лежит потрясающее своей синевой крупное озеро, название которого переводится с тувинского как «озеро-пуп», благодаря двум островкам.

В озере ловится не крупный, но вкусный хариус. Здесь всегда сильны ветры, и поймать миг тишины, снять появившееся прекрасное отражение высокой блестящей горы оказалось редкой удачей. Мне повезло, тишина улыбалась всего пять минут, но в нужный предзакатный час.

И больше, за целые сутки на берегу, безветрия не было совсем.

Тихое утро на пастбищах. Начинается осень, и лиственницы слегка подёрнулись желтизной.

Пока писал, поймал себя на мысли, что мало, очень мало времени выделил на эту поездку. Думаю, что и как ещё хочу фотографировать, что не успел, или что не удалось с первого раза.

Хороший повод съездить снова, увидеть знакомые приятные лица, подарить им удавшиеся фотографии, и поработать ещё — новые лица, новые пейзажи.

Тува удивительно разнообразна и богата интересными сюжетами для фотографирующих путешественников.

Читайте также:  Электростанции будущего: фотоэлектрический коллектор rawlemon

Олег Смолий, 2012г.

Источник: http://www.russia-photo.ru/content/Mongun-tayga-serebryanaya-gora-Tyvy

Сиб-Гид: Горный массив Монгун-Тайга, Республика Тыва

Опубликовано (обновлено) в каталоге: 09.02.2015

Расположение: Республика Тыва, Монгун-Тайгинский кожуун

посмотреть на карте

Монгун-Тайга — высокогорный массив на территории Монгун-Тайгинского кожууна Республики Тыва на востоке Алтая. Горный массив расположен в междуречье Мугура с севера, Шара-харагай с востока и юго-востока и Толайты с запада.

Хотя часть Алтайских гор, расположенная на территории России, географически считается частью Западной Сибири, Монгун-Тайга административно является частью Восточной Сибири.

Это объясняется тем, что в 1932 году эта территория вместе с севером Убсунурской котловины была передана из состава Монголии в состав Тувинской Народной Республики, а в 1944 году, после вхождения Тувы в состав РСФСР, вместе со всей Тувой стала считаться частью Восточной Сибири.

Хребет раскинулся на площади около 400 квадратных километров и ограничен долиной реки Моген-бурень с запада и котловиной Каргы с востока.

Хребет состоит непосредственно из массива горы Монгун-Тайга высотой 3976 метров и также примыкающих к нему с северо-запада меридиональных отрогов. Гора Монгун-Тайга является наивысшей точкой Тувы и всей Восточной Сибири.

У восточного подножья массива горы Монгун-Тайга лежит озеро Хиндиктиг-Коль.

Горный массив сложен кристаллическими сланцами и песчаниками, прорванными в центре массива интрузиями гранитов. В высокогорье имеется оледенение общей площадью около 44 квадратных километров.

По периферии массива широко распространены мощные валунные ледниковые отложения, свидетельствующие о былом оледенении.

При этом следы древних форм оледенения соседствуют со свежими формами рельефа, слабо измененных эрозией, что говорит о молодости поднятия, возникшего, вероятно, в конце ледникового периода.

Восточные склоны массива представлены слаборасчлененным плоскогорьем с высотами 3100-3200 метров, вершины имеют куполообразную форму, полого спускающиеся к юго-востоку и более круто на север.

На северных склонах массива преобладает луговая растительность и горные тундры, на южных склонах — высокогорные степи и каменные развалы.

Западнее главной вершины прослеживается чисто альпийский гляциальный рельеф.

Лесной пояс полностью отсутствует. Лишь небольшие участки лесов из сибирской лиственницы встречаются по долинам рек и ручьев, у подножия северных склонов массива. Немногочисленные лесные массивы расположены в основном на северных склонах.

С тувинского название Монгун-Тайга переводится как «Серебряная гора». Несколько непривычно слышать название «тайга» применительно к безлесым горным вершинам.

Дело в том, что слово «тайга», имеющее тюркское происхождение, означает как раз не привычный густой темно-хвойный лес, а напротив, у тюрков это слово служит для обозначения гор, часто безлесых или редколесных.

Но русские казаки, осваивавшие Сибирь, стали употреблять это слово к лесистым долинам рек и ручьев у подножий горных массивов, и именно это значение слова «тайга» вошло в обиход. Так и получилось, что в русском языке, что тайга — это прежде всего лес, состоящий в преимущественно из кедров, елей, сосен и лиственниц.

Здесь, среди высокогорных степей, лугов и каменных развалов Монгун-Тайги, редкий лес растет лишь в долинах бурных и холодных рек. Так или иначе, «Серебряная гора» вполне оправдывает свое название: так сверкают на солнце покрывающие ее ледники и многочисленные ручьи и речушки, стекающие с ее склонов.

В 2000 году здесь образован кластерный участок биосферного заповедника «Убсунурская котловина» площадью 15890 га, для охраны альпийских лугов, каменистых тундр и холодных степей, в которых обитает алтайский архар (горный баран) и ирбис (снежный барс).

Источник: https://sib-guide.ru/siberia/di/255

Гора Монгун-Тайга , Тыва, Россия: на карте, фото, сайт, описание, как добраться, чем заняться, отзывы туристов

Вершина горы Монгун-Тайга является самой высокой точкой Восточной Сибири (почти 4 километра над уровнем моря). Она является частью Монгун-Тайгинского горного массива, расположенного на юге Тывы, у границ с Монголией. В непосредственной близости от возвышенности находится живописное озеро Хиндиктиг-Холь, очень популярное среди туристов.

С точки зрения экологии, это место — одно из самых благоприятных, и пагубное воздействие цивилизации на нем практически не отразилось. Чистейшая озерная вода, свежий воздух и уникальные природные особенности этих мест издавна привлекают сюда путешественников со всех уголков России.

Часть горного массива входит в состав заповедника «Убсунурская котловина», и находится под охраной государства. Охота и промысловый лов рыбы здесь строго запрещены, и за это предусмотрены крупные денежные штрафы. В то же время, для спокойного туристического отдыха, пеших прогулок и восхождений склоны Монгун-Тайги подходят просто идеально.

А для любителей экстремального отдыха, в частности — альпинистов — лучшего места не найти во всей Тыве.

История

В дореволюционные времена окрестности Монгун-Тайги были слабо изучены, и сюда был практически закрыт доступ исследователям и скалолазам. Местные традиции запрещали кому бы то ни было подниматься на гору, и путь к вершине был открыт только для избранных.

С приходом к власти большевиков, от старых запретов постепенно пришлось отказаться, и первое полномасштабное восхождение состоялось в 1946 году. С тех пор группы альпинистов время от времени покоряют гору, оставляя на ней памятные свидетельства своего пребывания.

Тем не менее, Монгун-Тайга до сих пор считается одним из самых слабо изученных горных массивов на территории РФ, и здешние перевалы хранят немало тайн и секретов, уходящих в глубину веков.

Особенности

Монгун-Тайгинский горный массив сложен преимущественно из песчаников и сланцев, с изредка попадающимися гранитными прослойками. Склоны гор тут и там венчают крупные валуны и булыжники, оставшиеся здесь со времен ледникового периода.

Когда попадаешь сюда в первый раз, складывается впечатление, что на дворе сейчас не XXI, а как минимум — X век, или еще более давние времена.

Стада сарлыков и примитивные юрты у подножия гор при далеком рассмотрении вызывают ассоциации со средневековьем, и многие традиции местных жителей на самом деле не имеют ничего общего с современностью.

Примечательно, что гора Монгун-Тайга — единственная вершина, которая зимой и летом сохраняет ледяную шапку. Других похожих возвышенностей в республике нет. К слову сказать, свое название она получила скорее всего по этой же причине («Монгун-Тайга» переводится как «Серебряная гора»).

Заповедник, образованный в ее окрестностях в 2000-м году, занимает площадь более 15 тысяч гектаров, и является местом обитания для многих вымирающих видов животных. Например, на южных склонах гор можно встретить архара и ирбиса (снежного барса). Места здесь достаточно дикие, поэтому в одиночку покорять горные вершины явно не стоит.

Как добраться

Природные достопримечательности Тывы, как правило, крайне труднодоступны и удалены от путей дорожного сообщения. Это в полной мере касается горы Монгун-Тайга, до которой можно добраться только по сложному хитросплетению проселочных дорог, вдали от населенных пунктов. Лучше всего добраться сначала до Кызыла (на самолете или автобусе), а дальше выяснять маршрут у местных жителей.

Природа

Ограничения

Чем заняться

Оснащение мест

Поделиться в соцсетях

Путеводители неподалеку (0)

Источник: https://strekoza.travel/place-gora-mongun-tajga

Места силы Южной Сибири

Не было ни черта.

Тьма и холод.

Тогда из Божьего черновика

вздулась Монгун-Тайга.

Читайте также:  Владимир маяковский "хорошее отношение к лошадям": анализ стихотворения

Так — Оршэ Хайыркан! —

повелел и сбылось.

Не было ни земли, ни неба.

Единый Лик.

Сверху льдами залит, снизу лавой залит.

Космос затянут в лимб, портупея туга.

Небо — Монгун-Тайга, бездна — Монгун-Тайга.

Время — Монгун-Тайга, вечность — Монгун-Тайга.

Звери вышли из нор, в вихре кружат из горл — выдохом, белизной, волей,

Монгун-Тайгой. Травы, что сотворил, кланяются: “Эки!”.

Все мы капли твои, камень Монгун-Тайги.

Так образно описал свои впечатления от Монгун-Тайги известный публицист Анжей Иконников-Галицкий.

Один из красивейших и высокогорных районов Тувы  — Монгун-Тайгинский, расположен на юго-западе республики. Это высокогорный гранитный массив с альпийским рельефом, увенчанный огромной ледниковой шапкой.

Здесь находится самая высокая точка Тувы — гора Монгун-Менги-Хайыракан, она же Монгун-Денгер-Хайыракан. Так величают ее тувинцы. Менги — «ледник», Денгер — «небеса», а Хайырыкан здесь в значении не «медведь», а — «Бог″.

Высота горы около четырёх километров.

Массив до сих пор малоисследован, здесь есть много не пройденных интересных и логичных перевалов. Название массива переводится с тувинского как «Серебряная гора» и это закономерно, так как Монгун-Тайга единственный узел оледенения в Туве.

Народы, населявшие эти территории, не знали об этом, но они были наблюдательны и видели, что снег здесь никогда не тает. Её сверкающую вершину было видно на много десятков километров вокруг, поэтому её назвали серебряной. Есть что-то таинственное, первозданное в этих местах. Ощущение, такое, что перемещаешься на несколько веков назад.

Особый колорит придают этим местам бесчисленные стада сарлыков и юрты, прекрасно вписывающиеся своими куполами в горный ландшафт.

У восточного подножья горы, на высоте почти 2400м, возле границы с Горным Алтаем, лежит потрясающее своей синевой крупное озеро лежит озеро Хиндиктиг-Холь, название которого переводится с тувинского как “озеро-пуп”, благодаря двум островам. Монгун-Тайга и прилежащие к ней территории, в том числе акватория озера Хиндиктиг-Кёль относятся к заповедному кластеру памятника Всемирного наследия ЮНЕСКО «Бассейн Убсу-Нура».

Здесь, на заливных альпийских лугах в долине горного ручья Ак-Хайыракан, расположены чабанские выпасы, где пасутся яки, овцы, лошади, коровы, мясо которых особенно вкусно и полезно. А еще выше – обитель Белого божества (именно так переводится название ручья, который течет с ледника и больше напоминает бурную горную реку).

Это дух, покровительствующий всей республике, считающийся ее охранным талисманом. Местные верования запрещают простым людям восходить к вершине Монгун-Тайги, считается, что путь туда открыт только избранным.  Само восхождение на гору даёт человеку очищение, сильные ветры, которые дуют там постоянно,  уносят всю негативную энергию.

Смысл же восхождения заключается именно в том, чтобы, преодолевая трудности, человек зарядился сильной жизненной энергией».

После вхождения Тувы в состав Российской федерации началась история покорения Монгун-Тайги. Первое восхождение на гору состоялось в 1946 г.

Как сказал один мудрый лама: «Нельзя покорить гору, можно лишь на какое-то время возвысить её собой. Но лишь на время». А после каждый вернется к своему исходному состоянию. Гора останется с тем же величием.

А человек? Спустив к ее подножию чувство великолепия и одухотворения увиденным, покоренным, скорее, будет он, а не вершина.

PS.  Я к сожалению никогда не был в районе Монгун-Тайги, тем не менее она неоднократно мне снилась и звала к себе. Будучи  в тонком теле там состоялся контакт с Духом великого полководца – Чингисхана.

Его посмертная миссия – быть незримым хранителем этой земли.

  Гора Монгун-Тайга как место обитания Духа была выбрана неслучайно, обладая огромной энергетической силой гора щедро делится ею с Духами…

Источник: http://vladimir.nosov.org/mongun-tajga-serebryanaya-gora.html

Монгун-Тайга

НАЧАЛО

Не было ни черта.
Тьма и холод.
Тогда
из Божьего черновика
вздулась Монгун-Тайга.
Так — Оршэ Хайыркан! —
повелел и сбылось.
Черно у неё в руках,
по волосам бело.
Не было ни земли,
ни неба.
Единый Лик.

Сверху льдами залит,
снизу лавой залит.
Космос затянут в лимб,
портупея туга.
Небо —
         Монгун-Тайга,
бездна —
         Монгун-Тайга.
Звёзды снуют — тик-так,
пьют глотки телеграмм.

Время —
         Монгун-Тайга,
вечность —
         Монгун-Тайга.
Звери вышли из нор,
в вихре кружат из горл —
выдохом, белизной,
волей, Монгун-Тайгой.
Травы, что сотворил,
кланяются: «Эки!».
Все мы капли твои,
камень Монгун-Тайги.

Маленький я человек,
спотыкаюсь, бегу,
падаю — вверх да вверх.
Возвращаюсь в Монгун-Тайгу.

ЧЕРЕЗ ПЕРЕВАЛ

Курсом на Бугузун
нас швыряло-вело.
По облакам глазурь,
семнадцатое число.
На перевал Бугузун
по реченьке Бугузун.
Час — ни в одном глазу,
три — ни в одном глазу.
Русло рвалось из рук
галькой с-под колеса.

Пели в моторе-рту
сорванные голоса.
Нёс нас УАЗик-сын,
раскачивался, но нёс —
выше еловых спин
и карликовых берёз.
На последний тягун,
прямо в небо, в не-я.
Втыкалась в Монгун-Тайгу
пляшущая колея.

* * *

Вытянули. Голова
в немоте-кожуре.
Перевал. Ова.
Выдохни. Не жалей.
Бесконечность влита
в уши — тише травы.
Вслушивается Алтай
в перезвоны Тувы.

* * *

Выпили. Духам — дым,
переговор спиртной.
Снова под левый дых
заговорил мотор.

Поковыляли вниз
по колее лихой.
Серебром белых риз
высветился Ак-Холь.
Облака без стремян
гнали на синий наст.
Тарбаганы стоймя
приветствовали нас.
Сторож, батыр, Сезам,
вышел Моген-Бурен:
золотые глаза,
пальцы на кобуре,
ледяной разговор,
в низкий тальник одет;
юрта у ног его,
небо в его воде.

* * *

Вечерело. С горы
шла отара домой.
Ветерок говорил.
Льнул над юртой дымок.
Ехали вверх да вниз
траверсом вдоль реки.
Мост одинок и нищ,
рёбра его легки.
Плечи подставил: «На!».
На берег, наугад,
тень свою обогнав,
выскочил наш УАЗ.

* * *

Воздух заледенел.
Солнце выпил монгол.
Отсвет его на дне
свернулся как молоко.
Горы шли на восток
в пёстрых робах из шкур.
Двигатель охнул: «Стоп!» —
на низеньком бережку.
Звёзды вышли звенеть —
соль на второй черте.
Мы прилегли к земле.
Лучик — чечек черде.

НА МОГЕН-БУРЕНЕ

И я спал, и проснулся — раньше, чем солнце выпросталось из-за чёрно-синих гор, и лежал в спальнике, и мне было тепло, глазам холодно.
И я высунулся из палатки, и увидел, что палатка моя бела, и хрустит, и иней хлопьями падает с неё.

И я встал, и поднял глаза вверх — и увидел небо без имени, без цвета, вкуса и запаха, бесконечное, как первый вдох.
И я опустил глаза — и увидел, что земля бела, и трава бела, и полынь бела, и тальник зелёный бел по берегу Моген-Бурена.

И я огляделся по сторонам, и мне открылось пространство неисчислимое, божье; бело-зелёная пойма, по которой, спокойно шумя, вьётся Моген-Бурен; над поймой — террасы, три, одна над другой, жёлто-бурые, покрытые малым кустарничком и редкой полынью.

И степь расходится во все стороны, ровная, сухая, лежат на её спине чёрные каменные курганы.
И горы вокруг рядами, идущие, как солдаты, стоящие, как памятники зрячие, глядящие без глаз, слышащие без слов, поющие хоомей молчащими голосами.

Читайте также:  Л.н. толстой "кавказский пленник": описание, герои, анализ произведения

Горы чёрные, горы синие, горы бурые, набыченные, тучные, стада божьи, отары божьи, табуны божьи, стоящие-идущие, голые, ровные.
И сине-бурая вершина на востоке уходила, указывала путь.
Грузная, страшная, синяя, вольная.
И понял я: это — Монгун-Тайга, бок её западный.

Из-за неё выпросталось солнце, иней исчез, белое стало зелёным и бурым.
И первый столб-свет из верхнего мира вошёл в меня, прошёл меня и ушёл в нижний мир, и вернулся.
Свет утренний, вечный, тихий, нетварный.
И я ничего не понял, и задохнулся, и выдохнул, и пошёл гулять вверх, в степь, и шёл меж чёрных курганов, топча полынь, глядя вдоль солнца выплеснутыми глазами.

ОЗЕРО ХИНДИКТИГ-ХОЛЬ

«Хиндик» по-тувински — пуп. Озеро-пуповина.
Выдоха Божия мой вдох — половина.
Выехали на кряж. Открыл и увидел.
Будто кто глаза из глазниц вынул.
Вода — двойник неба. Камни глядят в холод.
Глыбоко меж ними хариус ходит.

Спускаюсь вниз, травинки не дышат.
Карликовые берёзы покусывают лодыжки.
Это не тишина. Это — до всех, до звука.
Ещё не сотворена Вселенная. Не разуться.
Не разлепить линз. Тьма не телилась.
Небо от земли ещё не отделилось.

Звёзды не разлеглись. Кружат рядом.

Эта страна без лиц называлась раем.
Родился — и первый вдох, взахлёб, криком,
неслышным, как под водой. В мире великом.
Спотыкаюсь к воде до головокруженья.

Головы моих две: эта и отраженье.
Поднимаюсь до ноль, спускаюсь в блеск бездны.
В мир тройной: земной, преисподний, небесный.
Вьётся столб комарья, иду, куда манит.

Вон та туча-Илья над той горой камлает.

* * *

Херувимы светильники
выплеснули в ни зги.
купель Святой Софии —
купол Монгун-Тайги.
Из космоса тянет холодом.
Двери, двери! Идут.
В чаше Хиндиктиг-Холя
рыбка Иисус.

Ветры звенят варганами.
Каменный хор охрип.
Лбы в венках виноградных
из карликовой ольхи.
Тучи в озеро неводы
закинули. Кончен мир.
Ангельскими невидимо
дориносим чинми.

* * *

Безмолвие страшным хором
в пространстве растворено.
Над Хиндиктиг-Холем
сине-белое дно.
Всё отражают воды,
Космос в глаза их влит.
Ледяные волосы,
каменный лик.

Испариной из-под свитера
душа отлетает ввысь.
Мир свернули как свиток
и положили — здесь.
Белая полусфера
на синих громадах гор.
Здесь — рождение света,
как на горе Фавор.

ЛОВЛЯ ХАРИУСА

Ой ты, рыба хариус,
рыба жирная, рыба пьяная, чистая, вкусная!
По дну ходишь, в небо смотришь, зрачок озера.
Видишь: чайки кружатся, на воду ложатся, тебя ищут.
Ты им не дайся, ты мне дайся, рыба жирная!
Они съедят — не помолятся, я съем — помолюсь.
Они косточек не оставят, я печень твою духам дам.

Печень твою, кишки твои, сердце твоё, душу твою духам дам.
Унесут чайки кожу твою в верхний мир,
духи печень твою — в нижний мир.
Там дадут кузнецам твою печень,
кузнецы скуют из печени мальчика.
Примет мальчика ворон Кускун-Кара хан,
возьмёт на крылья, отнесет в средний мир.

Подкинет в юрту старика Ак-Сагыша —
его сарлыки, его овцы пасутся вон там, в долине Каргы.
Вырастешь ты, станешь спасителем мира.
Орлы принесут одежду — кожу твою с небес.
Нарекут тебя народы — Аяс-Хун Маадыр,
(Светозарный Боец).

Наденешь чёрные идики, облачишься в белый тон,
воссядешь над озером — судить живых и мертвых.
Корбусту дух отца твоего.
Хайыракан дух костей твоих.
Монгун-Тайга ширэ престол твой.

Вот что будет, если дашь мне вкусить плоти твоей,
крови твоей,
рыба хариус, рыба жирная, рыба пьяная, чистая, вкусная!

По бережку Хиндиктиг-Холя
рыбаки ходят,
хариуса сетями
тянут.

ВЫЕЗД С ОЗЕРА

По бережку, меж заросших камней
дурь-колея лежит.
Если радуешься — пой хоомей,
если скорбишь — сыгыт.
Радость со скорбью соединены —
край неба с краем земли —
белым куполом ледяным.
Тучи даль замели.
Нам пора удирать отсель:
скоро рванёт с высот.

Крутит чёрная карусель
С запада на восток.
И выносил нас шальной УАЗ,
прыгая по камням.
В небо втыкался фарами глаз,
в бездне тень догонял.
Бился кардан, габариты в пляс,
выписывали круги.
По откосу под сорок пять
спустились к речке Каргы.

В ЮРТЕ АК-САГЫША

Тих и кроток барашек, несомый, чтобы зарезать.
Мальчишка несёт его на руках.
Его кладут на спину. Спокоен, безгласен.
Смотрит в небо, и взгляд его ясен.
Осторожно ладонь горло живое гладит.
Нож дышит в него, с кожей ладит.
А он улыбается, всем добра желает.

Входит в него рука, аорту пережимает.
Только чуть дёрнулся — и вмиг ослабел.
Отрубают его голени — дают псам.
Вспарывают шкуру и как ризу снимают.
Разделили ризы себе: добрая будет овчина.
Вынимают сердце, печень, желудок, почки, кишки.
Печень его с жиром — сочная сагажа будет.

Желудок с салом — тягучее чореме будет,
Кишки с кровью — знатный хан будет.
Женщины моют кишки, болтая о том, о сём.
В юрте дымится котёл, варят курдюк, рёбра, хребет,
сердце, лёгкие, почки.
Ребятишки веселятся вокруг,
из корытца-деспи таскают лакомые кусочки.

Сегодня всем радость.
Гости приехали.

ПО КАРГЫ

По Каргы, если ехать вниз,
взор притягивается вверх.
Там, за скалами, выше них,
выше коршунов, выше всех,
тыча чёрные костыли
в ледяные ступени круч,
белый старец, раскосый лик,
оборачивается вокруг.
Синий тон его по камням
подпоясывают дожди.

Он, безглазый, глядит в меня
до раздела мяс и души.
Исчезаю, теряю вес,
к бездыханности мой разбег.
Он меня поднимает вверх,
печень-сердце берёт себе.
Я вернусь к вам не тем, кем был.
Похожим, но не таким.
В рёбра тычется камень бел:
уголёчек Монгун-Тайги.

ВИДЕНИЕ

Когда я спал,
коршуны взяли меня на крылья,
унесли на верхний хребет,
там положили.
Я лежал в эдельвейсах как мёртвый.
Не говорила муха,
не пел комар.
Неслышнй ветер вершин щупал мою кожу.
И вот,
лик приблизился ко мне сверху,
впечатался в моё лицо,
и оно стало как воск,
растаяло и отвердело,
стало отпечатком.

И Он поднял посох
и вонзил в меня, в живот.
Столб света вошёл в меня сверху,
прошёл меня,
ушёл вниз, в нижний мир
и вернулся.
И я узнал единство всего.
Горы, травы, камни, поросшие тундровым кустарничком,
коршуны, тучи, капли дождя, стекающие по лицу, люди там, внизу,
у машины, — всё одно, они со мной, и я с ними.

Верхний мир, средний мир, нижний мир,
духи, умершие, нерождённые,
дети, зверьки, птицы, рыбы,
красота неутолимая мира —
Всё одно. Столб света.
И великий смех озарил меня.
Слёзы текли по щекам, сливаясь с каплями дождя.

Велик Ты, и прекрасен мир, сотворённый Тобой,
напоённый Тобой!
И я встал, и пошёл вниз по камням,
по цепкому кустарнику,
туда, где светилось лицо озера,
где шесть человек ждали меня у машины.

Источник: http://xn--90aefkbacm4aisie.xn--p1ai/content/mongun-tayga

Ссылка на основную публикацию