Сказка: ганс христиан андерсен «история года»

История года

Хранители сказок | Сказки Андерсена Ганса Христиана

Дело было в конце января; бушевала страшная метель; снежные вихри носились по улицам и переулкам; снег залеплял окна домов, валился с крыш комьями, а ветер так и подгонял прохожих.

Они бежали, летели стремглав, пока не попадали друг другу в объятия и не останавливались на минуту, крепко держась один за другого.

Экипажи и лошади были точно напудрены; лакеи стояли на запятках спиною к экипажам и к ветру, а пешеходы старались держаться за ветром под прикрытием карет, едва тащившихся по глубокому снегу.

Когда же наконец метель утихла и вдоль домов прочистили узенькие дорожки, прохожие беспрестанно сталкивались и останавливались друг перед другом в выжидательных позах: никому не хотелось первому шагнуть в снежный сугроб, уступая дорогу другому. Но вот, словно по безмолвному соглашению, каждый жертвовал одною ногой, опуская ее в снег.

К вечеру погода совсем стихла; небо стало таким ясным, чистым, точно его вымели, и казалось даже как-то выше и прозрачнее, а звездочки, словно вычищенные заново, сияли и искрились голубоватыми огоньками.

Мороз так и трещал, и к утру верхний слой снега настолько окреп, что воробьи прыгали по нему, не проваливаясь. Они шмыгали из сугроба в сугроб, прыгали к по прочищенным тропинкам, но ни тут, ни там не попадалось ничего съедобного.

Воробышки порядком иззябли.

— Пип! — говорили они между собою. — И это Новый год! Да он хуже старого! Не стоило и менять! Нет, мы недовольны, и не без причины!

— А люди-то, люди-то что шуму наделали, встречая Новый год! — сказал маленький иззябший воробышек.

— И стреляли, и глиняные горшки о двери разбивали, ну, словом, себя не помнили от радости — и все оттого, что старому паду пришел конец! Я было тоже обрадовался, думал, что вот теперь Наступит тепло; не тут-то было! Морозит еще пуще прежнего! Люди, видно, сбились с толку и перепутали времена года!

— И впрямь! — подхватил третий — старый воробей с седым хохолком. — У них ведь имеется такая штука — собственного их изобретения — календарь, как они зовут ее, и вот они воображают, что все на свете должно идти по этому календарю! Как бы не так! Вот придет весна, тогда и наступит Новый год, а никак не раньше, так уж раз навсегда заведено в природе, и я придерживаюсь этого счисления.

— А когда же придет весна? — спросили другие воробьи.

— Она придет, когда прилетит первый аист. Но он не особенно-то аккуратен, и трудно рассчитать заранее, когда именно он прилетит! Впрочем, уж если вообще разузнавать об этом, то не здесь, в городе — тут никто ничего не знает толком, — а в деревне! Полетим-ка туда дожидаться весны! Туда она все-таки скорее придет!

— Все это прекрасно! — сказала воробьиха, которая давно вертелась тут же и чирикала, но в разговор не вступала.

— Одно вот только: здесь, в городе, я привыкла к некоторым удобствам, а найду ли я их в деревне — не знаю! Тут есть одна человечья семья; ей пришла разумная мысль — прибить к стене три-четыре пустых горшка из-под цветов.

Верхним краем они плотно прилегают к стене, дно же обращено наружу, и в нем есть маленькое отверстие, через которое я свободно влетаю и вылетаю. Там-то мы с мужем и устроили себе гнездо, оттуда повылетели и все наши птенчики.

Понятное дело, люди устроили все это для собственного удовольствия, чтобы полюбоваться нами; иначе бы они и пальцем не шевельнули! Они бросают нам хлебные крошки, — тоже ради своего удовольствия, — ну, а нам-то все-таки корм! Таким образок, мы здесь до некоторой степени обеспечены, и я думаю, что мы с мужем останемся здесь! Мы тоже очень недовольны, но все-таки останемся.

— А мы полетим в деревню — поглядеть, не идет ли весна! — сказали другие и улетели.

В деревне стояла настоящая зима, и было, пожалуй, еще холоднее, чем в городе. Резкий ветер носился над снежными полями. Крестьянин в больших теплых рукавицах ехал на санях, похлопывая руками, чтобы выколотить из них мороз, кнут лежал у него на коленях, но исхудалые лошади бежали рысью; пар так и валил от них. Снег скрипел под полозьями, а воробьи прыгали по санным колеям и мерзли.

— Пип! Когда же придет весна? Зима тянется что-то уж больно долго!

— Больно долго! — послышалось с высокого холма, занесенного снегом, и эхом прокатилось по полям. Может статься, это и было только эхо, а может быть, и голос диковинного старика, сидевшего на холме на куче сена. Старик был бел как лунь — с белыми волосами и бородою, и одет во что-то вроде белого крестьянского тулупа. На бледном лице его так и горели большие светлые глаза.

— Что это за старик? — спросили воробьи.

— Я знаю его! — сказал старый ворон, сидевший на плетне. Он снисходительно сознавал, что «все мы — мелкие пташки перед творцом», и потому благосклонно взялся разъяснить воробьям их недоумение.

— Я знаю, кто он. Это Зима, старый прошлогодний повелитель. Он вовсе не умер еще, как говорит календарь, и назначен регентом до появления молодого принца, Весны. Да, Зима еще правит у нас царством! У! Что, продрогли небось, малыши?

— Ну, не говорил ли я, — сказал самый маленький воробышек, — что календарь — пустая человечья выдумка! Он совсем не приноровлен к природе. Да и разве у людей есть какое-нибудь чутье? Уж предоставили бы они распределять времена года нам — мы потоньше, почувствительнее их созданы!

Прошла неделя, другая. Лес уже почернел, лед на озере стал походить на застывший свинец, облака… нет, какие там облака?! Сплошной туман окутал всю землю. Большие черные вороны летали стаями, но молча; все в природе словно погрузилось в тяжелый сон.

Но вот по озеру скользнул солнечный луч, и лед заблестел, как расплавленное олово. Снежный покров на полях и на холмах уже потерял свой блеск, но белая фигура старика Зимы сидела еще на прежнем месте, устремив взор к югу.

Он и не замечал, что снежная пелена все уходила в землю, что там и сям проглянули клочки зеленого дерна, на которых толклись кучи воробьев.

— Кви-вит! Кви-вит! Уж не весна ли?

— Весна! — прокатилось эхом над полями и лугами, пробежало по темно-бурым лесам, где стволы старых деревьев оделись уже свежим, зеленым мхом. И вот с юга показалась первая пара аистов. У каждого на спине сидело по прелестному ребенку: у одного — мальчик, у другого — девочка.

Ступив на землю, дети поцеловали ее и пошли рука об руку, а по следам их расцветали прямо на снегу белые цветочки. Дети подошли к старику Зиме и прильнули к его груди. В то же мгновение все трое, а с ними и вся местность, исчезли в облаке густого, влажного тумана.

Немного погодя подул ветер и разом разогнал туман; просияло солнышко — Зима исчезла, и на троне природы сидели прелестные дети Весны.

— Вот это так Новый год! — сказали воробьи. — Теперь, надо полагать, нас вознаградят за все зимние невзгоды!

Куда ни оборачивались дети — всюду кусты и деревья покрывались зелеными почками, трава росла все выше и выше, хлеба зеленели ярче.

Девочка так и сыпала на землю цветами; у нее в переднике было так много цветов, что, как она ни торопилась разбрасывать их, передник все был полнехонек.

В порыве резвости девочка брызнула на яблони и персиковые деревья настоящим цветочным дождем, и деревца стояли в полном цвету, даже не успев еще как следует одеться зеленью.

Девочка захлопала в ладоши, захлопал и мальчик, и вот, откуда ни возьмись, налетели, с пением и щебетанием, стаи птичек: «Весна пришла!»

Любо было посмотреть кругом! То из одной, то из другой избушки выползали за порог старые бабушки, поразмять на солнышке свои косточки и полюбоваться на желтые цветочки, золотившие луг точь-в-точь как и в дни далекой юности старушек. Да, мир вновь помолодел, и они говорили: «Что за благодатный денек сегодня!»

Но лес все еще оставался буро-зеленым, на деревьях не было еще листьев, а одни почки; зато на лесных полянах благоухал уже молоденький дикий ясминник, цвели фиалки и анемоны. Все былинки налились живительным соком; по земле раскинулся пышный зеленый ковер, и на нем сидела молодая парочка, держась за руки. Дети Весны пели, улыбались и все росли да росли.

Теплый дождичек накрапывал с неба, но они и не замечали его: дождевые капли смешивались со слезами радости жениха и невесты. Юная парочка поцеловалась, и в ту же минуту лес оделся зеленью. Встало солнышко — все деревья стояли в роскошном лиственном уборе.

Рука об руку двинулись жених с невестой под этот свежий густой навес, где зелень отливала, благодаря игре света и теней, тысячами различных оттенков.

Девственно чистая, нежная листва распространяла живительный аромат, звонко и весело журчали ручейки и речки, пробираясь между бархатисто-зеленой осокой и пестрыми камушками. «Так было, есть и будет во веки веков!» — говорила вся природа.

Чу! Закуковала кукушка, зазвенела песня жаворонка! Весна была в полном разгаре; только ивы все еще не снимали со своих цветочков пуховых рукавичек; такие уж они осторожные — просто скучно!

Дни шли за днями, недели за неделями, землю так и обдавало теплом; волны горячего воздуха проникали в хлебные колосья, и они стали желтеть. Белый лотос севера раскинул по зеркальной глади лесных озер свои широкие зеленые листья, и рыбки прятались под их тенью.

На солнечной стороне леса, за ветром, возле облитой солнцем стены крестьянского домика, где пышно расцветали под жгучими ласками солнечных лучей роскошные розы и росли вишневые деревья, осыпанные сочными, черными, горячими ягодами, сидела прекрасная жена Лета, которую мы видели сначала девочкой, а потом невестой.

Она смотрела на темные облака, громоздившиеся друг на друга высокими черно-синими, угрюмыми горами; они надвигались с трех сторон и наконец нависли над лесом, как окаменелое, опрокинутое вверх дном море.

В лесу все затихло, словно по мановению волшебного жезла; прилегли ветерки, замолкли пташки, вся природа замерла в торжественном ожидании, а по дороге и по тропинкам неслись сломя голову люди в телегах, верхом и пешком, — все спешили укрыться от грозы.

Вдруг блеснул ослепительный луч света, словно солнце на миг прорвало тучи, затем вновь воцарилась тьма и прокатился глухой раскат грома. Вода хлынула с неба потоками. Тьма и свет, тишина и громовые раскаты сменяли друг друга.

По молодому тростнику, с коричневыми султанами на головках, так и ходили от ветра волны за волнами; ветви деревьев совсем скрылись за частою дождевою сеткою; свет и тьма, тишина и громовые удары чередовались ежеминутно. Трава и колосья лежали пластам; казалось, они уже никогда не в силах будут подняться.

Но вот ливень перешел в крупный, редкий дождь, выглянуло солнышко, и на былинках и листьях засверкали крупные перлы; запели птички, заплескались в воде рыбки, заплясали комары. На камне, что высовывался у самого берега из соленой морской пены, сидело и грелось на солнышке Лето, могучий, крепкий, мускулистый муж. С кудрей его стекали целые потоки воды, и он смотрел таким освеженным, словно помолодевшим после холодного купанья. Помолодела, освежилась и вся природа, все вокруг цвело с небывалою пышностью, силой и красотой! Наступило лето, теплое, благодатное лето!

От густо взошедшего на поле клевера струился сладкий живительный аромат, и пчелы жужжали над местом древних собраний. Жертвенный камень, омытый дождем, ярко блестел на солнце; цепкие побеги ежевики одели его густою бахромой.

К нему подлетела царица пчел со своим роем; они возложили на жертвенник плоды от трудов своих — воск и мед.

Никто не видал жертвоприношения, кроме самого Лета и его полной жизненных сил подруги; для них-то и были уготованы жертвенные дары природы.

Вечернее небо сияло золотом; никакой церковный купол не мог сравниться с ним; от вечерней и до утренней зари сиял месяц. На .дворе стояло лето.

И дни шли за дням, недели за неделями. На полях засверкали блестящие косы и серпы, ветви ветки яблонь согнулись под тяжестью красных и золотых плодов. Душистый хмель висел крупными кистями. В тени орешника, осыпанного орехами, сидевшими в зеленых гнездышках, отдыхали муж с женою — Лето со своею серьезною, задумчивою подругою.

— Что за роскошь! — сказала она. — Что за благодать, куда ни поглядишь! Как хорошо, как уютно на земле, и все-таки — сама не знаю почему — я жажду… покоя, отдыха… Других слов подобрать не могу! А люди уж снова вспахивают поля! Они вечно стремятся добыть себе больше и больше!..

Вон аисты ходят по бороздам вслед за плугом… Это они, египетские птицы, принесли нас сюда! Помнишь, как мы прилетели сюда, на север, детьми?..

Мы принесли с собой цветы, солнечный свет и зеленую листву! А теперь… ветер почти всю ее оборвал, деревья побурели, потемнели и стали похожи на деревья юга; только нет на них золотых плодов, какие растут там!

— Тебе хочется видеть золотые плоды? — сказало Лето. — Любуйся! — Он махнул рукою — и леса запестрели красноватыми и золотистыми листьями. Вот было великолепие! На кустах шиповника засияли огненно-красные плоды, ветви бузины покрылись крупными темно-красными ягодами, спелые дикие каштаны сами выпадали из темно-зеленых гнезд, а в лесу снова зацвели фиалки.

https://www.youtube.com/watch?v=wVHaTDw5aM4

Но царица года становилась все молчаливее и бледнее.

— Повеяло холодом! — говорила она. — По ночам встают сырые туманы. Я тоскую по нашей родине!

Читайте также:  Рассказ: валентина осеева "синие листья"

И она смотрела вслед улетавшим на юг аистам и протягивала к ним руки. Потом она заглянула в их опустевшие гнезда; в одном вырос стройный василек, в другом — желтая сурепка, словно гнезда только для того и были свиты, чтобы служить им оградою! Залетели туда и воробьи.

— Пип! А куда же девались хозяева? Ишь, подуло на них ветерком — они и прочь сейчас! Скатертью дорога!

Листья на деревьях все желтели и желтели, начался листопад, зашумели осенние ветры — настала поздняя осень.

Царица года лежала на земле, усыпанной пожелтевшими листьями; кроткий взор ее был устремлен на сияющие звезды небесные; рядом с нею стоял ее муж. Вдруг поднялся вихрь и закрутил сухие листья столбом.

Когда вихрь утих — царицы года уже не было; в холодном воздухе кружилась только бабочка, последняя в этом году.

Землю окутали густые туманы, подули холодные ветры, потянулись долгие темные ночи. Царь года стоял с убеленною сединой головою; но сам он не знал, что поседел, — он думал, что кудри его только запушило снегом! Зеленые поля покрылись тонкою снежною пеленою.

И вот колокола возвестили наступление сочельника.

— Рождественский звон! — сказал царь года. — Скоро народится новая царственная чета, а я обрету покой, унесусь вслед за нею на сияющую звезду!

В свежем, зеленом сосновом лесу, занесенном снегом, появился рождественский ангел и осветил молодые деревца, предназначенные служить символом праздника.

— Радость в жилищах людей и в зеленом лесу! — сказал престарелый царь года; в несколько недель он превратился в белого как лунь старика. — Приближается час моего отдыха! Корона и скипетр переходят к юной чете.

— И все же власть пока в твоих руках! — сказал ангел. — Власть, но не покой! Укрой снежным покровом молодые ростки! Перенеси терпеливо торжественное провозглашение нового повелителя, хотя власть еще и в твоих руках! Терпеливо перенеси забвение, хотя ты и жив еще! Час твоего успокоения придет, когда настанет весна!

— Когда же настанет весна? — спросила Зима.

— Когда прилетят с юга аисты!

И вот седоволосая, седобородая, обледеневшая, старая, согбенная, но все еще сильная и могущественная, как снежные бури и метели, сидела Зима на высоком холме, на куче снега, и не сводила глаз с юга, как прошлогодняя Зима.

Лед трещал, снег скрипел, конькобежцы стрелой скользили по блестящему льду озер, вороны и вороны чернели на белом фоне; не было ни малейшего ветерка. Среди этой тишины Зима сжала кулаки, и — толстый лед сковал все проливы.

Из города опять прилетели воробьи и спросили:

— Что это за старик там?

На плетне опять сидел тот же ворон или сын его — все едино — и отвечал им:

— Это Зима! Прошлогодний повелитель! Он не умер еще, как говорит календарь, а состоит регентом до прихода молодого принца — Весны!

— Когда же придет Весна? — спросили воробьи. — Может быть, у нас настанут лучшие времена, как переменится правительство! Старое никуда не годится!

А Зима задумчиво кивала голому черному лесу, где так ясно, отчетливо вырисовывались каждая веточка, каждый кустик. И землю окутали облака холодных туманов; природа погрузилась в зимнюю спячку. Повелитель года грезил о днях своей юности и зрелости, и к утру все леса оделись сверкающей бахромой из инея, — это был летний сон Зимы; взошло солнышко, и бахрома осыпалась.

— Когда же придет Весна? — опять спросили воробьи.

— Весна! — раздалось эхом с снежного холма.

И вот солнышко стало пригревать все теплее и теплее, снег стаял, птички защебетали: «Весна идет!»

Высоко-высоко по поднебесью несся первый аист, за ним другой; у каждого на спине сидело по прелестному ребенку. Дети ступили на поля, поцеловали землю, поцеловали и безмолвного старика Зиму, и он, как Моисей с горы, исчез в тумане!

История года кончена.

— Все это прекрасно и совершенно верно, — заметили воробьи, — но не по календарю, а потому никуда не годится!

Хранители сказок | Сказки Андерсена Ганса Христиана

Источник: http://hobbitaniya.ru/andersen/andersen54.php

Ганс Андерсен — История года

Здесь можно скачать бесплатно «Ганс Андерсен — История года» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Сказка. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «История года» читать бесплатно онлайн.

«Дело было в конце января; бушевала страшная метель; снежные вихри носились по улицам и переулкам; снег залеплял окна домов, валился с крыш целыми комьями, а ветер так и подгонял прохожих. Они бежали, летели стремглав, пока не попада́ли друг другу в объятия и не останавливались на минуту, крепко держась один за другого…»

Ганс Христиан Андерсен

История года

Дело было в конце января; бушевала страшная метель; снежные вихри носились по улицам и переулкам; снег залеплял окна домов, валился с крыш целыми комьями, а ветер так и подгонял прохожих.

Они бежали, летели стремглав, пока не попада́ли друг другу в объятия и не останавливались на минуту, крепко держась один за другого.

Экипажи и лошади были точно напудрены; лакеи стояли на запятках[1] спиною к экипажам и к ветру, а пешеходы старались держаться за ветром под прикрытием карет, двигавшихся по глубокому снегу шагом.

Когда же, наконец, метель утихла и вдоль тротуаров прочистили узенькие дорожки, прохожие беспрестанно сталкивались и останавливались друг перед другом в выжидательных позах: никому не хотелось первому шагнуть в снежный сугроб, уступая дорогу другому. Но вот, словно по безмолвному, внутреннему соглашению, каждый жертвовал одною ногой, опуская её в снег.

К вечеру погода совсем стихла; небо стало таким ясным, чистым, точно его вымели, и казалось даже как-то выше и прозрачнее, а звёздочки, словно вычищенные заново, сияли и искрились голубоватыми огоньками.

Мороз так и трещал, и к утру верхний слой снега настолько окреп, что воробьи прыгали по нему, не проваливаясь. Они шмыгали из сугроба в сугроб, прыгали и по прочищенным тропинкам, но ни тут, ни там не попадалось ничего съедобного.

Воробышки порядком иззябли.

– Пип! – говорили они между собою. – И это Новый Год!? Да он хуже старого! Не стоило и менять! Нет, мы недовольны, – и не без причины!

– А люди-то, люди-то, что шуму наделали, встречая Новый Год! – сказал маленький иззябший воробышек.

 – И стреляли, и глиняные горшки о двери разбивали, ну, словом, себя не помнили от радости – и всё оттого, что старому году пришёл конец! Я было тоже радовался, думал, что вот теперь наступит тепло – не тут-то было! Морозит ещё пуще прежнего! Люди, видно, сбились с толку и перепутали времена года!

– И впрямь! – подхватил третий, старый воробей с седым хохолком. – У них, ведь, имеется такая штука – собственного их изобретения – календарь, как они зовут её, и вот, они воображают, что всё на свете должно идти по этому календарю! Как бы не так! Вот придёт весна, тогда и наступит Новый Год, а никак не раньше, так уж раз навсегда заведено в природе, и я придерживаюсь этого счисления.

– А когда же придёт весна? – спросили другие воробьи.

– Она придёт, когда прилетит первый аист. Но он не особенно-то аккуратен, и трудно рассчитать заранее, когда именно он прилетит! Впрочем, уж если вообще разузнавать об этом, то не здесь, в городе, – тут никто ничего не знает толком – а в деревне! Полетим-ка туда дожидаться весны! Туда она всё-таки скорее придёт!

– Всё это прекрасно! – сказала воробьиха, которая давно вертелась тут же и чирикала, не говоря настоящего слова.

 – Одно вот только: здесь, в городе, я уже имею некоторые удобства, а найду ли я их в деревне – не знаю! Тут есть одна человечья семья; ей пришла разумная мысль – прибить к стене три-четыре пустых горшка из-под цветов.

Верхними краями они плотно прилегают к стене, дно же обращено наружу, и в нём есть маленькое отверстие, через которое я свободно влетаю и вылетаю. Там-то мы с мужем и устроили себе гнездо, оттуда повылетели и все наши птенчики.

Понятное дело, люди устроили всё это для собственного удовольствия, чтобы полюбоваться нами; иначе бы они и пальцем не шевельнули! Они бросают нам хлебные крошки, – тоже ради своего удовольствия – ну, а нам-то всё-таки корм! Таким образом, мы здесь до некоторой степени обеспечены, и я думаю, что мы с мужем останемся здесь! Мы тоже очень недовольны, во всё-таки останемся.

– А мы полетим в деревню – поглядеть, не идёт ли весна! – сказали другие и улетели.

В деревне стояла настоящая зима, и было, пожалуй, ещё холоднее, чем в городе. Резкий ветер носился над снежными полянами.

Крестьянин в больших, тёплых рукавицах ехал на санях, похлопывая руки одна о другую, чтобы выколотить из них мороз; кнут лежал у него на коленях, но исхудалые лошади бежали рысью; пар так и валил от них. Снег хрустел под полозьями, а воробьи прыгали по санным колеям и мёрзли.

– Пип! Когда же придёт весна? Зима тянется что-то уж больно долго!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Запятки – место для слуги, лакея позади экипажа.

Источник: https://www.libfox.ru/672042-gans-andersen-istoriya-goda.html

Ганс Христиан Андерсен «История года»

Входит в:

— антологию «Мудрые сказки», 2005 г.

Издания:/языки:, ,/тип:,/перевод:, , , , , , , ,

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Конни, 3 февраля 2014 г.

Помню какими долгими казались в детстве летние каникулы и невыносимо длинным, целой эпохой представлялся учебный год. С возрастом время летит все быстрее. Кажется совсем недавно отгремели новогодние фейерверки, растаял снег, промелькнуло лето. облетели листья и вот, пожалуйста, опять надо раскладывать подарки под елкой.

Дела, важные встречи, отчеты, мероприятия занимают время и мысли настолько, что по дороге на работу и с работы лишь мимоходом отмечаешь сезонные изменения в природе. Отпуск многие стараются провести подальше от родных пенат и даже в чуждом климате, наслаждаясь тропическим солнцем зимой. Чаще всего некогда нам, взрослым занятым людям, всматриваться и отмечать детали смены природных сезонов.

Меж тем времена года приходят и уходят, расцветают, зреют и увядают. Таинственная мистерия Великого Круговорота повторяется вновь и вновь, по правилам, созданным задолго до появления людей. «Календарь- пустая человечья выдумка» полезен, но скучен.

Гораздо занимательнее наблюдать за неспешно разворачивающимися красочными картинами: прелестными детьми Весны, юной влюбленной парой, прекрасной женой и могучим мужем, зрелой царственной четой.

Как грустно, когда уходит жена и одинокий старец жаждет покоя и освобождения, но терпеливо выполняет свой долг.

Текст полон милых подробностей, пробуждающих у читателя собственные воспоминания. Почти каждый хранит в душе память о пышном, ярком лете, нежной весне.

роскошной осени или кристально-чистой зиме, а чтение сказки позволит оживить эти потаенные невидимые сокровища.

Когда-то меня восхищали больше весенняя зелень и сладкие летние ароматы, а теперь до боли трогают инеистые сны Зимы о навсегда ушедшем.

Поэтичная, грустная, непростая, совсем не детская сказка.

glupec, 21 октября 2009 г.

Красивая, в высшей степени поэтичная история. Смена времён года — как смена времён жизни… Год-ребёнок, Год-юноша… Год-старик, потерявший свою любимую и внутренне уже примирившийся с необходимостью уйти в небытие…

Простая аллегория — но под пером Ганса Христиана она оживает, становится яркой, ёмкой, осмысленной… Сказка эта из тех, которые не просто читаешь — их чувствуешь, ими живёшь во время чтения (простите за пафосность:glasses:).

Очень жаль, что она не относится к числу самых его известных.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: http://fantlab.ru/work101116

Книга Сказки. Истории. Автор — Андерсен Ганс Христиан. Содержание — Ханс Кристиан Андерсен СКАЗКИ ИСТОРИИ

РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ БИБЛИОТЕКИ ВСЕМИРНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Абашидзе И. В.

Айтматов Ч.

Алексеев М. П.

Бажан М. П.

Благой Д. Д.

Брагинский И. С.

Бровка П. У.

Бурсов Б. И.

Бээкман В. Э.

Ванаг Ю. П.

Гамзатов Р.

Гафуров Б. Г.

Грабарь-Пассек М. Е.

Грибанов Б. Т.

Егоров А. Г.

Елистратова А. А.

Ибрагимов М.

Иванько С. С.

Кербабаев Б. М.

Косолапов В. А.

Лупан А. П.

Любимов Н. М.

Марков Г. М.

Межелайтис Э. Б.

Неупокоева И. Г.

Нечкина М. В.

Новиченко Л. Н.

Нурпеисов А. К.

Пузиков А. И.

Рашидов Ш. Р.

Реизов Б. Г.

Самарин Р. М.

Сомов В. С.

Сучков Б. Л.

Тихонов Н. С.

Турсун-заде М.

Федин К. А.

Федоренко Н. Т.

Федосеев П. Н.

Ханзадян С. Н.

Храпченко М. Б.

Черноуцан И. С.

Шамота Н. З.

Мне было всего семь лет, когда я познакомился с писателем Кристианом Андерсеном.

Случилось это в зимний вечер 31 декабря 1899 года, — всего за несколько часов до наступления двадцатого столетия. Веселый датский сказочник встретил меня на пороге нового века.

Он долго рассматривал меня, прищурив один глаз и посмеиваясь, потом достал из кармана белоснежный душистый платок, встряхнул им, и из платка выпала большая белая роза. Сразу же вся комната наполнилась ее серебряным светом и непонятным медленным звоном. Оказалось, что это звенят лепестки розы, ударившись о кирпичный пол подвала, где жила тогда наша семья.

Я должен сказать, что этот случай с Андерсеном был тем явлением, которое старомодные писатели называли «сном наяву». Просто это мне, должно быть, привиделось.

В тот зимний вечер, о котором я рассказываю, у нас в семье украшали елку. По этому случаю взрослые отправили меня на улицу, чтобы я раньше времени не радовался этой елке.

Я никак не мог понять, почему нельзя радоваться раньше какого-то твердого срока. По-моему, радость была не такая частая гостья в нашей семье, чтобы заставлять нас, детей, томиться, дожидаясь ее прихода.

Но, как бы там ни было, меня услали на улицу. Наступило то время сумерек, когда фонари еще не горели, но могли вот-вот зажечься. И от этого «вот-вот», от ожидания внезапно вспыхивающих фонарей у меня замирало сердце.

Читайте также:  Железнодорожный мост через реку

Я хорошо знал, что в зеленоватом газовом свете тотчас появятся в глубине зеркальных магазинных витрин разные волшебные вещи: коньки «снегурки», витые свечи всех цветов радуги, маски клоунов в маленьких белых цилиндрах, оловянные кавалеристы на горячих гнедых лошадях, хлопушки и золотые бумажные цепи. Непонятно почему, но от этих вещей сильно пахло клейстером и скипидаром.

Я знал со слов взрослых, что вечер 31 декабря 1899 года был совершенно особенный. Чтобы дождаться такого же вечера, нужно было прожить еще сто лет. А это, конечно, почти никому не удастся.

Я спросил у отца, что значит «особенный вечер». Отец объяснил мне, что этот вечер называется так потому, что он не похож на все остальные.

Действительно, зимний вечер в последний день 1899 года был непохож на все остальные. Снег падал медленно и важно, и хлопья его были такие большие, что казалось, с неба слетают на город легкие белые розы. И по всем улицам слышался глухой перезвон извозчичьих бубенцов.

Когда я вернулся домой, елку тотчас зажгли, и в комнате началось такое веселое потрескиванье свечей, будто вокруг лопались сухие стручки акации.

Около елки лежала толстая книга — подарок от мамы. Это были сказки Ханса Кристиана Андерсена.

Я сел под елкой и раскрыл книгу. В ней было много разноцветных картинок, прикрытых папиросной бумагой. Приходилось осторожно отдувать эту бумагу, чтобы увидеть картинки, еще липкие от краски.

Там сверкали бенгальским огнем стены снежных дворцов, дикие лебеди летели над морем, в котором, как лепестки цветов, отражались розовые облака, и оловянные солдатики стояли на часах на одной ноге, сжимая длинные ружья.

Я начал читать и зачитался так, что, к огорчению взрослых, почти не обратил внимания на нарядную елку.

Прежде всего я прочел сказку о стойком оловянном солдатике и маленькой прелестной плясунье, потом — сказку о снежной королеве. Удивительная и, как мне показалось, душистая, подобно дыханию цветов, человеческая доброта исходила от страниц этой книги с золотым обрезом.

Потом я задремал под елкой от усталости и жара свечей и сквозь эту дремоту увидел самого Андерсена. С тех пор мое представление о нем всегда было связано с этим приятным сном.

Тогда я еще не знал, конечно, двойного смысла андерсеновских сказок. Я не знал, что в каждой детской сказке заключена вторая, которую в полной мере могут понять только взрослые.

Это я понял гораздо позже.

Понял, что мне просто повезло, когда в канун трудного и великого двадцатого века мне встретился милый чудак и поэт Андерсен и научил меня светлой вере в победу солнца над мраком и доброго человеческого сердца над злом.

Тогда я уже знал пушкинские слова: «Да здравствует солнце, да скроется тьма!» — и был почему-то уверен, что Пушкин и Андерсен были закадычными друзьями и, встречаясь, хлопали, наверное, друг друга по плечу и смеялись.

Биографию Андерсена я узнал значительно позже. С тех пор она всегда представлялась мне в виде интересных картин, похожих на рисунки к его рассказам.

Андерсен всю свою жизнь умел радоваться, хотя детство его не давало для этого никаких оснований. Родился он в 1805 году, во время наполеоновских войн, в старом датском городе Оденсе, в семье сапожника.

Оденсе лежит в одной из котловин среди низких холмов на острове Фюн. В котловинах на этом острове почти всегда застаивался туман, а на вершинах холмов цвел вереск и уныло шумели сосны.

Если хорошенько подумать, на что был похож Оденсе, то, пожалуй, можно сказать, что он больше всего напоминал игрушечный город, вырезанный из почернелого дуба.

Недаром Оденсе славился своими резчиками по дереву. Один из них, средневековый мастер Клаус Берг, вырезал из черного дерева огромный алтарь для собора в Оденсе. Алтарь этот, величественный и грозный, наводил оторопь не только на детвору, но даже на взрослых.

Но датские резчики делали не только алтари и статуи святых, — они предпочитали вырезать из больших кусков дерева те фигуры, что, по морскому обычаю, украшали форштевни парусных кораблей.

То были грубые, но выразительные статуи мадонн, морского бога Нептуна, нереид, дельфинов и изогнувшихся морских коньков.

Эти статуи раскрашивали золотом, охрой и кобальтом, причем клали краску так густо, что морская волна не могла в течение многих лет смыть ее или повредить.

По существу эти резчики корабельных статуй были поэтами моря и своего ремесла. Не зря же из семьи такого резчика вышел один из величайших скульпторов XIX века, друг Андерсена, датчанин Бертель Торвальдсен.

Маленький Андерсен видел замысловатые работы резчиков не только на кораблях, но и на домах Оденсе. Должно быть, он знал в Оденсе тот старый-престарый дом, где год постройки был вырезан на деревянном толстом щите в рамке из тюльпанов и роз. Там же было вырезано целое стихотворение, и дети выучивали его наизусть. Он даже описал этот дом в одной из своих сказок.

А у отца Андерсена, как у всех башмачников, висела над дверью деревянная вывеска с изображением орла с парой голов — в знак того, что башмачники всегда шьют только парную обувь.

Дед Андерсена тоже был резчиком по дереву. В старости он занимался тем, что вырезал всякие причудливые игрушки — людей с птичьими головами или коров с крыльями — и раздаривал эти фигурки соседским мальчишкам. Дети радовались, а родители, как водится, считали старого резчика слабоумным и дружно насмехались над ним.

Источник: https://www.booklot.ru/authors/andersen-gans-hristian/book/skazki-istorii/content/1046709-hans-kristian-andersen-skazki-istorii/

Ханс Кристиан Андерсен

Главная >> Библиотека >> Сказки >> Сказки АндерсенаБиография

Ханс Кристиан Андерсен (в русском языке общепринятым произношением и написанием является Ганс Христиан) — датский прозаик и поэт, автор всемирно известных сказок для детей и взрослых: «Гадкий утёнок», «Новое платье короля», «Дюймовочка», «Стойкий оловянный солдатик», «Принцесса на горошине», «Оле Лукойе», «Снежная королева» и многих других.

Фото 30 июня 1870 года. Holsteinborg, Дания

Биография

Детство

Ханс Кристиан Андерсен родился 2 апреля 1805 года в Оденсе на острове Фюн. Отец Андерсена, Ханс Андерсен (1782—1816), был бедным башмачником, а мать, Анна Мари Андерсдаттер (1775—1833), была прачкой из бедной семьи.

Он рос очень нервным ребёнком, эмоциональным и восприимчивым. В то время физические наказания детей в школах были обычным делом, поэтому мальчик боялся ходить в школу, и мама отдала его в благотворительную школу (куда брали и еврейских детей), где физические наказания не практиковались. Известно, что этой школой руководил христианин Феддер Карстенс.

Юность

В возрасте 14 лет Ханс поехал в Копенгаген; мать отпустила его, так как надеялась, что он побудет там немного и вернётся домой. Когда она спросила причину, по которой он едет, покидая её и дом, юный Ханс Кристиан тотчас ответил: «Чтобы стать знаменитым!».

Ханс Кристиан был долговязым подростком с удлинёнными и тонкими конечностями, шеей и таким же длинным носом. Несмотря на его неэффектную внешность, из жалости Ханс Кристиан был принят в Королевский театр, где играл второстепенные роли. Ему предложили учиться из-за доброго к нему отношения, видя его желание.

Посочувствовавшие бедному и чувствительному мальчику люди ходатайствовали перед королём Дании Фредериком VI, который разрешил ему учиться в школе в городке Слагельсе, а затем в другой школе в Эльсиноре за счёт казны. Ученики в школе были на 6 лет младше Андерсена.

Он впоследствии вспоминал о годах учёбы в школе как о самой мрачной поре своей жизни, из-за того что он подвергался строгой критике ректора учебного заведения и болезненно переживал по этому поводу до конца своих дней — он видел ректора в кошмарных снах. В 1827 году Андерсен завершил учёбу.

До конца жизни он делал в письме множество грамматических ошибок — Андерсен так и не одолел грамоты.

Андерсен никогда не был женат и не имел детей.

Творчество

В 1829 году опубликованный Андерсеном фантастический рассказ «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера» принёс писателю известность.

Андерсен пишет большое количество литературных произведений, в том числе в 1835 году — прославившие его «Сказки». В 1840-х годах Андерсен попытался вернуться на подмостки, но без особого успеха.

В то же время он подтвердил свой талант, издав сборник «Книга с картинками без картинок».

Во второй половине 1840-х и в следующие годы Андерсен продолжал публиковать романы и пьесы, тщетно пытаясь прославиться как драматург и романист.

В 1871 году состоялась премьера первого балета по его сказкам — «Сказки в картинах». Несмотря на то, что премьера была неудачной, Андерсен содействовал вручению Анкеровской премии балетмейстеру, своему другу и единомышленнику Августу Бурнонвилю.

В 1872 году Андерсен упал с кровати, сильно расшибся и больше уже не оправился от травм, хотя прожил ещё три года. Он скончался 4 августа 1875 года и похоронен на кладбище Ассистэнс (датск.)русск. в Копенгагене.

Список известных сказок

  • Аисты (Storkene, 1839)
  • Альбом крёстного (Gudfaders Billedbog, 1868)
  • Ангел (Engelen, 1843)
  • Анне Лисбет (Anne Lisbeth, 1859)
  • Бабушка (Bedstemoder, 1845)
  • Блоха и профессор (Loppen og Professoren, 1872)
  • Блуждающие огоньки в городе (Lygtemændene ere i Byen, sagde Mosekonen, 1865)
  • Большой морской змей (Den store Søslange, 1871)
  • Бронзовый кабан (быль) (Metalsvinet, 1842)
  • Бузинная матушка (Hyldemoer, 1844)
  • Бутылочное горлышко (Flaskehalsen, 1857)
  • В день кончины (Paa den yderste Dag, 1852)
  • В детской (I Børnestuen, 1865)
  • Весёлый нрав (Et godt Humeur, 1852)
  • Ветер рассказывает о Вальдемаре До и его дочерях (Vinden fortæller om Valdemar Daae og hans Døttre, 1859)
  • Ветряная мельница (Veirmøllen, 1865)
  • Волшебный холм (Elverhøi, 1845)
  • Воротничок (Flipperne, 1847)
  • Всяк знай своё место! (Всему своё место) («Alt paa sin rette Plads», 1852)
  • Вэн и Глэн (Vænø og Glænø, 1867)
  • Гадкий утёнок (Den grimme Ælling, 1843)
  • Ганс Чурбан (Дурень Ганс, Иванушка-дурачок) (Klods-Hans, 1855)
  • Два брата (To Brødre, 1859)
  • Две девицы (To Jomfruer, 1853)
  • Двенадцать пассажиров (Tolv med Posten, 1861)
  • Дворовый петух и флюгерный (Gaardhanen og Veirhanen, 1859)
  • Дева льдов (Iisjomfruen, 1861)
  • Девочка со спичками (Den lille Pige med Svovlstikkerne, 1845)
  • Девочка, которая наступила на хлеб (Девочка, наступившая на хлеб) (Pigen, som traadte paa Brødet, 1859)
  • День переезда (Flyttedagen, 1860)
  • Дикие лебеди (De vilde Svaner, 1838)
  • Директор кукольного театра (Marionetspilleren, 1851)
  • Дни недели (Ugedagene, 1868)
  • Домовой и хозяйка (Nissen og Madamen, 1867)
  • Домовой мелочного торговца (Домовой лавочника) (Nissen hos Spekhøkeren, 1852)
  • Дорожный товарищ (Reisekammeraten, 1835)
  • Дочь болотного царя (Dynd-Kongens Datter, 1858)
  • Дриада (Dryaden, 1868)
  • Дюймовочка (Tommelise, 1835)
  • Еврейка (Jødepigen, 1855)
  • Ель (Grantræet, 1844)
  • Епископ Берглумский и его родичи (Bispen paa Børglum og hans Frænde, 1861)
  • Есть же разница! («»Der er Forskjel!», 1851)
  • Жаба (Skrubtudsen, 1866)
  • Жених и невеста (Kjærestefolkene или Toppen og Bolden, 1843)
  • Зелёные крошки (De smaa Grønne, 1867)
  • Злой князь. Предание (Den onde Fyrste, 1840)
  • Золотой мальчик (Guldskat, 1865)
  • И в щепотке порой скрывается счастье (Lykken kan ligge i en Pind, 1869)
  • Иб и Христиночка (Ib og lille Christine, 1855)
  • Из окна богадельни (Fra et Vindue i Vartou, 1846)
  • Истинная правда (Det er ganske vist!, 1852)
  • История года (Aarets Historie, 1852)
  • История одной матери (Historien om en Moder, 1847)
  • Как буря перевесила вывески (Stormen flytter Skilt, 1865)
  • Как хороша! («»Deilig!», 1859)
  • Калоши счастья (Lykkens Kalosker, 1838)
  • Капля воды (Vanddraaben, 1847)
  • Ключ от ворот (Portnøglen, 1872)
  • Кое-что («Noget», 1858)
  • Колокол (Klokken, 1845)
  • Колокольный омут (Klokkedybet, 1856)
  • Колокольный сторож Оле (Taarnvægteren Ole, 1859)
  • Комета (Kometen, 1869)
  • Красные башмаки (De røde Skoe, 1845)
  • Кто же счастливейшая? (Hvem var den Lykkeligste?, 1868)
  • Лебединое гнездо (Svanereden, 1852)
  • Лён (Hørren, 1848)
  • Маленький Клаус и Большой Клаус (Lille Claus og store Claus, 1835)
  • Маленький Тук (Lille Tuk, 1847)
  • Мотылёк (Sommerfuglen, 1860)
  • Муза нового века (Det nye Aarhundredes Musa, 1861)
  • На дюнах (En Historie fra Klitterne, 1859)
  • На краю моря (Ved det yderste Hav, 1854)
  • На могиле ребёнка (Barnet i Graven, 1859)
  • На птичьем дворе (I Andegaarden, 1861)
  • Навозный жук (Skarnbassen, 1861)
  • Немая книга (Den stumme Bog, 1851)
  • Плохой мальчик (Den uartige Dreng, 1835)
  • Новое платье короля (Keiserens nye Klæder, 1837)
  • Ночной колпак старого холостяка (Pebersvendens Nathue, 1858)
  • О чём рассказывала старуха Иоханна (Hvad gamle Johanne fortalte, 1872)
  • Обрывок жемчужной нити (Et stykke Perlesnor, 1856)
  • Огниво (Fyrtøiet, 1835)
  • Оле-Лукойе (Ole Lukøie, 1841)
  • Отпрыск райского растения (Et Blad fra Himlen, 1853)
  • Парочка (Kærestefolkene, 1843)
  • Пастушка и трубочист (Hyrdinden og Skorsteensfeieren, 1845)
  • Пейтер, Петер и Пер (Peiter, Peter og Peer, 1868)
  • Перо и чернильница (Pen og Blækhuus, 1859)
  • Пляши, куколка, пляши! (Dandse, dandse Dukke min!, 1871)
  • Побратимы (Venskabs-Pagten,1842)
  • Под ивой (Under Piletræet, 1852)
  • Подснежник (Sommergjækken, 1862)
  • Последний сон старого дуба (Det gamle Egetræes sidste Drøm, 1858)
  • Последняя жемчужина (Den sidste Perle, 1853)
  • Прадедушка (Oldefa'er, 1870)
  • Предки птичницы Греты (Hønse-Grethes Familie, 1869)
  • Прекраснейшая роза мира (Verdens deiligste Rose, 1851)
  • Принцесса на горошине (Prindsessen paa Ærten, 1835)
  • Пропащая («Hun duede ikke», 1852)
  • Прыгуны (Springfyrene, 1845)
  • Психея (Psychen, 1861)
  • Птица народной песни (Folkesangens Fugl, 1864)
  • Птица феникс (Fugl Phønix, 1850)
  • Пятеро из одного стручка (Fem fra en Ærtebælg, 1852)
  • Райский сад (Paradisets Have, 1839)
  • Рассказы солнечного луча (Solskins-Historier, 1869)
  • Ребячья болтовня (Børnesnak, 1859)
  • Роза с могилы Гомера (En Rose fra Homers Grav, 1842)
  • Ромашка (Gaaseurten, 1838)
  • Русалочка (Den lille Havfrue, 1837)
  • С крепостного вала (Et Billede fra Castelsvolden, 1846)
  • Садовник и господа (Gartneren og Herskabet, 1872)
  • Сальная свеча (Tællelyset, 1820-е гг.)
  • Самое невероятное (Det Utroligste, 1870)
  • Свечи (Lysene, 1870)
  • Свинопас (Svinedrengen, 1841)
  • Свинья-копилка (Pengegrisen, 1854)
  • Сердечное горе (Hjertesorg, 1852)
  • Серебряная монетка (Sølvskillingen, 1861)
  • Сидень (Krøblingen, 1872)
  • Скороходы (Hurtigløberne, 1858)
  • Снеговик (Sneemanden, 1861)
  • Снежная королева (Sneedronningen, 1844)
  • Сокрыто — не забыто (Gjemt er ikke glemt, 1866)
  • Соловей (Nattergalen, 1843)
  • Сон (En Historie, 1851)
  • Соседи (Nabofamilierne, 1847)
  • Старая могильная плита (Den gamle Gravsteen, 1852)
  • Старый дом (Det gamle Huus, 1847)
  • Старый уличный фонарь (Den gamle Gadeløgte, 1847)
  • Старый церковный колокол (Den gamle Kirkeklokke, 1861)
  • Стойкий оловянный солдатик (Den standhaftige Tinsoldat, 1838)
  • Судьба репейника (Hvad Tidselen oplevede, 1869)
  • Сундук-самолёт (Den flyvende Kuffert, 1839)
  • Суп из колбасной палочки (Suppe paa en Pølsepind, 1858)
  • Счастливое семейство (Den lykkelige Familie, 1847)
  • Сын привратника (Portnerens Søn, 1866)
  • Талисман (Talismanen, 1836)
  • Тень (Skyggen, 1847)
  • Тернистый путь славы («Ærens Tornevei», 1855)
  • Тётушка (Moster, 1866)
  • Тётушка Зубная Боль (Tante Tandpine, 1872)
  • Тряпьё (Laserne, 1868)
  • Уж что муженёк сделает, то и ладно (Что муженёк ни сделает, всё хорошо) (Hvad Fatter gjør, det er altid det Rigtige, 1861)
  • Улитка и розы (Улитка и розовый куст) (Sneglen og Rosenhækken, 1861)
  • Философский камень (De Vises Steen, 1858)
  • Хольгер Датчанин (Holger Danske, 1845)
  • Цветы маленькой Иды (Den lille Idas Blomster, 1835)
  • Чайник (Theepotten, 1863)
  • Чего только не придумают… (Что можно придумать) (Hvad man kan hitte paa, 1869)
  • Через тысячу лет (Om Aartusinder, 1852)
  • Что сказала вся семья (Hvad hele Familien sagde, 1870)
  • Штопальная игла (Stoppenaalen, 1845)
  • Гречиха (Boghveden, 1841)
  • Эльф розового куста (Rosen-Alfen, 1839)
  • Повести и романы[править | править вики-текст]
  • Импровизатор (Improvisatoren, 1835)
  • Всего лишь скрипач (Kun en Spillemand, 1837)
  • Картинки-невидимки (сборник из 33 коротких историй)
  • Петька-счастливец (Lykke-Peer, 1870 г.)
Читайте также:  Горы в чехии

Факты

  • В сказке «Два брата» Х. К. Андерсен писал про знаменитых братьев Ханса Кристиана и Андерса Эрстедов.
  • У Андерсена есть сказка про Исаака Ньютона.
  • Андерсен злился, когда его называли детским сказочником и говорил, что пишет сказки как для детей, так и для взрослых. По этой же причине он приказал, чтобы на его памятнике, где первоначально сказочника должны были окружать дети, не было ни одного ребёнка.
  • У Андерсена был автограф А. С. Пушкина.
  • Сказку Андерсена «Новое платье короля» разместил в первом букваре Л. Н. Толстой. В оригинале она именуется «Новое платье императора», но в русском переводе название было по цензурным соображением изменено. В западных языках выражение «новое платье императора» стало крылатым, подобно выражению «новое платье короля» в русском.
  • Одна из ранних сказок писателя, «Сальная свеча» (дат. Tællelyset), была обнаружена в Национальном архиве Фюна лишь в октябре 2012 года.
  • Х. К. Андерсен был самым издаваемым в СССР зарубежным писателем за 1918—1986 годы: общий тираж 515 изданий составил 97,119 млн экземпляров.
  • В 2005 году французский художник Сара Мун выпустила фотографическую книгу и черно-белый фильм Цирк, созданные по мотивам рассказа Андерсена Девочка со спичками.

Источник: https://www.friendship.com.ru/tales/tales-andersen/biografia.shtml

Ганс Христиан Андерсен

 Ханс Кристиан Андерсен (во многих изданиях на русском языке имя писателя указывается как Ганс Христиан, дат. Hans Christian Andersen) — датский прозаик и поэт, автор всемирно известных сказок для детей и взрослых.

 Биография
Детство
Ганс Христиан Андерсен был рождён 2 апреля 1805 г. в Оденсе на датском острове Фюн. 

 Глава семьи писателя (Ганс Андерсен 1782—1816)

работал сапожником, по воспоминаниям сказочника, «богато одаренной поэтической натурой». Именно отец привил в Гансе Христиане Андерсоне любовь к книгам, читая по вечерам Библию, новеллы, исторические романы и рассказы.

Отец для Ганса построил дома кукольный театр, что бы сын сам сочинял пьесы. К сожалению, отец сказочника прожил небольшую жизнь, оставил вдову, и двух маленьких детей, Ганса Христиана и его сестру.

Мать писателя (

Анна Мари Андерсдаттер 1775—1833) была из бедной семьи, в детстве ей приходилось просить подаяние. Когда умер отец, мать устроилась на работу прачкой. Была похоронена на кладбище для бедняков.

Начальное образование Гансу Христиану дали в школе для бедных.

Единственное чему там учили, это Божий закон, арифметика и письмо. Андерсен не готовил уроки и плохо учился. Больше его привлекало сочинение увлекательных историй с собой в главной роли. Разуметься ему не верили.

 Дружба Андерсена с принцем Фритсом, согласно фантазии Андерсена, продолжалась и во взрослом возрасте, до самой смерти последнего.

Дом Ганса Христиана Андерсена в Оденсе

 После смерти Фритса, за исключением родственников, один лишь Андерсен был допущен к гробу покойного. Причиной этой фантазии явились рассказы отца мальчика, что он родственник короля. С детства будущий писатель проявлял склонность к мечтанию и сочинительству, часто устраивал импровизированные домашние спектакли, вызывавшие смех и издёвки детей. В 1816 г. отец Андерсена умер, и мальчику пришлось работать ради пропитания. Он был подмастерьем сперва у ткача, затем у портного. Потом Андерсен работал на сигаретной фабрике. В раннем детстве Ганс Христиан был замкнутым ребёнком с большими голубыми глазами, который сидел в углу и играл в свою любимую игру — кукольный театр. Это единственное своё занятие он сохранил и в юности.

Юность

В возрасте 14 лет Андерсен поехал в Копенгаген, мать отпустила его, так как надеялась, что он побудет там немного и вернётся.

Когда она спросила причину, по которой он едет, покидая её и дом, юный Андерсен тотчас ответил: «Чтобы стать знаменитым!» Он поехал с целью устроиться на работу в театр, мотивируя это своей любовью ко всему тому, что с ним связано.

Он получил деньги по рекомендательному письму полковника, в семье которого он устраивал в детстве свои спектакли. В течение года жизни в Копенгагене он пытался попасть в театр. Сперва он пришёл домой к известной певице и, от волнения заливаясь слезами, просил её устроить его в театр.

Она, чтобы только отвязаться от назойливого странного долговязого подростка, обещала всё устроить, но, конечно, не выполнила своего обещания. Гораздо позднее она скажет Андерсену, что просто приняла тогда его за сумасшедшего. Ганс Христиан был долговязым подростком с удлинёнными и тонкими конечностями, шеей и таким же длинным носом, он являлся квинтэссенцией Гадкого Утёнка.

Но благодаря его приятному голосу и его просьбам, а также из жалости, Ганс Христиан, несмотря на неэффектную внешность, был принят в Королевский театр, где играл второстепенные роли. Его всё меньше и меньше задействовали, а затем началась возрастная ломка голоса, и он был уволен.

Андерсен тем временем сочинил пьесу в 5-ти актах и написал письмо королю, убедив дать деньги на её издание. В эту книгу входили также стихи. Ганс Христиан позаботился о рекламе и дал анонс в газете. Книга была напечатана, но никто её не покупал, она пошла на обёртку.

Он не терял надежды и понёс свою книгу в театр, чтобы по пьесе был поставлен спектакль. Ему было отказано с формулировкой «ввиду полного отсутствия опыта у автора». Но ему предложили учиться из-за доброго к нему отношения, видя его желание.

Посочувствовавшие бедному и чувствительному мальчику люди ходатайствовали перед королём Дании Фредериком VI, который разрешил учиться в школе в городке Слагелсе, а затем в другой школе в Эльсиноре за счёт казны. Это означало, что больше не нужно будет думать о куске хлеба, о том, как прожить дальше.

Ученики в школе были на 6 лет младше Андерсена. Он впоследствии вспоминал о годах учёбы в школе как о самой мрачной поре своей жизни, из-за того что он подвергался строгой критике ректора учебного заведения и болезненно переживал по этому поводу до конца своих дней — он видел ректора в кошмарных снах.

В 1827 году Андерсен завершил учёбу. До конца жизни он делал на письме множество грамматических ошибок — Андерсен так и не одолел грамоты. Андерсен не соответствовал образу сказочника, окружённого детьми, рассказывающего им свои сказки. Его замкнутость и эгоцентричность вылилась в нелюбовь к детям.

Когда знаменитый скульптор хотел изобразить знаменитого уже сказочника в окружении детей, тот разгневался настолько, что выгнал его взашей и сказал, что у него нет привычки беседовать с детьми . Он так и умер в полном одиночестве.

Ганс Христиан Андерсен. Фото 1869 г.

Творчество

В 1829 г. опубликованный Андерсеном фантастический рассказ «Пешее путешествие от канала Холмен к восточной оконечности Амагера» принёс писателю известность.

Мало что было написано до 1833 года, когда Андерсен получил от короля денежное пособие, позволившее ему осуществить первое в жизни заграничное путешествие.

Начиная с этого времени, Андерсен пишет большое количество литературных произведений, в том числе в 1835 году — прославившие его «Сказки». 

В 1840-х годах Андерсен попытался вернуться на подмостки, но без особого успеха. В то же время он подтвердил свой талант, издав сборник «Книга с картинками без картинок». Слава его «Сказок» росла; 2-й выпуск «Сказок» был начат в 1838 году, а 3-й — в 1845.К этому моменту он был уже знаменитым писателем, широко известным в Европе.

В июне 1847 он впервые приехал в Англию и был удостоен триумфальной встречи. Во второй половине 1840-х и в следующие годы Андерсен продолжал публиковать романы и пьесы, тщетно пытаясь прославиться как драматург и романист. В то же время он презирал свои сказки, принёсшие ему заслуженную славу. Тем не менее он продолжал писать всё новые и новые сказки.

Последняя сказка написана Андерсеном в рождество 1872 года. 

 Личная жизнь Ганса Христиана скрыта пеленой неизвестности. Писатель умер, так и не создавши семью, но очень часто сказочник влюблялся «в недосягаемых красавиц», и самое печальное то, что эти романы всегда являлись достоянием общественности. Одной из влюбленностей сказочника была актриса и певица Иени Линд.

Роман их был очень красивым, но, к сожалению, закончился разрывом, поскольку один из влюбленных счел свое дело важнее, чем семья.

 В 1872 году Ганс Христиан Андерсен впервые переживает приступ неясной болезни, от которой уже не суждено ему было вылечиться. (В 1872 году Андерсен упал с кровати, сильно расшибся и больше уже не оправился от травм, хотя прожил ещё три года.) Он скончался 4 августа 1875 года. Писатель умирает в Копенгагене, на своей вилле «Ролигхед». Похоронили великого сказочника на кладбище Ассистэнс.

 

Могила Андерсена на кладбище Ассистэнс

    Аисты (1839)    Альбом крёстного (1868)    Ангел (1843)    Анне Лисбет (1859)    Бабушка (1845)

    Блоха и профессор (1872)

    Блуждающие огоньки в городе (1865)    Бог никогда не умрёт (1836)    Большой морской змей (1871)    Бронзовый кабан (быль 1842)    Бузинная матушка (1844)    Бутылочное горлышко (1857)    В день кончины (1852)    В детской (1865)    Весёлый нрав (1852)   Ветер рассказывает о Вальдемаре До и его дочерях (1859)    Ветряная мельница (1865)    Волшебный холм (1845)    Воротничок (1847)    Всяк знай своё место! (Всему своё место 1852)    Вэн и Глэн (1867)

    Гадкий утёнок (1843)

    Ганс Чурбан (или Дурень Ганс 1855)    Гречиха (1841)    Два брата (1859)    Две девицы (1853)    Двенадцать пассажиров (1861)    Дворовый петух и флюгерный (1859)    Дева льдов (1861)

    Девочка со спичками (1845)

 Девочка, которая наступила на хлеб (Девочка, наступившая на хлеб 1859)    День переезда (1860)    Дикие лебеди (1838)    Директор кукольного театра (1851)    Дни недели (1868)    Домовой и хозяйка (1867)    Домовой мелочного торговца (1852)    Дорожный товарищ (1835)

    Дочь болотного царя (1858)

    Дриада (1868)

    Дюймовочка (1835)

    Еврейка (1855)    Ель (Grantræet, 1844)    Епископ Берглумский и его родичи (1861)    Есть же разница! (1851)    Жаба (1866)    Жених и невеста (1843)    Зелёные крошки (1867)    Злой князь. Предание (1840)    Золотой мальчик (1865)    И в щепотке порой скрывается счастье (1869)    Иб и Христиночка (1855)    Из окна богадельни (1846)

    Истинная правда (1852)

    История года (1852)    История одной матери (1847)    Как буря перевесила вывески (1865)    Как хороша! (1859)    Калоши счастья (1838)    Капля воды (1847)    Ключ от ворот (1872)    Кое-что (1858)    Колокол (1845)    Колокольный омут (1856)    Колокольный сторож Оле (1859)    Комета (1869)

    Красные башмаки (1845)

    Кто же счастливейшая? (1868)    Лебединое гнездо (Svanereden, 1852)    Лён (Hørren, 1848)    Маленький Клаус и Большой Клаус (1835)    Маленький Тук (1847)    Мотылёк (1860)    Муза нового века (1861)    На дюнах (1859)    На краю моря (1854)    На могиле ребёнка (1859)    На птичьем дворе (1861)    Навозный жук (1861)    Немая книга (1851)

    Нехороший мальчик (1835)

    Новое платье короля.(1837)    Ночной колпак старого холостяка (1858)    О чём рассказывала старуха Иоханна (1872)    Обрывок жемчужной нити (1856)

    Огниво (1835)

    Оле-Лукойе (1841 Название сказки «Оле-Лукойе» переводится как «Оле-Закрой глазки»)    Отпрыск райского растения (1853)    Парочка (1843)

    Пастушка и трубочист (1845)

    Пейтер, Петер и Пер (1868)    Перо и чернильница (1859)    Пляши, куколка, пляши! (1871)    Побратимы (1842)    Под ивой (1852)    Подснежник (1862)    Последний сон старого дуба (1858)    Последняя жемчужина (1853)    Прадедушка (1870)    Предки птичницы Греты (1869)    Прекраснейшая роза мира (1851)

    Принцесса на горошине (1835)

    Пропащая (1852)    Прыгуны (1845)    Психея (1861)    Птица народной песни (1864)    Птица феникс (1850)

    Пятеро из одного стручка (1852)

    Райский сад (1839)    Рассказы солнечного луча (1869)    Ребячья болтовня (1859)    Роза с могилы Гомера (1842)    Ромашка (1838)

    Русалочка (1837)

    С крепостного вала (1846)    Садовник и господа (1872)    Сальная свеча (2012)    Самое невероятное (1870)    Свечи (1870)

    Свинопас (1841)

    Свинья-копилка (1854)    Сердечное горе (1852)    Серебряная монетка (1861)    Сидень (1872)    Скороходы (1858)    Снеговик (1861)

    Снежная королева (1844)

    Сокрыто — не забыто (1866)

    Соловей (1843)

    Сон (1851)    Соседи (1847)    Старая могильная плита (1852)    Старый дом (1847)    Старый уличный фонарь (1847)    Старый церковный колокол (1861)

    Стойкий оловянный солдатик (1838)

    Судьба репейника (1869)    Сундук-самолёт (1839)    Суп из колбасной палочки (1858)    Счастливое семейство (1847)    Сын привратника (1866)    Талисман (1836)    Тень (1847)    Тернистый путь славы (1855)    Тётушка (1866)    Тётушка Зубная Боль (1872)    Тряпьё (1868)    Уж что муженёк сделает, то и ладно (Что муженёк ни сделает, всё хорошо.1861)    Улитка и розы (Улитка и розовый куст 1861)    Философский камень (1858)    Хольгер Датчанин (1845)

    Цветы маленькой Иды (1835)

    Чайник (1863)   Чего только не придумают…(Что можно придумать 1869)    Через тысячу лет (1852)    Что сказала вся семья (1870)    Штопальная игла (1845)

    Эльф розового куста (1839)

Источник: http://www.uskazok.ru/2013/08/blog-post_3594.html

Ссылка на основную публикацию