Природа в стихах б. пастернака: анализ стихотворения “зимняя ночь”

Материалы к анализу стихотворения Б. Пастернака «Зимняя ночь»

Это стихотворение входит в поэтический цикл, что завершает роман Б. Пастернака «Доктор Живаго». Он посвящен О. Ивинской. Стихотворение написано под впечатлением встречи-свидания поэта с О. Ивинской на его даче в Переделкино. Уже тогда они поняли, что не могут жить друг без друга.

Эта зима 1945—1946 гг. была поворотной в его судьбе. Пастернак начал работу над романом «Доктор Живаго», который сыграет роковую роль в его жизни. В это же время он знакомится с сотрудницей редакции журнала «Новый мир» Ольгой Всеволодовной Ивинской. Ему было тогда 56, ей — 34 года. О.

Ивинская стала закатной любовью поэта, последние 14 лет жизни Пастернака она была его мукой и страстью, стала прототипом образа Лары в «Докторе Живаго». В одном из писем он восторженно говорит о своей любимой: «Она и есть Лара моего произведения, которое я именно в это время начал писать… Она — олицетворение жизнерадост-ности и самопожертвования.

По ней незаметно, что она в жизни (уже до того) перенесла… Она посвящена в мою духовную жизнь и во все мои писательские дела».

Это ее драматическая судьба отразилась в романе, и, в свою очередь, драматическая судьба романа отразилась на ее судьбе. Ольга был арестована. Сталин оставил на свободе Пастернака, но нанес ему предательский удар арестом его возлюбленной.

В начале 1949 года Ивинскую увезли на Лубянку якобы за то, что она хотела устроить Пастернаку побег за границу и бежать вместе с ним. В тюрьме ее подвергли пыткам, даже несмотря на то, что она ждала ребенка. Однажды после очередных пыток она очнулась в морге. Потом ей сказали, что произошла ошибка, не туда привезли.

Но по возвращении в камеру начались сильные боли, и Ольга Всеволодовна потеряла ребенка. Страданиям горячо любящих людей не было конца:

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом

По сердцу моему, — писал Пастернак.

Но есть стихи О. Ивинской, которые звучат ответом любимому:

Играй во всю клавиатуру боли, И совесть пусть тебя не укорит За то, что я, совсем не зная роли,

Играю всех Джульетт и Маргарит.

Вскоре после ареста Ольги Пастернака свалил инфаркт, а Ивинская попала на 4 года в мордовские лагеря, откуда была освобождена только после смерти Сталина. В письме к Р. Швейцер поэт писал: «Ее посадили из-за меня. Чтобы добиться свидетельства против меня. Только ее мужеству обязан тем, что меня не арестовали и я имею возможность писать».

А судьба романа оказалась не менее трагичной. «Доктор Живаго» был закончен в конце 1955 года и отправлен в редакцию журнала «Новый мир». Роман был отвергнут по идейным соображениям, так как советские идеологи от литературы увидели в нем искаженное изображение революции. «Дух Вашего романа — дух неприятия социалистической революции.

Пафос Вашего романа — пафос утверждения, что Октябрьская революция, гражданская война и связанные с ними последние социальные перемены не принесли народу ничего, кроме страданий, а русскую интеллигенцию уничтожили или физически, или морально…» — это письмо от редакции подписано Б. Агаповым, Б. Лавреневым, К. Фединым, К. Симоновым.

Рукопись романа попала в Италию, где и была напечатана на итальянском и русском языках. Публикация романа послужила дополнительным основанием для Нобелевского комитета присудить Пастернаку премию 1958 года «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы». Началась травля писателя.

Нобелевский лауреат был исключен из Союза писателей. Под угрозой насильственной высылки из СССР, в беспокойстве о благополучии и самой жизни близких ему людей Пастернак отказался от Нобелевской премии.

Я пропал, как зверь в

Поэт был близок к самоубийству. Его сломила болезнь, от которой он уже не мог оправиться. В последние дни поэта поддерживали друзья и письма О. Ивинской. Из семьи Б. Пастернак так и не ушел, ибо считал невозможным для себя «соединяться на обломках чьего-то крушения».

Теперь, как 14 лет назад, он признавался ей: «Золотая моя прелесть, твое письмо как подарок, как драгоценность. Одно оно способно излечить, окрылить, вдунуть в меня жизнь». Это написано 30 апреля 1960 года. Ровно через месяц, 30 мая, его не стало. Когда О. Ивинская пришла проститься с ним, перед ней молча расступились.

Ибо все чувствовали, что у этой женщины были «какие-то свои, совсем особые права на скончавшегося».

Слова эти принадлежат Пастернаку. Это сцена, когда к мертвому, утопающему в цветах доктору Живаго приходит в последний раз его Лара.

Конечно, стихотворение «Зимняя ночь» написано под впечатлением конкретного факта из жизни Пастернака. Но, безусловно, оно выходит за рамки автобиографического. Как ни печально, ни О. Ивинской, возлюбленной великого поэта, ни самого Б. Пастернака уже нет в живых. Но свеча, зажженная силой любви поэта, горит всем февральским метелям назло.

Это стихотворение удивительно. Возможно, даже с первого чтения не постигаешь его колдовства. Надо читать, читать стихотворение, желательно вслух. И постепенно ты попадаешь под магию слов, тебя очаровывает волшебная музыка, ты повторяешь как заклинание:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы…

И настроение у тебя чудесным образом меняется, душа словно бы очищается, осветляется, возносится:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы…

Вы тоже попали под колдовской ритм этих строк? Вы почувствовали с помощью ассонанса, как плачет вьюга, завывает ветер и крутит снежные хлопья? Это все творит удивительная звукопись стихотворения. Недаром, утверждала М. Цветаева, восхищенная талантом Пастернака, он пришел из музыки. Пастернак принес в поэзию «всю несказанность». Читая стихи Б.

Пастернака, идешь «ощупью, наугад». И, боясь показаться однообразной, приведу еще одну цитату Цветаевой: «Пастернак нами не читается, он в нас совершается… Пастернак завораживает. Когда мы читаем Пастернака, мы все забываем, кроме Пастернака… Действие Пастернака равно действию сна. Мы его не понимаем. Мы в него попадаем. Под него подпадаем. В него — впадаем».

Потому что он — тайнопись, иносказание, шифр.

Конечно, можно наслаждаться пастернаковской «Зимней ночью», не постигая тайны его стихотворчества.

Но разве плохо понять, как очаровывает это стихотворение, почему берет в плен, каким образом покоряет? Из чего состоит ткань стиха, нежнейшая «на ощупь»? Какой словесный и звуковой рисунок встает перед читателем? Если ученики постигнут эту науку, то, на мой взгляд, их восхищение стихотворением будет глубже и осознанней. А то, что ученики восхищены «свечой», горящей на столе вопреки февральским метелям, я смогла убедиться за годы преподавания в старших классах. Расскажу лишь о недавнем случае. Зима. За окном снег. Идет урок в 11 классе. Не помню, в связи с какой темой, но говорим о любви, о силе этого чувства. Я внезапно предлагаю ребятам: «Хотите, я вам прочту потрясающее стихотворение о любви?» Начинаю читать «Зимнюю ночь». Когда стихи кончились, в классе повисла тишина. А потом… раздались аплодисменты! Поверьте, я была рада не за себя, что дошла до сердец моих ребят. Я была горда, что Пастернак вызвал у ребят восторг! Уверена, что в мировой лирике не так уж много совершенных стихов, где сплавлены поэзия и музыка в абсолютно идеальных пропорциях. Думаю, что возглавлять этот список будут «Незнакомка» А. Блока и «Зимняя ночь» Б. Пастернака.

У больших поэтов нет ничего случайного.

И если мы говорим о звукописи Пастернака, то это не означает, что поэт рассудочно отбирал слова, создающие эффект завывания вьюги или рисующие картину озаренной свечой комнаты.

В том-то и чудо гениальных строчек, что поэт интуитивно находит единственно возможные образы, слова, звуки, слышит ту музыку, которая подчеркивает смысловое богатство стихотворения.

Тягучий, протяжный ритм, поразительные ассонанс (созданный звуками И, Э) и аллитерация (прием, основанный в данном случае на повторении звуков М и Л) первых двух строчек в начале стихотворения заставляют нас представить ночное безмолвие, безжизненность пространства, где царит мрак и холод, злобствование метели, швыряющей снежные хлопья в освещенное окно:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы…

По смыслу, по тональности, по звуковому оформлению контрастом звучат вторые две строки:

Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Концентрированное повторение звука А, открытого и широкого, создает эффект противостояния света — мраку, тепла — холоду, огня — льду.

Эти две строки, четырежды повторенные в стихотворении, станут его лейтмотивом, ключом к пониманию главной мысли поэта и будут раз от разу звучать все более настойчиво и жизнеутверждающе.

Прием градации придает стихотворению вид заклинания, оно воспринимается как вызов судьбе.

Итак, уже в первой строфе зашифровано все, что будет раскрыто в последующих строках. В стихотворении есть два основных символа — метель и свеча. Символы эти многозначны, они приобретают философский характер, достигают вселенского масштаба. Стихотворение построено на антитезе: противодействуют и взаимодействуют (единство и борьба противоположностей) два символа, два мира, две стихии.

Метель — это не просто явление природы, свеча — не просто тающий от огня воск. Пастернак подчеркивает надмирность метели, которая «метет по всей земле», застит свет, сбивает с жизненных ориентиров, угрожает, леденит душу. Она враждебна уюту и теплу, стремится погасить огонь в очаге, мешает соединению родственных душ:

Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы…

Снова явление метели создано с помощью повтора согласных Л, М и гласной Э, И.

И даже в человеческом жилище, защищенном от стужи февральской вьюги, нет покоя: «на озаренный потолок ложились тени», на свечу «дует из угла», капает слезами «воск … с ночника».

Что может противопоставить человек враждебному миру и ощущению затерянности в холодном пространстве? Только любовь, «судьбы скрещенье», огонь души.

Когда встречаются он и она, отступают темнота и холод, мир становится надежным, знакомым, узнаваемым. Тогда поэтом используется другая лексика. Автор включает в философские стихи простые и привычные слова: потолок, платье, башмачки, ночник, слезы, воск.

Бытие и быт здесь сосуществуют, дополняя друг друга. Предельно конкретные вещи, те, что окружают человека ежеминутно, — входя в стихотворение, получают образное воплощение и становятся олицетворением вечных истин. Обыденное обнажает значительное и вечное… Пастернака «увлекала задача…

воссоздать всеохватывающую атмосферу бытия…» (А. Синявский).

Сцена свидания описана предельно откровенно, но и чрезвычайно целомудренно и возвышенно. Мы видим брошенное на стул платье, упавшие на пол башмачки, мелькающие тени, слившиеся воедино:

На озаренный потолок ложились тени Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника

На платье капал.

С помощью звукописи потрясающе переданы стук упавших башмачков и медленное падение восковых капель.

В нескольких строчках — любовный порыв двух близких людей, ищущих оплота друг в друге во враждебном мире. Их словно осеняет ангел:

На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Чувства двоих освящены поэтом. Он утверждает: метель бессильна. Она не может задуть горящую свечу.

Всемирная метель и хрупкий огонек свечи вступают в противодействие, и побеждает свет! Горящая свеча также перерастает в символ: это маяк для одиноких путников, магнит для любящих сердец, ориентир для жаждущих света, гавань для сбившихся с дороги, пристань для отчаявшихся, уставших и заблудших.

Свеча горит вопреки злым силам. Образ свечи имеет в христианской символике особое значение. Христос в Нагорной проповеди говорит: «И зажегши свечку, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме».

В финале стихотворения, которое имеет кольцевую композицию, пропадает значение всемирности метели. Лед побежден огнем, мрак потеснен светом. Метель — всего лишь февральская вьюга, которая обязательно отступит под напором весны. Отсутствие повтора «мело, мело» в последней строфе снимает ощущение безысходности:

Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Очень хочется точку в конце заменить восклицательным знаком, потому что уверенность и сила исходят от последних строчек, в них утверждается идея безграничности высоких чувств и силы любви, которая не покоряется обстоятельствам.

Автор рассуждает о проблемах онтологического характера, склоняясь к философским обобщениям. Художественной установкой Пастернака является анализ соотношения человека и внешнего мира. Поэт устремлен вглубь, в суть постигаемого явления. Это стихотворение принадлежит к медитативной лирике.

Строчки «Зимней ночи» — это своеобразный поток сознания, который равно захватывает явления бытия и быта, внешнее и внутреннее, абстрактное и конкретное.

Это своеобразный философский этюд с жизнеутверждающим финалом, в котором сопрягаются элегические раздумья со своеобразными пейзажными зарисовками, что образуют параллель с внутренним миром человека.

Стихотворение метафорично. Обычный мир поэт видит сквозь «магический кристалл». Сам Пастернак определял метафоризм как «естественное следствие недолговечности человека и надолго задуманной огромности его задач.

При этом несоответствии он вынужден смотреть на вещи по-орлиному зорко и объясняться мгновенными и сразу понятными озарениями. Это-то и есть поэзия. Метафоризм — стенография большой личности, скоропись ее духа».

Многозначная метафора для Пастернака — единственно возможное средство запечатлеть многозначный мир вокруг и внутри человека.

Стихотворение написано четырехстопным ямбом, который как нельзя более удачно передает эмоциональную насыщенность и взволнованность текста. Но вторая и четвертая строки в строфах укорочены и имеют все две стопы. Возможно, эта перебивка ритма и придает энергию строкам, делает стихи динамичными, экспрессивными.

Читайте также:  Сочинение: описание картины и. попова "первый снег"

Мы отмечаем чередование мужской и женской рифмы в строках, в зависимости от расположения рифмы определяем ее как перекрестную (АВАВ).

В стихотворении мало тропов: есть редкие эпитеты, помогающие создать цветовой образ:

озаренный потолок — снежная мгла, седая и белая; есть сравнение, характеризующее отношение автора к чувству героев: жар соблазна вздымал, как ангел, два крыла…

Интересно проследить за словесным строением текста. Здесь нет глаголов, обозначающих действия героев. Нет существительных, называющих героев.

Мы узнаем об их существовании и поведении с помощью словосочетаний с существительными: ложились тени, скрещенье рук, скрещенье ног, падали башмачки, воск… на платье капал.

Враждебная влюбленным стихия описана с помощью безличных глаголов, что подчеркивает не конкретный характер злых сил, а их вселенский масштаб: мело, мело по всей земле, на свечку дуло из угла.

Итак, перед нами сплав философской и любовной лирики. К какому методу и направлению можно отнести этот стихотворный шедевр? Безусловно, утонченное воссоздание личностных чувств и переживаний, метафоричность текста, создающая настроение, музыкальность позволяют говорить о принадлежности стихотворения к импрессионизму.

Но мы можем также утверждать, что стихотворению присущи и признаки символизма: пастернаковский мир синкретичен, он не познается с помощью рациональных приемов, он доступен лишь интуиции, раскрывается с помощью намека, цветового решения, музыки (романсовость формы подсказывает современным композиторам мелодии, есть даже несколько удачных попыток положить стихотворение на музыку). Однако мы видим и романтичность чувства, и реалии жизни. Поэтому нелепо пытаться классифицировать стихотворение однозначно. Пастернак больше, шире, глубже любого окончательного определения. Он сам в книге лирики «Сестра моя жизнь» писал: «Мне совершенно безразлично, как называется сила, давшая книгу, потому что она безмерно больше меня и поэтических концепций…»

Свеча поэзии Пастернака горит вопреки всем запретам и табу.

И каждый может увидеть этот свет, и греться у этого тепла, если в нем нет «той смертной бескрылости», которую ненавидел в людях поэт и его герой Юрий Живаго.

Источник: https://rulit.online/articles/materialy-k-analizu-stihotvoreniya-b-pasternaka-zimnyaya-noch/

«Зимняя ночь»(Мело, мело по всей земле…), анализ стихотворения Пастернака

Стихотворение Б. Пастернака «Зимняя ночь», представляющее собой сплав философской и любовной лирики, входит в «тетрадь Юрьевых писаний» в романе «Доктор Живаго» и играет роль дополнительного связующего элемента композиционной структуры произведения.

Точная дата создания стихотворения неизвестна. Ряд исследователей относит его написание к зиме 1946 года, связывая стихотворение с последней любовью и музой поэта, Ольгой Ивинской. Другие версии полагают уместным говорить о 1954-1955 гг., времени завершения работы над романом. Стихотворение обрело известность после первой публикации романа в СССР в 1988 году.

В стихотворении, соединившего в себе черты импрессионизма и символизма, тесно переплетаются темы любви и природы.

Пастернак синхронизирует жизнь природы и человеческие чувства: метель за оконном сопровождает вихрь любовной страсти, а причудливые снежные узоры на окнах превращаются в узоры теней на потолке.

Пейзажные зарисовки образуют параллель с внутренним миром человека.

В основе композиции произведения лежит антитеза огня и льда, две стихии противоборствуют и взаимодействуют друг с другом. Холодная метель вселенского масштаба заметает все кругом, застилает окна роем снежных хлопьев. Но одинокая свеча все равно противостоит стихии окружающего мира.

В кольцевой композиции последняя строфа неточно повторяет первую. В ней в отличие от бесконечного действия в первой строфе («мело, мело…») отсутствие повтора и указание на время действия (февраль) знаменует конечность, завершение зимней бури.

Утверждение победы надежды и жизни звучит в последней строке: «Свеча горела».

Основная идея произведения – противостояние человека жизненным бурям как внешнего, так и внутреннего мира. Лирический герой противостоит и безжалостной метели, и внутреннему «жару соблазна».

Употребление рядом противоположных по смыслу слов («соблазн», «ангел», «крестообразно») позволяет поэту показать смятение души героя, пытающейся определить, где добро, где зло. Человек может противопоставить холодному враждебному миру лишь любовь и огонь своей души.

Перед любовью отступает холод и мрак, мир становится по-домашнему уютным и узнаваемым: здесь и башмачки, и ночник, и потолок, и свеча.

Чувства лирического героя передаются через образ свечи, несущий важнейшую смысловую нагрузку: свеча, как символ надежды и тихого счастья, продолжает гореть на столе, несмотря на давление внешнего мира, становясь символом трепетного огня любви, согревающего и озаряющего человеческую жизнь. Неслучайно образ горящей свечи является сквозным в романе, проходит через все произведение и обретает кульминацию в стихотворении Юрия Живаго.

Четырехстопный ямб и чередование мужской (первая и третья строки) и женской (вторая и четвертая строки) рифм при перекрестной рифмовке передают сильную эмоциональную окраску стихотворения. Перебивка ритма – укороченные вторая и четвертая строки – придают произведению динамизм и экспрессию.

Стихотворение насыщено разнообразными средствами выразительности: метафорами (жар соблазна, слезами с ночника), олицетворениями (слетались тени, метель лепила на столе), эпитетами (озаренный потолок, снежная, седая мгла), рефреном («Свеча горела на столе. Свеча горела.»). Поэт вводит в «Зимнюю ночь» повторы («мело, мело…») и инверсию (свеча горела, слетались хлопья, ложились тени). Прочувствовать образы стихотворения помогают аллитерация звуков «м», «л», «с», «в» и ассонанс «е».

В одном из самых проникновенных стихотворений Пастернака воедино слились человек и Вселенная, мгновение и вечность, заставляя гореть пламя свечи, как символ жизни и надежды.

  • «Доктор Живаго», анализ романа Пастернака
  • «Июль», анализ стихотворения Пастернака
  • «Гамлет», анализ стихотворения Пастернака
  • «Доктор Живаго», краткое содержание романа Пастернака
  • «Февраль», анализ стихотворения Пастернака
  • «Снег идет», анализ стихотворения Пастернака
  • «Доктор Живаго», история создания романа Пастернака
  • Образ Юрия Живаго в романе Пастернака «Доктор Живаго»
  • «Золотая осень», анализ стихотворения Пастернака
  • «Март», анализ стихотворения Пастернака
  • «Быть знаменитым некрасиво…», анализ стихотворения Пастернака
  • «Сон», анализ стихотворения Пастернака
  • «Сосны», анализ стихотворения Пастернака, сочинение
  • «Иней», анализ стихотворения Пастернака
  • «Любить иных — тяжелый крест…», анализ стихотворения Пастернака

По произведению: «Зимняя ночь»

По писателю: Пастернак Борис

Источник: https://goldlit.ru/pasternak/425-zimnyaia-noch-analiz

Анализ стихотворения «Зимняя ночь» Бориса Пастернака

Борис Пастернак по праву считается одним из ярчайших российских поэтов и литераторов 20 века. Именно ему принадлежит идея соединить в одном произведении прозу и стихи, что вызвало шквал критики со стороны современников, но было по достоинству оценено потомками.

Речь, в частности, идет о знаменитом романе «Доктор Живаго», последняя часть которого посвящена стихам главного героя. То, что Юрий Живало — тонкий лирик и любитель рифмованных фраз, читатель узнает еще в первых главах романа. Однако Борис Пастернак старается не отвлекать читателей лирическими отступлениями, поэтому принимает решение объединить все стихи Юрия Живаго в отдельный сборник.

Первое стихотворение, приписанное авторству главного героя, носит название «Зимняя ночь». Позднее оно нередко публиковалось как самостоятельное литературное произведение под названием «Свеча» и даже было переложено на музыку, пополнив репертуар таких исполнителей, как королева эстрады Аллы Пугачевой и экс-лидер группы «Парк Горького» Николай Носков.

Над романом «Доктор Живаго» Борис Пастернак работал 10 лет, с 1945 по 1955 год. Поэтому точно установить, когда именно было написано стихотворение «Зимняя ночь», сегодня уже невозможно.

Хотя некоторые исследователи творчества Пастернака утверждают, что бессмертные строчки родились в период войны, который их автор провел в эвакуации, прожив больше года в городе Чистополь.

Однако, учитывая манеру письма и зрелость мыслей, критики склоняются к тому, что стихотворение все же было создано незадолго до окончания работы над романом, когда Борис Пастернак, подобно главному герою, уже предчувствовал свою смерть.

Именно тема смерти и жизни является ключевым моментом стихотворения «Зимняя ночь», Его не стоит понимать буквально, а следует читать между строк, так как каждое четверостишье – это яркая метафора, настолько контрастная и запоминающаяся, что придает стихотворению удивительное изящество.

Рассматривая «Зимнюю ночь» в контексте борьбы за выживание, можно без труда догадаться, что метель, февральская стужа и ветер символизируют смерть.

А пламя свечи, неровное и едва теплящееся, является синонимом жизни, которая покидает не только смертельно больного доктора Живаго, но и самого Бориса Пастернака.

В пользу версии о том, что стихотворение было написано в 1954-55 года, свидетельствует и тот факт, что в 1952 году Борис Пастернак пережил свой первый инфаркт, на собственном опыте прочувствовав, что значит находиться между жизнью и смертью.

Однако не исключено, что, обладая даром предвидения, Пастернак в «Зимней ночи» предрекал самому себе не только физическую, но и творческую гибель.

И оказался прав, так как после публикации романа «Доктора Живаго» за рубежом и присуждении произведению «Нобелевской премии» известный литератор подвергся гонениям. Его перестали публиковать и исключили из Союза писателей СССР.

Поэтому единственным источником средству к существованию для пастернака в этот период являлись литературные переводы, которые по-прежнему оставались востребованными и достаточно высокооплачиваемыми.

Сам автор несколько раз писал письма на имя Генсека КПСС Никиты Хрущева, пытаясь убедить главу государства в своей политической благонадежности, но это не помогло. Причем, противники Пастернака апеллировали не к самому роману в целом, а к его поэтической части, и, в частности, к «Зимней ночи», называя стихотворение образцом упадничества, декаданса и пошлости.

Только спустя несколько десятилетий, когда в 1988 году роман «Доктор Живаго» был впервые опубликован в СССР, стихотворение «Зимняя ночь» было признано одними из самых удачных и проникновенных произведений любовной лирики, принадлежащих перу Бориса Пастернака.

Анализы других стихотворений

Зимняя ночь

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Как летом роем мошкара

Летит на пламя,

Слетались хлопья со двора

К оконной раме.

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

На озарённый потолок

Ложились тени,

Скрещенья рук, скрещенья ног,

Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка

Со стуком на пол,

И воск слезами с ночника

На платье капал.

И всё терялось в снежной мгле,

Седой и белой.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

На свечку дуло из угла,

И жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Мело весь месяц в феврале,

И то и дело

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Источник: https://45parallel.net/analysis/boris_pasternak/zimnyaya_noch.html

Анализ стихотворения Б.Л.Пастернака «Зимняя ночь»

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Анализ стихотворения Б.Л.Пастернака «Зимняя ночь»

  Скачать сочинение
Тип: Анализ стихотворения

    Стихотворение Пастернака «Зимняя ночь» имеет двойную датировку – 1913 и 1928 годы. На мой взгляд, это говорит о значимости для поэта данного произведения, к которому он возвратился спустя четырнадцать лет.     Композиционно в «Зимней ночи» можно выделить три части: вступление, основную часть, в которой раскрывается внутренняя коллизия героя, и заключение.

    Вступление и заключение, на первый взгляд, представляют собой пейзажные зарисовки. Однако художественные средства, с помощью которых описывается зимняя ночь, не только представляют нам реалии природы, но и, в большей степени, выражают эмоциональное состояние лирического героя.

    В первой строфе наступление ночи воспринимается героем как трагедия, страшное событие, наступление которого, однако, никак не отвратить:     Не поправить дня усильями светилен.     Не поднять теням крещенских покрывал.     На земле зима, и дым огней бессилен     Распрямить дома, полегшие вповал.     Внутреннему состоянию лирического героя «вторят» и предметы окружающего мира.

Так, под тяжестью ночи «упали дома». Именно такой эмоциональной метафорой поэт передает оптический эффект, свойственный зимней ночи, – все предметы действительно кажутся как бы пригнутыми к земле, меньше и ниже, чем они есть на самом деле.     Основная часть стихотворения начинается с «повествовательной ноты» – поэт вводит в произведение элементы сюжета.

Мы узнаем, что герой один находится в старом спящем доме, где работает гувернером. Все обитатели «барского дома» давно уснули, и лишь лирический герой не может успокоиться. Вероятно, он смотрит в окно, где на него глядит темная морозная ночь.     Все вокруг занесено снегом («Булки фонарей и пышки крыш, и черным По белу в снегу – косяк особняка»), весь в снегу – и старый дом.

Но герою мало этого уединения, он хочет спрятаться от всего мира, скрыться, убежать:     Никого не ждут. Но – наглухо портьеру.     Тротуар в буграх, крыльцо заметено.     Однако лирический герой понимает, что сделать это ему не удастся, потому что причина его «душевной сумятицы» – внутри него самого.

Мучительница память, память-убийца преследует героя, не дает ему покоя: «Память, не ершись! Срастись со мной! Уверуй И уверь меня, что я с тобой – одно».     Но все убеждения и заклинания напрасны. Мы понимаем, что в жизни и судьбе героя произошло что-то страшное, роковое. И это что-то связано с любовью:     Снова ты о ней? Но я не тем взволнован.

    Кто открыл ей сроки, кто навел на след?     Тот удар – исток всего. До остального,     Милостью ее, теперь мне дела нет.     Поэт, которому, на мой взгляд, очень близок образ лирического героя, подчеркивает фатальность этого чувства. Вопросом-метафорой «кто навел на след?» он подчеркивает «животность» этой эмоции, ее инстинктивность, предначертанность природой.

А также – значимость в жизни героя. Это чувство – судьба, которая нанесла свой удар. Лирический герой так и говорит об этом: «тот удар – исток всего». Он изменил течение жизни, изменил систему ценностей, изменил отношение к себе и к самой жизни.     Все в восприятии героя сузилось (или расширилось?) до того рокового «удара».

Читайте также:  Сочинение на тему: "творчество и труд"

Ничего больше не интересует его, ни о чем больше он не может думать. Видимо, мысли об этом очень болезненны, поэтому герой и пытается спрятаться. Он не может справиться со своей болью, именно поэтому все в окружающем мире кажется ему враждебным, способным нанести удар, причинить дополнительную боль.

Отсюда – мистические образы, которые навевает на героя ночной зимний пейзаж:     Тротуар в буграх. Меж снеговых развилин     Вмерзшие бутылки голых, черных льдин.     Булки фонарей, и на трубе, как филин,     Потонувший в перьях нелюдимый дым.     Бугры, острые края льдин-бутылок, перья дыма – все это причиняет страдание. С помощью звукописи (аллитерации) поэт мастерски передает душевную боль своего героя и заставляет читателя почти физически чувствовать ее.

    Обилие метафор («распрямит дома, полегшие вповал», «булки фонарей и пышки крыш», «Меж снеговых развилин Вмерзшие бутылки голых, черных льдин» и т. д.

), смысловые повторы (анафора, фраза «тротуар в буграх»), синтаксические и фонетические средства выразительности (обращения, восклицания и вопросы, умолчания, аллитерация) помогают Пастернаку создать подлинный шедевр психологической лирики.

На этом фоне название «Зимняя ночь» из внешней, пейзажной переходит в другую сферу – внутреннюю – и начинает отражать душевный мир человека, переживающего глубокую личную драму.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пастернак Б.Л. / Стихотворения / Анализ стихотворения Б.Л.Пастернака «Зимняя ночь»

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00663851252418456455/

Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь»

Анализ стихотворения Бориса Пастернака «Зимняя ночь».

Елена Бахтина

11-й класс

Кировский экономико-правовой лицей

Зимняя ночь… Вы произнесли эти слова, и что предстало перед мысленным взором? Может быть, тишина и спокойствие, легкий, уютный снег, полная луна и россыпь звезд по иссиня-черному небу? А может быть, метель за окном, вихрь снежных хлопьев, сумасшедшая пляска духов природы и единственная тихая пристань — дом, свеча на столе?..

В 1946 году Борис Пастернак пишет стихотворение «Зимняя ночь». Совсем недавно закончилась война.

Казалось бы, вот оно, наступившее спокойствие! Но бури мировых потрясений не утихли и, наверное, не утихнут никогда.

Где же спасение? Что поможет человеку в водовороте страстей не затеряться, сохранить свой хрупкий внутренний мир? И поэт дает ответ: дом, очаг — обитель надежды и спокойствия. Но этот ответ не однозначен.

Давайте вернемся к стихотворению и посмотрим, что хотел сказать автор читателю, какие мысли он выразил в стройной череде строк.

Это произведение — стихотворение-сомнение, уход, бегство. Не случайно оно полностью построено на приеме антитезы, то есть на противопоставлении. Рефреном из строфы в строфу следует двустишие:

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Свеча — символ надежды, тихого счастья, уединения и чистоты. Этот огонек, являющийся для лирического героя центром Вселенной, центром его мира, легко потушить. Достаточно легкого дуновения — и вот уже

…жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Жар, огонь — символ эмоций, страстей. Но это «жар соблазна». Огонь свечи — светоч жизни тихой, уединенной. Автор изобразил одну стихию в двух диаметрально противоположных ипостасях. Но основой произведения все-таки является антитеза огня и льда.

Обратим внимание на первую строфу:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы.

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Первые две строки погружают в зиму, рой снежных хлопьев, метель. Причем холодная стихия — царица всего мира, «всей земли», все ей подчинено. И лишь одинокая свеча храбро противостоит этой снежной королеве. Та возмущена, разъярена, и вот:

Как летом роем мошкара

Летит на пламя,

Слетались хлопья со двора

К оконной раме.

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Противостоянием дикой пляски, борьбы духов природы и бытия и одинокой человеческой души — свечи — «Зимняя ночь» напоминает пушкинских «Бесов». Но итог здесь совсем иной.

Если у Пушкина демоны в образе стихии переворачивают возок затерявшегося путника, ломают его сопротивление, то здесь внешние силы не могут окончательно победить маленький огонек, этот светоч надежды.

Последняя строфа повторяет первую:

Мело весь месяц в феврале,

И то и дело

Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Последние две строки совпадают, но не первые. Обратим на них внимание. В первой строфе нет ощущения времени, действие сливается с бесконечностью. Это подчеркивается повтором: «мело, мело…» В последней строфе уже поставлены четкие временныRе рамки: «в феврале», к тому же слово «мело» не повторяется.

Значит, зимняя буря не бесконечна, она имеет свое завершение. Заключительная строка — «свеча горела» — утверждает победу жизни и надежды. Эта борьба, порой житейская, порой неоправданная, заканчивается в пользу чистого источника света, храбро отстоявшего свое право на жизнь.

Именно противостояние жизненным бурям как внешнего мира, так и…
внутреннего является главной идеей произведения. Ее раскрытию служит и кольцевая композиция «Зимней ночи», и эмоциональная окраска произведения.

Если мы внимательно приглядимся к нему, прислушаемся к звучанию слов, то поймем, что она очень ярка и красочна. Стихотворение написано ямбом «старинным, допотопным», по словам В. Ходасевича, более всего отражающим сильную эмоциональную окраску стиха.

Казалось бы, что в этом такого? Ямб традиционный, четырехстопный… Но посмотрим на вторую и четвертую строки каждой строфы. Они укорочены. Здесь всего две стопы. К тому же в первой и третьей строках применяется мужская рифма, а во второй и четвертой — женская. Разумеется, это не случайно.

Используемые приемы являются красками в палитре поэта для придания яркости эмоциональному настрою стихотворения. Строки укорочены — и вот антитеза огня и льда выделена, обращает на себя внимание. Но жестокости и грубости здесь нет. Этому способствует прием аллитерации:

Мело, мело по всей земле

Во все пределы…

Или в другой строфе:

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

Или согласные звуки:

Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы.

В данном случае указанный прием придает метели звонкость, легкость, мы слышим своеобразный хрустальный звон льдинок, но чувствуем безжизненность. И это снова играет на антитезу.

Она применяется и в описании внешнего поэтического мира. Он суетлив, жесток, бесцветен:

И все терялось в снежной мгле,

Седой и белой.

В нем легко пропасть, исчезнуть. Он с легкостью поглотит все чуждое, несвойственное. А вот та часть мира, где царит свеча; для ее описания автор употребляет слова, обозначающие простые, домашние вещи, — это «потолок», «два башмачка», «воск», «слезы», «ночник», «платье» и так далее. Здесь мило и уютно, но и сюда доносятся отзвуки другого мира, и здесь есть место борьбе и сомнениям:

На озаренный потолок

Ложились тени,

Скрещенья рук, скрещенья ног,

Судьбы скрещенья.

И падали два башмачка

Со стуком на пол.

И воск слезами с ночника

На платье капал.

Таким образом, внешний мир стихотворения обрисован достаточно четко. Если проанализировать используемые в произведении существительные, то практически все они относятся именно к его описанию. Внутренний же мир лирического героя стихотворения представить довольно трудно.

О нем почти ничего не сказано, он дан отдельными штрихами. Мы можем лишь догадываться о чувствах, владеющих душой лирического героя. Проникновение в его внутренний, духовный мир заставляет нас думать, размышлять, потому что, как и всякое лирическое произведение Б.

Пастернака, «Зимняя ночь» несет мощный философский потенциал.

Душой лирического героя завладели сомнения, «жар соблазна». Этот жар коварен, здесь употребляется любопытное сравнение:

…И жар соблазна

Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Мы видим явное несоответствие: соблазн, являющийся исключительной прерогативой сатаны, сравнивается с ангелом, символом чистоты и непорочности. Выделенное слово «крестообразно» — символ христианства — опять, словно в насмешку, приписывается пороку.

И это является ярким показателем мятущейся души лирического героя: где зло? где добро? что лучше, а что хуже? Как найти ответы на эти вопросы? Как не растеряться? Единственной соломинкой, единственным ориентиром в пространстве является символическая «свеча» — оплот веры и надежды.

Будет она светить или погаснет под натиском жизненных неурядиц — зависит от самого героя.

Источник: http://pomosh-shkolniky.iusite.ru/12238_analiz_stihotvoreniya_borisa_pasternaka_171_zimnyaya_noch_187.htm

Материалы к анализу стихотворения Б. Пастернака «Зимняя ночь» – Школьный географический клуб «РАЙМАНТАУ»

Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле Кружки и стрелы. Свеча горела на столе, Свеча горела.

На озаренный потолок Ложились тени, Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника На платье капал. И все терялось в снежной мгле, Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела.

На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно. Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе,

Свеча горела.

1946

Это стихотворение входит в поэтический цикл, что завершает роман Б. Пастернака «Доктор Живаго». Он посвящен О. Ивинской. Стихотворение написано под впечатлением встречи-свидания поэта с О. Ивинской на его даче в Переделкино. Уже тогда они поняли, что не могут жить друг без друга.

Эта зима 1945-1946 гг. была поворотной в его судьбе. Пастернак начал работу над романом «Доктор Живаго», который сыграет роковую роль в его жизни. В это же время он знакомится с сотрудницей редакции журнала «Новый мир» Ольгой Всеволодовной Ивинской. Ему было тогда 56, ей – 34 года. О.

Ивинская стала закатной любовью поэта, последние 14 лет жизни Пастернака она была его мукой и страстью, стала прототипом образа Лары в «Докторе Живаго». В одном из писем он восторженно говорит о своей любимой: «Она и есть Лара моего произведения, которое я именно в это время начал писать… Она – олицетворение жизнерадост-ности и самопожертвования.

По ней незаметно, что она в жизни (уже до того) перенесла… Она посвящена в мою духовную жизнь и во все мои писательские дела».

Это ее драматическая судьба отразилась в романе, и, в свою очередь, драматическая судьба романа отразилась на ее судьбе. Ольга был арестована. Сталин оставил на свободе Пастернака, но нанес ему предательский удар арестом его возлюбленной.

В начале 1949 года Ивинскую увезли на Лубянку якобы за то, что она хотела устроить Пастернаку побег за границу и бежать вместе с ним. В тюрьме ее подвергли пыткам, даже несмотря на то, что она ждала ребенка. Однажды после очередных пыток она очнулась в морге. Потом ей сказали, что произошла ошибка, не туда привезли.

Но по возвращении в камеру начались сильные боли, и Ольга Всеволодовна потеряла ребенка. Страданиям горячо любящих людей не было конца:

Как будто бы железом, Обмокнутым в сурьму, Тебя вели нарезом

По сердцу моему, – писал Пастернак.

Но есть стихи О. Ивинской, которые звучат ответом любимому:

Играй во всю клавиатуру боли, И совесть пусть тебя не укорит За то, что я, совсем не зная роли,

Играю всех Джульетт и Маргарит.

Вскоре после ареста Ольги Пастернака свалил инфаркт, а Ивинская попала на 4 года в мордовские лагеря, откуда была освобождена только после смерти Сталина. В письме к Р. Швейцер поэт писал: «Ее посадили из-за меня. Чтобы добиться свидетельства против меня. Только ее мужеству обязан тем, что меня не арестовали и я имею возможность писать».

А судьба романа оказалась не менее трагичной. «Доктор Живаго» был закончен в конце 1955 года и отправлен в редакцию журнала «Новый мир». Роман был отвергнут по идейным соображениям, так как советские идеологи от литературы увидели в нем искаженное изображение революции. «Дух Вашего романа – дух неприятия социалистической революции.

Пафос Вашего романа – пафос утверждения, что Октябрьская революция, гражданская война и связанные с ними последние социальные перемены не принесли народу ничего, кроме страданий, а русскую интеллигенцию уничтожили или физически, или морально…» – это письмо от редакции подписано Б. Агаповым, Б. Лавреневым, К. Фединым, К. Симоновым.

Читайте также:  И.с. тургенев "первая любовь": описание, герои, анализ произведения

Рукопись романа попала в Италию, где и была напечатана на итальянском и русском языках. Публикация романа послужила дополнительным основанием для Нобелевского комитета присудить Пастернаку премию 1958 года «за выдающиеся достижения в современной лирической поэзии и на традиционном поприще великой русской прозы». Началась травля писателя.

Нобелевский лауреат был исключен из Союза писателей. Под угрозой насильственной высылки из СССР, в беспокойстве о благополучии и самой жизни близких ему людей Пастернак отказался от Нобелевской премии.

Я пропал, как зверь в загоне. Где-то люди, воля, свет, А за мною шум погони. Мне наружу ходу нет, Что же сделал я за пакость, Я, убийца и злодей? Я весь мир заставил плакать Над красой земли моей.

(«Нобелевская премия», 1959 г.).

Поэт был близок к самоубийству. Его сломила болезнь, от которой он уже не мог оправиться. В последние дни поэта поддерживали друзья и письма О. Ивинской. Из семьи Б. Пастернак так и не ушел, ибо считал невозможным для себя «соединяться на обломках чьего-то крушения».

Теперь, как 14 лет назад, он признавался ей: «Золотая моя прелесть, твое письмо как подарок, как драгоценность. Одно оно способно излечить, окрылить, вдунуть в меня жизнь». Это написано 30 апреля 1960 года. Ровно через месяц, 30 мая, его не стало. Когда О. Ивинская пришла проститься с ним, перед ней молча расступились.

Ибо все чувствовали, что у этой женщины были «какие-то свои, совсем особые права на скончавшегося».

Слова эти принадлежат Пастернаку. Это сцена, когда к мертвому, утопающему в цветах доктору Живаго приходит в последний раз его Лара.

Конечно, стихотворение «Зимняя ночь» написано под впечатлением конкретного факта из жизни Пастернака. Но, безусловно, оно выходит за рамки автобиографического. Как ни печально, ни О. Ивинской, возлюбленной великого поэта, ни самого Б. Пастернака уже нет в живых. Но свеча, зажженная силой любви поэта, горит всем февральским метелям назло.

Это стихотворение удивительно. Возможно, даже с первого чтения не постигаешь его колдовства. Надо читать, читать стихотворение, желательно вслух. И постепенно ты попадаешь под магию слов, тебя очаровывает волшебная музыка, ты повторяешь как заклинание:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы…

И настроение у тебя чудесным образом меняется, душа словно бы очищается, осветляется, возносится:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы…

Вы тоже попали под колдовской ритм этих строк? Вы почувствовали с помощью ассонанса, как плачет вьюга, завывает ветер и крутит снежные хлопья? Это все творит удивительная звукопись стихотворения. Недаром, утверждала М. Цветаева, восхищенная талантом Пастернака, он пришел из музыки. Пастернак принес в поэзию «всю несказанность». Читая стихи Б.

Пастернака, идешь «ощупью, наугад». И, боясь показаться однообразной, приведу еще одну цитату Цветаевой: «Пастернак нами не читается, он в нас совершается… Пастернак завораживает. Когда мы читаем Пастернака, мы все забываем, кроме Пастернака… Действие Пастернака равно действию сна. Мы его не понимаем. Мы в него попадаем. Под него подпадаем. В него – впадаем».

Потому что он – тайнопись, иносказание, шифр.

Конечно, можно наслаждаться пастернаковской «Зимней ночью», не постигая тайны его стихотворчества.

Но разве плохо понять, как очаровывает это стихотворение, почему берет в плен, каким образом покоряет? Из чего состоит ткань стиха, нежнейшая «на ощупь»? Какой словесный и звуковой рисунок встает перед читателем? Если ученики постигнут эту науку, то, на мой взгляд, их восхищение стихотворением будет глубже и осознанней. А то, что ученики восхищены «свечой», горящей на столе вопреки февральским метелям, я смогла убедиться за годы преподавания в старших классах. Расскажу лишь о недавнем случае. Зима. За окном снег. Идет урок в 11 классе. Не помню, в связи с какой темой, но говорим о любви, о силе этого чувства. Я внезапно предлагаю ребятам: «Хотите, я вам прочту потрясающее стихотворение о любви?» Начинаю читать «Зимнюю ночь». Когда стихи кончились, в классе повисла тишина. А потом… раздались аплодисменты! Поверьте, я была рада не за себя, что дошла до сердец моих ребят. Я была горда, что Пастернак вызвал у ребят восторг! Уверена, что в мировой лирике не так уж много совершенных стихов, где сплавлены поэзия и музыка в абсолютно идеальных пропорциях. Думаю, что возглавлять этот список будут «Незнакомка» А. Блока и «Зимняя ночь» Б. Пастернака.

У больших поэтов нет ничего случайного.

И если мы говорим о звукописи Пастернака, то это не означает, что поэт рассудочно отбирал слова, создающие эффект завывания вьюги или рисующие картину озаренной свечой комнаты.

В том-то и чудо гениальных строчек, что поэт интуитивно находит единственно возможные образы, слова, звуки, слышит ту музыку, которая подчеркивает смысловое богатство стихотворения.

Тягучий, протяжный ритм, поразительные ассонанс (созданный звуками И, Э) и аллитерация (прием, основанный в данном случае на повторении звуков М и Л) первых двух строчек в начале стихотворения заставляют нас представить ночное безмолвие, безжизненность пространства, где царит мрак и холод, злобствование метели, швыряющей снежные хлопья в освещенное окно:

Мело, мело по всей земле
Во все пределы….

По смыслу, по тональности, по звуковому оформлению контрастом звучат вторые две строки:

Свеча горела на столе,
Свеча горела.

Концентрированное повторение звука А, открытого и широкого, создает эффект противостояния света – мраку, тепла – холоду, огня – льду.

Эти две строки, четырежды повторенные в стихотворении, станут его лейтмотивом, ключом к пониманию главной мысли поэта и будут раз от разу звучать все более настойчиво и жизнеутверждающе.

Прием градации придает стихотворению вид заклинания, оно воспринимается как вызов судьбе.

Итак, уже в первой строфе зашифровано все, что будет раскрыто в последующих строках. В стихотворении есть два основных символа – метель и свеча. Символы эти многозначны, они приобретают философский характер, достигают вселенского масштаба. Стихотворение построено на антитезе: противодействуют и взаимодействуют (единство и борьба противоположностей) два символа, два мира, две стихии.

Метель – это не просто явление природы, свеча – не просто тающий от огня воск. Пастернак подчеркивает надмирность метели, которая «метет по всей земле», застит свет, сбивает с жизненных ориентиров, угрожает, леденит душу. Она враждебна уюту и теплу, стремится погасить огонь в очаге, мешает соединению родственных душ:

Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Метель лепила на стекле

Кружки и стрелы…

Снова явление метели создано с помощью повтора согласных Л, М и гласной Э, И.

И даже в человеческом жилище, защищенном от стужи февральской вьюги, нет покоя: «на озаренный потолок ложились тени», на свечу «дует из угла», капает слезами «воск … с ночника».

Что может противопоставить человек враждебному миру и ощущению затерянности в холодном пространстве? Только любовь, «судьбы скрещенье», огонь души.

Когда встречаются он и она, отступают темнота и холод, мир становится надежным, знакомым, узнаваемым. Тогда поэтом используется другая лексика. Автор включает в философские стихи простые и привычные слова: потолок, платье, башмачки, ночник, слезы, воск.

Бытие и быт здесь сосуществуют, дополняя друг друга. Предельно конкретные вещи, те, что окружают человека ежеминутно, – входя в стихотворение, получают образное воплощение и становятся олицетворением вечных истин. Обыденное обнажает значительное и вечное… Пастернака «увлекала задача…

воссоздать всеохватывающую атмосферу бытия…» (А. Синявский).

Сцена свидания описана предельно откровенно, но и чрезвычайно целомудренно и возвышенно. Мы видим брошенное на стул платье, упавшие на пол башмачки, мелькающие тени, слившиеся воедино:

На озаренный потолок ложились тени Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. И падали два башмачка Со стуком на пол. И воск слезами с ночника

На платье капал.

С помощью звукописи потрясающе переданы стук упавших башмачков и медленное падение восковых капель.

В нескольких строчках – любовный порыв двух близких людей, ищущих оплота друг в друге во враждебном мире. Их словно осеняет ангел:

На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла

Крестообразно.

Чувства двоих освящены поэтом. Он утверждает: метель бессильна. Она не может задуть горящую свечу.

Всемирная метель и хрупкий огонек свечи вступают в противодействие, и побеждает свет! Горящая свеча также перерастает в символ: это маяк для одиноких путников, магнит для любящих сердец, ориентир для жаждущих света, гавань для сбившихся с дороги, пристань для отчаявшихся, уставших и заблудших.

Свеча горит вопреки злым силам. Образ свечи имеет в христианской символике особое значение. Христос в Нагорной проповеди говорит: «И зажегши свечку, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме».

В финале стихотворения, которое имеет кольцевую композицию, пропадает значение всемирности метели. Лед побежден огнем, мрак потеснен светом. Метель – всего лишь февральская вьюга, которая обязательно отступит под напором весны. Отсутствие повтора «мело, мело» в последней строфе снимает ощущение безысходности:

Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе,

Свеча горела.

Очень хочется точку в конце заменить восклицательным знаком, потому что уверенность и сила исходят от последних строчек, в них утверждается идея безграничности высоких чувств и силы любви, которая не покоряется обстоятельствам.

Автор рассуждает о проблемах онтологического характера, склоняясь к философским обобщениям. Художественной установкой Пастернака является анализ соотношения человека и внешнего мира. Поэт устремлен вглубь, в суть постигаемого явления. Это стихотворение принадлежит к медитативной лирике.

Строчки «Зимней ночи» – это своеобразный поток сознания, который равно захватывает явления бытия и быта, внешнее и внутреннее, абстрактное и конкретное.

Это своеобразный философский этюд с жизнеутверждающим финалом, в котором сопрягаются элегические раздумья со своеобразными пейзажными зарисовками, что образуют параллель с внутренним миром человека.

Стихотворение метафорично. Обычный мир поэт видит сквозь «магический кристалл». Сам Пастернак определял метафоризм как «естественное следствие недолговечности человека и надолго задуманной огромности его задач.

При этом несоответствии он вынужден смотреть на вещи по-орлиному зорко и объясняться мгновенными и сразу понятными озарениями. Это-то и есть поэзия. Метафоризм – стенография большой личности, скоропись ее духа».

Многозначная метафора для Пастернака – единственно возможное средство запечатлеть многозначный мир вокруг и внутри человека.

Стихотворение написано четырехстопным ямбом, который как нельзя более удачно передает эмоциональную насыщенность и взволнованность текста. Но вторая и четвертая строки в строфах укорочены и имеют все две стопы. Возможно, эта перебивка ритма и придает энергию строкам, делает стихи динамичными, экспрессивными.

Мы отмечаем чередование мужской и женской рифмы в строках, в зависимости от расположения рифмы определяем ее как перекрестную (АВАВ).

В стихотворении мало тропов: есть редкие эпитеты, помогающие создать цветовой образ:

озаренный потолок – снежная мгла, седая и белая; есть сравнение, характеризующее отношение автора к чувству героев: жар соблазна вздымал, как ангел, два крыла…

Интересно проследить за словесным строением текста. Здесь нет глаголов, обозначающих действия героев. Нет существительных, называющих героев.

Мы узнаем об их существовании и поведении с помощью словосочетаний с существительными: ложились тени, скрещенье рук, скрещенье ног, падали башмачки, воск… на платье капал.

Враждебная влюбленным стихия описана с помощью безличных глаголов, что подчеркивает не конкретный характер злых сил, а их вселенский масштаб: мело, мело по всей земле, на свечку дуло из угла.

Итак, перед нами сплав философской и любовной лирики. К какому методу и направлению можно отнести этот стихотворный шедевр? Безусловно, утонченное воссоздание личностных чувств и переживаний, метафоричность текста, создающая настроение, музыкальность позволяют говорить о принадлежности стихотворения к импрессионизму.

Но мы можем также утверждать, что стихотворению присущи и признаки символизма: пастернаковский мир синкретичен, он не познается с помощью рациональных приемов, он доступен лишь интуиции, раскрывается с помощью намека, цветового решения, музыки (романсовость формы подсказывает современным композиторам мелодии, есть даже несколько удачных попыток положить стихотворение на музыку). Однако мы видим и романтичность чувства, и реалии жизни. Поэтому нелепо пытаться классифицировать стихотворение однозначно. Пастернак больше, шире, глубже любого окончательного определения. Он сам в книге лирики «Сестра моя жизнь» писал: «Мне совершенно безразлично, как называется сила, давшая книгу, потому что она безмерно больше меня и поэтических концепций…»

Свеча поэзии Пастернака горит вопреки всем запретам и табу.

И каждый может увидеть этот свет, и греться у этого тепла, если в нем нет «той смертной бескрылости», которую ненавидел в людях поэт и его герой Юрий Живаго.

Источник: http://raimantau.narod.ru/load/literatura/materialy_k_analizu_stikhotvorenija_b_pasternaka_zimnjaja_noch/9-1-0-11

Ссылка на основную публикацию