Хосе де эспронседа «романс»

Мы их читаем в переводе. хосе де эспронседа

(отрывок из поэмы «Мир Сатаны»)

Из бездны, покрытой глубокою ночью, Туманною, черною, страшною мглой, Где тишь и молчанье ничто не нарушит, Где вечно царит непробудный покой, Встает с тихой жалостью, с грустью во взгляде, Прозрачною дымкой окутан кругом, Туманного призрака облик неясный Видение женщины с бледным лицом. Несутся по воздуху дивные звуки И сладостный голос внезапно запел, Для слуха неслышно, лишь сердцу понятно

Напев тот струной серебристой звенел:

«Не страшися, слабый смертный, Темноты кругом меня, Сладкий отдых забытья На моей груди найдешь ты, Успокою я тебя. Милосердная, дарую Людям тихий я приют, Где печали не живут, Где вдали от шума мира

Без следа они замрут.

Я средь жизненного моря Остров отдыха. В конец Утомившийся пловец Тут грозу минувшей бури Забывает, наконец. Тут ко сну манит прохлада Молчаливых, ясных вод; Ветра легкого налет Тихо, тут порхая, песню

Колыбельную поет.

Я плакучей ивы образ — Над страдальческим челом Тенью сумрачной кругом Наклоняю грустно ветви, С вниз поникнувшим лицом, Усыпляю сном глубоким, И уснувшему на век Тихий я даю ночлег: Спит под крыльями забвенья

Здесь спокойно человек,

Я последней страсти жрица, — Сбросив с плеч своих покров, Без печали и шипов Для любви изготовляю Ложе сна среди цветов. Жгучей негою желанья, Пылом счастъя не горю, Но зато любовь мою Без обмана и измены

Я навеки отдаю.

Предо мной наука молкнет, Предо мной сомнений глас Утихает, и как раз, Тотчас правде обучаю Ясной, голой, без прикрас. Тайну жизни, тайну смерти, Знанья всякого венец Здесь коснется лишь мудрец, Для него когда открою

В вечность дверь я, наконец.

Приходи в мои объятья, Мне на грудь склонись главой: Отдых долгий, вековой У меня найдешь ты, кончив Подвиг жизни трудовой.

Приходи, постель готова, Сладко ты заснешь на ней Под охраною моей! Словно мать любовью нежной Окружу тебя своей. Пусть бросаются другие Безбоязненно вперед В жизненный водоворог.

Где обманчивой волною Их в глубь бездны унесет, В жизни все ведь ложь, все призрак: Громогласный гул побед, Быстротечной славы свет, Блеск надежды лучезарный

И любви беэумный бред!

Я неслышною рукою Прикоснусь к твоим очам, И тогда уже слезам, Полным горести и муки, Не струиться по щекам; Наболевшую я душу Сладким ядом оболью, Все страдания уйму, Лишь в груди биенье сердца

Я на век остановлю.

Перевод: М. В. Ватсона

Гимн бессмертия

(отрывок из поэмы «Мир Сатаны»)

«Слава тебе, животворное пламя, Неистощимое жизни зерно, Творческой силы победное знамя,

В цепи творенья златое звено!

Пламенем вечным ты солнце питаешь, Небо обводишь лазурью кругом, Розовым блеском зарю украшаешь,

В сумраке месяц даришь серебром.

Эхо даешь ты дремучему бору, Зелени роскошь его деревам, Рев урагана морскому простору,

Говор сребристый студеным ключам.

Ты ароматы в цветы наливаешь, В каждой росинке огонь твой блестит, В шепоте ветра ты тихо вздыхаешь,

В грохоте бури твой голос звучит.

В недрах глубоких земли все металлы Ты разливаешь могучей рукой — Жемчугу блеск ты даешь и кораллы

Ты насаждаешь в пучине морской.

Черною мантией ты расстилаешь По небу тучи и в вихре летишь, Воздух дыханьем своим наполняешь,

В ярком сиянии молний горишь.

Ты тот рычаг, что вкруг оси незримой Все заставляешь вращатъся миры, Юности вечной и неуловимой

Щедрой рукой раздаешь ты дары.

Перевод: М. В. Ватсона

Забыта, заброшена, словно в пустыне Лежишь ты, родная страна, Ты долго над миром царила, а ныне

Унижена ты и бедна.

Из глаз твоих слезы по бледным ланитам Текут непрерывной струей; На сердце измученном, скорбью разбитом,

Унынье гнездится змеей.

Смерть тьмою одела тебя непроглядной, Покрыла покровом своим, С зловещим весельем тиран беспощадный

Смеется над горем твоим.

Тебя он несчастную, злобно терзая, Детей твоих лучших губил. Свободу и правду пятой попирая,

Кого нечестивец щадил?

О, братья-товарищи! к вам шлю воззванье Печальным стихом я своим, Скажите: какое сравнится страданье

С мучением горьким моим?

Я знаю, несчастный, скитаясь в изгнаньи, Что стонет отчизна в цепях, — Что доблести прежней в ней нет обаянья,

Что гибнет родная в слезах.

В угоду тирану клевреты бездушно Пронзили страдалицы грудь, Покрыли позором ее равнодушно,

Ей терньем осыпали путь.

Испанья объятья в тоске непритворной К сынам простирала с мольбой, — Они поднялись, но изменою черной

Расторгнут союз их святой.

Где ж меч твой могучий, отчизна родная? Где славных героев ряды? Где каменных стен твоих броня тройная?

Увы! где свободы следы?

Искусно поставлены были ей сети, Не смев разорвать их тогда, В ярмо деспотизма впряглись твои дети,

Покрытые краской стыда.

А славой когда-то гремела Испанья, Сверкала лучом золотым Могущества, доблести, блеском сиянья,

На диво народам другим.

Как кедры Ливана, она упирала Чело свое в высь облаков; Как громы пугаютъ детей — устрашала

Так речью своею врагов,

Теперь же лежит, словно камень в пустыне, Она одиноко, — сыны В защиту ей вставшие, все на чужбине

В изгнаньи скитаться должны.

Величье и роскошь былые покрыты Травою эабвения, мхом; — Дни блеска, могущества, счастья — забыты,

Уныние, стон лишь кругом.

И носим на сердце, горюя в изгнаньи, Все те же мы думы свои: Залечит кто раны тебе, о Испанья,

Кто слезы осушит твои?

Перевод: М. В. Ватсона

Романс

Над вершиною Хораби Чуть рожденная луна; И могучий на равнине

Рыцарь видится в броне.

Под лучом печальным светит Крест на латах, на груди, Паладин, в защиту вставший

За святой Ерусалим.

Едет он от Иордана, Вдоль теченья иногда, И в парадной и в богатой

Блещет сбруе стройный конь.

Между тем ему навстречу Там араб на скакуне, Он с копьем, с кривою саблей,

И с сияющим щитом.

Конь бежит, звенит оружье, Слышит, видит паладин, Отпустил свободно повод;

И к неверному вперед.

И араб уж наготове, Жаждет славы, помнит честь. Приложил к плечу десницу,

Ринул в сильного копье.

Перевод: К. Д. Бальмонта

Перевороты земного шара

Уж тысяча веков прошла над миром, Промчались как колонны из огня, И мир, объятый страхом, видел четко, — Свою предощущая гибель в том, — Как половина видимой вселенной

Сокрылась в Море и ушла в ничто.

Гигантский ураган безмерной дланью Качнул миротворение кругом, И полюсы содвинулись. И путник, Блуждая, видит горную смолу, Берет обломок Этны, превращает В воздушность пыли твердую кору, И смотрит, нет ли в этом бедном прахе

Мозаики, где Геркуланум спит.

Где древле находилась Атлантида? Взгляни туда, в кипящий Океан, Там корабли, что путь не различая, Прибрежий дальних бросив тишину, Доверили волнам Железный якорь, И меж обломков скрытых там на дне, Железный якорь в Море зацепился, К обломкам Атлантиды он прильнул,

Вонзился в башни древней Атлантиды.

Перевод: К. Д. Бальмонта

Источник: https://xvastunishka.us/blog/43661754249

Секира.. . Где, в какой книге и по кому она прошлась?

Мария Калинина Мыслитель (8602) 5 лет назадВпервые дал классическое определение сатиры Шиллер: , «…

в сатире действительность как некое несовершенство противополагается идеалу, как высшей реальности» Древняя Греция: «Война мышей и лягушек» , Мениппова сатира Древний Рим «Сатирикон» Петрония, «Золотой осёл» Апулея «Похвала Глупости» Эразма Роттердамского, «Декамерон» Дж. Боккаччо, «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле, «Дон Кихот» М. Сервантеса, «Хромой бес» А. Р.

Лесажа, «Симплициссимус» Гриммельсхаузена, «Ярмарка тщеславия» У. Теккерея, «Посмертные записки Пиквикского клуба» Ч. Диккенса, «Мёртвые души» Гоголя, «Господа Головлёвы» , «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина, «Похождения бравого солдата Швейка» Я. Гашека, «Тень» и «Голый король» Е. Шварца) , «12 стульев» и «Золотой телёнок» И. Ильфа и Е. Петрова, М.

Читайте также:  Кояшское озеро, которое меняет свой цвет

Булгаков «Собачье сердце» ,«Второе нашествие марсиан: Записки здравомыслящего» Сругацких «- Мрачный муж пришел, — отчетливо сказала Эллочка. Все слова произносились ею отчетливо и выскакивали бойко, как горошины. — Здравствуй, Еленочка, а это что такое? Откуда стулья. — Хо-хо! — Нет, в самом деле? — Кр-расота! — Да. Стулья хорошие.

— Зна-ме-ни-тые! — Подарил кто-нибудь? — Ого! — Как? ! Неужели ты купила? На какие же средства? Неужели на хозяйственные? Ведь я тебе тысячу раз говорил.. . — Эрнестуля! Хамишь! — Ну, как же так можно делать? ! Ведь нам же есть нечего будет! — Подумаешь! — Но ведь это возмутительно! Ты живешь не по средствам! — Шутите! — Да, да. Вы живете не по средствам.. .

— Не учите меня жить! — Нет, давай поговорим серьезно. Я получаю двести рублей.. . — Мрак! — Взяток не беру, денег не краду и подделывать их не умею.. . — Жуть! Эрнест Павлович замолчал. — Вот что, -сказал он, наконец, — так жить нельзя. — Хо-хо, — сказала Эллочка, садясь на новый стул. — Нам надо разойтись. — Подумаешь! — Мы не сходимся характерами. Я.. .

— Ты толстый и красивый парниша. — Сколько раз я просил не называть меня парнишей! — Шутите! — И откуда у тебя этот идиотский жаргон! — Не учите меня жить! — О, черт! — крикнул инженер. — Хамите, Эрнестуля. — Давай разойдемся мирно. — Ого! — Ты мне ничего не докажешь! Этот спор.. . — Я побью тебя, как ребенка. — Нет, это совершенно невыносимо.

Твои доводы не могут меня удержать от того шага, который я вынужден сделать. Я сейчас же иду за ломовиком. — Шутите! — Мебель мы делим поровну. — Жуть! — Ты будешь получать сто рублей в месяц. Даже сто двадцать. Комната останется у тебя. Живи, как тебе хочется, а я так не могу.. . — Знаменито, — сказала Эллочка презрительно. — А я перееду к Ивану Алексеевичу.

— Ого! — Он уехал на дачу и оставил мне на лето всю свою квартиру. Ключ у меня.. . Только мебели нет. — Кр-расота! Эрнест Павлович через пять минут вернулся с дворником. — Ну, гардероб я не возьму, он тебе нужнее, а вот письменный стол, уж будь так добра.. . И один этот стул возьмите, дворник. Я возьму один из этих двух стульев.

Я думаю, что имею на это право? ! Эрнест Павлович связал свои вещи в большой узел, завернул сапоги в газету и повернулся к дверям. — У тебя вся спина белая, — сказала Эллочка граммофонным голосом. — До свидания, Елена. Он ждал, что жена хоть в этом случае воздержится от обычных металлических словечек. Эллочка также почувствовала всю важность минуты. Она напряглась и стала искать подходящие для разлуки слова. Они быстро нашлись:

— Поедешь в таксе? Кр-расота! (12 стульев», И. Ильф и Е. Петров)

Надежда Антонова Высший разум (137663) 5 лет назадСЕКИРА Сумароков А. П. Рубил мужик дрова у самыя реки, В которой воды глубоки: Упал топор на дно: мужик над ним страдает. И плачет и рыдает; Потерян день: пройдет дрова рубить пора: Да жаль и топора; Без денег етова никто не даст на рынке; Хотя для дров, Да на воров И много топоров: А денег у нево гораздо мало в крынке. Меркурий сжаливься приходит на реку, И обѣщает мужику, Что он по дну реки порыщет, Секиру сыщет: И мужику Он сиру, Златую подает секиру. Кричит мужик: секира не моя: Дает серебряну: и ета не моя: Даетъ железную: вот ето то моя, И ету упустил на етом месте я: Я злата и сребра и в доме не имею, И лгати не умею: Не всяк так честно говорит: Меркурий за ето ему и те дарит. Другой увидев то, в реку топор кидаст, И так же как и тот рыдает, И золотой секиры ожидает. Меркурий говорил нахальну мужику:

Искати топора ты сам поди в реку.

Комментарий удален

Fanny Fler Оракул (52566) 5 лет назад»Острою секирой ранена береза, По коре сребристой покатились слезы; Ты не плачь, береза, бедная, не сетуй! Рана не смертельна, вылечится к лету, Будешь красоваться, листьями убрана.. . Лишь больное сердце не залечит раны! » А. К. Толстой. *** «Всю жизнь ждала. Устала ждать. И улыбнулась. И склонилась. Волос распущенная прядь На плечи темные спустилась. Мир не велик и не богат — И не глядеть бы взором черным! Ведь только люди говорят, Что надо ждать и быть покорным.. . А здесь какая-то свирель Поет надрывно, жалко, тонко: Качай чужую колыбель, Ласкай немилого ребенка… » Я тоже — здесь. С моей судьбой, Над лирой, гневной, как секира. Такой приниженный и злой. Торгуюсь на базарах мира.. . Я верю мгле твоих волос И твоему великолепью. Мои сирый дух — твой верный пес, У ног твоих грохочет цепью.. . И вот опять, и вот опять, Встречаясь с этим темным взглядом, Хочу по имени назвать, Дышать и жить с тобою рядом.. . Мечта! Что жизни сон глухой? Отрава — вслед иной отраве.. . Я изменю тебе, как той, Не изменяя, не лукавя.. . Забавно жить! Забавно знать, Что под луной ничто не ново! Что мертвому дано рождать Бушующее жизнью слово! И никому заботы нет, Что людям дам, что ты дала мне, А люди — на могильном камне

Начертят прозвище: Поэт. » А. Блок.

Источник: https://otvet.mail.ru/question/89227550

Антология: Европейская поэзия XIX века fb2 скачать бесплатно

Скачать книгу (размер 3740Kb , формат fb2)

Жанр : Поэзия , Язык : ru

Австрия, Албания, Англия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Финляндия, Франция, Чехословакия, Швейцария, Швеция, Югославия / Вступ. статья С. Небольсина.

Составление: В. Богачева (Финляндия), И. Бочкаревой (Исландия), С. Беликовского (Франция), Е. Витковского (Австрия, Бельгия, Нидерланды, Швейцария), Н. Глен (Болгария), А. Дмитриева (Германия), И. Ивановой (Чехословакия), С.

 Ильинской (Греция), К. Ковальджи (Румыния), А. Романенко (Югославия, лужицкосербские поэты), О. Россиянова (Венгрия), Е. Ряузовой (Португалия), Ал. Сергеева (Дания, Норвегия, Швеция), Т. Серковой (Албания), Б. Стахеева (Польша), Н.

 Томашевского (Испания, Италия), Д. Урнова (Англия).

Примечания: В. Вебера (Австрия, Швейцария), Т. Серковой (Албания), Л. Володарской (Англия, Ирландия), В. Белоусова (Бельгия, Нидерланды), В. Злыднева (Болгария), О. Россиянова (Венгрия), А. Гугнина (Германия), А. Романенко (лужицкосербские поэты, Югославия), С.

 Ильинской (Греция), Ал. Сергеева (Дания, Норвегия, Швеция), И. Бочкаревой (Исландия), А. Грибанова (Испания), Н. Котрелева (Италия), Б. Стахеева (Польша), Е. Ряузовой (Португалия), К. Ковальджи (Румыния), В. Богачева (Финляндия), Юл. Гинзбург (Франция), И. Ивановой (Чехословакия), К.

 Панас (к иллюстрациям).

Авторы: Иоганн Майрхофер, Иосиф Христиан Цедлиц, Франц Грильпарцер, Николаус Ленау, Иоганн Непомук Фогль, Адальберт Штифтер, Анастазиус Грюн, Мориц Гартман, Роберт Хамерлинг, Мария фон Эбнер-Эшенбах, Фердинанд фон Саар, Иероним Де Рада, Зеф Серембе, Винченц Стратико, Наим Фрашери, Филипп Широка, Томас Гуд, Альфред Теннисон, Вильям Мейкпис Теккерей, Роберт Браунинг, Эмили Джейн Бронте, Эрнест Чарльз Джонс, Мэтью Арнольд, Данте Габриэль Россетти, Джордж Мередит, Вильям Моррис, Альджернон Чарльз Суинберн. Уилфрид Скоуэн Блант, Джерард Мэнли Хопкинс, Вильям Эрнест Хенли, Роберт Луис Стивенсон, Альфред Эдвард Хаусман, Гвидо Гезелле, Жорж Роденбах, Альбрехт Роденбах, Арнолд Саувен, Пол де Монт, Иван Жилькен, Морис Метерлинк, Проспер ван Лангендонк, Добри Чинтулов, Петко Рачев Славейков, Христо Ботев, Иван Вазов, Стоян Михайловский, Пенчо Славейков, Кирилл Христов, Пейо Яворов, Михай Витез Чоконаи, Шандор Кишфалуди, Даниэль Бержени, Ференц Казинци, Ференц Кёльчои, Гергей Цуцор, Михай Вёрешмарти, Йожеф Байза, Михай Томпа, Янош Арань, Янош Вайда, Йожеф Киш, Иоганн Вольфганг Гете, Фридрих Гёльдерлин, Новалис, Людвиг Тик, Клеменс Брентано, Адельберт Шамиссо, Людвиг Уланд, Иозеф фон Эйхендорф, Теодор Кернер, Вильгельм Мюллер, Август Платен, Аннета фон Дросте-Гюльсгоф, Эдуард Мёрике, Горман Фердинанд Фрейлиграт, Георг Гервег, Людвиг Георг Веерт, Христиан Фридрих Геббель, Теодор Шторм, Вильгельм Буш, Детлеф фон Лилиенкрон, Хандрий Зейлер, Мато Косик, Якуб Барт-Чишинский, Андреас Кальвос, Дионисиос Соломос, Александрос Суцос, Александрос Рангавис, Андреас Ласкаратос, Аристотелис Валаоритис, Георгиос Визиинос, Аргирис Эфталиотис, Лорендзос Мавилис, Костас Кристаллис, Адам Готтлоб Эленшлегер, Кристиан Винтер, Ханс Кристиан Андерсен, Фредерик Палудан-Мюллер, Хольгер Драхман, Йене Петер Якобсен, Джеймс Кларенс Мэнган, Томас Дэвис, Бьярни Тораренсен, Сигурдур Брейдфьорд, Йоунас Хадльгримссон, Кристиан Иоунссон, Стейнгримур Торстейнссон, Маттиас Йохумссон, Торстейдн Эрлингссон, Мануэль Хосе Кинтана, Анхель де Сааведра, герцог Ривас, Хосе де Эспронседа, Хосе Соррилья, Росалиа де Кастро, Густаво Адольфо Бекер, Рамон де Кампоамор, Карло Порта, Уго Фосколо, Алессандро Мандзони, Джакомо Леопарди, Джузеппе Джусти, Джузеппе Джоакино Белли, Джозуэ Кардуччи, Джованни Пасколи, Биллем Билдердейк, Антони Кристиан Винанд Старинг, Эверхард Йоханнес Потгитер, Биллем Клос, Альберт Вервей, Юхан Себастьян Вельхавен, Хенрик Арнольд Вергеланн, Бьёрнстьерне Бьёрнсон, Пер Сивле, Казимеж Бродзинский, Антоний Мальчевский, Северин Гощинский, Юлиуш Словацкий, Зыгмунт Красинский, Рышард Бервинский, Циприан Норвид, Теофиль Ленартович, Владислав Сырокомля, Адам Аснык, Мария Конопницкая, Ян Каспрович, Казимеж Тетмайер, Станислав Выспянский, Жоан Алмейда Гаррет, Жоан де Деус, Антеро де Кентал, Герра Жункейро, Ион Будай-Деляну, Василе Кырлова, Григоре Александреску, Чозар Боллиак, Димитрие Болинтиняну, Богдан Петричейку Хашдеу, Александру Влахуцэ, Думитру Некулуцэ, Александру Мачедонский, Иоган Людвиг Рунеберг, Закрис Топелиус, Алексис Киви, Юлиус Векселль, Юхо Эркко, Каарло Крамсу, Касимир Лейно, Андре Шенье, Альфонс де Ламартин, Альфред де Виньи, Марселина Деборд-Вальмор, Шарль-Огюстен Сент-Бев, Альфред де Мюссе, Эжезипп Моро, Пьер Лашамбоди, Петрюс Борель, Жерар де Нерваль, Алоизиус Бертран, Теофиль Готье, Шарль Леконт де Лиль, Луи Менар, Теодор де Банвиль, Жозе-Мария де Эредиа, Шарль Бодлер, Поль Верлен, Анатоль Франс, Жан-Батист Клеман, Эжен Потье, Лотреамон, Артюр Рембо, Шарль Кро, Тристан Корбьер, Жермен Нуво, Стефан Малларме, Жюль Лафорг, Ян Коллар, Карел Гинек Маха, Карел Гавличек-Боровский, Сватоплук Чех, Ярослав Врхлицкий, Самуэль Томашик, Андрей Сладкович, Янко Краль, Павол Орсаг Гвездослав, Александр Вине, Жюст Оливье, Готфрид Келлер, Анри Фредерик Амьель, Генрих Лейтхольд, Конрад Фердинанд Майер, Элиджио Пометта, Эсайас Тегнер, Карл Юнас Альмквист, Виктор Рюдберг, Юхан Август Стриндберг, Густав Фрёдинг, Франце Прешерн, Петр Петрович-Негош, Иван Мажуранич, Петар Прерадович, Бранко Радичевич, Джюра Якшич, Иован Йованович-Змай, Антон Ашкерц, Сильвие Страхимир Краньчевич, Драготин Кетте, Йосип Мурн-Александров.

Читайте также:  Народные приметы лета

Перевели: Н. Заболоцкий, В. Вебер, В. Жуковский, М. Лермонтов, В. Топоров, И. Грицкова, В. Левик, В. Швыряев, В. Летучий, Т. Серкова, Я. Козловский, М. Курганцев, Э. Александрова, Т. Скорикова, Г. Русаков, Э. Багрицкий, Г. Кружков, М. Соковнин, И. Бунин, С. Маршак, В. Рогов, А. Сергеев, Э. Ананиашвили, Л. Володарская, Г. Симанович, М. Донской, Э. Шустер, А. Сендык, Б.

 Лейтин, В. Васильев, И. Кашкин, B. Невский, Д. Сильвестров, А. Парин, Б. Слуцкий, Н. Мальцева, М. Ваксмахер, Ю. Денисов, Е. Витковский, М. Квятковская, Э. Шапиро, М. Зенкевич, А. Гатов, А. Сурков, Л. Мартынов, Н. Тихонов, М. Павлова, В. Луговской, В. Корчагин, C. Михалков, М. Петровых, А. Ахматова, А. Тарковский, П. Семынин, В. Соколов, Н. Чуковский, М. Исаковский, Д. Самойлов, А.

 Кочетков, Н. Вильмонт, Б. Пастернак, Ф. Тютчев, Л. Гинзбург, М. Лозинский, Г. Ратгауз, Н. Вольшш, П. Гуров, С. Аверинцев, В. Куприянов, В. Микушевич, А. Гугинш, Ю. Левин, М. Замаховская, А. Големба, А. Плещеев, А. Карельский, И. Тюменев, С. Заяицкий, Арк. Штейнберг, С. Ошеров, 3. Морозкина, В. Шор, Т. Сильман, Н. Вержейская, Ю. Александров, Б. Тимофеев, И. Миримский, К. Азадовский, Ю.

 Корнеев, Н. Стефанович, А. Спаль, А. Сиротинин, С. Ильинская, Е. Смагина, А. Эфрон, О. Чухонцев, Р. Дубровкин, Юнна Мориц, А. Наль, И. Григорьева, В. Тихомиров, А. Коринфский, П. Гнедич, К. Фофанов, Ф. Берг, Е. Аксельрод, И. Бочкарева, И. Шафаренко, М. Алигер, С. Гончаренко, Э. Левонтин, П. Грушко, Б. Дубин, О. Савич, Н. Ванханен, Е. Солонович, А. Архипов, К. Бальмонт, Н. Озерова, А.

 Шарапова, А. Ревич, М. Живов, Л. Цывьян, П. Жолезнов, Л. Трефолев, Н. Нович, А. Колтоновский, Е. Благинина, Инна Тынянова, А. Арго, В. Цвелев, М. Талов, Г. Перов, Р. Моран, Вс. Рождественский, А. Блок, В. Брюсов, Ю. Хазанов, A. Ойслендер, Д. Семеновский, А. Шадрин, В. Каменская, Ф. Фоломин, Д. Голубков, А. Майков, А. Фет, А. К. Толстой, А. Пушкин, Е. Баратынский, Б. Лившиц, И. Кузнецова, Э.

 Липецкая, B. Дмитриев, А. Гелескул, Е. Баевская, Н. Стрижевская, Е. Гунст, И. Чежегова, В. Портнов, М. Волошин, М. Бронников, А. Оношкович-Яцына, В. Дынник, В. Парнах, А. Коц, М. Яснов, П. Антокольский, Д. Бродский, Ин. Анненский, Р. Березкина, С. Петров, И. Эренбург, Ю. Нейман, Н. Горская, C. Шервинский, Д. Минаев, Н. Глазков, Ю. Вронский, А. Баранов, В. Потапова, В. Соловьев, О. Колычев, С.

 Штейн, A. Найман, А. Рогов.

Настоящий том вместе с томами «Д. Байрон», «П.-Ж. Беранже. О. Барбье. П. Дюпон», «Г. Гейне», «В. Гюго», «Г. Ибсен», «А. Мицкевич», «Я. Неруда», «Ш. Петефи», «О. Уайльд. Р. Киплинг», «Поэзия английского романтизма XIX века», «В. Александри. М. Эминеску. Д. Кошбук. И.-Л. Караджале. И. Славич» образуют в «Библиотеке всемирной литературы» единую антологию зарубежной европейской поэзии XIX века.

Источник: https://booksfb2.com/?p=286295

Книга — Саламанка — Грицак Елена Николаевна — Читать онлайн, Страница 14

Закладки

В 1590 году де Вега получил прощение, но, не имея права на въезд в столицу, обосновался в деревне Альба де Тормес близ Саламанки. В течение 5 лет писатель служил секретарем у Диего де Альвареса де Толедо, герцога Альба.

Владения могущественного вельможи не представляли бы собой ничего выдающегося, если бы не близость университета, который дал возможность бывшему школяру вновь войти в студенческий мир. Герцог содержал небольшой двор с домашней академией, любил устраивать поэтические турниры, приглашая к барьеру всех обитателей дома.

Однако Лопе де Вега участвовал в них редко: пользуясь лояльностью хозяина, он покидал дворец, безусловно, не за тем, чтобы проводить время в аудиториях.

Несмотря на обилие авантюр, саламанкский период жизни стал временем расцвета творчества. Снискав славу лучшего в стране драматурга, писатель предчувствовал скорый переезд в столицу, все чаще высказывая мысли о том, что карьере может повредить скромное происхождение.

Некое подобие дворянства можно было обрести давно известным и довольно простым способом: вместе с рассуждениями о предках-рыцарях кандидат на дворянство присваивал себе благородное имя. Лопе де Вега заимствовал таковое у Бернардо дель Карпьо, разгромившего отряд Роланда в Ронсенвальском ущелье.

Вместе с именем писатель присвоил себе герб легендарного «предка» – топор и меч в окружении 19 башен вполне реального замка.

Таким образом, в столицу Лопе де Вега Карпьо прибыл не только знаменитым литератором, но и дворянином. Правда, последнее не вызывало ничего, кроме насмешек, зато нисколько не смущало самого «аристократа», защищенного блеском своей славы.

Его любили женщины, уважали коллеги, ценили владельцы театров, требовавшие все новых и новых пьес. Король драматургов много раз становился победителем поэтического турнира в честь святого Исидро, а в 1620 году впервые занял место председателя.

Тогда состязание выиграл идальго из Астурии – Педро Кальдерон де ла Барка, которого престарелый поэт представил как своего преемника.

Юный победитель еще не успел закончить учебу в Иезуитском колледже Саламанки, куда по обыкновению прибыл только с наставлениями отца. Будучи студентом, он писал короткие пьесы, тогда лишь подражая блистательному перу Лопе де Веги.

Окончание университета, где юный рыцарь изучал гражданское и каноническое право, стало началом следующего, более глубокого, но довольно неопределенного периода творчества.

В юношеских пьесах «Жизнь есть сон», «Стойкий принц», «Сам у себя под стражей» заметно желание автора обобщить явления, поставить перед читателем философскую или этическую проблему.

Педро Кальдерон де ла Барка

Далее наступил так называемый аналитический период, когда Кальдерон показал мастерство в разработке отдельных тем.

В пьесах «Врач своей чести» и «Саламейский алькальд» полностью раскрыта одна, зато главная черта в характере героя – присущий и автору авантюризм.

В 1637 году за подвиги на войне с французами его приняли в рыцари орден, Сантьяго, и в этом качестве немного позже писатель участвовал в экспедиции по усмирению восставшей Каталонии. Приняв сан католического священника, он взялся за сочинение религиозных пьес ауто.

Солидный писательский опыт позволил ему легко освоить мелодраматические аллегории – сценарии для придворных праздников с музыкой, пением, балетными номерами, ставшие главным его занятием в следующий творческий период. Кальдерон пробовал перо в разных видах литературы, отдавая предпочтение драме и чисто испанской комедии.

Круг его последователей в этих жанрах оценил нововведения, касавшиеся как стиля, так и драматургической техники. В его произведениях выделялись привычные для комедии три акта, а также типичное для нее разнообразие характеров.

Писатель согласовывал поступки своих героев с такими национальными ценностями, как честь и непомерная гордость.

Читайте также:  Сочинение: чиновничество в комедии н.в. гоголя "ревизор"

По стилю драмы Кальдерона напоминают архитектуру барокко: метафоры громоздятся друг на друга, а затем с помощью простого перечисления сливаются в финале, чтобы подчеркнуть сюжетное напряжение, порожденное их разнообразием.

В конце 1680 года убеленный сединами Кальдерон составил список всех своих произведений и весной следующего года умер, довольный тем, что работал много и хорошо.

Удовлетворение поэта неудивительно, ведь его наследие составили 120 комедий, 80 ауто и 200 малых пьес.

https://www.youtube.com/watch?v=g2E6GN_PN84

Франсиско де Кеведо-и-Вильегас

В творческом багаже Франсиско де Кеведо-и-Вильегаса сочинений намного меньше, но по каждому из них можно судить о характере испанской сатирической литературы. Подлинный аристократ, в отличие от многих своих коллег, он сильно раздражался консерватизмом собратьев по дворянству.

Острое жало его сарказма было направлено против идальго, утративших рыцарскую честь и гражданскую совесть. Впрочем, об этом он писал, хотя и часто, но лишь в перерывах между главами большого плутовского романа.

Написанная в 1626 году «История жизни жулика по имени Паблос, образца бродяг и зеркала пройдох» в саркастической, зачастую грубой и резкой форме клеймила разнообразные стороны испанской жизни. Немалую роль в истории испанской поэзии сыграла поэзия Кеведо, где любовная лирика и романс переплетались с философскими сонетами и сатирическими пьесами.

В стихотворном наследии поэта легко заметить одну странность: осуждая обилие латинских слов и мифологических имен в произведениях коллег, сам он насыщал стихи эпитетами, изысканными метафорами, меткими сравнениями, сложными антитезами и каламбурами.

Сестры, вы зачем стучитесь?

Лепты ждете? Вот те на!

Кто толкнул вас к этой двери?

Не иначе – сатана!

Собираете вы деньги,

Я вам не банкирский дом.

Или я корабль груженый

Золотом и серебром?

Если б золотом владел я,

То его потратил сам,

А будь болен золотухой,

Подарил бы ее вам.

И древней окрестных зданий,

И светлей мое жилье:

Посмотрите! Дыры в крыше,

Солнце светит сквозь нее…

Знайте, что ко мне взыванья —

Лишь напрасные труды:

Здесь вовеки не дождаться

Вам ни денег, ни еды.

С Богом, сестры! Проходите!

И не появляйтесь впредь.

Высох пруд и рыбы нету,

Не закидывайте сеть.

Франсиско Кеведо. Отповедь попрошайкам

Трудно поверить, что великий лирик эпохи романтизма, испанский поэт Хосе де Эспронседа не учился в Саламанке, ведь выпускник этого почтенного заведения является ключевой фигурой в его творчестве.

Сам автор в юности состоял в тайном обществе молодых либералов, томился в подвалах монастыря, боролся вместе с участниками революции 1830 года в Париже, предпринял неудачную попытку поднять восстание на севере Испании и в свое время представлял либеральную партию в парламенте.

Писательский дар Эспронседы проявился в тюрьме. Ранние его стихи отмечены романтизмом, который нашел полное выражение в таких произведениях, как «Песня казака» и «Песня пирата», где заметны восторженность и скорбь. В поэме «Мир-дьявол» попытка символически изобразить все человеческие страсти прервалась смертью автора.

Творчество Эспронседы можно назвать поэтической метафорой жизни автора. Он сумел развить почти все жанровые формы европейской романтической литературы, проявив себя в историческом романе, фантастической новелле, драме, политической лирике и философской поэме.

Прекрасным образцом последней является «Саламанкский студент», ярче других произведений поэта представляющий образы испанского романтизма. Пугающе таинственный, по-средневековому мрачный герой поэмы дон Феликс де Монтемар не способен укротить свои низменные страсти.

Критики XIX века называли его бунтарем, отщепенцем, требующим свободы и полноты самореализации. В начале поэмы все небесные силы ополчились против дерзкого человека, желающего превзойти своих собратьев в цинизме и своеволии.

Белая тень – призрак счастья – в финале превращается в скелет и рассыпается, предваряя взрыв отчаяния бывшего студента, так и не осознавшего вину перед «несправедливым родом людским».

Кафедральный собор в окружении построек различных эпох

Автор дает понять читателю, что человеческая духовность несравнимо шире внутреннего мира человека. Все главные герои Эспронседы, увлекаясь погоней за идеалом, порой забывают о стремлении духа, о том, что мораль – вовсе не призрак, поскольку имеет под собой реальную опору.

Поэт видел ее в чувственной красоте, буйном цветении природы, в любви к родной земле, не случайно именно такими картинами начинаются и завершаются многие из его поэм, в том числе и знаменитый «Саламанкский студент».

К сожалению, Хосе де Эспронседа родился уже после того, как абсолютная монархия, в XVI веке отгородившая Испанию от цивилизованного мира, превратила передовую державу в старорежимную окраину Европы.

Развитие культуры практически остановилось, жителям Испании запретили учиться за границей, а собственное образование неуклонно приближалось к краху.

Страну миновал прогресс Нового времени, чему в немалой степени способствовала экономическая политика Филиппа II и особенно его потомков, которые постарались сделать отставание вековым и непреодолимым. В конце золотого века Саламанка вместе со всем государством ушла в тень цивилизации, где осталась навсегда, в отличие от самой Испании, которая, пережив не одну трагедию, всего за четверть века шагнула из Средневековья в технологичную современность.

Памятники университетского городка

В XVIII столетии Саламанкского университета, наконец, коснулась эпоха Просвещения, наступившая в стране благодаря реформам Карла III. Целью преобразований называлось ослабление влияния церкви за счет повышения престижа короны.

Только тогда испанская профессура узнала о том, что такое учебный план, с большим неудовольствием встретила появление цензуры, оценила назначение кураторов и лиц, ответственных за финансы.

Казалось, университет ожидает будущее, сравнимое с великим прошлым, но процветанию помешала война.

В 1812 году Саламанка, расположенная на пути из Парижа в Лиссабон, привлекла к себе наполеоновскую армию. Французы хотели закрыть порт Лиссабона для англичан, однако те вместе с испанцами отстояли португальскую столицу, одержав победу в сражении, произошедшем буквально под стенами города.

По словам журналистов, в середине XIX века почтенные мужи Саламанки носили черные узкие костюмы, дополняя элегантный наряд башмаками с пряжками, широким кожаным поясом и желтым жилетом с металлическими пуговицами. На улицах других городов их отличала особая стать: красивые, рослые, тонкие, словно стрекозы, они сопровождали жен и дочерей, одетых в платья с дорогим узорчатым шитьем.

Реформы просвещенного монарха были завершены во второй половине столетия.

Очень поздно достигший Испании технический прогресс требовал специализации знаний, поэтому теология уступила место более рациональным дисциплинам.

Университет перешел под начало государственного аппарата; должности ректора и деканов наполнились иным содержанием, а те, кто их занимал, больше не относились к студенчеству.

Обновленные учебные планы включали в себя набор предметов для каждого факультета.

Оформились основные направления в работе университета – философское и филологическое, хотя право и медицина по-прежнему сохраняли позиции.

Тем не менее в университетских документах временем расцвета называется начало XX века, когда место ректора занимал профессор античной философии и филологии, гуманист, писатель и поэт Мигель де Унамуно.

Именно ему университет обязан возрождением демократии, а поклонники литературы – появлением знаменитого философского трактата «По поводу традиционализма», в который вошли пять эссе об испанском национализме.

В детстве будущий глава Саламанки не знал иного языка, кроме баскского. Закончив столичный университет, он защитил диссертацию на тему «О проблемах происхождения и предыстории басков», и с тех пор говорил и писал только на испанском, хотя никогда не терял связь с родиной.

Источник: https://detectivebooks.ru/book/1024551/?page=14

Ссылка на основную публикацию