Джордж гордон байрон “ты счастлива”

Джордж Гордон Байрон. Стихотворения 1803-1809 при отъезде из ньюстедского аббатства

^ Зачем, беспечная, болтатьО том, что шепчут втихомолку,А после – слезы проливатьИ упрекать себя без толку?О, ты наплачешься со зла,Под смех наперсниц вероломных,За весь тот вздор, что ты плелаПро вздохи юношей нескромных.

Не верь прельщающим сердцаЛюбезникам благообразным:Падешь добычею льстеца,Не устояв перед соблазном.Словечки ветреных юнцовТы с детским чванством повторяешь.Поддавшись им, в конце концовИ стыд и совесть потеряешь.

Ужель, когда в кругу подругТы рассыпаешь ворох басен,Улыбок, реющих вокруг,Коварный смысл тебе не ясен?Не выставляйся напоказ,Храни свои секреты свято.Кто поскромней, ведь та из васНе станет хвастать лестью фата.

Кто не смеется из повесНад простофилею болтливой?В ее очах – лазурь небес,Но до чего слепа – на диво!В любовных бреднях – сущий райДля опрометчивой хвастуньи:Поверит, как ни привирай,И тут же выболтает втуне.Красавица! Не пустословь.Во мне не ревность рассуждает.Твой чванный облик не любовь,А только жалость вызывает.

15 января 1807

^

Хотя сонет твой, без сомненья,Скорей печален, чем умен,Но разве слезы сожаленьяУ нас способен вызвать он?Мое сочувствие сильнееК себе другой бедняк влечет,Чья скорбь горит еще больнее:Кто на беду твой стих прочтет.

О, этот стих без чар едва лиВозможно вновь перечитать.В нем больше смеха, чем печали,Ума же вовсе не сыскать.Коль хочешь ты, чтоб нам страданьеЗаледенило в жилах кровь,То дай скорее обещаньеСвои стихи прочесть нам вновь.

8 марта 1807

^ Взор синий, золото кудрей -Ты слепок с матери твоей,Ты все сердца к себе привлекУлыбкой, ямочками щек,А для меня в них мир другой! -Мир счастья, сын мой дорогой!Но ты не Байрон, так кого ж,Мой мальчик, ты отцом зовешь?Нет, Вильям, от забот отцаНе откажусь я до конца,И мне простит мой грех одинТень матери твоей, мой сын.Укрыли прах ее цветы,Чужою грудью вскормлен ты.Насмешкой встречен, наг и сир,Без имени вошел ты в мир,Но не грусти, ты не один,С тобою твой отец, мой сын.И что мне злой, бездушный свет!Природой пренебречь? О нет!Пусть моралисты вне себя,Дитя любви, люблю тебя.От юных радостей одинОтцу остался ты, мой сын.Недопит кубок жизни мной,Не блещет волос сединой,Так младшим братом будь моим,А я, мой светлый херувим,Всю жизнь, какая мне дана,Как долг, отдам тебе сполна.Пусть молод, ветрен я, ты все жВо мне всегда отца найдешь,И мне ль остыть, когда моюВ тебе я Элен узнаю,И мне, как дар счастливых дней,Мой сын, ты дорог тем сильней.

1807_

^

Места родимые! Здесь ветви вздохов полны,С безоблачных небес струятся ветра волны:Я мыслю, одинок, о том, как здесь бродилПо дерну свежему я с тем, кого любил,И с теми, кто сейчас, как я, – за синей далью, -Быть может, вспоминал прошедшее с печалью:О, только б видеть вас, извилины холмов!Любить безмерно вас я все еще готов;Плакучий вяз! Ложась под твой шатер укромный,Я часто размышлял в час сумеречно-скромный:По старой памяти склоняюсь под тобой,Но, ах! уже мечты бывалой нет со мной;И ветви, простонав под ветром – пред ненастьем, -Зовут меня вздохнуть над отснявшим счастьем,И шепчут, мнится мне, дрожащие листы:”Помедли, отдохни, прости, мой друг, и ты!”Но охладит судьба души моей волненье,Заботам и страстям пошлет успокоенье,Так часто думал я, – пусть близкий смертный часСудьба мне усладит, когда огонь погас;И в келью тесную, иль в узкую могилу -Хочу я сердце скрыть, что медлить здесь любило;С мечтою страстной мне отрадно умирать,В излюбленных местах мне сладко почивать;Уснуть навеки там, где все мечты кипели,На вечный отдых лечь у детской колыбели;Навеки отдохнуть под пологом ветвей,Под дерном, где, резвясь, вставало утро дней;Окутаться землей на родине мне милой,Смешаться с нею там, где грусть моя бродила;И пусть благословят – знакомые листы,Пусть плачут надо мной – друзья моей мечты;О, только те, кто был мне дорог в дни былые, -И пусть меня вовек не вспомнят остальные.

2 сентября 1807

^

Джон Адамс здесь лежит, Саутвеллского приходаНосильщик; он носил ко рту стаканчик свойТак часто, что потом несли его домой;Ничья бы проб таких не вынесла природа!Так много жидкости он в жизни похлебал,Что вынести не мог; на вынос сам попал!

Сентябрь 1807

^

Не бойся: я – простая кость;Не думай о душе угасшей.Живых голов ни дурь, ни злостьНе изойдут из этой чаши.Я жил, как ты, любил и пил.Теперь я мертв – налей полнее!Не гадок мне твой пьяный пыл,Уста червя куда сквернее.Быть винной чашей веселей,Чем пестовать клубок червивый.Питье богов, не корм червей,Несу по кругу горделиво.

Где ум светился, ныне там,Умы будя, сверкает пена.Иссохшим в черепе мозгамВино – не высшая ль замена?Так пей до дна! Быть может, внукТвой череп дряхлый откопает -И новый пиршественный кругНад костью мертвой заиграет.Что нам при жизни голова?В ней толку – жалкая крупица.Зато когда она мертва,Как раз для дела пригодится.

Ньюстедское аббатство, 1808

^

Не вспоминай тех чудных днейЧто вечно сердцу будут милы, -Тех дней, когда любили мы.Они живут в душе моей.И будут жить, пока есть силы -До вечной – до могильной тьмы.Забыть… Все, что связало нас?Как слушал я стук сердца страстный,Играя золотом волос…

Клянусь, я помню, как сейчас,Твой томный взор, твой лик прекрасный,И нежных уст немой вопрос.Как льнула ты к груди моей,И глаз твоих полупризыв,Полуиспуг – будил желанье…И мы сближались все тесней,Уста к устам, весь мир забыв,Чтоб умереть в одном лобзаньи!..

Потом склоняла ты чело,И глаз лазуревую негуГустых ресниц скрывала сень,Она – как ворона крыло,Скользя по девственному снегу, -На блеск ланит кидали тень…Вчера пригрезилась во снеЛюбовь былая наша мне…И слаще было сновиденье,Чем в жизни новой страсти пыл;Сиянье глаз иных – затмилТвой взор в безумьи наслажденья.

Не говори ж, не вспоминайТех дней, что снов дарят нам рай,Тех дней, что сердцу будут милы,Пока нас не забудет свет,Как хладный камень у могилы,Вещающий, что нас уж нет!..

13 августа 1808

^

Когда надменный герцог или графВернется в землю, славы не стяжав,Зовут ваятеля с его резцомИ ставят памятник над мертвецом.Конечно, надпись будет говоритьНе кем он был, – кем только мог бы быть.

А этот бедный пес, вернейший друг,Усерднейший из всех усердных слуг, -Он как умел хозяину служил,Он только для него дышал и жил, -И что ж? Забыты преданность и труд,И даже душу в нем не признают:Его кумир, всесильный господин,На небесах желает быть один.

О человек, слепой жилец времен!Ты рабством или властью развращен,Кто знал тебя, гнушается тобой,Презренный прах с презренною судьбой!Любовь твоя – разврат, а дружба – ложь,Ты словом и улыбкой предаешь!Твоя порода чванна и горда,Но за нее краснеешь от стыда.

Ступай к богатым склепам – и не стойНад этой урной, скромной и простой.Она останки друга сторожит.Один был друг – и тот в земле лежит.

Ньюстедское аббатство, 30 октября 1808

^

Ты счастлива, – и я бы должен счастьеПри этой мысли в сердце ощутить;К судьбе твоей горячего участьяВо мне ничто не в силах истребить.

Он также счастлив, избранный тобою -И как его завиден мне удел!Когда б он не любил тебя – враждоюК нему бы я безмерною кипел!Изнемогал от ревности и мукиЯ, увидав ребенка твоего;Но он ко мне простер с улыбкой руки -И целовать я страстно стал его.

Я целовал, сдержавши вздох невольныйО том, что на отца он походил,Но у него твой взгляд, – и мне довольноУж этого, чтоб я его любил.Прощай! Пока ты счастлива, ни словаСудьбе в укор не посылаю я.Но жить, где ты… Нет, Мэри, нет! Иль сноваПроснется страсть мятежная моя.

Глупец! Я думал, юных увлеченийПыл истребят и гордость и года.И что ж: теперь надежды нет и тени -А сердце так же бьется, как тогда.Мы свиделись. Ты знаешь, без волненьяВстречать не мог я взоров дорогих:Но в этот миг ни слово, ни движеньеНе выдали сокрытых мук моих.

Ты пристально в лицо мне посмотрела;Но каменным казалося оно.Быть может, лишь прочесть ты в нем успелаСпокойствие отчаянья одно.Воспоминанье прочь! Скорей рассейсяРай светлых снов, снов юности моей!Где ж Лета? Пусть они погибнут в ней!О сердце, замолчи или разбейся!

2 ноября 1808

РАССТАВАНИЕ_

Помнишь, печалясь,Склонясь пред судьбой,Мы расставалисьНадолго с тобой.В холоде уст твоих,В сухости глазЯ уж предчувствовалНынешний час.Был этот раннийХолодный рассветНачалом страданийБудущих лет.Удел твой – бесчестье.Молвы приговорЯ слышу – и вместеМы делим позор.

В толпе твое имяТревожит любой.Неужто роднымиМы были с тобой?Тебя называютЛегко, не скорбя,Не зная, что знаюТебя, как себя.Мы долго скрывалиЛюбовь свою,И тайну печалиЯ так же таю.

Коль будет свиданьеДано мне судьбой,В слезах и молчаньеВстречусь с тобой!

x x x_

Прости! Коль могут к небесамВзлетать молитвы о других.Моя молитва будет там,И даже улетит за них!Что пользы плакать и вздыхать?Слеза кровавая поройНе может более сказать,Чем звук прощанья роковой!..

Нет слез в очах, уста молчат,От тайных дум томится грудь,И эти думы вечный яд, -Им не пройти, им не уснуть!Не мне о счастье бредить вновь, -Лишь знаю я (и мог снести),Что тщетно в нас жила любовь,Лишь чувствую – прости! прости!

^

Как грешник, изгнанный из рая,На свой грядущий темный путьГлядел, от страха замирая,И жаждал прошлое вернуть.

Потом, бродя по многим странам,Таить учился боль и страх,Стремясь о прошлом, о желанномЗабыть в заботах и делах, -Так я, отверженный судьбою,Бегу от прелести твоей,Чтоб не грустить перед тобою,Не звать невозвратимых дней,Чтобы, из края в край блуждая,В груди своей убить змею.Могу ль томиться возле раяИ не стремиться быть в раю!

2 декабря 1808

Читайте также:  Исаак левитан - выдающийся русский художник в жанре пейзажа

^

Пора! Прибоя слышен гул,Корабль ветрила развернул,И свежий ветер мачту гнет,И громко свищет, и поет;Покину я мою страну:Любить могу я лишь одну.Но если б быть мне тем, чем был,Но если б жить мне так, как жил,Не рвался я бы в дальний путь!Я не паду тебе на грудьИ сном блаженным не засну…И все ж люблю я лишь одну.

Давно не видел я тот взгляд,Причину горя и отрад;Вотще я не жалел трудаЗабыть о нем – и навсегда;Да, хоть я Альбион кляну,Любить могу я лишь одну.Я одинок средь бурь и гроз,Как без подруги альбатрос.Смотрю окрест – надежды нетМне на улыбку, на привет;В толпе я шумной потону -И все один, люблю одну.

Прорезав пенных волн гряду,Я на чужбине дом найду,Но, помня милый, лживый лик,Не успокоюсь ни на мигИ сам себя не обману,Пока люблю я лишь одну.Любой отверженный беднякНайдет приветливый очаг,Где дружбы иль любви теплоЕго бы отогреть могло…

Кому я руку протяну,Любя до смерти лишь одну?Я странник, – но в какой странеСлеза прольется обо мне?В чьем сердце отыскать бы могЯ самый скромный уголок?И ты, пустив мечту ко дну,Смолчишь, хоть я люблю одну.

Подробный счет былых потерь -Чем были мы, что мы теперь -Разбил бы слабые сердца,Мое же стойко до конца,Оно стучит, как в старину,И вечно любит лишь одну.И чернь тупая не должнаВовек узнать, кто та “одна”;Кем презрена любовь моя,То знаешь ты – и стражду я…Немногих, коль считать начну,Найду, кто б так любил одну.

Плениться думал я другой,С такой же дивною красой,Любить бы стало сердце вновь,Но из него все льется кровь,Ему опять не быть в плену:Всегда люблю я лишь одну.Когда б я мог последний разУвидеть свет любимых глаз…Нет! Плакать а не дам о том,Кто страждет на пути морском,Утратив дом, мечту, весну,И все же любит лишь одну.

1809_

ПРИМЕЧАНИЯ_

В настоящий раздел вошли стихотворения Байрона из четырех его юношеских сборников, изданных в 1806-1808 гг.

: “Летучие наброски” (Fugitive Pieces, 1806), “Стихи по разным поводам” (Poems on Various Occasions, 1807), “Часы досуга” (Hours of Idleness, 1807), “Стихотворения оригинальные и переводы” (Poems Original and Translated, 1808), из сборника “Подражания и переводы” (Imitations and Translations, 1809), а также стихотворения, относящиеся к этому периоду и публиковавшиеся в других изданиях.При отъезде из Ньюстедского аббатства. Впервые опубликовано в сборнике

^ 1806.

Источник: http://lit-yaz.ru/turizm/51176/index.html?page=3

Стихотворения

1809

Афинской девушке

Афины, 1810

В альбом

Мальта, 14 сентября 1809

Мрак. Тьма

Я видел сон, который не совсем был сон. Блестящее солнце потухло, и звезды темные блуждали по беспредельному пространству, без пути, без лучей, и оледенелая земля плавала слепая и черная в безлунном воздухе.

Утро пришло и ушло – и опять пришло и не принесло дня; люди забыли о своих страстях в страхе и отчаянии; и все сердца охладели в одной молитве о свете; люди жили при огнях, и престолы, дворцы венценосных царей, хижины, жилища всех населенцев мира истлели вместо маяков; города развалились в пепел, и люди толпились вкруг домов горящих, чтоб еще раз посмотреть друг на друга; счастливы были жившие противу волканов, сих горных факелов; одна боязненная надежда поддерживала мир; леса были зажжены – но час за часом они падали и гибли, и треща гасли пни – и всё было мрачно.

Чела людей при отчаянном свете имели вид чего-то неземного, когда случайно иногда искры на них упадали.

Иные ложились на землю, и закрывали глаза и плакали; иные положили бороду на сложенные руки и улыбались; а другие толпились туда и сюда, и поддерживали в погребальных кострах пламя, и с безумным беспокойством устремляли очи на печальное небо, подобно савану одевшее мертвый мир; и потом с проклятьями снова обращали их на пыльную землю, и скрежетали зубами и выли; и птицы кидали пронзительные крики и метались по поверхности земли, и били тщетными крылами; лютейшие звери сделались смирны и боязливы; и змеи ползая увивались между толпы, шипели, но не уязвляли – их убивали на съеденье люди; и война, уснувшая на миг, с новой силой возобновилась; пища покупалась кровью, и каждый печально и одиноко сидел, насыщаясь в темноте; не оставалось любви; вся земля имела одну мысль – это смерть близкая и бесславная; судороги голода завладели утробами, люди умирали, и мясо и кости их непогребенные валялись; тощие были съедены тощими, псы нападали даже на своих хозяев, все кроме одного, и он был верен его трупу, и отгонял с лаем птиц и зверей и людей голодных, пока голод не изнурял или новый труп не привлекал их алчность; он сам не искал пищи, но с жалобным и протяжным воем и с пронзительным лаем лизал руку, не отвечавшую его ласке – и умер. Толпа постепенно редела; лишь двое из обширного города остались вживе – и это были враги; они встретились у пепла алтаря, где грудой лежали оскверненные церковные утвари; они разгребали и дрожа подымали хладными сухими руками теплый пепел, и слабое дыханье немного продолжалось и произвело как бы насмешливый чуть видный огонек; тогда они подняли глаза при большем свете и увидали друг друга – увидали, и издали вопль и умерли, от собственного безобразия они умерли, не зная, на чьем лице голод начертал: враг. Мир был пуст, многолюдный и могущий сделался громадой безвременной, бестравной, безлесной, безлюдной, безжизненной, громадой мертвой, хаосом, глыбой праха; реки, озера, океан были недвижны, и ничего не встречалось в их молчаливой глубине; корабли без пловцов лежали гния в море, и их мачты падали кусками; падая засыпали на гладкой поверхности; скончались волны; легли в гроб приливы, луна царица их умерла прежде; истлели ветры в стоячем воздухе, и облака погибли; мрак не имел более нужды в их помощи – он был повсеместен.

Баллада

(1846)

WILL, THOU ART HAPPY

(1871)

Еврейские мелодии

1

(1871)

2

(1871)

THI WILD GAZILLI

(1872)

WHIN ALL AROUND GRIW DRIAK AND DARK…

(1872)

Отрывок, написанный вскоре после замужества мисс Чаворт

Подражание Тибуллу

Подрожание Катуллу

16 ноября 1806

L'AMITIE EST L'AMOUR SANS AILES[2]2
  Дружба – любовь без крыльев (франц.).

[Закрыть]

29 декабря 1806

Георгу, графу Делавару

Дамет

Источник: http://iknigi.net/avtor-dzhordzh-bayron/61963-stihotvoreniya-dzhordzh-bayron/read/page-1.html

Байрон Джордж Гордон – Стихотворения

ДЖОРДЖ БАЙРОН

  * * *

   Когда я прижимал тебя к груди своей,

   Любви и счастья полн и примирен с судьбою,

   Я думал: только смерть нас разлучит с тобою,

   Но вот разлучены мы завистью людей.

   Пускай тебя на век, прекрасное созданье,

   Отторгла злоба их от сердца моего,

   Но верь-им не изгнать твой образ из него,

   Пока не пал твой друг под бременем страданья.

   И если мертвецы приют покинут свой

   И к вечной жизни прах из тленья возродится,

   Опять чело мое на грудь твою склонится:

   Нет рая для меня, где нет тебя со мной!

   (1846)

   WILL, THOU ART HAPPY

   Ты счастлива, и я бы должен счастье

   При этой мысли в сердце ощутить;

   К судьбе твоей горячего участья

   Во мне ничто не в силах истребить.

   Он также счастлив, избранный тобою,

   И как его завиден мне удел!

   Когда б он не любил тебя – враждою

   К нему бы я безмерною кипел!

   Изнемогал от ревности и муки

   Я, увидав ребенка твоего,

   Но он простер ко мне с улыбкой руки –

   И целовать я страстно стал его..

   Я целовал, сдержавши вздох невольный

   О том, что на отца он походил;

   Но у него твой взгляд, и мне довольно

   Уж этого, чтоб я его любил.

   Прощай! Пока ты счастлива, ни слова

   Судьбе в укор не посылаю я.

   Но жить, где ты… нет, Мери, нет! Иль снова

   Проснется страсть мятежная моя.

   Глупец! Я думал, юных увлечений

   Пыл истребят и гордость, и года;

   И что ж? Теперь надежды нет и тени,

   А сердце так же бьется, как тогда.

   Мы свиделись… Ты знаешь, без волненья

   Встречать не мог я взоров дорогих;

   Но в этот миг ни слово, ни движенье

   Не выдали сокрытых мук моих.

   Ты пристально в лицо мне посмотрела,

   Но каменным казалося оно;

   Быть может, лишь прочесть ты в нем успела

   Спокойствие отчаянья одно.

   Воспоминанье, прочь! Скорей рассейся,

   Рай светлых снов, снов юности моей!

   Где ж Лета? Пусть они погибнут в ней!

   О сердце, замолчи или разбейся!

   (1871)

  ЕВРЕЙСКИЕ МЕЛОДИИ

  1

   У вод вавилонских, печалью томимы,

   В слезах мы сидели, тот день вспоминая,

   Как враг разъяренный по стогнам Солима

   Бежал, всё мечу и огню предавая;

   Как дочери наши рыдали! Оне

   Рассеяны ныне в чужой стороне.

   Свободные волны катились спокойно…

   “Играйте и пойте”, – враги нам сказали.

   Нет, нет! Вавилона сыны недостойны,

   Чтоб наши им песни святые звучали;

   Рука да отсохнет у тех, кто врагам

Читайте также:  Наши соседи: городские птицы, насекомые и животные

   На радость ударит хоть раз по струнам.

   Повесили арфы свои мы на ивы:

   Свободное нам завещал песнопенье

   Солим, как его совершилось паденье;

   Так пусть же те арфы висят молчаливы.

   Вовек не сольете со звуками их,

   Гонители наши, вы песен своих!

   (1871)

  2

   Ты кончил жизни путь герой!

   Теперь твоя начнется слава,

   И в песнях родины святой

   Жить будет образ величавый,

   Жить будет мужество твое,

   Освободившее ее.

   Пока свободен твой народ,

   Он позабыть тебя не в силах.

   Ты пал! Но кровь твоя течет

   Не по земле, а в наших жилах;

   Отвагу мощную вдохнуть

   Твой подвиг должен в нашу грудь.

   Врага заставим мы бледнеть,

   Коль назовем тебя средь боя;

   Дев наших хоры станут петь

   О смерти доблестной героя;

   Но слез не будет на очах:

   Плач оскорбил бы славный прах.

   (1871)

   3<\p>

  THI WILD GAZILLI

   Газель, свободна и легка,

   Бежит в горах родного края,

   Из вод любого родника

   В дубравах жажду утоляя.

   Газели быстр и светел взгляд,

   Не знает бег ее преград.

   Но стан Сиона дочерей,

   Что в тех горах когда-то пели,

   Еще воздушней и стройней,

   Быстрей глаза их глаз газели;

   Их нет! Всё так же кедр шумит,

   А их напев уж не звучит!

   И вы, краса родных полей,

   В их почву вросшие корнями,

   О пальмы! Участью своей

   Гордиться можно вам пред нами;

   Вас на чужбину перенесть

   Нельзя… Вы там не стали б цвесть.

   Подобны блеклым мы листам,

   Далеко бурей унесенным…

   И где отцы почили, там

   Не почить утомленным…

   Разрушен храм. Солима трон

   Врагом поруган, сокрушен!

   (1872)

   WHIN ALL AROUND GRIW DRIAK AND DARK…

   Когда был страшный мрак кругом

   И гас рассудок мой, казалось,

   Когда мне являлась

   Далеким, бледным огоньком;

   Когда готов был изнемочь

   Я в битве долгой и упорной

   И, клевете внимая черной,

   Все от меня бежали прочь;

   Когда в измученную грудь

   Вонзались ненависти стрелы, –

   Лишь ты одна во тьме блестела

   И мне указывала путь.

   Благословен будь этот свет

   Звезды немеркнувшей, любимой,

   Что, словно око серафима,

   Меня берег средь бурь и бед!

   За тучей туча вслед плыла,

   Не омрачив звезды лучистой;

   Она по небу блеск лучистый,

   Пока не скрылась ночь, лила.

   О, будь со мной! Учи меня

   Иль смелым быть, иль терпеливым;

   Не приговорам света лживым –

   Твоим словам лишь верю я!

   Как деревцо, стояла ты,

   Что уцелело под грозою

   И над могильною плитою

   Склоняет верные листы.

   Когда на грозных небесах

   Сгустилась тьма и буря злая

   Вокруг ревела не смолкая, –

   Ко мне склонилась ты в слезах.

   Тебя и близких всех твоих

   Судьба хранит от бурь опасных;

   Кто добр, небес достоин ясных, –

   Ты прежде всех достойна их.

   Любовь в нас часто ложь одна;

   Но ты измене недоступна,

   Неколебима, неподкупна,

   Хотя душа твоя нежна.

   Всё той же верной встретил я

   Тебя, в дни бедствий погибая,

   И мир, где есть душа такая,

   Уж не пустыня для меня!

  (1872)

Источник: http://lib-ru.do.am/publ/bajron_dzhordzh_gordon_stikhotvorenija/1-1-0-9289

Байрон Джордж Гордон – Стихотворения (1803-1809)

Сентябрь 1807 г.

Перевод Н. Холодковского

Надпись на чаше из черепа

Не бойся: я — простая кость; Не думай о душе угасшей. Живых голов ни дурь, ни злость Не изойдут из этой чаши. Я жил, как ты, любил и пил. Теперь я мертв — налей полнее! Не гадок мне твой пьяный пыл, Уста червя куда сквернее. Быть винной чашей веселей, Чем пестовать клубок червивый. Питье богов, не корм червей, Несу по кругу горделиво.

Где ум светился, ныне там, Умы будя, сверкает пена. Иссохшим в черепе мозгам Вино — не высшая ль замена? Так пей до дна! Быть может, внук Твой череп дряхлый откопает — И новый пиршественный круг Над костью мертвой заиграет. Что нам при жизни голова? В ней толку — жалкая крупица. Зато когда она мертва, Как раз для дела пригодится.

Ньюстедское аббатство, 1808 г.

Перевод Л. Шифферса

Не вспоминай тех чудных дней Что вечно сердцу будут милы, — Тех дней, когда любили мы. Они живут в душе моей. И будут жить, пока есть силы — До вечной — до могильной тьмы.

Забыть… Все, что связало нас? Как слушал я стук сердца страстный, Играя золотом волос… Клянусь, я помню, как сейчас, Твой томный взор, твой лик прекрасный, И нежных уст немой вопрос.

Как льнула ты к груди моей, И глаз твоих полупризыв, Полуиспуг — будил желанье… И мы сближались все тесней, Уста к устам, весь мир забыв, Чтоб умереть в одном лобзаньи!..

Потом склоняла ты чело, И глаз лазуревую негу Густых ресниц скрывала сень, Она — как ворона крыло, Скользя по девственному снегу, — На блеск ланит кидали тень… Вчера пригрезилась во сне Любовь былая наша мне… И слаще было сновиденье, Чем в жизни новой страсти пыл; Сиянье глаз иных — затмил Твой взор в безумьи наслажденья. Не говори ж, не вспоминай Тех дней, что снов дарят нам рай, Тех дней, что сердцу будут милы, Пока нас не забудет свет, Как хладный камень у могилы, Вещающий, что нас уж нет!..

13 августа 1808 г.

Перевод Т. Щепкиной-Куперник

Надпись на могиле ньюфаундлендской собаки

Когда надменный герцог или граф Вернется в землю, славы не стяжав, Зовут ваятеля с его резцом И ставят памятник над мертвецом. Конечно, надпись будет говорить Не кем он был, — кем только мог бы быть.

А этот бедный пес, вернейший друг, Усерднейший из всех усердных слуг, — Он как умел хозяину служил, Он только для него дышал и жил, — И что ж? Забыты преданность и труд, И даже душу в нем не признают: Его кумир, всесильный господин, На небесах желает быть один.

О человек, слепой жилец времен! Ты рабством или властью развращен, Кто знал тебя, гнушается тобой, Презренный прах с презренною судьбой! Любовь твоя — разврат, а дружба — ложь, Ты словом и улыбкой предаешь! Твоя порода чванна и горда, Но за нее краснеешь от стыда.

Ступай к богатым склепам — и не стой Над этой урной, скромной и простой. Она останки друга сторожит. Один был друг — и тот в земле лежит.

Ньюстедское аббатство, 30 октября 1808 г.

Перевод Игн. Ивановского

Ты счастлива, — и я бы должен счастье При этой мысли в сердце ощутить; К судьбе твоей горячего участья Во мне ничто не в силах истребить.

Он также счастлив, избранный тобою — И как его завиден мне удел! Когда б он не любил тебя — враждою К нему бы я безмерною кипел! Изнемогал от ревности и муки Я, увидав ребенка твоего; Но он ко мне простер с улыбкой руки — И целовать я страстно стал его.

Я целовал, сдержавши вздох невольный О том, что на отца он походил, Но у него твой взгляд, — и мне довольно Уж этого, чтоб я его любил. Прощай! Пока ты счастлива, ни слова Судьбе в укор не посылаю я. Но жить, где ты… Нет, Мэри, нет! Иль снова Проснется страсть мятежная моя.

Глупец! Я думал, юных увлечений Пыл истребят и гордость и года. И что ж: теперь надежды нет и тени — А сердце так же бьется, как тогда. Мы свиделись. Ты знаешь, без волненья Встречать не мог я взоров дорогих: Но в этот миг ни слово, ни движенье Не выдали сокрытых мук моих.

Ты пристально в лицо мне посмотрела; Но каменным казалося оно. Быть может, лишь прочесть ты в нем успела Спокойствие отчаянья одно. Воспоминанье прочь! Скорей рассейся Рай светлых снов, снов юности моей! Где ж Лета? Пусть они погибнут в ней! О сердце, замолчи или разбейся!

2 ноября 1808 г.

Перевод А. Плещеева

Помнишь, печалясь, Склонясь пред судьбой, Мы расставались Надолго с тобой. В холоде уст твоих, В сухости глаз Я уж предчувствовал Нынешний час. Был этот ранний Холодный рассвет Началом страданий Будущих лет. Удел твой — бесчестье. Молвы приговор Я слышу — и вместе Мы делим позор.

В толпе твое имя Тревожит любой. Неужто родными Мы были с тобой? Тебя называют Легко, не скорбя, Не зная, что знаю Тебя, как себя. Мы долго скрывали Любовь свою, И тайну печали Я так же таю. Коль будет свиданье Дано мне судьбой, В слезах и молчании Встречусь с тобой!

1808 г.

Перевод С. Маршака

Прости! Коль могут к небесам Взлетать молитвы о других. Моя молитва будет там, И даже улетит за них! Что пользы плакать и вздыхать? Слеза кровавая порой Не может более сказать, Чем звук прощанья роковой!..

Читайте также:  Урок-конспект по теме: "природа осенью"

Нет слез в очах, уста молчат, От тайных дум томится грудь, И эти думы вечный яд, — Им не пройти, им не уснуть! Не мне о счастье бредить вновь, — Лишь знаю я (и мог снести), Что тщетно в нас жила любовь, Лишь чувствую — прости! прости!

1808 г.

Перевод М. Лермонтова

Даме, которая спросила, почему я весной уезжаю из Англии

Как грешник, изгнанный из рая, На свой грядущий темный путь Глядел, от страха замирая, И жаждал прошлое вернуть.

Потом, бродя по многим странам, Таить учился боль и страх, Стремясь о прошлом, о желанном Забыть в заботах и делах, — Так я, отверженный судьбою, Бегу от прелести твоей, Чтоб не грустить перед тобою, Не звать невозвратимых дней, Чтобы, из края в край блуждая, В груди своей убить змею. Могу ль томиться возле рая И не стремиться быть в раю!

2 декабря 1808 г.

Перевод В. Левика

Стансы к некой даме, написанные при отъезде из Англии

Пора! Прибоя слышен гул, Корабль ветрила развернул, И свежий ветер мачту гнет, И громко свищет, и поет; Покину я мою страну: Любить могу я лишь одну. Но если б быть мне тем, чем был, Но если б жить мне так, как жил, Не рвался я бы в дальний путь! Я не паду тебе на грудь И сном блаженным не засну… И все ж люблю я лишь одну.

Давно не видел я тот взгляд, Причину горя и отрад; Вотще я не жалел труда Забыть о нем — и навсегда; Да, хоть я Альбион кляну, Любить могу я лишь одну. Я одинок средь бурь и гроз, Как без подруги альбатрос. Смотрю окрест — надежды нет Мне на улыбку, на привет; В толпе я шумной потону — И все один, люблю одну.

Прорезав пенных волн гряду, Я на чужбине дом найду, Но, помня милый, лживый лик, Не успокоюсь ни на миг И сам себя не обману, Пока люблю я лишь одну.

Любой отверженный бедняк Найдет приветливый очаг, Где дружбы иль любви тепло Его бы отогреть могло… Кому я руку протяну, Любя до смерти лишь одну? Я странник, — но в какой стране Слеза прольется обо мне? В чьем сердце отыскать бы мог Я самый скромный уголок? И ты, пустив мечту ко дну, Смолчишь, хоть я люблю одну.

Подробный счет былых потерь — Чем были мы, что мы теперь — Разбил бы слабые сердца, Мое же стойко до конца, Оно стучит, как в старину, И вечно любит лишь одну. И чернь тупая не должна Вовек узнать, кто та “одна”; Кем презрена любовь моя, То знаешь ты — и стражду я… Немногих, коль считать начну, Найду, кто б так любил одну.

Плениться думал я другой, С такой же дивною красой, Любить бы стало сердце вновь, Но из него все льется кровь, Ему опять не быть в плену: Всегда люблю я лишь одну. Когда б я мог последний раз Увидеть свет любимых глаз… Нет! Плакать а не дам о том, Кто страждет на пути морском, Утратив дом, мечту, весну, И все же любит лишь одну.

1809 г.

Перевод В. Рогова

Источник: https://fanread.ru/book/6073664/?page=4

Джордж Гордон Байрон

С самого рождения человек начинает познавать мир. Общение, самостоятельное познание, опыт – всё это делает человека тем, кем он является. И книги в нашей жизни играют далеко не последнюю роль.

Благодаря книгам мы можем познать абсолютно каждую отрасль науки, найти подходящий жанр художественной литературы, чтобы отвлечься повседневных забот и много другое. Благодаря онлайн библиотеке read24.

ru любая книга станет ещё доступнее.

Ничто в мире не является таким ценным, как опыт. Именно благодаря ему человеческий вид смог собирать, синтезировать, извлекать самое ценное из информации, которая окружает его. А после – передавать из поколения в поколение, чтобы отметить прогресс знаний, как единственного оружия для выживания в мире, полном борьбы за выживание и опасностей различного рода.

С древнейших времен попытки передать свой опыт побудили человека развивать методы и формы коммуникации и связей, общения и налаживания контактов с окружающими их племенами и группами.

Это развивало торговлю, речь, понятия о языке, образовывало первейшую культуру. Именно опыт делал возможным преобразование открытий одного поколения в достояние другого.

Позволяло последователям начинать изучения и изобретательскую деятельность с некого базиса, который увеличивался от года к году.

Если обратить внимание на то, как свой опыт передавали племена майя или египтяне, то можно сделать вывод о развитии изобразительного искусства, так как наскальные рисунки требовали большого умения передать главное посредством нескольких изображений и символов. Для остальных народностей существовало устное народное творчество и устные памятки человеческой деятельности, которые играли роль подготовительного этапа перед выпуском молодежи в жизнь.

Как же сильно чувствуется разница с сегодняшними достижениями человека в сфере науки и техники, верно? Прошли тысячи и даже десятки тысяч лет между первыми попытками человека передать опыт своему ближнему и между точкой на историческом промежутке, на которой мы имеем досконально-отработанные формы обучения и снабжения знаниями посредством книг.

Книги стоят в основе обучающей деятельности уже несколько веков подряд и именно книгопечатание позволило массово наделять людей такой отличительной и прекрасной чертой, как грамотность. Они составляют основу обучающих курсов в школах и университетах, где учебники выдают каждый год и обязательно обновляют в соответствии с требованиями обновленной программы обучения.

Будучи основным методическим и культурным элементом, книга стала неотъемлемой частью того прогресса и технологического успеха, который сегодня сопровождает каждого из нас во всем, что мы делаем.

Трудно представить себе развитие личности без книг и научной базы, которую и призваны формировать эти чудесные бумажные хранители жизненной мудрости, сделавшие, в свое время, настоящий прорыв в образовательной сфере.

Книги – это понятие полностью универсальное, содержащее в себе все известные грани человеческой личности, а точнее – сияющее той энергией и силой, которую туда вложила команда авторов или писателя, который переносит свое видение той или иной темы на страницы.

Однако на данный момент книги не являются бесплатным благом, потому втройне важным было изобретение электронных книг и электронных библиотек, где любой желающий может с легкостью найти интересующего автора. Каждый из нас имеет свои представления о том, какой должны быть книги той или иной направленности.

Но для того, чтобы сформировать собственный идеал, нужно пройти немалый путь проб и экспериментов, которые иногда будут сладкими, а иногда – иметь горький привкус.

Но одно всегда объединяет книги, которые вы найдете в электронной библиотеке read24 – это доступность книг и их популярность, а также широкий массив представленных авторов и их произведений во всех отраслях и сферах человеческой деятельности.

На нашем сайте каждый найдёт интересующую книгу – начиная от новейших мировых бестеллеров и заканчивая редкими произведениями древних классиков и и любыми научными публикациями в узкоспециализированных отраслях.

У нас вы с легкостью сможете скачать бесплатно книги без регистрации в любой удобный для вас момент, полноценно оценив возможности читать бесплатно ту литературу, которую вы предпочитаете.

А мы, в свою очередь, делаем все возможное, чтобы любые предпочтения смогли найти своих поклонников – на read24.

ru вы сможете с легкостью найти произведения как методического и учебного плана, так и литературные шедевры, которые уже покорили мир на же которые имеют оглушительный успех у определенной целевой аудитории.

Мы предлагаем вам полные версии книг в своей электронной библиотеке, выложенные на полочки в удобном и популярном формате книг fb2.

Данный формат является общепринятым во всём мире, поэтому у вас не возникнет проблем с запуском файла абсолютно на любом устройстве.

На сайте функционирует простой и интуитивно понятный поиск по разделам и жанрам, благодаря чему найти и скачать необходимое произведение не составит труда.

Наш ресурс предоставляет самые различные возможности для чтения книг – вы можете как скачать необходимый файл на компьютер или на читалку, так и читать абсолютно любую литературу онлайн прямо на сайте. Это особенно удобно, если вы не хотите захламлять своё устройство большим объёмом информации.

Невозможно переоценить значение книг и литературы для сегодняшнего времени динамично развивающихся технологий. Широкодоступные данные и развлечения видео-плана сделали книги не столь популярными, как несколько десятилетий назад. Поголовная компьютеризация занимает в умах подрастающего поколения большее место, чем рассчитывалось изначально.

И в итоге мы имеем поколения детей и подростков, которые не имеют полноценного доступа к той литературе, которая способна оказать влияние на развитие основополагающих человеческих качеств, таких как воображение, нравственность, смелость и других.

Поскольку электронные книги часто остаются под запретом ценника в интернет-магазинах, свободное распространение отдельных важнейших памятников литературы и перспективных литературных произведений – является первоочередной ценностью для read24, где мы с радостью продемонстрируем вам список рекомендаций, упорядочим книги по жанрам, которые вам нравится читать, а также предоставим лучшие возможности для того, чтобы вы смогли развиваться в любом направлении, которое вас заинтересует, предоставив вам возможность в любое время скачать полные версии книг без регистрации и бесплатно.

Источник: https://read24.ru/author/dzhordzh-gordon-bayron

Ссылка на основную публикацию