Акмеизм в литературе

Акмеизм

Среди всех направлений в поэзии Серебряного века особое место занимает акмеизм.

И не только потому, что это литературное направление объединило выдающихся русских поэтов рубежа веков, – известными именами может «похвастаться»  любое из течений модернизма в русской литературе.

Поэзия акмеистов замечательна тем, что она «преодолела символизм» и вернулась к точному и ясному слову, достигла сдержанности и лаконичности стиля, строгости и стройности поэтической структуры.

В стихах представителей этого течения, особенно Анны Ахматовой, получило необычайное расширение смысловое пространство текста. Сказано очень мало, но то, что угадывается за живописными деталями, что скрыто между строк, так обширно по своему содержанию, по вызываемым чувствам и эмоциям, что читатель замирает в изумлении и восхищении.

Так беспомощно грудь холодела,

Но шаги мои были легки.

Я на правую руку надела

Перчатку с левой руки.

Ярким примером может послужить стихотворение Анны Ахматовой «Песня последней встречи»  (1911).

Казалось бы, чёткое и ясное предметное изображение, но сколько ассоциаций вызывает эта краткость, как много не выражено словесно, но угадывается, додумывается. Это – акмеизм.

Особенности акмеизма

  • возврат к первичному значению слова, к ясности и точности образов;
  • изображение реального предметного мира, отказ от мистичности и туманности символизма;
  • увлечение предметностью, внимание к деталям;
  • стилистическое равновесие, отточенность композиции;
  • обращение к прошлым культурным эпохам, восприятие мировой культуры как общей памяти человечества;
  • проповедь «земного» мироощущения, поэтизация мира первозданной природы.

Акмеизм как литературное направление

Акмеизм возник в противовес символизму и, можно сказать, в недрах символизма, потому что молодые будущие поэты-акмеисты учились у символистов стихотворной технике. Они читали свои стихи в «башне» Вяч.

Иванова, выслушивали критические замечания старших коллег и поначалу не думали о том, что образуют новое литературное направление.

Но неприятие символистских теорий сначала объединило их в «кружок молодых», а затем они вообще отделились от символистов и организовали «Цех поэтов», начали издавать свой журнал «Гиперборей». Именно там они печатали свои статьи о новом литературном течении, свои стихи.

На одном из заседаний «Цеха поэтов» в 1912 году и было решено объявить о создании нового поэтического течения. Из двух предложенных названий – акмеизм и адамизм – прижилось первое. В его основе лежит древнегреческое слово, означающее «вершина, высшая степень чего-либо». Такой вершиной акмеисты считали своё творчество.

Акмеистами были такие поэты, как Николай Гумилёв, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Сергей Городецкий, Михаил Зенкевич, Михаил Лозинский, Владимир Нарбут и др.

Это литературное течение просуществовало недолго, так как детально разработанной философско-эстетической программы не было создано, да и рамки единого поэтического направления оказались тесны для таких талантливых поэтов, какими были Гумилёв, Ахматова, Мандельштам. К началу Первой мировой войны произошёл раскол акмеизма, и хотя затем предпринимались попытки возродить объединение (в 1916 году второй «Цех поэтов», в 1920 – третий), акмеизм так и не стал ведущим поэтическим направлением.

Акмеизм в русской литературе

Акмеизм – литературное течение, характерное только для русской литературы. Этой уникальностью акмеизм ещё более интересен. В настоящее время интерес к акмеизму, возможно, тем и обусловлен, что с ним связаны судьбы и творчество поэтов-акмеистов, оказавших огромное влияние на поэзию ХХ века.

Заслуга акмеистов в том, что они нашли особенные, тонкие способы передачи внутреннего мира лирического героя. Часто состояние души героя передавалось движением, жестом, перечислением вещей, которые порождали множество ассоциаций. Такая «материализация» переживаний характерна для многих стихов Анны Ахматовой.

Поэтический гений Ахматовой проявляется в выборе и размещении деталей, которые рождают смысловую глубину текста. Соседство деталей часто бывает неожиданным.

Сообщениям о действиях и чувствах лирических героев сопутствуют описания природы или пространства города с его архитектурой, образы мировой литературы, упоминания о событиях истории, об исторических героях.

По силе воздействия стихи Ахматовой являются действительно вершиной поэзии, и в них смысл названия «акмеизм» становится справедливым.

Источник: http://olgadyachenko.ru/akmeizm-literatura-serebryanogo-veka.html

Акмеизм

«Цех поэтов» – основоположники акмеизма

Акмеизм это одно из модернистских направлений русской поэзии, которое сформировалось в начале ХХ века как искусство совершенно точных и взвешенных слов, противостоящее символизму. Программа акмеизма официально была оглашена 19 декабря 1912 года в Петербурге.

Акмеизм преодолевал символистские стремления, проникнутые крайним мистицизмом и индивидуализмом. Символики, недосказанность, таинственность и расплывчатость образов, вызывавшие соответствия и аналогии, символизма сменились четкими и ясными, однозначными и отточенными поэтическими словесными образами.

Руководствуясь реальным взглядом на вещи, акмеизм провозгласил материальность, конкретику, точность и ясность текста, он существенно выделялся среди литературных течений рядом своих особенностей: отдельный подход к каждому предмету и явлению, их художественное преобразование, задействование искусства в облагораживание природы человека, четкость поэтического текста («лирика безупречных слов»), эстетизм, выразительность, однозначность, определенность образов, изображение вещественного мира, земных красот, поэтизация чувств первобытного человека и т.д.

Происхождение термина «акмеизм»

Термин «акмеизм» был представлен Н. С. Гумилевым и С. М. Городецким в 1912 году как новое литературное направление в противовес символизму.

Название направления за словами Андрея Белого появилось во время дискуссии В. В. Иванова и Н. С. Гумелева, когда Н. С. Гумелев подхватил произнесенные В. В. Ивановым слова «акмеизм» и «адамизм» и назвал ими объединение близких к себе поэтов. Отсюда и другое употребляемое название акмеизма – «адамизм».

В силу спонтанного выбора названия группы, понятие акмеизма не являлось вполне обоснованным, чем были обусловлены сомнения критиков по поводу правомерности термина. Точного определения акмеизму не могли дать как участники движения, среди которых поэт О.Э.

Мандельштам, лингвист и литературовед В. М. Жирмунский, так и исследователи русской литературы: Р. Д. Тименчик, Омри Ронен, Н. А. Богомолов, Джон Малмстад и другие. Поэтому количество приверженцев акмеизма варьируется зависимо от того, что вкладывается в содержание этого понятия.

К движению обычно относят шестерых поэтов.

Магический реализм латиноамериканский

Их современники находили и другой смысл термина. К примеру, В. А. Пяст находил его начала в псевдониме Анны Ахматовой, который по-латыни звучит «akmatus», подобно значению греческого «akme» — «край, кончик, острие».

Формирование акмеизма происходило под воздействием творчества «Цеха поэтов», оппозиционной группы «Академии стиха», главными представителями которого являлись создатели акмеизма Николай Гумилев, Сергей Городецкий и Анна Ахматова.

Понятие «акмеизма» мало обосновано в манифестах содружества. Даже главные участники группы не всегда придерживались основных установлений акмеистских манифестов на практике. Но, при всей нечеткости термина, отсутствии его конкретики, «акмеизм» охватывает общие идеи поэтов, провозглашающих материальность, предметность образов, четкость слов.
Акмеизм в литературе

Один из основоположников акмеизма С. М. Городецкий

Акмеизм – это литературная школа, состоящая из шести одаренных и разных поэтов, которых в первую очередь объединяла не общая теоретическая программа, а личная дружба, что способствовало их организационной сплоченности. В содружество кроме его создателей Н. С. Гумилева и С. М. Городецкого входили: О. Э. Мандельштам, А. Ахматова, В. И.

Нарбут и М. А. Зенкевич. В группу также пытался вступить В. Г. Иванов, что было оспорено Анной Ахматовой, по словам которой «акмеистов было шесть, и седьмого никогда не было». Акмеизм находит свое отражение в теоретических трудах и художественных произведениях писателей: первые два манифесты акмеистов – статьи Н. С. Гумилева «Наследие символизма и акмеизм» и С. М.

Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии», были изданы в первом номере журнала «Апполон» в 1913 году, с которого принято считать акмеизм как оформившееся литературное течение, третий манифест – статья О. Э. Мандельштама «Утро акмеизма» (1919 г.), написанный в 1913 году, был опубликован только 6 лет спыстя по причине расхождения взглядов поэта с воззрениями Н. С.

Гумилева и С. М. Городецкого.

Стихи акмеистов были изданы после первых манифестов в третьем номере «Апполона» 1913 г. Кроме того, на протяжении 1913-1918 гг. выпускался литературный журнал поэтов-акмеистов «Гиперборей» (отсюда и еще одно название акмеистов – «гиперборейцы»).

Предшественниками акмеизма, творчество которых послужило его основой, Н. С. Гумилев в манифестах называет: Уильяма Шекспира, Франсуа Вийона, Франсуа Рабле и Теофиля Готье. Среди русских имен такими краеугольными камнями были И. Ф. Анненский, В. Я. Брюсов, М. А. Кузьмин.

Указанные в манифестах принципы резко противоречили стихотворному творчеству участников объединения, что привлекало внимание скептиков. Русские поэты-символисты А. А. Блок, В. Я. Брюсов, В. И.

Иванов считали акмеистов своими последователями, футуристы воспринимали их как противников, аисменившие их сторонники марксистской идеологии, начиная с Л. Д. Троцкого, называли акмеистов антисоветским течением отчаянной буржуазной литературы.

Состав школы акмеизма был крайне смешанный, и взгляды группы акмеистов в лице В. И. Нарбута, М. А. Зенкевича, частично и самого С. М. Городецкого, весомо отличались от поэтического эстетизма поэтов чистого «акмеизма».

Это несоответствие поэтических взглядов внутри одного течения подвигло литературоведов на долгие размышления. Не диво, что ни В. И. Нарбут и М. А. Зенкевич не были участниками второго и третьего профессиональных объединений «Цех поэтов».

Поэты пробовали и раньше покинуть течение, когда в 1913 году В. И. Нарбут предлагал М. А. Зенкевичу уйти из содружества акмеистов и создать отдельную творческую группу из двух человек или присоединиться к кубофутуристам, чьи резкие концепции были ему значительно ближе, чем утонченное эстетство Мандельштама.

Ряд литературных исследователей пришли к выводу, что создатель объединения С. М. Гумилев умышленно пытался связать неорганичные творческие идеологии в одном движении для благозвучного многоголосья нового неограниченного направления. Но более вероятным является мнение, что обе стороны акмеизма – поэтико-акмеистскую (Н. С.

Гумилев, А. Ахматова, О. Э. Мандельштам) и материалистически-адамистскую (В. И. Нарбут, М. А. Зенкевич, С. М. Городецкий) – объединял принцип отклонения от символизма.

Акмеизм как литературная школа всесторонне отстаивал свои концепции: противопоставляя себя символизму, он одновременно боролся с неистовым словотворчеством параллельного течения футуризма.

Закат акмеизма

Один из основоположников акмеизма Н. С. Гумилев

В феврале 1914 года, когда произошел раздор между Н. С. Гумилевым и С. М. Городецким, распалась первая школа овладения поэтическим мастерством «Цех поэтов», происходит падение акмеизма.

В следствие этих событий направление подверглось жесткой критике, а Б. А. Садовской и вовсе объявил «конец акмеизма». Тем не менее, поэты этой группы еще долгое время назывались в изданиях акмеистами, да и сами они не перестали относить себя к этому направлению.

Унаследовали и негласно продолжили традиции акмеизма четверо учеников и товарищей Н. С. Гумилева, которые часто именуются младшими акмеистами: Г. В. Иванов, Г. В. Адамович, Н. А. Оцуп, И. В. Одоевцева.

В работах современников часто встречаются молодые писатели, единомышленники Гумилева, которым присуща идеология «Цеха поэтов».

Акмеизм как литературное течение просуществовал около двух лет, издав 10 номеров журнала «Гиперборей» и несколько книг, оставив бесценное наследие из вечных слов выдающихся поэтов, которые оказали значительное влияние на русское поэтическое творчество ХХ века.

Слово акмеизм произошло от греческого слова acme, что в переводе означает: вершина, пик, высшая точка, расцвет, сила, острие.

Источник: https://www.litdic.ru/akmeizm/

Что такое акмеизм в литературе? Представители направления :

С первопроходцами часто случается так, что вместо запланированного открытия короткого пути в Индию неожиданно обнаруживается Новый Свет, а вместо Эльдорадо – империя инков. Нечто подобное случилось и в начале двадцатого века с акмеистами.

Направление акмеизм возникло в противовес своим предшественникам, но, как позже выяснилось, всего лишь продолжило их и стало своеобразным венцом символизма. Однако многие исследователи считают, что разница между двумя поэтическими группами была куда более глубокой, чем казалось в начале прошлого века.

Говоря о том, что такое акмеизм, стоит рассказать не только об особенностях литературного творчества его представителей, но и об их жизненном пути.

Возникновение движения

История движения началась в 1911 году, когда в Петербурге впервые собрались поэты под руководством Городецкого и Николая Гумилева.

Стремясь подчеркнуть значение ремесла и выучки в поэтическом творчестве, организаторы назвали новое общество “Цехом поэтов”.

Таким образом, отвечая на вопрос о том, что такое акмеизм, можно начать с того, что это литературное направление, родоначальниками которого стали двое петербургских поэтов, к которым позже присоединились не менее значимые герои литературной сцены.

Первые акмеисты манифестировали свое принципиальное отличие от символистов, утверждая, что стремятся, в отличие от первых, к максимальной реальности, достоверности и пластичности образов, в то время как символисты пытались проникнуть в “сверхреальные” сферы.

Члены поэтического клуба

Официальное открытие поэтического клуба состоялось в 1912 году на заседании так называемой Академии стиха.

Спустя год в альманахе “Аполлон” были напечатаны две статьи, ставшие фундаментальными для нового литературного течения. Одна статья, написанная Николаем Гумилевым, называлась “Наследие символизма и акмеизм”.

Другую написал Городецкий, а называлась она “Некоторые течения в современной русской поэзии”.

В своей программной статье, посвященной акмеизму, Гумилев указывает на стремление свое и своих соратников достигнуть вершин литературного мастерства. В свою очередь, мастерство было достижимо только при условии работы в сплоченной группе. Именно умением в такой группе работать и организационной сплоченностью и отличались представители акмеизма.

Согласно свидетельствам Андрея Белого, само название появилось совершенно случайно в пылу спора друзей.

Читайте также:  Кольца и спутники сатурна: титан, энцелад и другие...

В тот решающий вечер Вячеслав Иванов в шутку начал говорить об адамизме и акмеизме, однако Гумилеву эти термины понравились, и с тех пор он стал называть себя и своих товарищей акмеистами.

Термин “адамизм” пользовался меньшей популярностью, так как вызывал ассоциации с брутальностью и почвенничеством, с которым акмеисты не имели ничего общего.

Основные принципы акмеизма

Отвечая на вопрос о том, что такое акмеизм, следует назвать основные черты, отличавшие его от прочих художественных течений Серебряного века. К таковым относятся:

  • романтизация чувств первочеловека;
  • разговор о земной первозданной красоте;
  • ясность и прозрачность образов;
  • понимание искусства как инструмента по улучшению человеческой природы;
  • влияние на несовершенство жизни художественными образами.

Все эти отличия были отрефлексированы участниками неформального сообщества и переработаны в конкретные указания, которым следовали такие поэты, как Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Михаил Зинкевич, Георгий Иванов, Елизавета Кузьмина-Караваева и даже Анна Ахматова.

Николай Гумилев в акмеизме

Хотя многие исследователи настаивают, что акмеизм был одним из наиболее сплоченных течений начала двадцатого века, другие, напротив, утверждают, что говорить стоит скорее о содружестве очень разных и по-своему талантливых поэтов.

Однако одно остается бесспорным: большинство собраний проходили в “Башне” Вячеслава Иванова, а литературный журнал “Гиперборея” издавался на протяжении пяти лет – с 1913 по 1918 год.

В литературе акмеизм занимает совершенно особое место, будучи отделенным и от символизма, и от футуризма.

Рассмотреть все внутренне разнообразие данного течения будет удобно на примере таких ключевых фигур, как Ахматова и Гумилев, которые были женаты с 1910 по 1918 год. Эти два поэта тяготели к двум принципиально различным типам поэтического высказывания.

Николай Гумилев с самого начала своего творчества избрал путь воина, первооткрывателя, конкистадора и инквизитора, что нашло отражение не только в его творчестве, но и в жизненном пути.

В своих текстах он использовал яркие выразительные образы дальних стран и вымышленных миров, идеализировал многое в окружающем его мире и за его пределами, и в конце концов за это поплатился. В 1921 году Гумилев был расстрелян по обвинению в шпионаже.

Анна Ахматова и акмеизм

Направление это играло важную роль в жизни русской литературы даже после того, как “Цех поэтов” прекратил свое существование. Большинство членов поэтического сообщества прожили трудные и насыщенные жизни. Однако самую долгую жизнь прожила Анна Андреевна Ахматова, ставшая настоящей звездой русской поэзии.

Именно Ахматова смогла воспринять боль окружавших ее людей как свою собственную, ведь на ее судьбу страшный век тоже отбросил свою тень.

Однако несмотря на все тяготы жизни, Анна Андреевна на протяжении всего своего творчества сохраняла верность акмеистическим принципам: бережное отношение к слову, наследственность времен, уважение к культуре и истории.

Одним из главных последствий влияния акмеизма было то, что в творчестве Ахматовой личные переживания всегда сливались с общественными и историческими.

Кажется, сама повседневность не оставляла места для мистики и романтических размышлений о лирическом. На протяжении многих лет Ахматова вынуждена была стоять в очередях, чтобы передать посылки в тюрьму своему сыну, страдала от лишений и неустроенности. Таким образом, ежедневность вынуждала великую поэтессу следовать акмеистическому принципу ясности слова и честности высказывания.

Осип Мандельштам настолько высоко ценил творчество Ахматовой, что сравнивал богатство и образность ее литературного языка со всем богатством русского классического романа. Международного признания Анна Андреевна тоже добилась, но Нобелевской премии, на которую номинировалась дважды, так и не была удостоена.

Лирический акмеизм Ахматовой резко контрастировал с темпераментом другого поэта из ее круга – Осипа Мандельштама.

Мандельштам в кругу акмеистов

Особняком в среде молодых поэтов стоял Осип Мандельштам, отличавшийся от своих соплеменников особым чувством исторического момента, за которое и поплатился, погибнув в дальневосточных лагерях.

Наследие великого поэта дошло до наших дней лишь благодаря поистине героическим усилиям его преданной супруги Надежды Яковлевны Мандельштам, которая хранила рукописи своего мужа на протяжении нескольких десятилетий после его смерти.

Стоит отметить, что подобное поведение могло стоить Надежде Яковлевне свободы, ведь даже за хранение рукописи врага народа полагалось серьезное наказание, а его жена не только сохраняла, но и копировала, а также распространяла стихи Мандельштама.

Поэтика Мандельштама отличается субъектом, тщательно вписанным в контекст европейской культуры. Его лирический герой не только обитает в тяжкое время сталинских репрессий, но и в мире греческих героев, странствующих по морям. Возможно, свой отпечаток на творчество поэта наложило обучение на историко-филологическом факультете университета.

Разговор о том, что такое акмеизм для русской культуры, не может обойтись без упоминания о трагических судьбах главных его представителей.

Как уже говорилось, Осип Мандельштам после ссылки был отправлен в ГУЛАГ, где пропал без вести, а его жена долгое время вынуждена была скитаться по разным городам, не имея постоянного жилья.

Первый муж и сын Ахматовой тоже провели долгие годы в заключении, что стало важной темой в текстах поэтессы.

Источник: https://www.syl.ru/article/364301/chto-takoe-akmeizm-v-literature-predstaviteli-napravleniya

Акмеизм как литературное направление

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ

РЕФЕРАТ

Акмеизм как литературное направление

Выполнила:

Преподаватель:

Москва, 2007

Введение

На рубеже XIX и XX веков в русской литературе возникает интереснейшее явление, названное затем «поэзией серебряного века». Это было время новых идей и новых направлений.

Если XIX век все-таки в большей части прошел под знаком стремления к реализму, то новый всплеск поэтического творчества на рубеже веков шел уже по иному пути.

Этот период был со стремлением современников к обновлению страны, обновлению литературы и с разнообразными модернистскими течениями, как следствие, появившимися в это время. Они были очень разнообразными как по форме, так и по содержанию: символизм, акмеизм, футуризм, имажинизм…

Благодаря таким разным направлениям и течениям в русской поэзии появились новые имена, многим из которых довелось остаться в ней навечно. Великие поэты той эпохи, начиная в недрах модернистского течения, очень быстро вырастали из него, поражая талантом и многогранностью творчества. Так произошло с Блоком, Есениным, Маяковским, Гумилевым, Ахматовой, Цветаевой, Волошиным и многими другими.

Условно началом «серебряного века» принято считать 1892 год, когда идеолог и старейший участник движения символистов Дмитрий Мережковский прочитал доклад «О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы». Так впервые символисты заявили о себе.

Начало 1900-х было расцветом символизма, но к 1910-м годы начался кризис этого литературного направления. Попытка символистов возгласить литературное движение и овладеть художественным сознанием эпохи потерпела неудачу. Вновь остро поднят вопрос об отношениях искусства к действительности, о значении и месте искусства в развитии русской национальной истории и культуры.

Должно было появиться некое новое направление, иначе ставящее вопрос о соотношении поэзии и действительности. Именно таким и стал акмеизм.

Появление акмеизма

В 1911 году в среде поэтов, стремившихся создать новое направление в литературе, возникает кружок “Цех поэтов”, во главе которого становятся Николай Гумилёв и Сергей Городецкий. Членами “Цеха” были в основном начинающие поэты: А. Ахматова, Н. Бурлюк, Вас. Гиппиус, М. Зенкевич, Георгий Иванов, Е. Кузьмина-Караваева, М. Лозинский, О. Мандельштам, Вл. Нарбут, П. Радимов.

В разное время к «Цеху поэтов» и акмеизму были близки Е. Кузьмина-Караваева, Н. Недоброво, В. Комаровский, В. Рождественский, С. Нельдихен. Наиболее яркими из «младших» акмеистов были Георгий Иванов и Георгий Адамович. Всего вышло четыре альманаха «Цех поэтов» (1921 – 1923, первый под названием «Дракон», последний издан уже в Берлине эмигрировавшей частью «Цеха поэтов»).

О создании же литературного направления под названием «акмеизм» было официально заявлено 11 февраля 1912 года на заседании «Академии стиха», а в № 1 журнала «Аполлон» за 1913 год появились статьи Гумилева «Наследие символизма и акмеизм» и Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии», которые считались манифестами новой школы.

Философская основа эстетики

В своей знаменитой статье «Наследие символизма и акмеизм» Н.

Гумилёв писал: «На смену символизма идет новое направление, как бы оно ни называлось, акмеизм ли (от слова acmh (“акме”) высшая степень чего-либо, цвет, цветущая пора), или адамизм (мужественно твердый и ясный взгляд на жизнь), во всяком случае, требующее большего равновесия сил и более точного знания отношений между субъектом и объектом, чем то было в символизме»[1] .

В выбранном названии этого направления утвердилось стремление самих акмеистов постигать вершины литературного мастерства. Символизм очень тесно был связан с акмеизмом, что его идеологи постоянно и подчеркивали, в своих идеях отталкиваясь от символизма.

В статье «Наследие символизма и акмеизм» Гумилев, признавая, что «символизм был достойным отцом», заявил, что он «закончил свой круг развития и теперь падает».

Проанализировав как отечественный, так и французский и германский символизм, он сделал вывод: «Мы не согласны приносить ему (символу) в жертву прочие способы воздействия и ищем их полной согласованности», «Акмеистом труднее быть, чем символистом, как труднее построить собор, чем башню. А один из принципов нового направления – всегда идти по линии наибольшего сопротивления».

Рассуждая об отношениях мира и человеческого сознания, Гумилёв требовал «всегда помнить о непознаваемом», но при этом «не оскорблять своей мысли о нём более или менее вероятными догадками».

Отрицательно относясь к устремлённости символизма познать тайный смысл бытия (он оставался тайным и для акмеизма), Гумилёв декларировал «нецеломудренность» познания «непознаваемого», «детски мудрое, до боли сладкое ощущение собственного незнания», самоценность «мудрой и ясной» окружающей поэта действительности. Таким образом, акмеисты в области теории оставались на почве философского идеализма. Программа акмеистического принятия мира была выражена также в статье Сергея Городецкого «Некоторые течения в современной русской поэзии»: «После всяких “неприятий” мир бесповоротно принят акмеизмом, во всей совокупности красот и безобразий»[2] .

В стихотворении “Адам”, опубликованном в журнале “Аполлон” (1913. №3), С. Городецкий писал:

Прости, пленительная влага

И первоздания туман!

В прозрачном ветре больше блага

Для сотворенных к жизни стран.

Просторен мир и многозвучен,

И многоцветней радуг он,

И вот Адаму он поручен,

Изобретателю имен.

Назвать, узнать, сорвать покровы

И праздных тайн и ветхой мглы.

Вот первый подвиг. Подвиг новый

Живой земле пропеть хвалы.

Жанрово-композиционные и стилистические особенности

Основное внимание акмеистов было сосредоточено на поэзии. Конечно, была у них и проза, но именно стихи сложили это направление. Как правило, это были небольшие по объему произведения, иногда в жанре сонета, элегии.

Самым главным критерием стало внимание к слову, к красоте звучащего стиха. Складывалась некая общая ориентация на другие, чем у символистов, традиции русского и мирового искусства. Говоря об этом, В.М. Жирмунский в 1916 г.

писал: «Внимание к художественному строению слов подчёркивает теперь не столько значение напевности лирических строк, их музыкальную действенность, сколько живописную, графическую чёткость образов; поэзия намёков и настроений заменяется искусством точно вымеренных и взвешенных слов… есть возможность сближения молодой поэзии уже не с музыкальной лирикой романтиков, а с чётким и сознательным искусством французского классицизма и с французским XVIII веком, эмоционально бедным, всегда рассудочно владеющим собой, но графичным богатым многообразием и изысканностью зрительных впечатлений, линий, красок и форм»[3] .

Говорить об общей тематике и стилистических особенностях довольно сложно, так как у каждого выдающегося поэта, чьи, как правило, ранние, стихи можно отнести к акмеизму, были свои характерные черты.

В поэзии Н. Гумилева акмеизм реализуется в тяге к открытию новых миров, экзотическим образам и сюжетам. Путь поэта в лирике Гумилева – путь воина, конквистадора, первооткрывателя. Муза, вдохновляющая стихотворца – Муза Дальних Странствий.

Обновление поэтической образности, уважение к «явлению как таковому» осуществлялось в творчестве Гумилева посредством путешествий к неведомым, но вполне реальным землям. Путешествия в стихах Н. Гумилева несли впечатления от конкретных экспедиций поэта в Африку и, в то же время, перекликались с символическими странствиями в «мирах иных».

Заоблачным мирам символистов Гумилев противопоставил первооткрытые им для русской поэзии континенты.

Иной характер носил акмеизм А. Ахматовой, лишенный тяготения к экзотическим сюжетам и пестрой образности. Своеобразие творческой манеры Ахматовой как поэта акмеистического направления составляет запечатление одухотворенной предметности.

Посредством поразительной точности вещного мира Ахматова отображает целый душевный строй.

В изящно обрисованных деталях Ахматова, по замечанию Мандельштама, давала «всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа 19 века

Здешний мир О. Мандельштама был отмечен ощущением смертной хрупкости перед безликой вечностью. Акмеизм Мандельштама – «сообщничество сущих в заговоре против пустоты и небытия». Преодоление пустоты и небытия совершается в культуре, в вечных созданьях искусства: стрела готической колокольни попрекает небо тем, что оно пусто.

Среди акмеистов Мандельштама выделяло необыкновенно остро развитое чувство историзма. Вещь вписана в его поэзии в культурный контекст, в мир, согретый «тайным телеологическим теплом»: человек окружался не безличными предметами, а «утварью», все упомянутые предметы обретали библейский подтекст.

Вместе с тем Мандельштаму претило злоупотребление сакральной лексикой, «инфляция священных слов» у символистов.

Читайте также:  Времена года. смена времен года на земле

От акмеизма Гумилева, Ахматовой и Мандельштама существенно отличался адамизм С. Городецкого, М. Зенкевича, В. Нарбута, которые составили натуралистическое крыло движения. Несходство адамистов с триадой Гумилев – Ахматова – Мандельштам неоднократно отмечалось в критике. В 1913 Нарбут предлагал Зенкевичу основать самостоятельную группу или перейти «от Гумилева» к кубофутуристам.

Полнее всего адамистическое мироощущение выразилось в творчестве С. Городецкого. Роман Городецкого Адам описывал жизнь героя и героини – «двух умных зверей» – в земном раю.

Городецкий пытался восстановить в поэзии языческое, полуживотное мироощущение наших пращуров: многие его стихи имели форму заклинаний, причитаний, содержали всплески эмоциональной образности, извлеченные из далекого прошлого сцены быта.

Наивный адамизм Городецкого, его попытки вернуть человека в косматые объятья природы не могли не вызывать иронии у искушенных и хорошо изучивших душу современника модернистов. Блок в предисловии к поэме Возмездие отмечал, что лозунгом Городецкого и адамистов «был человек, но какой-то уже другой человек, вовсе без человечности, какой-то первозданный Адам».

Источник: http://MirZnanii.com/a/134926/akmeizm-kak-literaturnoe-napravlenie

Акмеизм в русской литературе Определение АКМЕИЗМ —

Акмеизм в русской литературе

Определение АКМЕИЗМ – модернистское течение, декларировавшее конкретно-чувственное восприятие внешнего мира, возврат слову его изначального, не символического смысла. Название “акмеизм” произошло от греч. “акме”остриё, вершина

История Собственно акмеистическое объединение было невелико и просуществовало около двух лет (19131914).

Но кровные узы соединяли его с «Цехом поэтов» , возникшим почти за два года до акмеистических манифестов и возобновленным после революции Членами “Цеха” были в основном начинающие поэты: А. Ахматова, Н. Бурлюк, Вас. Гиппиус, М. Зенкевич, Георгий Иванов, Е. Кузьмина. Караваева, М.

Лозинский, О. Мандельштам, Вл. Нарбут, П. Радимов. Собрания «Цеха» посещали Н. Клюев и В. Хлебников. “Цех” начал издавать сборники стихов и небольшой ежемесячный журнал “Гиперборей”.

В 1912 г. на одном из собраний “Цеха” был решён вопрос об акмеизме как о новой поэтической школе. Названием этого течения подчёркивалась устремлённость его приверженцев к новым вершинам искусства. Основным органом акмеистов стал журнал “Аполлон” (ред. С. Маковский), в котором публиковались стихи участников “Цеха”, статьиманифесты Н. Гумилёва и С.

Городецкого. Новое течение в поэзии противопоставило себя символизму, который, по словам Гумилёва, “закончил свой круг развития и теперь падает” или, как более категорично утверждал Городецкий, переживает “катастрофу”. Однако по существу “новое течение” вовсе не являлось антагонистическим по отношению к символизму.

Претензии акмеистов оказались явно несостоятельными.

“Мы будем бороться за сильное и жизненное искусство за пределами болезненного распада духа”, – провозгласила редакция в первом номере журнала “Аполлон” (1913), котором в статье “Наследие символизма и акмеизм” Н.

Гумилёв писал: “На смену символизма идет новое направление, как бы оно ни называлось, – акмеизм ли (от слова ? ? (“акме”) – высшая степень чеголибо, цветущая пора), или адамизм (мужественно твердый и ясный взгляд на жизнь), – во всяком случае, требующее большего равновесия сил и более точного знания отношений между субъектом и объектом, чем то было в символизме. Однако, чтобы это течение утвердило себя во всей полноте и явилось достойным преемником предшествующего, надо, чтобы оно приняло его наследство и ответило на все поставленные им вопросы. Слава предков обязывает, а символизм был достойным отцом”

Стремясь рассеять атмосферу иррационального, освободить поэзию от “мистического тумана” символизма, акмеисты принимали весь мир – видимый, звучащий, слышимый. Но этот “безоговорочно” принимаемый мир оказывался лишённым позитивного содержания.

Всякое направление испытывает влюблённость к тем или иным творцам и эпохам. Дорогие могилы связывают людей больше всего. В кругах, близких к акмеизму, чаще всего произносятся имена Шекспира, Рабле, Виллона и Теофиля Готье. Каждое из этих имён – краеугольный камень для здания акмеизма, высокое напряжение той или иной стихии.

Шекспир показал нам внутренний мир человека; Рабле – тело и его радости, мудрую физиологичность; Виллон поведал нам о жизни нимало не сомневающейся в самом себе, хотя знающий всё, – и Бога, и порок, и смерть, и бессмертие; Теофиль Готье для этой жизни нашёл в искусстве достойные одежды безупречных форм.

Соединить в себе эти четыре момента – вот та мечта, которая объединяла между собой людей, так смело назвавших себя акмеистами.

Эстетика акмеизма: — мир надо воспринимать в его зримой конкретности, ценить его реалии, а не отрываться от земли; — источник поэтических ценностей находится на земле, а не в ирреальном мире; — надо возродить любовь к своему телу, биологическому началу в человеке, ценить человека, природу; — в поэзии должно быть слито воедино 4 начала 1) традиции Шекспира в изображении внутреннего мира человека; 2) традиции Рабле в воспевании тела; 3) традиции Вийона в воспевании радостей жизни; 4) традиции Готье в воспевании силы искусства.

Основные принципы акмеизма: — освобождение поэзии от символистских призывов к идеальному, возвращение ей ясности; — отказ от мистической туманности, принятие земного мира в его многообразии, зримой конкретности, звучности, красочности; — стремление придать слову определенное, точное значение; — предметность и четкость образов, отточенность деталей; — обращение к человеку, к «подлинности» его чувств; — поэтизация мира первозданных эмоций, первобытнобиологического природного начала; — перекличка с минувшими литературными эпохами, широчайшие эстетические ассоциации, «тоска по мировой культуре» .

Отличительные черты акмеизма: — гедонизм (наслаждение жизнью), адамизм (звериная сущность), кларизм (простота и ясность языка); — лирический сюжет и изображение психологии переживания; — разговорные элементы языка, диалоги, повествования.

Акмеистов интересует реальный, а не потусторонний мир, красота жизни в её конкретно – чувственных проявлениях. Туманности и намёкам символизма было противопоставлено мажорное восприятие действительности, достоверность образа, четкость композиции.

В чем-то поэзия акмеизма – возрождение “золотого века”, времени Пушкина и Баратынского.

Поэты-акмеисты Ахматова Анна Гумилев Николай Городецкий Сергей Зенкевич Михаил Иванов Георгий Кривич Валентин Лозинский Михаил Мандельштам Осип Нарбут Владимир Шилейко Владимир Г. Иванов

М. Зенкевич А. Ахматова

Городецкий С. Мандельштам О.

М. Лозинский В. Шилейко

В. Нарбут В. Кривич

В сравнении с другими поэтическими направлениями русского Серебряного века акмеизм по многим признакам видится явлением маргинальным.

В других европейских литературах аналогов ему нет (чего нельзя сказать, к примеру, о символизме и футуризме); тем удивительнее кажутся слова Блока, литературного оппонента Гумилева, заявившего, что акмеизм явился всего лишь «привозной заграничной штучкой» .

Ведь именно акмеизм оказался чрезвычайно плодотворным для русской литературы. Ахматовой и Мандельштаму удалось оставить после себя «вечные слова» . Гумилев предстает в своих стихах одной из ярчайших личностей жестокого времени революций и мировых войн.

И сегодня, почти столетие спустя, интерес к акмеизму сохранился в основном потому, что с ним связано творчество этих выдающихся поэтов, оказавших значительное влияние на судьбу русской поэзии XX века.

Октябрьская революция вызвала дифференциацию в среде акмеистов и определила их различные пути в послереволюционные годы: одних расстреляли, другие закончили путь в эмиграции, третьи замолчали, не имея общего языка с советским народом. Ряд поэтов (А. Ахматова, С. Городецкий, М. Зенкевич) вошли в советскую литературу и отдали ей свой талант.

Источник: http://present5.com/akmeizm-v-russkoj-literature-opredelenie-akmeizm/

Акмеизм:

«К земному источнику поэтических ценностей»

Лидия Гинзбург

В 1906 году Валерий Брюсов заявил, что «круг развития той литературной школы, которая известна под названием “новой поэзии”, можно считать замкнувшимся».

Из символизма выделилось новое литературное течение – акмеизм, – которое противопоставило себя первому, в пору его кризиса. Он отразил новые эстетические тенденции в искусстве «серебряного века», хотя полностью с символизмом не порывал.

В начале своего творческого пути молодые поэты, будущие акмеисты, были близки символизму, посещали «ивановские среды» – литературные собрания на петербургской квартире Вячеслава Иванова, получившей название «башня».

В «башне» Иванова велись занятия с молодыми поэтами, где они обучались стихосложению.

Возникновение нового течения относится к началу 1910-х годов. Оно получило три неидентичных названия: «акмеизм» (от греч. «акме» – цветение, вершина, высшая степень чего-либо, острие), «адамизм» (от имени первого человека Адама, мужественный, ясный, непосредственный взгляд на мир) и «кларизм» (прекрасная ясность). Каждое из них отражало особую грань устремлений поэтов данного круга.

Итак, акмеизм – это модернистское течение, декларировавшее конкретно-чувственное восприятие внешнего мира, возврат слову его изначального, не символического смысла.

Формирование платформы участников нового движения протекает сначала в «Обществе ревнителей художественного слова» («Поэтической академии»), а затем в созданном в 1911 году «Цехе поэтов», где художественную оппозицию возглавили Николай Гумилев и Сергей Городецкий.

«Цех поэтов» – это содружество стихотворцев, объединенных ощущением, что символизм уже прошел свой высший пик.

Название это относило ко времени средневековых ремесленных объединений и показывало отношение участников «цеха» к поэзии как к чисто профессиональной сфере деятельности. «Цех» был школой профессионального мастерства.

Костяк «Цеха» образовали молодые, только недавно начавшие печататься поэты. Среди них были те, чьи имена в последующие десятилетия составили славу русской литературы.

К наиболее видным представителям нового течения относились Николай Гумилев, Анна Ахматова, Осип Мандельштам, Сергей Городецкий, Николай Клюев.

Собирались на квартире у одного из членов «Цеха». Расположившись по кругу, один за другим читали свои новые стихи, которые затем подробнейшим образом обсуждали. Обязанность вести собрание вменялась одному из синдиков – руководителей «Цеха».

Синдик обладал правом с помощью специального звонка прервать речь очередного оратора, если она носила слишком общий характер.

Среди участников «Цеха» почиталась «домашняя филология». Они внимательно изучали мировую поэзию. Не случайно в их собственных произведениях зачастую слышатся чужие строки, много скрытых цитат.

В ряду своих литературных учителей акмеисты выделяли Франсуа Вийона (с его жизнеприятием), Франсуа Рабле (с присущей ему «мудрой физиологичностью»), Вильяма Шекспира (с его даром проникновения во внутренний мир человека), Теофиля Готье (поборника «безупречных форм»). Следует прибавить сюда поэтов Баратынского, Тютчева и русскую классическую прозу. К числу непосредственных предшественников акмеизма надо отнести Иннокентия Анненского, Михаила Кузмина, и Валерия Брюсова.

Во второй половине 1912 года шесть наиболее активных участников «Цеха» – Гумилев, Городецкий, Ахматова, Мандельштам, Нарбут и Зенкевич – провели целый ряд поэтических вечеров, где заявили о своих претензиях вести русскую словесность в новом направлении.

Владимир Нарбут и Михаил Зенкевич в своих стихах не просто выступили в защиту «всего конкретного, действительного и жизненного» (как писал в одной из заметок Нарбут), но и шокировали читателя обилием натуралистических, порой весьма неаппетитных подробностей:

И мудр слизняк, в спираль согнутый, Остры без век глаза гадюк, И в круг серебряный замкнутый,

Как много тайн плетет паук!

М.Зенкевич. «Человек» 1909–1911

Подобно футуристам Зенкевич и Нарбут любили эпатировать читателя. Поэтому их часто называли «левыми акмеистами».

Напротив, «справа» в списке акмеистов оказались имена Анны Ахматовой и Осипа Мандельштама – двух поэтов, которых иногда записывали в «неоклассицисты», имея в виду их приверженность к строгому и четкому (как у русских классиков) построению стихотворений.

И, наконец, «центр» в этой группе занимали два стихотворца старшего поколения – синдики «Цеха поэтов» Сергей Городецкий и Николай Гумилев (первый был близок к Нарбуту и Зенкевичу, второй – к Мандельштаму и Ахматовой).

Шесть этих поэтов не были абсолютными единомышленниками, но как бы воплощали идею равновесия между двумя крайними полюсами современной им поэзии – символизмом и натурализмом.

Программа акмеизма была провозглашена в таких его манифестах, как «Наследие символизма и акмеизм» Гумилева (1913), «Некоторые течения в современной русской поэзии» Городецкого, «Утро акмеизма» Мандельштама.

В этих статьях целью поэзии объявлялось достижение равновесия. «Искусство есть состояние равновесия прежде всего», – писал Городецкий.

Однако между чем и чем в первую очередь пытались удержать «живое равновесие» акмеисты? Между «земным» и «небесным», между бытом и бытием.

Протертый коврик под иконой
В прохладной комнате темно, –

писала Анна Ахматова в 1912 году.

Это не означает «возврат к материальному миру, предмету», а стремление уравновесить» в пределах одной строки примелькавшееся, бытовое («Протертый коврик») и высокое, Божественное («Протертый коврик под иконой»).

Акмеистов интересует реальный, а не потусторонний мир, красота жизни в ее конкретно-чувственных проявлениях. Туманности и намекам символизма было противопоставлено мажорное восприятие действительности, достоверность образа, четкость композиции. В чем-то поэзия акмеизма – возрождение «золотого века», времени Пушкина и Баратынского.

С.Городецкий в своей декларации «Некоторые течения в современной русской поэзии» выступал против «размытости» символизма, его установки на непознаваемость мира: «Борьба между акмеизмом и символизмом… есть прежде всего борьба за этот мир, звучащий, красочный, имеющий формы, вес и время…», «мир бесповоротно принят акмеизмом, во всей совокупности красот и безобразий».

Образу поэта-пророка акмеисты противопоставили образ поэта-ремесленника, старательно и без лишнего пафоса соединяющего «земное» с «небесно-духовным».

Читайте также:  Астор пьяццолла "времена года" весна / описание произведения

И думал я: витийствовать не стану
Мы не пророки, даже не предтечи…

О.Мандельштам. Лютеранин, 1912

Органами нового течения стали журналы «Аполлон» (1909–1917), созданный писателем, поэтом и историком Сергеем Маковским и «Гиперборей», основанный в 1912 году и возглавленный Михаилом Лозинским.

Философской основой нового эстетического явления были прагматизм (философия действия) и идеи феноменологической школы (отстаивавшей «переживание предметности», «вопрошание вещей», «приятие мира»).

Едва ли не главной отличительной чертой «Цеха» стал вкус к изображению земной, обыденной жизни. Символисты порой жертвовали внешним миром ради мира внутреннего, сокровенного. «Цеховики» решительно сделали выбор в пользу тщательного и любовного описания реальных «степей, скал и вод».

Художественные принципы акмеизма закрепились в его поэтической практике:

1.​ Активное приятие многокрасочной и яркой земной жизни; 2.​ Реабилитация простого предметного мира, имеющего «Формы, вес и время»; 3.​ Отрицание запредельности и мистики; 4.

​ Первобытно-звериный, мужественно-твердый взгляд на мир; 5.​ Установка на живописность образа; 6.​ Передача психологических состояний человека при внимании к телесному началу; 7.

​ Выражение «тоски по мировой культуре»; 8.​ Внимание к конкретному смыслу слова;

9.​ Совершенство форм.

Судьба литературного акмеизма трагична. Ему пришлось утверждать себя в напряженной и неравной борьбе. Он не раз подвергался гонениям и шельмованию. Виднейшие его творцы были уничтожены (Нарбут, Мандельштам).

Первая мировая война, октябрьские события 1917 года, расстрел в 1921 году Гумилева положили конец дальнейшему развитию акмеизма как литературного движения.

Однако гуманистический смысл этого течения был значителен – возродить у человека жажду жизни, вернуть ощущение ее красоты.

Литература

Олег Лекманов. Акмеизм // Энциклопедии для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть вторая. XX век. М., 1999

Н.Ю. Грякалова. Акмеизм. Мир, творчество, культура. // Русские поэты «Серебряного века». Том второй: Акмеисты. Ленинград: Издательство Ленинградского университета, 1991

Источник: http://trassa.narod.ru/lekzia/techenia/akmeism.htm

Русская литература – Акмеизм

E-mail Печать

Название “акмеизм” произошло от греч. “акме”- остриё, вершина.
Теоретическая основа – статья Н.Гумилева «Наследие символизма и акмеизм». Акмеисты: Н.Гумилёв, А.Ахматова, С.Городецкий, М.Кузмин. АКМЕИЗМ – модернистское течение, декларировавшее конкретно-чувственное восприятие внешнего мира, возврат слову его изначального, не символического смысла.

В начале своего творческого пути молодые поэты, будущие акмеисты, были близки к символизму, посещали “ивановские среды”- литературные собрания на петербургской квартире Вяч.Иванова, получившей название “башня”. В “башне” велись занятия с молодыми поэтами, где они обучались стихосложению.

В октябре 1911 года слушатели этой “поэтической академии” основали новое литературное объединение “Цех поэтов”. “Цех” был школой профессионального мастерства, а руководителями его стали молодые поэты Н.Гумилёв и С.Городецкий.

Они же в январе 1913 года в журнале “Аполлон” опубликовали декларации акмеистической группы.

Новое литературное течение, сплотившее больших русских поэтов, просуществовало не долго. Творческие поиски Гумилёва, Ахматовой, Мандельштама вышли за рамки акмеизма. Но гуманистический смысл этого течения был значителен – возродить у человека жажду жизни, вернуть ощущение её красоты.В него вошли также А.Ахматова, О.Мандельштам, М.Зенкевич, В.Нарбут и др.

Акмеистов интересует реальный, а не потусторонний мир, красота жизни в её конкретно – чувственных проявлениях. Туманности и намёкам символизма было противопоставлено мажорное восприятие действительности, достоверность образа, четкость композиции. В чем-то поэзия акмеизма – возрождение “золотого века”, времени Пушкина и Баратынского.

Высшей точкой в иерархии ценностей для них была культура, тождественная общечеловеческой памяти. Поэтому столь часты у акмеистов обращения к мифологическим сюжетам и образам.

Если символисты в своем творчестве ориентировались на музыку, то акмеисты — на пространственные искусства: архитектуру, скульптуру, живопись.

Тяготение к трехмерному миру выразилось в увлечении акмеистов предметностью: красочная, порой экзотическая деталь могла использоваться с чисто живописной целью.

Эстетика акмеизма:— мир надо воспринимать в его зримой конкретности, ценить его реалии, а не отрываться от земли;— надо возродить любовь к своему телу, биологическому началу в человеке, ценить человека, природу;— источник поэтических ценностей находится на земле, а не в ирреальном мире;— в поэзии должно быть слито воедино 4 начала:1) традиции Шекспира в изображении внутреннего мира человека;2) традиции Рабле в воспевании тела;3) традиции Вийона в воспевании радостей жизни;

4) традиции Готье в воспевании силы искусства.

Основные принципы акмеизма:— освобождение поэзии от символистских призывов к идеальному, возвращение ей ясности;— отказ от мистической туманности, принятие земного мира в его многообразии, зримой конкретности, звучности, красочности; — стремление придать слову определенное, точное значение;— предметность и четкость образов, отточенность деталей;— обращение к человеку, к «подлинности» его чувств;— поэтизация мира первозданных эмоций, первобытно-биологического природного начала;

— перекличка с минувшими литературными эпохами, широчайшие эстетические ассоциации, «тоска по мировой культуре».

Отличительные черты акмеизма:— гедонизм (наслаждение жизнью), адамизм (звериная сущность), кларизм (простота и ясность языка);— лирический сюжет и изображение психологии переживания;

— разговорные элементы языка, диалоги, повествования.

Источник: http://ruslit.info/silver-century/akmeizm

АКМЕИЗМ, ИЛИ АДАМИЗМ

лит-ое направление, возникшее в 1912 и поставившее себе целью реформировать символизм (см.). Ранняя группа акмеистов, объединившаяся в кружок «Цех поэтов», состояла из поэтов: С. Городецкого (см.) , Н. Гумилева (см.) , О. Мандельштама (см.) , В. Нарбута, А. Ахматовой (см.) , М.

Зенкевича, Кузьмина-Караваева и др. Основоположниками А. были: Н. Гумилев и С. Городецкий. В дальнейшем к А. примыкали и др., из к-рых многие вскоре перешли к «неоклассицизму». Во время расцвета группы лит-ым органом ее являлся журн. «Аполлон».

Акмеисты называли свое творчество высшей точкой достижения художественной правды (отсюда термин «А.», от греч. ???? — высшая степень чего-либо, цвет, цветущая сила) и выражением мужественного, твердого, непосредственного и ясного взгляда на жизнь (отсюда термин: «адамизм» от «Адам»).

Принимая все основные положения символизма, к-рый считался «достойным отцом», они требовали реформы его только на одном участке; они были против того, что символисты направляли «свои главные силы в область неведомого» [«братались то с мистикой, то с теософией, то с оккультизмом» (Гумилев)], в область непознаваемого.

Возражая против этих элементов символизма, акмеисты указывали, что непознаваемое, по самому смыслу этого слова, нельзя познать. Отсюда стремление

71 акмеистов освободить лит-ру от тех непонятностей, к-рые культивировались символистами, и вернуть ей ясность и доступность. «Основная роль литературы, — говорит Гумилев, — подверглась серьезной угрозе со стороны мистиков-символистов, ибо они превратили ее в формулы для своих собственных таинственных соприкосновений с непознаваемым».

И акмеисты старались всеми силами вернуть лит-ру к жизни, к вещам, к человеку, к природе. «Как адамисты — мы немного лесные звери, — заявляет Гумилев, — и во всяком случае не отдадим того, что в нас звериного, в обмен на неврастению». Они начали бороться, по их выражению, «за этот мир, звучащий, красочный, имеющий формы, вес и время, за нашу планету землю».

«У акмеистов роза опять стала хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь еще» (Гумилев). Отсюда каждый из акмеистов старался ввести в свою поэзию элементы этого земного, в зависимости от своих индивидуальных интересов.

Так Гумилев обратился к описанию экзотических зверей и природы, Зенкевич — к доисторической жизни земли и человека, Владимир Нарбут — к быту, Анна Ахматова — к углубленным любовным переживаниям и т. п.

Стремление к природе, к «земле» привело акмеистов к натуралистическому стилю, к конкретной образности, предметному реализму, что определило целый ряд художественных приемов, из к-рых отметим главнейшие. Акмеисты любят тяжелые, увесистые слова, что особенно сказывается в сб. О. Мандельштама «Камень», в сб. В. Нарбута «Аллилуйя», в сб. М. Зенкевича «Дикая порфира» и др.

Зенкевич подбирает такие слова, в которых, по его выражению, «как бы застыла железная плоть земли». Кроме того акмеисты культивируют вещность своих стихов, что определяет преобладание имен существительных и незначительную роль глагола, который во многих произведениях, особенно у Анны Ахматовой, совсем отсутствует.

Далее нужно отметить ослабление стиховой напевности, а также тяготение к оборотам простого разговорного языка. Произведя эту реформу, акмеисты в остальном солидаризировались с символистами, объявив себя их учениками. Даже в той области, к-рую они реформировали, у них нет большого принципиального разногласия с символистами.

Они только против того, чтобы мистику делать центром лит-ого творчества, зато сами остаются глубоко верующими в потусторонний мир. «Всегда помнить о непознаваемом, — говорит Гумилев, — но не оскорблять своей мысли о нем более или менее вероятными догадками» — вот принцип А. Это не значит, чтобы он отвергал для себя право изображать «душу». Потусторонний мир для акмеистов остается истиной; только они не делают его центром своей поэзии, хотя

72 последней иногда не чужды мистические элементы. Произведения Гумилева «Заблудившийся трамвай» и «У цыган» сплошь пронизаны мистицизмом, а в сборниках Ахматовой, вроде «Четки», преобладают любовно-религиозные переживания.

Акмеисты ни в коем случае не являлись революционерами по отношению к символизму, никогда себя таковыми и не считали; они ставили своей основной задачей только сглаживание противоречий, внесение поправок. Вот почему они остались последователями символизма вплоть до формальных достижений последнего: привнесение в поэзию символа, свободного стиха и т. п.

Акмеисты стремились сохранить стих как таковой: равновесие всех его элементов — ритмических и смысловых. Отказываясь от музыкально-акустической точки зрения на стих, к-рая преобладала у символистов, противопоставляя ей смысловое значение слова, они и здесь остались только реформаторами, ибо традиционную ритмическую основу стиха символистов сохраняли и совершенствовали.

В той части, где акмеисты восстали против мистики символизма, они не противопоставили последнему настоящей реальной жизни. Отвергнув мистику как основной лейтмотив творчества, акмеисты начали фетишизировать вещи как таковые, не умея синтетически подойти к действительности, понять ее динамику.

Для акмеистов вещи реальной действительности имеют значение сами по себе, в статическом состоянии. Они любуются отдельными предметами бытия, причем воспринимают их как они есть, без критики, без попыток осознать их во взаимоотношении, а непосредственно, по-звериному. Недаром Зенкевич считает себя «зверем, лишенным и когтей и шерсти».

Акмеисты провозгласили принцип «не вносить никаких поправок в бытие и в критику последнего не вдаваться». От общественной жизни они стояли так же далеко, как и символисты.

Отсюда отрицание акмеистами всякой идеологии, общественного мировоззрения, что особенно характерно для творчества Анны Ахматовой; отсюда неприятие революции и постоянное любование вещами как таковыми, что между прочим довольно ярко видно из следующего стихотворения акмеиста Н.

Оцупа: «Уже три дня я ничего не помню о городе и об эпохе нашей, к-рая покажется наверно историку восторженной эрой великих преступлений и геройств. Я весь во власти новых обаяний, открытых мне медлительным движением на пахоте навозного жука». Оставаясь до конца фетишистами предметов, акмеисты, чем дальше, тем больше отрывались от настоящей жизни и замыкались в своем искусственном мире. Так акмеисты, протестуя против некоторых элементов символизма, против внежизненности его поэтического выражения, сами забарикадировались от живой жизни — миром вещей. Не достигнув еще полного своего расцвета

73 по сравнению с буржуазией Европы, русская буржуазная интеллигенция под напором растущего революционного движения (год создания группы — 1912), через своих представителей — поэтов утверждала свой внеобщественный мир.

Символисты ушли в потустороннее, отдав на служение ему почти всю свою поэзию, эго-футуристы стали фетишизировать слово, закрываясь им от действительности, акмеисты по той же причине ушли в фетишизацию вещей от познания социального бытия и переустройства жизни.

Сами акмеисты мыслили, что выставляемые ими принципы материального, вещного восприятия жизни должны были быть по сути дела «здоровой» поправкой на туманную мистическую отвлеченность символистов.

Но акмеисты органически связаны с символистами и эго-футуристами, отличаясь от них только тем, что уходили от подлинной социальной действительности в другую область. Выражая психологию господствующих классов предоктябрьского периода, акмеисты должны были отрицательно отнестись и к Октябрьскому перевороту.

Это сказалось на творчестве и привело их группу к распаду [1922], т. к. они не могли найти в новых условиях социальной жизни источников для их поэтической продукции. В настоящее время за границей продолжают писать эпигоны акмеизма: Ходасевич, Марина Цветаева (см.) и др. Последним представителем акмеизма в Сов. России является О. Мандельштам.

Библиография: I. См. библиографию в статьях, посвященных отдельным поэтам-акмеистам. II. Жирмунский, Преодолевание символизма, «Русская мысль», 1916, № 12; Его же, Два направления современной лирики, «Искусство», 1920; Львов-Рогачевский В., Новейшая русская лит-ра, М., 1923; Эйхенбаум Б., Анна Ахматова, Л., 1923; Горбачев Г.

, Очерки современной русской лит-ры. Л., 1924; Редько А. М., Литературно-художественные искания в конце XIX и начале XX в., Л., 1924; Виноградов В., Поэзия Анны Ахматовой, Л., 1925; Никитина Е., Русская лит-ра от символизма до наших дней, М., 1926. Из них книжки Эйхенбаума и Виноградова — большие работы, но чисто формалистические, остальные же — беглые характеристики А. Вообще лит-ра об акмеистах не велика. В. Совсун.

Источник: https://slovar.cc/lit/enc/2140275.html

Ссылка на основную публикацию