Кузнец вакула: характеристика и образ героя в повести н.в. гоголя “ночь перед рождеством”

Ночь перед Рождеством характеристика образа Вакула-кузнец

 НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ 

повесть (1831)

Вакула-кузнец — главный герой повести, открывающей вторую часть «Вечеров».

В. влюблен в капризную дочь богатого казака Корния Чуба, черноокую семнадцатилетнюю Оксану. Та в насмешку требует добыть для нее черевички (туфельки), какие носит сама царица, — иначе не выйдет замуж за В.

; кузнец бежит из села с намерением никогда в него не возвращаться — и случайно прихватывает мешок, в который его мать, сорокалетняя ведьма Солоха, спрятала ухажера-черта, когда нагрянули к ней другие кавалеры. Повторив сюжетный ход повести о св. Иоанне, архиепископе Новгородском, и св.

Антонии Римлянине, В. исхитряется оседлать черта и, угрожая тому крестом, отправляется в Петербург. Смешавшись с толпой запорожцев, проникает во дворец; выпрашивает у Екатерины Великой царские черевички.

Тем временем напуганная Оксана успевает без памяти влюбиться в кузнеца, понапрасну ею обиженного и, может статься, потерянного навсегда. Черевички доставлены, но свадьба состоялась бы и без них.

От сцены к сцене тональность повествования все мягче, все насмешливее; образ «мирового зла», с которым предстоит совладать кузнецу, все несерьезнее. Развязывая мешок с чертом, В.

задумчиво произносит: «Тут, кажется, я положил струмент свой»; и на самом деле — нечистой силе предстоит послужить «струментом» ловкому кузнецу; не поможет и жалобно-комичная просьба черта: «Отпусти только душу на покаяние; не клади на меня страшного креста!»

Как большинство героев «Вечеров», В. прописан в полулегендарном прошлом. В данном случае это условный «золотой век» Екатерины, накануне отмены запорожской вольницы, когда мир не был еще так скучен, как сейчас, а волшебство было делом обычным, но уже не таким страшным, как прежде.

Ведьмы и демоны не то чтобы приручены, но уже не всевластны и подчас смешны. Черт, верхом на котором путешествует В., — «спереди совершенно немец», с узенькой вертлявой мордочкой, кругленьким пятачком, тоненькими ножками.

Он скорее похож на «проворного франта с хвостом», чем на черта, избиваемого во время Страшного суда грешниками, каким изобразил его В. (В. не только кузнец; он еще и богомаз) на стене церкви, до петербургского вояжа. И тем более не похож он на того страшного дьявола в аду, какого В.

намалюет позже, «во искупление» этой поездки («такого гадкого, что все плевали, когда проходили мимо бач, яка кака намальована!»). Больше того, самый образ оседланного черта отражен во множестве сюжетных зеркал (мать В.

, «черт-баба» ведьма Солоха, в самом начале повести неудачно приземляется в печке — и черт оказывается верхом на ней; отец Оксаны Чуб, один из многочисленных ухажеров Солохи, спрятан в мешок, где уже сидит дьяк); то, что смешно, уже не может быть до конца страшно.

Это во-первых; во-вторых, В. соприкасается с нечистью, используя зло во благо (хотя бы свое личное благо — не когда-нибудь, а именно в ночь перед Рождеством.

По логике «Вечеров», в «малом», календарном времени языческая обыденность настолько отличается от навечерий церковных праздников, насколько в большом, историческом времени ветхая древность отличается от недавнего прошлого.

Чем ближе к Рождеству и Пасхе, тем зло активнее — и тем оно слабее; предрождественская ночь дает нечисти последний шанс «пошалить» — и она же ставит предел этим «шалостям», ибо повсюду уже колядуют и славят Христа.

В-третьих, В. при всей своей «кузнечной» силе невероятно простодушен. А главное, он самый набожный из всех жителей села; о набожности героя рассказчик сообщает с мягким юмором, — но возвращается к этой теме неотступно, вплоть до финала. (Вернувшись из «путешествия», В.

просыпает праздничную заутреню и обедню, огорчается, воспринимает это как расплату за общение с нечистым, которого он на прощание высек, но не перекрестил; успокоение приходит к герою лишь после твердого решения в следующую неделю исповедаться во всем попу и с сегодняшнего дня начать бить «по пятидесяти поклонов через весь год».)

Потому-то В., будучи сыном «ведьмы» и личным врагом обиженного им черта, может лицом к лицу повстречаться с нечистью — и остаться невредимым. Касается это не только основной сюжетной линии, но и побочных ее ответвлений.

Отправленный Оксаною за черевичками (по сказочному принципу «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что»), В. должен обрести волшебного помощника — ибо в одиночку ему не справиться. Добрые помощники в повестях цикла практически отсутствуют; потому В. прямиком направляется к Пузатому Пацюку, про которого все говорят, что он «знает всех чертей и все сделает, что захочет».

Пацюк изгнан (или, скорее, бежал) из Запорожья, что вдвойне нехорошо. Сечь находится за порогом нормального мира, как черт находится за его чертою; но даже из Запорожья за добрые дела не выгоняют. Живет он на отшибе, никуда не выходит; сидит по-турецки.

Нечто «иное», чуждое, басурманское проступает и в его облике: низенький, широкий, в таких необъятных шароварах, что, когда он движется по улице, кажется, будто кадь идет сама собою. Съев миску галушек, Пацюк принимается за вареники, причем они сами прыгают в сметану, а затем отправляются в рот к едоку.

Но даже увидев все это; даже поприветствовав Пузатого Пацюка словами: «Ты приходишься немного сродни черту»; даже получив двусмысленный ответ: «Когда нужно черта, то и ступай к черту тому не нужно далеко ходить, у кого черт за плечами», — В. все еще не понимает, куда и к кому он угодил.

И только лишь сообразив, что Пацюк жрет скоромное в ночь перед Рождеством, когда положена «голодная кутья», да и то лишь после звезды (тем более что звезды украдены с неба Солохой и ее франтоватым дружком, который и сидит у В. за плечами, в мешке), В. догадывается, кто сидит перед ним.

Пацюк не просто «знает всех чертей», не просто «сродни черту»; он и есть самый настоящий черт. А его «хата» — потусторонний мир; вареник, который сам собою попадает в рот В., — своеобразное мифологическое «испытание». (Живые не могут есть «загробную» пищу.

) Любому герою повестей из древней, «мифологической» жизни такой визит в логово «врага» обошелся бы дорого, в лучшем случае стоил бы жизни, в худшем — души. Однако набожный, хотя и не слишком быстро соображающий (по крайней мере, в этой сцене) кузнец запросто покидает «заколдованное место», чтобы буквально в следующем эпизоде оседлать другого черта: поменьше, поглупее и посговорчивее Пацюка.

Затем В. мужественно переносит опасный полет — и попадает в Петербург. Это во всех отношениях странное место, плавающее в море огней (как бы поменявшееся «ролями» с рождественским небом), отделенное от остального мира шлагбаумом. А значит, подобно Сечи, пребывающее за порогом.

Удивительно ли, что В. с чертом немедленно попадают в компанию запорожцев, год назад проезжавших через Диканьку. Продемонстрировав им свое умение говорить «по-русски» («Што, балшой город» — «чудная пропорция»), В.

с помощью хвостатого «стру-мента» заставляет запорожцев взять себя во дворец.

С дворцом все тоже обстоит далеко не просто.

Рядом с ангелоподобной государыней оказывается двусмысленный персонаж — плотный человек в гетьманском мундире, который мало того что крив (первый признак «дьяволоватос-ти»), но и учит казаков лукавить. То есть ведет себя, как самый настоящий черт, лукавый.

Прямой, этимологический, смысл «темной», демонической фамилии подчеркнут соседством с «лучезарным» титулом «Светлейший» («Светлейший обещал меня познакомить сегодня с моим народом…»). Но простодушный В.

снова не понимает, кто стоит перед ним (тем более что образ Потемкина уравновешен в этой сцене образом правдивого писателя Фонвизина, который тоже находится в окружении императрицы и олицетворяет «доброе», честное начало петербургской жизни). И снова духовное неведение сходит В. с рук.

Он — не запорожец; он — не лукавит; он мимо Светлейшего Потемкина обращается напрямую к царице, чьи «сахарные ножки» искренне восхищают его, — и потому получает от нее желанные черевички. Тогда как хитрые запорожцы вскоре останутся с носом — Сечь, которую они просят сохранить, ради чего и прибыли в столицу империи, будет упразднена в 1775 г.

Впрочем, упразднение Сечи будет означать не только окончательное завершение «мифической древности», но и «начало конца» романтически-легендарного прошлого. Путь к нестрашной, но скучной современности открыт; малому «дитяти» В.

и Оксаны суждена жизнь в мире, где приключения, подобные тем, что выпали на долю В., станут уже невозможными, ибо старинная нечисть окажется окончательно вытесненной из реальности в область побасенок Рудого Панька и в сюжеты церковных росписей кузнеца В.

: «…яка кака намальована!»

Источник: http://lit-helper.com/p_Noch-_pered_Rojdestvom_harakteristika_obraza_Vakula-kuznec

Характеристика персонажей в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»

Сочинение на отлично! Не подходит? => воспользуйся поиском у нас в базе более 20 000 сочинений и ты обязательно найдешь подходящее сочинение по теме Характеристика персонажей в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»!!! =>>>

Характерная особенность «Ночи перед Рождеством» состоит в том, что наряду с образами, взятыми из народной среды, здесь показаны столичные верхи, рядом с фантастикой нарисованы реальные исторические фигуры. Включение в повесть картин, изображающих Петербург, несомненно, содержит в себе определенное сопоставление их со сценами и образами народной жизни. Вакулу более всего поразило в Петербурге обилие «панства». «Господ, в крытых сукном шубах, он увидел так много, что не знал, кому шапку снимать. «Боже ты мои, сколько тут панства!- подумал кузнец.- Я думаю, каждый, кто ни пройдет по улице в шубе, то и заседатель, то и заседатель! а те, что катаются в таких чудных бричках со стеклами, те, когда не городничие, то верно комиссары, а может еще и больше». В первоначальной редакции «Ночи перед Рождеством» впечатление Вакулы от Петербурга было выражено несколько острее: «и в друг увидел в крытых сукном тубах, что не знал, кому шапку снимать. «Боже ты мой! Сколько (чиновничества) панства тут»,- подумал кузнец».

Иронический тон Гоголь сохраняет и при описании придворной знати, подчеркивая то соединение надменности и раболепия, высокомерия и трусливого заискивания, которое характерно для знатных особ. «Минуту спустя, вошел в сопровождении немой спиты количественного росту довольно плотный человек в гетманском мундире, в желтых сапожках.

Читайте также:  Ноздрев: характеристика и образ героя в поэме н.в. гоголя "мертвые души"

Волосы на нем были растрепаны, один глаз немного крив, па лице изображалась какая-то надменная величавость, во всех движениях видна была привычка повелевать.

Все генералы, которые расхаживали довольно спесиво в золотых мундирах, засуетились и с низкими поклонами, казалось, ловили его слово и даже малейшее движение, чтобы сейчас лететь выполнять его».

Реальные черты характера раскрываются и в образе Солохи, расчетливой и хитрой женщины, ловко управляющейся со своими многочисленными обожателями.

Солоха «так умела причаровать к себе самых степенных Козаков (которым, не мешает между прочим заметить, мало было нужды до красоты), что к пен хаживал и голова, и дьяк Осип Никифорович (конечно, если дьячихи не было дома), и Чуб, и Казак Касьян. И, к чести се сказать, она умела искусно обходиться с ними.

Ни одному из них и в ум не приходило, что у него есть соперник… Может быть, эти самые хитрости и сметливость ее были виною, что кое-где начали поговаривать старухи, особливо когда выпивали где-нибудь на веселой сходке лишнее, что Солоха точно ведьма».

Замечательным юмором овеян образ старого ловеласа казака Чуба, человека недалекого, туго соображающего и в то же время упрямого, самоуверенного. Очень выразителен и образ дьяка, занятого поисками земных утех, выступающего в качестве одного ИЗ «солидных» конкурентов в шеренге обожателей Солохи.

Сопоставление картин народной жизни и картин сановного Петербурга в «Ночи перед Рождеством» широко не развернуто, и тем не менее оно весьма существенно как выражение общей направленности «Вечеров». Тут мы видим развитие тех идей, которые высказаны от имени Рудого Панька в его «предисловии» к «Вечерам», когда «издатель» повестей сравнивал народный быт с бытом и жизнью знати.

В «Ночи перед Рождеством», так же как и в других повестях, Гоголь широко использовал народные легенды и сказания. В сравнении с «Майской ночью» и «Сорочинской ярмаркой» фантастика в «Ночи перед Рождеством» представлена более широко.

И в то же время здесь с большей выразительностью и силой осуществлено ее «снижение», развернуто своеобразное ее «обытовление».

Переключенная в «бытовой» план, показанная в юмористическом освещении, фантастика теряет свои очертания необычного, страшного и непонятного, становясь чем-то смешным и забавным.

Фантастические фигуры и образы предстают в «Ночи перед Рождеством» и качестве носителей мелочных житейских страстей и стремлений. «Одна только ночь оставалась ему (черту) шататься на белом свете; но и в эту ночь оп выискивал чем-нибудь выместить на кузнеце свою злобу.

И для этого решился украсть месяц… Таким-то образом, как только черт спрятал в карман свой месяц, вдруг по всему миру сделалось так темно, что не всякий бы нашел дорогу к шинку, не только к дьяку. Ведьма, увидевши себя вдруг в темноте, вскрикнула. Тут черт, подъехавши мелким бесом, подхватил ее пол, руку и пустился нашептывать па ухо то самое, что обыкновенно нашептывают всему женскому роду».

Потемкин нарисован в «Ночи перед Рождеством» властным и хитрым сановником, лукавым царедворцем. Заранее дав «наставления» запорожцам о том, как и что им говорить на приеме у царицы, он зорко следит за исполнением своего «режиссерского» плана.

В повести содержится ясное указание на то, что приезд запорожцев в столицу связан с уничтожением Запорожской Сечи, прежних казацких вольностей. Это придает образу Потемкина, так же как и образу Екатерины II, отнюдь не «благостный» облик.

Вместе с тем очевидно, что писатель не стремился нарисовать портрет Екатерины II в обличительном духе.

Сочинение опубликовано: 19.07.2012 понравилось сочинение, краткое содержание, характеристика персонажа жми Ctrl+D сохрани, скопируй в закладки или вступай в группу чтобы не потерять!

Характеристика персонажей в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»

Источник: http://www.getsoch.net/xarakteristika-personazhej-v-povesti-gogolya-noch-pered-rozhdestvom/

Ночь перед Рождеством характеристика образа Вакула-кузнец

НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ

Повесть (1831)

Вакула-кузнец – главный герой повести, открывающей вторую часть “Вечеров”.

В. влюблен в капризную дочь богатого казака Корния Чуба, черноокую семнадцатилетнюю Оксану. Та в насмешку требует добыть для нее черевички (туфельки), какие носит сама царица, – иначе не выйдет замуж за В.

; кузнец бежит из села с намерением никогда в него не возвращаться – и случайно прихватывает мешок, в который его мать, сорокалетняя ведьма Солоха, спрятала ухажера-черта, когда нагрянули к ней другие кавалеры. Повторив сюжетный ход повести о св. Иоанне, архиепископе Новгородском, и св.

Антонии Римлянине, В. исхитряется оседлать черта и, угрожая тому крестом, отправляется в Петербург. Смешавшись с толпой запорожцев, проникает во дворец; выпрашивает у Екатерины Великой царские черевички.

Тем временем напуганная Оксана успевает без памяти влюбиться в кузнеца, понапрасну ею обиженного и, может статься, потерянного навсегда. Черевички доставлены, но свадьба состоялась бы и без них.

От сцены к сцене тональность повествования все мягче, все насмешливее; образ “мирового зла”, с которым предстоит совладать кузнецу, все несерьезнее. Развязывая мешок с чертом, В. задумчиво произносит: “Тут, кажется, я положил струмент свой”; и на самом деле – нечистой силе предстоит послужить “струментом” ловкому кузнецу;

не поможет и жалобно-комичная просьба черта: “Отпусти только душу на покаяние; не клади на меня страшного креста!”

Как большинство героев “Вечеров”, В. прописан в полулегендарном прошлом. В данном случае это условный “золотой век” Екатерины, накануне отмены запорожской вольницы, когда мир не был еще так скучен, как сейчас, а волшебство было делом обычным, но уже не таким страшным, как прежде.

Ведьмы и демоны не то чтобы приручены, но уже не всевластны и подчас смешны. Черт, верхом на котором путешествует В., – “спереди совершенно немец”, с узенькой вертлявой мордочкой, кругленьким пятачком, тоненькими ножками.

Он скорее похож на “проворного франта с хвостом”, чем на черта, избиваемого во время Страшного суда грешниками, каким изобразил его В. (В. не только кузнец; он еще и богомаз) на стене церкви, до петербургского вояжа. И тем более не похож он на того страшного дьявола в аду, какого В.

намалюет позже, “во искупление” этой поездки (“такого гадкого, что все плевали, когда проходили мимо бач, яка кака намальована!”). Больше того, самый образ оседланного черта отражен во множестве сюжетных зеркал (мать В.

, “черт-баба” ведьма Солоха, в самом начале повести неудачно приземляется в печке – и черт оказывается верхом на ней; отец Оксаны Чуб, один из многочисленных ухажеров Солохи, спрятан в мешок, где уже сидит дьяк); то, что смешно, уже не может быть до конца страшно.

Это во-первых; во-вторых, В. соприкасается с нечистью, используя зло во благо (хотя бы свое личное благо – не когда-нибудь, а именно в ночь перед Рождеством.

По логике “Вечеров”, в “малом”, календарном времени языческая обыденность настолько отличается от навечерий церковных праздников, насколько в большом, историческом времени ветхая древность отличается от недавнего прошлого.

Чем ближе к Рождеству и Пасхе, тем зло активнее – и тем оно слабее; предрождественская ночь дает нечисти последний шанс “пошалить” – и она же ставит предел этим “шалостям”, ибо повсюду уже колядуют и славят Христа.

В-третьих, В. при всей своей “кузнечной” силе невероятно простодушен. А главное, он самый набожный из всех жителей села; о набожности героя рассказчик сообщает с мягким юмором, – но возвращается к этой теме неотступно, вплоть до финала. (Вернувшись из “путешествия”, В.

просыпает праздничную заутреню и обедню, огорчается, воспринимает это как расплату за общение с нечистым, которого он на прощание высек, но не перекрестил; успокоение приходит к герою лишь после твердого решения в следующую неделю исповедаться во всем попу и с сегодняшнего дня начать бить “по пятидесяти поклонов через весь год”.)

Потому-то В., будучи сыном “ведьмы” и личным врагом обиженного им черта, может лицом к лицу повстречаться с нечистью – и остаться невредимым. Касается это не только основной сюжетной линии, но и побочных ее ответвлений.

Отправленный Оксаною за черевичками (по сказочному принципу “пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что”), В. должен обрести волшебного помощника – ибо в одиночку ему не справиться. Добрые помощники в повестях цикла практически отсутствуют; потому В. прямиком направляется к Пузатому Пацюку, про которого все говорят, что он “знает всех чертей и все сделает, что захочет”.

Пацюк изгнан (или, скорее, бежал) из Запорожья, что вдвойне нехорошо. Сечь находится за порогом нормального мира, как черт находится за его чертою; но даже из Запорожья за добрые дела не выгоняют. Живет он на отшибе, никуда не выходит; сидит по-турецки.

Нечто “иное”, чуждое, басурманское проступает и в его облике: низенький, широкий, в таких необъятных шароварах, что, когда он движется по улице, кажется, будто кадь идет сама собою. Съев миску галушек, Пацюк принимается за вареники, причем они сами прыгают в сметану, а затем отправляются в рот к едоку.

Но даже увидев все это; даже поприветствовав Пузатого Пацюка словами: “Ты приходишься немного сродни черту”; даже получив двусмысленный ответ: “Когда нужно черта, то и ступай к черту тому не нужно далеко ходить, у кого черт за плечами”, – В. все еще не понимает, куда и к кому он угодил.

И только лишь сообразив, что Пацюк жрет скоромное в ночь перед Рождеством, когда положена “голодная кутья”, да и то лишь после звезды (тем более что звезды украдены с неба Солохой и ее франтоватым дружком, который и сидит у В. за плечами, в мешке), В. догадывается, кто сидит перед ним.

Пацюк не просто “знает всех чертей”, не просто “сродни черту”; он и есть самый настоящий черт. А его “хата” – потусторонний мир; вареник, который сам собою попадает в рот В., – своеобразное мифологическое “испытание”. (Живые не могут есть “загробную” пищу.

) Любому герою повестей из древней, “мифологической” жизни такой визит в логово “врага” обошелся бы дорого, в лучшем случае стоил бы жизни, в худшем – души. Однако набожный, хотя и не слишком быстро соображающий (по крайней мере, в этой сцене) кузнец запросто покидает “заколдованное место”, чтобы буквально в следующем эпизоде оседлать другого черта: поменьше, поглупее и посговорчивее Пацюка.

Читайте также:  Почему происходят землетрясения

Затем В. мужественно переносит опасный полет – и попадает в Петербург. Это во всех отношениях странное место, плавающее в море огней (как бы поменявшееся “ролями” с рождественским небом), отделенное от остального мира шлагбаумом. А значит, подобно Сечи, пребывающее за порогом.

Удивительно ли, что В. с чертом немедленно попадают в компанию запорожцев, год назад проезжавших через Диканьку. Продемонстрировав им свое умение говорить “по-русски” (“Што, балшой город” – “чудная пропорция”), В.

с помощью хвостатого “стру-мента” заставляет запорожцев взять себя во дворец.

С дворцом все тоже обстоит далеко не просто.

Рядом с ангелоподобной государыней оказывается двусмысленный персонаж – плотный человек в гетьманском мундире, который мало того что крив (первый признак “дьяволоватос-ти”), но и учит казаков лукавить. То есть ведет себя, как самый настоящий черт, лукавый.

Прямой, этимологический, смысл “темной”, демонической фамилии подчеркнут соседством с “лучезарным” титулом “Светлейший” (“Светлейший обещал меня познакомить сегодня с моим народом…”). Но простодушный В.

снова не понимает, кто стоит перед ним (тем более что образ Потемкина уравновешен в этой сцене образом правдивого писателя Фонвизина, который тоже находится в окружении императрицы и олицетворяет “доброе”, честное начало петербургской жизни). И снова духовное неведение сходит В. с рук.

Он – не запорожец; он – не лукавит; он мимо Светлейшего Потемкина обращается напрямую к царице, чьи “сахарные ножки” искренне восхищают его, – и потому получает от нее желанные черевички. Тогда как хитрые запорожцы вскоре останутся с носом – Сечь, которую они просят сохранить, ради чего и прибыли в столицу империи, будет упразднена в 1775 г.

Впрочем, упразднение Сечи будет означать не только окончательное завершение “мифической древности”, но и “начало конца” романтически-легендарного прошлого. Путь к нестрашной, но скучной современности открыт; малому “дитяти” В.

и Оксаны суждена жизнь в мире, где приключения, подобные тем, что выпали на долю В., станут уже невозможными, ибо старинная нечисть окажется окончательно вытесненной из реальности в область побасенок Рудого Панька и в сюжеты церковных росписей кузнеца В.

: “…яка кака намальована!”

Источник: http://ege-essay.ru/noch-pered-rozhdestvom-xarakteristika-obraza-vakula-kuznec/

Сочинение «Образ кузнеца Вакулы (по повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»)»

«Ночь перед Рождеством» — повесть, вошедшая в первый сборник повестей Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». В них автор открыл совершенно новый мир, блещущий удивительно яркими красками.

В повести Гоголь вдохновенно изобразил чудесную украинскую природу с ее раздольными степями и чудными снежными зимами и описал простой трудовой народ — украинских крестьян.В повести представлено много ярких картин украинского народного быта.

Гоголь живописно изображает деревенские колядки, разгульное веселье парубков и девчат после трудового дня накануне Рождества. И все это наполнено поэзией, музыкой, яркими красками и неподдельной, искрящейся радостью.

На фоне богатой природы и поистине сказочных картин народного быта выступают главные герои, среди которых особенно хочется выделить деревенского парубка — кузнеца Вакулу.

Автор изобразил его ловким, веселым, сильным и смелым человеком, умеющим верно любить и упорно отстаивать свое счастье. Он не желает подчиняться кому бы то ни было, даже отцу своей любимой девушки, и готов к продолжительной борьбе. Он прямо-таки проникнут духом вольнолюбия, который присущ всему украинскому народу.

Особенно поражает и восхищает его поступок, который Вакула совершил ради любви к Оксане — первой красавице на деревне.

Будучи глубоко верующим и богобоязненным человеком, он в одну ночь верхом на черте совершает сказочное путешествие в далекий и загадочный Петербург и привозит своей возлюбленной царицыны черевички неописуемой красоты.

В этом эпизоде очень ярко выразилась его готовность пожертвовать чем угодно во имя любви. На обещание черта, что Оксана «будет сегодня же наша», Вакула отвечает: «Изволь, за такую цену готов быть твоим».Но и тут кузнец просто так не сдается. Изловчившись и перекрестив черта, он. полностью подчиняет его себе.

Побывав у Екатерины во дворце и добыв-таки черевички, Вакула «отблагодарил» черта, отвесив ему три удара хворостиной. В конце концов самоотверженность, смелость Вакулы, его безграничная любовь и преданность были вознаграждены — Оксана полюбила его, причем еще до того момента, когда он принес ей черевички.

Действительно, такого человека просто нельзя не любить.И вполне закономерен итог этой замечательной повести — Вакула и Оксана счастливы, у них растет чудесный сын, и кузнец занимается своим любимым делом — рисованием. Да и не могло сложиться все по-иному у такого честного, доброго, чуткого и смелого человека.

Источник: https://shdo.net/sochinenie-obraz-kuzneca-vakuly-po-povesti-gogolya-noch-pered-rozhdestvom/

«Ночь перед Рождеством». Фольклорные источники и мотивы. Историческая основа повести. Оксана и кузнец Вакула

Цель: · выявить историческую основу, фольклорные источники и мотивы повести; сформировать представление об образе рассказчика, определить черты сходства и различия героев повести и сказочных персонажей; · формировать умения выделять главное в сообщении учителя и учащихся, работы с учебником и иллюстрациями; а также навыки выразительного чтения, чтения по ролям, художественного пересказа, лексической работы; · воспитывать интерес к личности и творчеству Н. В.Гоголя. Оборудование: Мультимедийная презентация.

ХОД УРОКА. І. Организационный момент. II. Повторение изученного на предыдущем уроке.. Фольклорные мотивы, историческая основа повести.

«Ночь перед Рождеством»
Фольклорные мотивы Продажа души чёрту, поездка на чёртовом коне, анекдот о кузнеце и чёрте, свидание чёрта с ведьмой, полёт ведьмы на помеле через трубу, мотив ведьмы-мачехи.
Фольклорные источники. Украинские былички, бывальщина и легенды (легенда о благочестивом маляре). Быличка — жанр устного народного творчества: рассказ героя о встрече с «нечистой силой». Быва́льщина (быль) — в русском народном творчестве краткий устный рассказ о происшествии, случае, имевшем место в действительности, без упора на личное свидетельство рассказчика. Леге́нда — одна из разновидностей несказочного прозаического фольклора. Поэтическое предание о каком-нибудь историческом событии
Традиции житийной литературы. «Слово о великом Иоанне, архиепископе Великого Новаграда».
Историческая основа. Время действия – первая половина 1770-х гг., накануне упразднения императрицей Екатериной II в 1775 г. Запорожской Сечи. В повести упоминается участие запорожцев в войне с турками и покорение Крыма, дан достоверный портрет императрицы.

В повести «Ночь перед Рождеством» автор обращается к действительно знакомому украинскому народному быту и фольклору. В повести много народных слов и выражений. – Объясните лексические значения слов и словосочетаний: Бричка, волость, заниматься малеванием, заседатель, капелюхи, фуражка, кныш. Бричка – Легкая дорожная повозка преимущественно без рессор, иногда с открытым верхом.

Волость – Сельская территория, подчинённая городу. Заниматься малеванием – Заниматься рисованием. Заседатель – Человек, избранный для участия в работе государственного или судебного заведения.

Капелюхи – Шапка с ушами. Фуражка – головной убор с околышем и козырьком. Кныш – небольшой круглый пирожок с запеченным внутри творогом или другой начинкой: вареньем, или луком со шкварками.

– Назовите черты, объединяющие повесть с волшебной сказкой. (В её основе – самый распространённый из сказочных сюжетов: поездка героя в тридевятое царство за волшебным предметом, необходимым для того, чтобы завоевать красавицу.

К этому сюжету присоединены ещё два – тоже распространённых: о кузнеце, одолевшем чёрта, и из бытовой сказки – о любовниках, спрятанных в мешки. Как и в настоящей сказке, побеждает добро). III. Образы Оксаны и Вакулы в повести «Ночь перед Рождеством». 1. Образы Оксаны в повести.

– Когда происходят события в повести? 1.1. Рассказ о сочельнике. В ночь на Рождество, по народному поверью, творятся всякие чудеса.

Считается, что в эту ночь «отверзаются» небеса, все земные воды, источники наделяются волшебной целительной силой. Загаданное в эту ночь желание обязательно сбудется. Существует обычай в рождественскую полночь смотреть на небо: взорам людей, живущих праведной жизнью, открываются небесные высоты немыслимой красоты.

В канун Рождества на Руси соблюдали обычай колядования. Парни и девушки собирались и ходили по домам, распевая песни-коляды и выпрашивали у хозяев угощения и деньги.

Ночь перед праздником – время благоприятное для действий черта. Это время особой свободы поведения. Праздник, связанные с ним поверья выводят жизнь из её обычной колеи и делают невозможное возможным. 1.2. Рассказчик в повести. – От чьего лица ведётся повествование? – Составьте устный портрет рассказчика.

– Как воспринимает происходящее рассказчик? О чём свидетельствуют подробности характеристик, которые он даёт героям повести? 1.3. Выразительное чтение фрагмента повести от слов «Но зато сзади он был настоящий губернский стряпчий в мундире… » до слов «…выучивать грехам добрых людей». (С.162) 1.4.

Выразительное чтение фрагмента от слов «Чудно устроено на нашем свете!

» до слов «Рожа, как говорит Фома Григорьевич, мерзость мерзостью, однако ж и он строит любовные куры!» (С.164) 1.5.

Выразительное чтение фрагмента от слов «Может быть, эти самые хитрости и сметливость ее были виною… » до слов «…надела на голову шапку отца Кондрата и убежала назад». (С.174) Рассказчик – свой человек в том мире, о котором он говорит, и к читателю обращается как «к своему». Текст повести наполнен ссылками на общих знакомых, слухи, на чьи-то слова.

Рассказчик не может и не посплетничать про общих знакомых, отвлекаясь от занимающей его истории, погружаясь в детали. – Назовите героев повести. – Почему в повести так много героев? (Это повесть о целой стране, о «племени», а не только о нескольких людях.

) – Какие качества Оксаны проявляются в эпизодах: «Оксана перед зеркалом»; «Разговор с кузнецом»; «Приход подружек»? 1.6.

Выразительное чтение по ролям от слов «Теперь посмотрим, что делает, оставшись одна, красавица дочка…» до слов «…Вот всё, что можно было сделать тогда наилучшего». (С.167-169) 1.7. Художественный пересказ учащимися эпизода, изображенного на иллюстрации М.

С.Родионова. (С.169-172) 1.8. Выразительное чтение по ролям от слов «Кучи девушек с мешками вломились в хату Чуба, окружили Оксану… » до слов «Девушки увели с собою капризную красавицу». (С.178-179) – Чем отличается Оксана от положительных героинь народных сказок?

(Образы героинь народных сказок схематичны. Оксана – живой человек. Гоголь не идеализирует героиню. Однако в её кокетстве нет ничего отталкивающего. Она выглядит довольно просто, а иногда и комично).

Читайте также:  Стихи русских поэтов об осени

– Похоже ли испытание, придуманное Оксаной для Вакулы, на испытание героя в народных сказках? 1.9. Обращение к иллюстрации «Достань черевики, выйду замуж!» Художник А. П. Бубнов. (С.185) 2.

Образ Вакулы в повести. – Каким изображён кузнец Вакула? Запишите ключевые слова, которые могут рассказать о характере кузнеца Вакулы.

– Чем похож Вакула на героя сказки? (Вакула, как и любой положительный герой сказки, описан крайне скупо, образ его несколько схематичен. Он искусный кузнец и талантливый художник. Герой очень силён, благочестив, набожен.

Описания любовных переживаний Вакулы позволяют понять, что это человек, умеющий тонко чувствовать, искренне любить). – То, что Вакула – художник, очень важно для Гоголя.

Гоголь считал искусство, способное воскресить душу России, самым сильным средством для борьбы со злом. Но эта вера была подвержена постоянным сомнениям, и в его творчестве художник побеждает черта дважды – в «Ночи перед Рождеством» и во второй части повести «Портрет».

– Что мы узнаём о Вакуле-художнике? – Выразительное чтение от слов «В досужее от дел время кузнец занимался малеванием… » до слов «… и с той поры черт поклялся мстить кузнецу». (С.

163-164) – Выразительное чтение фрагмента от слов «Уже взобравшись на лестницу, запорожцы прошли первую залу» до слов «Это всё, я думаю, немецкие кузнецы за самые дорогие цены делали».

(С.202-203) – Выразительное чтение фрагмента от слов «А чья это такая размалёванная хата?» до слов «И дитя, удерживая слезинки, косилось на картину и жалось к груди своей матери». (С.

212) (Вакула красит заборы, расписывает миски, хаты и сундуки, но при этом может и картину нарисовать, и оценить по достоинству европейскую живопись того времени, когда видит её во дворце в Петербурге. Вакула – художник, он посрамляет черта не только крестом, но и искусством, рисуя его в позорном виде.

) В повести есть несколько выразительных описаний искусства Вакулы. Присутствуют ли на картинах Вакулы детали и полутона? О чём это свидетельствует?

(В картинах Вакулы отсутствуют полутона и нет ярких деталей. Цветовые контрасты резки и смелы. Это говорит о прямоте нрава, искренности художника.) – Как изображена зимняя ночь в повести? Выразительное чтение эпизодов.

Источник: http://historylib.net/noch-pered-rozhdestvom-folklornye-istochniki-i-motivy-istoricheskaya-osnova-povesti-oksana-i-kuznec-vakula/

Образ кузнеца Вакулы (по повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»)

Николай Васильевич Гоголь всегда стремился найти идеал человека, богатого душой, наделенного высокими моральными качествами.

И таких людей, воплощавших лучшие черты национального характера, он находил в народной среде, среди представителей трудового крестьянства.

Так, в повести «Ночь перед Рождеством» автор рисует простых крестьян, которые наделены силой и красотой духа, жизнерадостностью и оптимизмом. Таков его кузнец Вакула.

Вакула красив, силен, добр, полон неисчерпаемой энергии и молодого задора. Он обладает чистым сердцем, цельностью натуры и красотой чувств. Он верен своему долгу, своим обещаниям, обладает упорством в достижении цели. Препятствия, которые возникают на его пути, не останавливают его, а наоборот, заставляют проявлять большую находчивость и инициативу, смелость и решительность.

Всем сердцем любит кузнец прекрасную Оксану. Но девушка поставила ему условие: «Достань, кузнец, царицыны черевички, выйду за тебя замуж». Ради любимой он готов на все, чего бы ему это ни стоило. Готов совершить даже невозможное.

Какие бы испытания ни подстерегали героя, какой бы трудной ни была предстоящая борьба с враждебными силами, он относится к опасностям без страха. Хитрый черт пытается соблазнить юношу, обещая ему руку милой Оксаны, если тот отдаст душу. Но Вакула не только с легкостью побеждает своего искусителя, но и заставляет его служить себе.

И даже попав во дворец всемогущей императрицы, юноша сохраняет чувство собственного достоинства и выходит победителем.

Добыв черевички, кузнец спокойно возвращается домой, к обычной трудовой жизни. Его нисколько не прельстили фальшивый блеск и богатство столицы, он и не думает завидовать разодетым придворным и даже самому Потемкину.

Всему этому он предпочитает привычную, мирную и независимую жизнь. С чувством выполненного долга и уверенностью, что теперь ему доступно то, о чем он так долго мечтал, приходит он просить руки Оксаны. И получает согласие.

Вакула борется за свое счастье и побеждает, , успешно преодолевая любые препятствия, воздвигнутые бытующими в народе пред рассудками, тщеславием, злобой. И побеждает он благодаря твердости своего характера, своей энергии и находчивости, упорству и уверенности в своих силах.

«Ночь перед Рождеством» — невероятно добрая и увлекательная повесть, наполненная чувством справедливости, искренней любовью и верой в человека, в победу его высоких нравственных качеств и благородных стремлений.

Источник: https://sochineniya-na5.ru/obraz-kuzneca-vakuly-po-povesti-n-v-gogolya-noch-pered-rozhdestvom-2/

Образ оксаны (по повести н. в. гоголя «ночь перед рождеством»)

6 класс

Сочинения по русской литературе

ОБРАЗ ОКСАНЫ

(по повести Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством»)

1 вариант

Когда в моих руках оказалась повесть Н. В. Гоголя «Ночь перед Рождеством», я прочла ее на одном дыхании. Она поразила меня своей необычностью, яркостью сюжета, живыми и оригинальными персонажами.

Одна из главных героев повести — гордая и высокомерная Оксана. Она известна как самая красивая девушка не только на хуторе Диканька, но и за его пределами.

У нее много поклонников, но добиться любви Оксаны совсем не просто.

Так, желая проверить крепость чувств кузнеца Вакулы, она даёт ему весьма сложное и в некоторой степени даже опасное задание, для выполнения которого молодцу нужно воспользоваться только колдовством.

Но Вакула полон решимости добраться до Петербурга и добыть своей возлюбленной черевики, которые носит сама царица. Конечно, он боится нечисти, и, увидев наяву черта, сперва пугается и бледнеет. Но потом самообладание возвращается к набожному кузнецу, и он, сотворив крест, заставляет черта повиноваться. А выполнив задание и возвратившись на хутор, наказывает его за все проделки.

Повесть заканчивается счастливо. Покоренная смелостью, находчивостью и силой Вакулы, убедившись в его любви, Оксана соглашается на свадьбу. Я уверена, что они — замечательная пара, а их чувство, проверенное суровым испытанием, с каждым годом будет расцветать все сильнее.

2 вариант

В истории русской литературы Николай Васильевич Гоголь стоит рядом с Пушкиным как основоположник реализма. Известный русский критик В. Г. Белинский говорил, что Гоголь — «поэт жизни действительной», национальный писатель «во всем пространстве этого слова».

Опираясь на жизненный опыт и хорошее знание сельской жизни украинцев, изучая литературные источники — «Энеиду» И. Котляревского, комедию П.

Гулака-Артемовского «Пан та собака» и особенно народную поэзию, Гоголь обратился к поэтическому облику и быту вольнолюбивого украинского казачества.

В его повести «Ночь перед Рождеством» — дыхание настоящей народной жизни.

Повесть основана на украинском народном творчестве — сказках, песнях, народных поверьях, а также личных впечатлениях писателя об Украине.

Читатели удивляются романтической яркости и свежести художественных красок, превосходным картинам украинской природы, отменному знанию быта и нравов простых людей, замечательному тонкому юмору.

Герой повести кузнец Вакула влюблен и хочет жениться на дочери кума Чуба — красивой украинской девушке Оксане. По словам кузнеца, Оксана для него — и «мать, и отец, и все, что ни есть дорогого на свете».

Девушке «не было ещё и семнадцати лет, как во всём почти свете, и по ту сторону Диканьки, и по эту, только и речей было, что про неё…».

Она была самолюбивой, гордой и эгоистичной, к тому же капризной, как все красавицы: «Парубки гонялись за нею толпами, но,

потерявши терпение, оставляли мало-помалу и обращались к другим, не так избалованным».

Красавица иногда часами стояла, наряжаясь и жеманясь, разглядывая свое отражение в зеркале, не могла налюбоваться, да еще и хвалила себя вслух: «Что людям вздумалось говорить, будто я хороша? — говорила она, как бы рассеянно, для того только, чтобы об чем-нибудь поболтать с собою.

— Лгут люди, я совсем не хороша».

Оксана разглядывала свои черные брови и очи, свой вздернутый носик, — так ли они хороши, что «равных им нет на свете»? Хороши ли ее черные косы? «Нет, хороша я! Ах, как хороша! Чудо! Какую радость принесу я тому, кого буду женою!» — восхищалась красавица и мечтала, как будет любоваться ею муж.

Оксана была гордая и заносчивая, она сначала не хотела обращать внимания на то, как ласково разговаривает с ней Вакула и с какой любовью он на нее смотрит. Девушка поставила условие: если кузнец Вакула принесет ей черевички, которые носит царица, то она тот же час выйдет за него замуж.

А Вакула, услышав такое, решил, что капризная красавица совсем его не любит, а только смеется над ним. «Ну, Бог с ней! — решил он. — Будто только на всем свете одна Оксана. Слава богу, дивчат много хороших и без нее на селе. Да что Оксана? с нее никогда не будет доброй хозяйки; она только мастерица рядиться…

» Но образ Оксаны, ее веселый смех не покидали кузнеца.

Когда до Оксаны дошли вести, что кузнец утонул, она смутилась, она и верила и не верила, всю ночь не могла уснуть… «и к утру влюбилась по уши в кузнеца». Все-таки она была обыкновенной, чуткой, хорошо воспитанной украинской девушкой, которая видела себя в будущем женой любящего мужа и хорошей хозяйкой. Наутро в церкви «Оксана стояла как будто не своя…

На сердце у нее столпилось столько разных чувств, одно другого досаднее, одно другого печальнее, что лицо ее выражало одно только сильное смущение, слезы дрожали на глазах…» Когда же кузнец вернулся и подошел к ней, «взял ее за руку: красавица и очи потупила. Еще никогда не была она так чудно хороша.

Восхищенный кузнец тихо поцеловал ее, и лицо ее пуще загорелось, и она стала еще лучше».

«Ночь перед Рождеством» и красавица Оксана сегодня не утратили своего обаяния и силы. Повесть продолжает служить источником эстетической радости и привлекает многих и многих читателей.



Источник: https://scribble.su/work/zolotaya/113.html

Ссылка на основную публикацию