Критика н. н. страхова: “отцы и дети” (роман и.с.тургенева)

Николай Страхов – И. С. Тургенев Отцы и дети (статья)

Здесь можно скачать бесплатно “Николай Страхов – И. С. Тургенев Отцы и дети (статья)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Критика, издательство Эксмо-Пресс, год 2002.

Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “И.

С. Тургенев Отцы и дети (статья)” читать бесплатно онлайн.

«Чувствую заранее (да это, вероятно, чувствуют и все, кто у нас нынче пишет), что читатель всего больше будет искать в моей статье поучения, наставления, проповеди.

Таково настоящее положение, таково наше душевное настроение, что нас мало интересуют какие-нибудь холодные рассуждения, сухие, строгие анализы, спокойная деятельность мысли и творчества. Чтобы занять и расшевелить нас, нужно нечто более едкое, более острое и режущее.

Мы чувствуем некоторое удовлетворение только тогда, когда хоть ненадолго в нас вспыхивает нравственный энтузиазм или закипает негодование и презрение к господствующему злу…»

Н. Н. Страхов

И. С. Тургенев. Отцы и дети

Русский вестник, 1862 г., № 2

Чувствую заранее (да это, вероятно, чувствуют и все, кто у нас нынче пишет), что читатель всего больше будет искать в моей статье поучения, наставления, проповеди. Таково настоящее положение, таково наше душевное настроение, что нас мало интересуют какие-нибудь холодные рассуждения, сухие, строгие анализы, спокойная деятельность мысли и творчества.

Чтобы занять и расшевелить нас, нужно нечто более едкое, более острое и режущее.

Мы чувствуем некоторое удовлетворение только тогда, когда хоть ненадолго в нас вспыхивает нравственный энтузиазм или закипает негодование и презрение к господствующему злу. Чтобы нас затронуть и поразить, нужно заставить заговорить нашу совесть, нужно коснуться до самых глубоких изгибов нашей души. Иначе мы останемся холодны и равнодушны, как бы ни были велики чудеса ума и таланта.

Живее всех других потребностей говорит в нас потребность нравственного обновления и потому потребность обличения, потребность бичевания собственной плоти. К каждому, владеющему словом, мы готовы обратиться с тою речью, которую некогда слышал поэт:

Мы малодушны, мы коварны, Бесстыдны, злы, неблагодарны; Мы сердцем хладные скопцы, Клеветники, рабы, глупцы; Гнездятся клубом в нас пороки… . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Давай нам смелые уроки!

Чтобы убедиться во всей силе этого запроса на проповедь, чтобы видеть, как ясно чувствовалась и выражалась эта потребность, достаточно вспомнить хотя немногие факты. Пушкин, как мы сейчас заметили, слышал это требование. Оно поразило его странным недоумением.

«Таинственный певец», как он сам называл себя, то есть певец, для которого была загадкою его собственная судьба, поэт, чувствовавший, что «ему нет отзыва», он встретил требование проповеди как что-то непонятное и никак не мог отнестись к нему определенно и правильно. Много раз он обращался своими думами к этому загадочному явлению.

Отсюда вышли его полемические стихотворения, несколько неправильные и, так сказать, фальшивящие в поэтическом отношении (большая редкость у Пушкина!), например Чернь, или

Не дорого ценю я громкие права.

Отсюда произошло то, что поэт воспевал «мечты невольные», «свободный ум» и приходил иногда к энергическому требованию свободы для себя, как для поэта:

Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи Вот счастье, вот права!..

Отсюда, наконец, та жалоба, которая так грустно звучит в стихотворениях «Поэту», «Памятник», и то негодование, с которым он писал:

Подите прочь! Какое дело Поэту мирному до вас? В разврате каменейте смело, Не оживит вас лиры глас.

Пушкин умер среди этого разлада, и, может быть, этот разлад немало участвовал в его смерти.

Вспомним потом, что Гоголь не только слышал требование проповеди, но и сам уже был заражен энтузиазмом проповедования. Он решился выступить прямо, открыто, как проповедник в своей «Переписке с друзьями».

Когда же он увидел, как страшно ошибся и в тоне и в тексте своей проповеди, он уже ни в чем не мог найти спасения.

У него пропал и творческий талант, исчезло мужество и доверие к себе, и он погиб, как будто убитый неудачею в том, что считал главным делом своей жизни.

В то же самое время Белинский находил свою силу в пламенном негодовании на окружающую жизнь.

Под конец он стал с некоторым презрением смотреть на свое призвание критика; он уверял, что рожден публицистом.

Справедливо замечают, что в последние годы его критика вдалась в односторонность и потеряла чуткость, которою отличалась прежде. И здесь потребность проповеди помешала спокойному развитию сил.

Как бы то ни было, но только требование урока и поучения как нельзя яснее обнаружилось у нас при появлении нового романа Тургенева. К нему вдруг приступили с лихорадочными и настоятельными вопросами: кого он хвалит, кого осуждает, кто у него образец для подражания, кто предмет презрения и негодования, какой это роман – прогрессивный или ретроградный?

И вот на эту тему поднялись бесчисленные толки. Дело дошло до мелочей, до самых тонких подробностей. Базаров пьет шампанское! Базаров играет в карты! Базаров небрежно одевается! Что это значит, спрашивают в недоумении.

Должно это, или не должно? Каждый решил по-своему, но всякий считал необходимым вывести нравоучение и подписать его под загадочною баснею. Решения, однако же, вышли совершенно разногласные.

Одни нашли, что «Отцы и дети» есть сатира на молодое поколение, что все симпатии автора на стороне отцов. Другие говорят, что осмеяны и опозорены в романе отцы, а молодое поколение, напротив, превознесено.

Одни находят, что Базаров сам виноват в своих несчастных отношениях к людям, с которыми он встретился; другие утверждают, что, напротив, эти люди виноваты в том, что Базарову так трудно жить на свете.

Таким образом, если свести все эти разноречивые мнения, то должно прийти к заключению, что в басне или вовсе нет нравоучения, или же, что нравоучение не так легко найти, что оно находится совсем не там, где его ищут. Несмотря на то, роман читается с жадностью и возбуждает такой интерес, какого, смело можно сказать, не возбуждало еще ни одно произведение Тургенева.

Вот любопытное явление, которое стоит полного внимания. Роман, по-видимому, явился не вовремя; он как будто не соответствует потребностям общества; он не дает ему того, чего оно ищет. А между тем он производит сильнейшее впечатление. Г. Тургенев во всяком случае может быть доволен. Его таинственная цель вполне достигнута.

Но мы должны отдать себе отчет в смысле его произведения.

Если роман Тургенева повергает читателей в недоумение, то это происходит по очень простой причине: он приводит к сознанию то, что еще не было замечено. Главный герой романа есть Базаров; он и составляет теперь яблоко раздора. Базаров есть лицо новое, которого резкие черты мы увидели в первый раз; понятно, что мы задумываемся над ним.

Если бы автор вывел нам опять помещиков прежнего времени или другие лица, давно уже нам знакомые, то, конечно, он не подал бы нам никакого повода к изумлению, и все бы дивились разве только верности и мастерству его изображения. Но в настоящем случае дело имеет другой вид.

Постоянно слышатся даже вопросы: да где же существуют Базаровы? Кто видел Базаровых? Кто из нас Базаров? Наконец, есть ли действительно такие люди, как Базаров?

Разумеется, лучшее доказательство действительности Базарова есть самый роман; Базаров в нем так верен самому себе, так полон, так щедро снабжен плотью и кровью, что назвать его сочиненным человеком нет никакой возможности. Но он не есть ходячий тип, всем знакомый и только схваченный художником и выставленный им «на всенародные очи».

Базаров во всяком случае есть лицо созданное, а не только воспроизведенное, предугаданное, а не только разоблаченное. Так это должно было быть по самой задаче, которая возбуждала творчество художника. Тургенев, как уже давно известно, есть писатель, усердно следящий за движением русской мысли и русской жизни.

Он заинтересован этим движением необыкновенно сильно; не только в «Отцах и детях», но и во всех прежних своих произведениях он постоянно схватывал и изображал отношения между отцами и детьми. Последняя мысль, последняя волна жизни – вот что всего более приковывало его внимание.

Он представляет образец писателя, одаренного совершенной подвижностью и вместе глубокою чуткостью, глубокою любовью к современной ему жизни.

Таков он и в своем новом романе. Если мы не знаем полных Базаровых в действительности, то, однако же, все мы встречаем много базаровских черт, всем знакомы люди, то с одной, то с другой стороны напоминающие Базарова.

Если никто не проповедует всей системы мнений Базарова, то, однако же, все слышали те же мысли поодиночке, отрывочно, несвязно, нескладно.

Эти бродячие элементы, эти неразвившиеся зародыши, недоконченные формы, несложившиеся мнения Тургенев воплотил цельно, полно, стройно в Базарове.

Отсюда происходит и глубокая занимательность романа, и то недоумение, которое он производит. Базаровы наполовину, Базаровы на одну четверть, Базаровы на одну сотую долю – не узнают себя в романе. Но это их горе, а не горе Тургенева.

Гораздо лучше быть полным Базаровым, чем быть его уродливым и неполным подобием.

Противники же базаровщины радуются, думая, что Тургенев умышленно исказил дело, что он написал карикатуру на молодое поколение: они не замечают, как много величия кладет на Базарова глубина его жизни, его законченность, его непреклонная и последовательная своеобразность, принимаемая ими за безобразие.

Напрасные обвинения! Тургенев остался верен своему художническому дару: он не выдумывает, а создает, не искажает, а только освещает свои фигуры.

Источник: https://www.libfox.ru/629324-nikolay-strahov-i-s-turgenev-ottsy-i-deti-statya.html

Литературно-исторические заметки юного техника

Персонаж романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Золотой теленок» инженер Птибурдуков.По данным первоисточника:

  • Имя: Сашук (очевидно – Александр);
  • Профессия: инженер. Судя по наличию в его библиотеке двух томов сопромата – инженер с приличным дореволюционным образованием;
  • Ближайшие родственники: брат-военврач;
  • Семейное положение: в гражданском браке с Варварой Птибурдуковой (бывш. Лоханкина);
  • Хобби: выпиливание лобзиком по дереву;
  • Возраст: немолодой;
  • Особые приметы: носит усы, на службе – фуражку, дома – синюю пижаму с шнурками.
Птибурдуков – персонаж, объеди­няющий в себе интерес авторов этого сайта к литературе, истории и технике. Несмотря на всю скудность и комичность сведений о нем, предоставленных нам Ильфом и Петровым, мы все же рискнем предположить основные вехи его биографии:Александр Прибурдуков родился и получил техническое образование в России. Если бы революция не прервала его карьеру, он служил бы техническому прогрессу своей страны. Но – случилось то, что случилось: империя рухнула, а Птибурдуков не уехал в эмиграцию и стал на службу новой власти. В период НЭПа он был достаточно высоко­опла­чиваемым специалистом, и мы можем предположить, что и индус­триализа­ция лишь увеличила бы его вос­требо­ванность.Однако не за горами 1937 год: специалист “из бывших” имел все шансы “встать к стенке” за “шпионаж в пользу Антанты», погибнуть “заключенным каналоармейцем”, или пропасть на валке леса. Однако, при некотором везении, он мог и выжить, продолжив работу на благо страны инженером в “шарашке” – закрытом КБ, подведомственном НКВД.Его семейная жизнь с Варварой, вероятнее всего, завершилась бы в годы первых пятилеток: стране нужны были кадры, свободные от личных привязанностей, и эти привязанности безжалостно рубились. Хоть Варвара, не первый взгляд, совершенно не похожа на “жену декабриста”, однако русские женщины не раз ломали общепринятые стереотипы. Сайт – о человеке на переломе истории. Нас интересуют люди, волею истории лишенные привычной жизни, вырванные из обжитых гнезд и брошенные на произвол судьбы, но не сломавшиеся, сумевшие приспособиться, укорениться на новом месте и выжить.Такая судьба настигала в нашей стране людей каждого поколения: кому-то на долю досталась Гражданская война и кол­лек­ти­ви­за­ция, их детям – Великая Оте­чес­твен­ная, внукам – пе­ре­строй­ка. А как назовут то, что переживут более молодые – покажет История. « — Была у нас Россия, великая держава…— И будет. Ну как тебе объяснить… Взять вот этот ломберный стол: он как есть стол, так и будет стол. И что бы ты с ним ни делал, все равно он будет стол. Ты можешь его перевернуть, опрокинуть вверх ножками, и все равно он будет стол. И более того: настанет время, и он встанет в свое нормальное положение, потому что стоять вверх ножками ему несвойственно. Вот так же и Россия: ее, вон, переверни вверх ножками, а настанет время, и она встанет в свое нормальное положение. Обязательно встанет!»Спектакль театра им. Моссовета “Белая гвардия”по пьесе М.А. Булгакова “Дни Турбиных”
Читайте также:  В вулканах - "огненный" характер природы
Оратор римский говорил Средь бурь гражданских и тревоги: “Я поздно встал – и на дороге Застигнут ночью Рима был!” Так!.. Но, прощаясь с римской славой, С Капитолийской высоты Во всем величье видел ты Закат звезды ее кровавый!.. Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые! Его призвали всеблагие Как собеседника на пир. Он их высоких зрелищ зритель, Он в их совет допущен был – И заживо, как небожитель, Из чаши их бессмертье пил! Федор Тютчев, “Цицерон”

   «…А не кажется ли вам иногда, Князь, что мы сейчас живем на переломе истории? Никогда не появляется у вас это ощущение? На переломе истории ужасно неуютно: сквозит, пахнет, тревожно, страшно, ненадежно, но с другой стороны – счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые…

   …В самом деле, каково это – жить на переломе истории? Надо подумать. Что это такое, собственно, – перелом истории? Когда на перекрестках стоят броневики и чадят костры, на которых догорают старые истины, – это уже не перелом истории, это уже началась новая история.

А перелом – это производная по времени. Говорят, сердечники реагируют не на плохую погоду, а на изменение хорошей. Вокруг еще солнышко сияет, тепло благорастворение воздухов, но давление начало меняться, и сердечник хватается за сердце. Может быть, и с историей так же?…

»

Борис & Аркадий Стругацкие, “Отягощённые злом или Сорок лет спустя”

«…Будь я мыслителем, я бы не сидел всю жизнь согнувшись.»Геннадий Малкин

   «… Человек каменного века был значительнее, несомненно… Бесплатно, только из внутренней потребности, разрисовывал пещеры, думал, сидя у огня, о мамонтах, о грозах, о странном вращении жизни и смерти и о самом себе. Черт знает, как это было почтенно!.. Мозг еще маленький, череп толстый, но духовная энергия молниями лучилась из его головы…

А эти, нынешние, на кой черт им летательные машины? Посадить бы какого-нибудь франта с бульвара в пещеру напротив палеолитического человека. Тот бы, волосатый дядя, его спросил: “Рассказывай, сын больной суки, до чего ты додумался за эти сто тысяч лет?.. — “Ах, ах, — завертелся бы франт, — я, знаете ли, не столько думаю, сколько наслаждаюсь плодами цивилизации, господин пращур…

Если бы не опасность революций со стороны черни, то наш мир был бы поистине прекрасен. Женщины, рестораны, немножко волнения за картами в казино, немножко спорта… Но, вот беда, — эти постоянные кризисы и революции — это становится утомительным…

” — “Ух ты, — сказал бы на это пращур, впиваясь в франта горящими глазами, — а мне вот нравится ду-у-у-умать, я вот сижу и уважаю мой гениальный мозг… Мне бы хотелось проткнуть им вселенную…” »

Алексей Толстой, “Гиперболоид инженера Гарина”

Источник: http://ptiburdukov.ru/%D0%A1%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D0%BA/%D0%91%D0%B8%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B8/%D0%9E%D1%82%D1%86%D1%8B

Роман «Отцы и дети» в отзывах критиках (Н.Н.Страхов, Д.И.Писарев, М.А.Антонович). – презентация

1 Роман «Отцы и дети» в отзывах критиках (Н.Н.Страхов, Д.И.Писарев, М.А.Антонович).<\p>

2 Цель: Рассмотреть и охарактеризовать отзывы критиков о романе «Отцы и дети»<\p>

3 С выходом романа И. С. Тургенева Отцы и дети начинается оживленное обсуждение его в печати, которое сразу же приобрело острый полемический характер. Почти все русские газеты и журналы откликнулись на появление романа. Произведение порождало разногласия как между идейными противниками, так и в среде единомышленников, например, в демократических журналах Современник и Русское слово. Спор, по существу, шел о типе нового революционного деятеля русской истории.<\p>

4 Н.Н.СтраховД.И.ПисаревМ.А.Антонович<\p>

5 Современник откликнулся на роман статьей М. А. Антоновича Асмодей нашего времени. Обстоятельства, связанные с уходом Тургенева из Современника, заранее располагали к тому, что роман был оценен критиком отрицательно. Антонович увидел в нем панегирик отцам и клевету на молодое поколение.<\p>

6 Кроме того, утверждалось, что роман очень слаб в художественном отношении, что Тургенев, ставивший своей целью опорочить Базарова, прибегает к карикатуре, изображая главного героя чудовищем с крошечной головкой и гигантским ртом, с маленьким лицом и преболыпущим носом. Антонович пытается защищать от нападок Тургенева женскую эмансипацию и эстетические принципы молодого поколения, стараясь доказать, что Кук-шина не так пуста и ограниченна, как Павел Петрович. По поводу отрицания Базаровым искусства Антонович заявил, что это чистейшая ложь, что молодое поколение отрицает только чистое искусство, к числу представителей которого, правда, причислил Пушкина и самого Тургенева.<\p>

7 В журнале Русское слово в 1862 году появляется статья Д. И. Писарева Базаров. Критик отмечает некоторую предвзятость автора по отношению к Базарову, говорит, что в ряде случаев Тургенев не благоволит к своему герою, что он испытывает невольную антипатию к этому направлению мысли.<\p>

8 Д. И. Писарев находит в образе Базарова художественный синтез наиболее существенных сторон мировоззрения разночинной демократии, изображенных правдиво, несмотря на первоначальный замысел Тургенева. Критическое отношение автора к Базарову воспринимается критиком как достоинство, так как со стороны виднее достоинства и недостатки, а строго критический взгляд… в настоящую минуту оказывается плодотворнее, чем голословное восхищение или раболепное обожание.<\p>

9 В 1862 году, в четвертой книжке журнала Время, издаваемого Ф. М. и М. М. Достоевскими, выходит интересная статья Н. Н. Страхова, которая называется И. С. Тургенев. Отцы и дети. Страхов убежден, что роман замечательное Достижение Тургенева- художника.<\p>

10 Образ же Базарова критик считает крайне типичным. Базаров есть тип, идеал, явление, возведенное в перл создания.<\p>

11 На тургеневский роман откликнулся и либеральный критик П. В. Анненков. В своей статье Базаров и Обломов он пытается доказать, что, несмотря на внешнее отличие Базарова от Обломова, зерно заложено одно и то же в обеих натурах.<\p>

12 В конце десятилетия в полемику вокруг романа включается сам Тургенев. В статье По поводу Отцов и детей он рассказывает историю своего замысла, этапы публикации романа, выступает со своими суждениями по поводу объективности воспроизведения действительности:…Точно и сильно воспроизвести истину, реальность жизни есть высочайшее счастье для литератора, даже если эта истина не совпадает с его собственными симпатиями.<\p>

Источник: http://www.myshared.ru/slide/414385/

Н.Н. Страхов. Из статьи «И.С.Тургенев, «Отцы и дети»

Поиск Лекций

Одни нашли, что “Отцы и дети” есть сатира на молодое поколение, что все симпатии автора на стороне отцов. Другие говорят, что осмеяны и опозорены; в романе отцы, амолодое поколение, напротив, превознесено. …

Постоянно слышатся даже вопросы: да где же существуют Базаровы? Кто видел Базаровых? Кто из нас Базаров? Наконец, есть ли действительно такие люди, как Базаров?

Разумеется, лучшее доказательство действительности Базарова есть самый роман. … Если мы не знаем полных Базаровых в действительности, то, однако же, все мы встречаем много базаровских черт, всем знакомы люди, то с одной, то с другой стороны напоминающие Базарова.

Если никто не проповедует всей системы мнений Базарова, то, однако же, все слышали те же мысли поодиночке, отрывочно, несвязно, нескладно.

Эти бродячие элементы, эти неразвившиеся зародыши, недоконченные формы, несложившиеся мнения Тургенев воплотил цельно, полно, стройно в Базарове.

Отсюда происходит и глубокая занимательность романа, и то недоумение, которое он производит. Базаровы наполовину, Базаровы на одну четверть, Базаровы на одну сотую долю не узнают себя в романе. Но это их горе, а не горе Тургенева.

Гораздо лучше быть полным Базаровым, чем быть его уродливым и неполным подобием.

Противники же базаровщины радуются, думая, что Тургенев умышленно исказил дело, что он написал карикатуру на молодое поколение: они не замечают, как много величия кладет на Базарова глубина его жизни, его законченность, его непреклонная и последовательная своеобразность, принимаемая ими за безобразие.

Напрасные обвинения! Тургенев остался верен своему художническому дару: он не выдумывает, а создает, не искажает, а только освещает свои фигуры.

В этом отношении для нас существенно важны отзывы тех самых журналов, которые прямо заинтересованы в деле, именно “Современника” и “Русского слова”. Из этих отзывов должно вполне обнаружиться, насколько верно Тургенев понял их дух. Довольны ли они или недовольны, поняли Базарова или не поняли, — каждая черта здесь характеристична.

Наши критики, даже и г. Писарев, недовольны Базаровым. Люди отрицательного направления не могут помириться с тем, что Базаров дошел в отрицании последовательно до конца. В самом деле, они недовольны героем за то, что он отрицает 1) изящество жизни, 2) эстетическое наслаждение, 3) науку. Разберем эти три отрицания подробнее; таким образом нам уяснится сам Базаров.

Фигура Базарова имеет в себе нечто мрачное и резкое. В его наружности нет ничего мягкого и красивого; его лицо имело другую, не внешнюю красоту: “оно оживлялось спокойною улыбкою и выражало самоуверенность и ум”. Он мало заботится о своей наружности и одевается небрежно.

Точно так же в своем обращении он не любит никаких излишних вежливостей, пустых, не имеющих значения форм, внешнего лаку, который ничего не покрывает.

Базаров прост в высшей степени, и от этого, между прочим, зависит та легкость, с которою он сходится с людьми, начиная от дворовых мальчишек и до Анны Сергеевны Одинцовой.

Чтобы резче выставить простоту Базарова, Тургенев противопоставил ей изысканность и щепетильность Павла Петровича.

От начала до конца повести автор не забывает подсмеяться над его воротничками, духами, усами, ногтями и всеми другими признаками нежного ухаживания за собственною особой.

Не менее юмористически изображено обращение Павла Петровича, его прикосновение усами вместо поцелуя, его ненужные деликатности и пр.

Глубокий аскетизм проникает собою всю личность Базарова; это черта не случайная, а существенно необходимая. Характер этого аскетизма совершенно особенный, и в этом отношении должно строго держаться настоящей точки зрения, то есть той самой, с которой смотрит Тургенев.

Базаров отрекается от благ этого мира, но он делает между этими благами строгое различие. Он охотно ест вкусные обеды и пьет шампанское; он не прочь даже поиграть в карты.

… Базаров понимает, что есть соблазны более гибельные, более растлевающие душу, чем, например, бутылка вина, и он бережется не того, что может погубить тело, а того, что погубляет душу.

Наслаждение тщеславием, джентльменством, мысленный и сердечный разврат всякого рода для него гораздо противнее и ненавистнее, чем ягоды со сливками или пулька в преферанс. Вот от каких соблазнов он бережет себя; вот тот высший аскетизм, которому предан Базаров.

За чувственными удовольствиями он не гоняется, он наслаждается ими только при случае; он так глубоко занят своими мыслями, что для него никогда не может быть затруднения отказаться от этих удовольствий; одним словом, он потому предается этим простым удовольствиям, что он всегда выше их, что они никогда не могут завладеть им. Зато тем упорнее и суровее он отказывается от таких наслаждений, которые могли бы стать выше его и завладеть его душою.

“Отчего же, допуская употребление водки и наркотических веществ вообще, не допустить наслаждения природою”. И точно так, если можно пить водку, то отчего же нельзя читать Пушкина? Отсюда мы уже должны ясно видеть, что так как Базаров допускал питье водки и сам ее пил, то он поступает непоследовательно, смеясь над чтением Пушкина и над игрою на виолончели.

Очевидно, Базаров смотрит на вещи не так, как г. Писарев. Г. Писарев, по-видимому, признает искусство, а на самом деле он его отвергает, то есть не признает за ним его настоящего значения. Базаров прямо отрицает искусство, но отрицает его потому, что глубже понимает его.

Очевидно, музыка для Базарова не есть чисто физическое занятие, и читать Пушкина не все равно, что пить водку. В этом отношении герой Тургенева несравненно выше своих последователей.

В мелодии Шуберта и в стихах Пушкина он ясно слышит враждебное начало; он чует их все увлекающую силу и потому вооружается против них.

В чем же состоит эта сила искусства, враждебная Базарову? Выражаясь как можно проще, можно сказать, что искусство есть нечто слишком сладкое, тогда как Базаров никаких сладостей не любит, а предпочитает им горькое.

Выражаясь точнее, но несколько старым языком, можно сказать, что искусство всегда носит в себе элемент примирения, тогда как Базаров вовсе не желает примириться с жизнью.

Искусство есть идеализм, созерцание, отрешение от жизни и поклонение идеалам; Базаров же реалист, не созерцатель, а деятель, признающий одни действительные явления и отрицающий идеалы.

…Вот какое строгое настроение ума, какой твердый склад мыслей воплотил Тургенев в своем Базарове. Он одел этот ум плотью и кровью и исполнил эту задачу с удивительным мастерством. Базаров вышел человеком простым, чуждым всякой изломанности, и вместе крепким, могучим душою и телом.

Все в нем необыкновенно идет к его сильной натуре. Весьма замечательно, что он, так сказать, более русский, чем все остальные лица романа. Его речь отличается простотою, меткостью; насмешливостью и совершенно русским складом.

Точно так же между лицами романа он всех легче сближается с народом, всех лучше умеет держать себя с ним.

Все это как нельзя лучше соответствует простоте и прямоте того взгляда, который исповедуется Базаровым. Человек, глубоко проникнутый известными убеждениями, составляющий их полное воплощение, необходимо должен выйти и естественным, следовательно, близким к своей народности, и вместе человеком сильным.

Вот почему Тургенев, создававший до сих пор, так сказать, раздвоенные лица, например, Гамлета Щигровского уезда, Рудина, Лаврецкого, достиг, наконец, в Базарове до типа цельного человека.

Базаров есть первое сильное лицо, первый цельный характер, явившийся в русской литературе из среды так называемого образованного общества. Кто этого не ценит, кто не понимает всей важности такого явления, тот пусть лучше не судит о нашей литературе. Даже г.

Антонович это заметил и заявил свою проницательность следующею странною фразою: “По-видимому, г. Тургенев хотел изобразить в своем герое, как говорится, демоническую или байроническую натуру, что-то вроде Гамлета”.

Гамлет — демоническая натура! Как видно, наш внезапный поклонник Гете довольствуется весьма странными понятиями о Байроне и Шекспире. Но действительно, у Тургенева вышло что-то в роде демонического, то есть натура, богатая силою, хотя эта сила и не чистая.

Источник: https://poisk-ru.ru/s2033t6.html

Критика романа Отцы и дети

Процессы, происходящие в литературной среде в 1850-е годы.

Роман И. С. Тургенева «Отцы и дети». Критика романа.

В первой половине 50-х годов происходил процесс консолидации прогрессивной интеллигенции. Лучшие люди объединились в главном для революции вопросе о крепостном праве. В это время Тургенев много работает в журнале «Современник». Считается, что под влиянием В. Г. Белинского Тургенев сделал переход от поэзии к прозе, от романтизма к реализму.

После смерти Белинского редактором журнала стал Н. А. Некрасов. Он также привлекает к сотрудничеству Тургенева, который, в свою очередь, привлекает Л. Н. Толстого и А. Н. Островского. Во второй половине 50-х годов происходит процесс дифференциации и расслоения в прогрессивно мыслящих кругах.

Появляются разночинцы — люди, не принадлежащие ни к одному из установленных в то время сословий: ни к дворянскому, ни к купеческому, ни к мещанскому, ни к цеховым ремесленникам, ни к крестьянству, а также не имеющие личного дворянства или духовного сана. Тургенев не придавал особого значения происхождению человека, с которым он общался.

Некрасов привлекает в «Современник» сначала Н. Г. Чернышевского, затем Н. А. Добролюбова. По мере того как в России начинает складываться революционная ситуация, Тургенев приходит к убеждению, что необходимо отменить крепостное право бескровным путем. Некрасов же выступал за революцию. Так пути Некрасова и Тургенева начали расходиться.

Чернышевский в это время опубликовал диссертацию об эстетическом отношении искусства к действительности, которая привела Тургенева в ярость. Диссертация грешила чертами вульгарного материализма:

Чернышевский выдвигал в ней идею о том, что искусство — лишь подражание жизни, лишь слабая копия действительности. Чернышевский недооценивал роль искусства.

Тургенев не потерпел вульгарного материализма и назвал работу Чернышевского «мертвечиной». Он считал такое понимание искусства отвратительным, пошлым и глупым, о чем неоднократно высказывался в своих письмах к Л.

Толстому, Н. Некрасову, А. Дружинину и Д. Григоровичу.

В одном из писем Некрасову в 1855 году Тургенев писал о подобном отношении к искусству так: «Эта худо скрытая вражда к искусству — везде скверна — а у нас и подавно. Отними у нас этот энтузиазм -после того хоть со света долой беги».

Но Некрасов, Чернышевский и Добролюбов выступали за максимальное сближение искусства и жизни, считали, что искусство должно иметь исключительно дидактический характер. Тургенев рассорился с Чернышевским и Добролюбовым, так как считал, что они обращаются с литературой не как с художественным миром, который существует параллельно с нашим, а как со вспомогательным орудием в борьбе.

Тургенев не был сторонником «чистого» искусства (теории «искусства для искусства»), но он все же не мог согласиться с тем, что Чернышевский и Добролюбов рассматривают художественное произведение только как критическую статью, не видя в нем ничего большего.

Добролюбов из-за этого считал, что Тургенев не товарищ революционно­демократическому крылу «Современника» и что в решительную минуту Тургенев отступит. В 1860 году Добролюбов опубликовал в «Современнике» критический разбор романа Тургенева «Накануне» — статью «Когда же придет настоящий день?».

Тургенев был совершенно не согласен с ключевыми моментами в этой публикации и даже просил Некрасова не печатать ее на страницах журнала. Но статья все же была опубликована. После этого Тургенев окончательно порывает с «Современником».

Вот почему свой новый роман «Отцы и дети» Тургенев печатает в консервативном журнале «Русский вестник», который противостоял «Современнику». Редактор «Русского вестника» М. Н.

Катков хотел руками Тургенева выстрелить в адрес революционно-демократического крыла «Современника», поэтому с большой охотой согласился на публикацию в «Русском вестнике» «Отцов и детей».

Чтобы удар был ощутимее, Катков выпускает роман с поправками, снижающими образ Базарова.

В конце 1862 года роман вышел отдельной книгой с посвящением памяти Белинского.

Роман считался современниками Тургенева довольно полемичным. До конца 60-х годов XIX века вокруг него шли острые споры. Роман слишком задел за живое, слишком соотносился с самой жизнью, а авторская позиция была достаточно полемична.

Тургенева очень огорчала эта ситуация, ему приходилось объясняться по поводу своего произведения.

В 1869 году он публикует статью «По поводу «Отцов и детей»», где пишет: «Я замечал холодность, доходившую до негодования, во многих мне близких и симпатических людях; я получал поздравления, чуть не лобызания, от людей противного мне лагеря, от врагов. Меня это конфузило.

огорчало; но совесть не упрекала меня: я хорошо знал, что я честно, и не только без предубежденья, но даже с сочувствием отнесся к выведенному мною типу».

Тургенев считал, что «вся причина недоразумений» заключается в том, что «базаровский тип не успел пройти чрез постепенные фазисы, через которые обыкновенно проходят литературные типы», как, например, Онегин и Печорин. Автор говорит, что «это многих сбило с толку [.] читателю всегда неловко, им легко овладевает недоумение, даже досада, если автор обращается с изображаемым характером, как с живым существом, то есть видит и выставляет его худые и хорошие стороны, а главное, если он не показывает явной симпатии или антипатии к собственному детищу».

Романом, в конце концов, остались недовольны практически все. «Современник» увидел в нем пасквиль на прогрессивное общество, а консервативное крыло осталось недовольно, так как им казалось, что Тургенев не до конца развенчал образ Базарова. Одним из немногих, кому был по нраву образ главного героя и роман в целом, являлся Д. И.

Писарев, который в своей статье «Базаров» (1862) очень хорошо отзывался о романе: «Тургенев — один из лучших людей прошлого поколения; определить, как он смотрит на нас и почему он смотрит на нас так, а не иначе, значит найти причину того разлада, который замечается повсеместно в нашей частной семейной жизни; того разлада, от которого часто гибнут молодые жизни и от которого постоянно кряхтят и охают старички и старушки, не успевающие обработать на свою колодку понятия и поступки своих сыновей и дочерей». В главном герое Писарев видел глубокую личность, обладающую мощной силой и потенциалом. Про таких людей он писал: «Они сознают свое несходство с массой и смело отдаляются от нее поступками, привычками, всем образом жизни. Пойдет ли за ними общество — до этого им нет дела. Они полны собой, своей внутренней жизнью».

Здесь искали:

  • критика о романе отцы и дети

Источник: http://sochineniye.ru/kritika-romana-ottsy-i-deti/

«Отцы и дети» в русской критике | Литература

Современная Тургеневу критика, за исключением статьи Н. Н. Страхова, не учитывала качественной приро­ды конфликта и впадала в ту или иную односторонность.

Раз «отцы» у Тургенева оставались до известной степени правыми, появлялась возможность сосредоточить внимание на доказательстве их правоты, упуская из виду ее относи­тельность. Так читала роман либеральная и консерватив­ная критика.

Демократы в свою очередь обращали внима­ние на слабости «аристократии» и утверждали, что Тургенев «выпорол отцов». При оценке характера главно­го героя, Базарова, произошел раскол в лагере самой рево­люционной демократии.

Критик «Современника» Антоно­вич обратил внимание на относительно слабые стороны характера Базарова. Абсолютизируя их, он написал критический памфлет   «Асмодей нашего времени»,  в котором назвал героя карикатурой на молодое поколение.

Писарев, напротив, восславил торжествующего нигилис­та, не обратив никакого внимания на внутренний трагизм его характера. По мнению критика, смерть Базарова от пореза пальца — чистая случайность, никак не связанная с общим ходом романа и с существом переживаемой геро­ем духовной драмы.

«В конце романа Базаров умирает; его смерть — случайность; он умирает от хирургического от­равления, т. е. от небольшого пореза, сделанного во время рассечения трупа.

Это событие не находится в связи с об­щей нитью романа; оно не вытекает из предыдущих собы­тий, но оно необходимо для художника, чтобы дорисовать характер своего героя».

Писарев смотрит на Базарова, как ученик на учителя: для него непререкаем и свят именно «нигилизм» героя. А потому и трагедию Базарова он видит в том, что его ниги­листическим силам в современной России не нашлось мес­та.

Что же оставалось сделать автору? «Не имея возмож­ности показать нам, как живет и действует Базаров, Тургенев показал, как он умирает.

Этого на первый раз до­вольно, чтобы сохранить понятие о силах Базарова, о тех силах, которых развитие могло обозначиться только жизнью, борьбою, действиями и результатами».

Источник силы характера Базарова перед лицом смерти Писарев усматривает в прочности и непоколебимости нигилистичес­ких убеждений. По его мнению, герой остается верен себе до последней минуты. И эта верность превращает его смерть в «великий подвиг», истраченный, правда, не на «блестящее и полезное дело», а «на простой физиологичес­кий процесс».

Долгие годы именно писаревская точка зрения рассмат­ривалась как самая авторитетная и непререкаемая: счита­лось, что только он почувствовал по-настоящему героичес­кое начало в характере умирающего Базарова.

Совершенно иначе воспринимал финал романа Н. Н. Страхов: «Когда Базаров заболевает, когда заживо гниет и непреклонно выдерживает жестокую борьбу с бо­лезнью, жизнь, его окружающая, становится тем напря­женнее, чем мрачнее сам Базаров.

Одинцова приезжает проститься с Базаровым; вероятно, ничего великодушнее она не сделала и не сделает во всю жизнь. Что же касает­ся до отца и матери, то трудно найти что-нибудь более тро­гательное.

Их любовь вспыхивает какими-то молниями, мгновенно потрясающими читателя; из их простых сердец как будто вырываются бесконечно жалобные гимны, ка­кие-то беспредельно глубокие и нежные вопли, неотразимо хватающие за душу. Среди этого света и этой теплоты умирает Базаров.

На минуту в душе его отца закипает буря, страшнее которой ничего быть не может. Но она быстро затихает, и снова все становится светло. Самая могила Базарова озарена светом и миром, над нею поют птицы, и на нее льются слезы… Итак, вот оно, вот то таинственное нравоучение, которое вложил Тургенев в свое произведение.

Базаров отворачива­ется от природы; не корит его за это Тургенев, а только рисует природу во всей красоте. Базаров не дорожит друж­бою и отрекается от романтической любви; не корит его за это автор, а только изображает дружбу Аркадия к самому Базарову и его счастливую любовь к Кате.

Базаров отрица­ет тесные связи между родителями и детьми; не упрекает его за это автор, а только развертывает перед нами карти­ну родительской любви. Базаров чуждается жизни; не вы­ставляет его автор за это злодеем, а только показывает нам жизнь во всей ее красоте. Базаров отвергает поэзию; Тургенев не делает его за это дураком, а только изобража­ет его самого со всею роскошью и проницательностью поэзии».

Пафос романа и движение авторской мысли в нем Н. Н. Страхов уловил проницательно. Однако он не обра­тил внимания на то, что борьба «мрачных» и «светлых» начал идет еще и внутри самого Базарова.

А потому фигу­ра центрального героя у него несколько помрачнела и по­тускнела, получилась однолинейной и обедненной. У Писа­рева Базаров — нигилист со знаком «плюс», у Страхова — нигилист со знаком «минус».

Страхов слишком резко и круто развел героя с окружающей средой, жизнью. Сцена смерти Базарова показывает, что к жизнеутверждающему фону, окружающему его смертное ложе, герой далеко не равнодушен.

В его уходе из жизни есть беспримерный тра­гический накал и какая-то жгучая пламенность. «Не хочу бредить, — шептал он, сжимая кулаки, — что за вздор!» И являются ему в бреду огненные, красные собаки…

Сам автор «Отцов и детей» оказался жертвой разгорав­шейся в русском обществе борьбы, спровоцированной его романом.

С недоумением и горечью он останавливался, опуская руки, перед хаосом противоречивых суждений: приветствий врагов и пощечин друзей.

В письме Достоев­скому, который наиболее глубоко понял роман, Тургенев с огорчением писал: «Никто, кажется, не подозревает, что я попытался в нем представить трагическое лицо — а все толкуют: — зачем он так дурен? или — зачем он так хорош?»

Тургенев писал «Отцов и детей» с тайной надеждой, что русское общество прислушается к его предупреждениям, что «правые» и «левые» одумаются и прекратят братоубийственные споры, грозящие трагедией как им самим, так и России. Он еще верил, что роман послужит делу сплоче­ния общественных сил.

Расчет не оправдался: разбилась мечта Тургенева о едином и дружном всероссийском куль­турном слое общества. Появление романа лишь ускорило процесс идейного размежевания, вызвав эффект, обратный ожидаемому.

Назревал мучительный разрыв Тургенева с русским читателем, отражавший крах надежд на союз всех антикрепостнических сил.

Источник: http://vsedli.ucoz.ru/blog/otcy_i_deti_v_russkoj_kritike/2012-05-14-93

Образовательный портал

Методическая разработка урока

Роман И.С.Тургенева «Отцы и дети» в оценке русской критики

Храпова Елена Викторовна, учитель русского языка и литературы

ГБОУ СОШ №20 Санкт-Петербурга

Цели урока:

  • Образовательная– обобщить знания, полученные при изучении произведения. Выявить позицию критиков о романе И.С. Тургенева “Отцы и дети». Создав проблемную ситуацию, побудить учеников к высказыванию собственной точки зрения. Формировать умения анализировать текст критической статьи.
  • Воспитательная–  содействовать формированию собственной точки зрения у учащихся.
  • Развивающая–  формировать навык групповой  работы ,  публичного выступления, умения отстаивать свою точку зрения.

Ход урока

Тургенев не имел притязания и дерзости создать роман, имеющий всевозможные направления; поклонник вечной красоты, он имел гордую цель во временном указать на вечное и написал роман не прогрессивный и не ретроградный, а,

так сказать, всегдашний.

Н. Страхов

Вступительное слово учителя

Завершая работу над романом Тургенева “Отцы и дети”, мы  должны ответить на  вопрос, смогли ли мы понять авторский замысел, его отношение к  героям, к тем явлениям  общественной жизни, которые нашли отражение в романе.

Сегодня на уроке мы рассмотрим различные точки зрения на роман, высказанные критиками, попробуем сформировать собственную позицию, основанную и на мнениях, высказанных в критических статьях современников Тургенева, и на анализе творческого замысла самого писателя.

Вопрос классу на выявление уровня восприятия и освоения материала:

– Как вы думаете, насколько единогласны были современники Тургенева в оценке романа? Обоснуйте свою точку зрения.

Появление романа стало событием в культурной жизни России, и не только потому, что это была прекрасная книга прекрасного писателя. Вокруг нее закипели страсти, отнюдь не литературные.

Незадолго до публикации Тургенев порвал отношения с Некрасовым и решительно разошелся с редакцией “Современника”. Каждое выступление писателя в печати воспринималось его недавними товарищами, а теперь противниками как выпад против некрасовского круга.

Поэтому у отцов и детей нашлось немало особо придирчивых читателей, например, в демократических журналах “Современник” и “Русское слово”.

Говоря о нападках критики на Тургенева по поводу его романа, Достоевский писал: “Ну и досталось же ему за Базарова, беспокойного и тоскующего Базарова (признак великого сердца), несмотря на весь его нигилизм.”

Стадия «Вызов». На доске слова, как вы думаете, когда они были написаны и имеют ли отношение к теме нашего разговора? Подумайте, на какой ключевой вопрос мы должны будем сегодня ответить?

(Только мы – лицо нашего времени! Рог времени трубит нами в словесном искусстве! Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов! Бросить Пушкина, Достевского, Толстого и проч. и проч. с парохода современности!

Кто не забудет своей первой любви, не узнает и последней!

Это 1912 год часть манифеста “Пощечина общественному вкусу”. Идеи, которые высказывал Базаров, нашли свое продолжение. Нужны ли Базаровы России?

Распределение по группам. Представлены три портрета Базарова художника Рудакова. Обучающиеся распределяются по группам в зависимости от их визуального  восприятия героя.

Проверка домашнего задания. Представление синквейна, выбранного и отредактированного сформировавшейся группой. В зависимости от трактовки образа Базарова группам выдаются методические кейсы по критическим статьям. Как правило, мнения детей не всегда совпадают, поэтому статьи нетрудно распределить по степени возможного согласия или несогласия с позицией критиков.

Проводится работа по группам, используя кейс к уроку.

1 группаработает с кейсом по статье Антоновича М.А. “Асмодей нашего времени”

Вступительное слово учителя перед выступлением учащихся. Как правило, у детей возникает желание узнать, кто такой Антонович М.А., поэтому вступительное слово учителя можно предварить разрешением узнать об авторе статьи из интернета прямо в процессе работы.

Среди критиков был молодой Максим Алексеевич Антонович, работавший в редакции “Современника”. Этот публицист прославился тем, что не написал ни одной положительной рецензии. Он был мастером разгромных статей. Одним из первых свидетельств этого незаурядного таланта стал критический разбор “Отцов и детей”

Название статьи позаимствовано из одноименного романа Аскоченского, опубликованного в 1858 году.

Главный герой книги – некий Пустовцев – холодный и циничный злодей, истинный Асмодей – злой демон из иудейской мифологии, соблазнил своими речами Мари, главную героиню.

Судьба главного героя трагична: Мари умирает, Пустовцев застрелился и умер без покаяния. По мнению Антоновича, Тургенев относится к молодому поколению с той же беспощадностью, что и Аскоченский.

2 группаработает с кейсом по статье Д. И. Писарева “Отцы и дети”, роман И. С. Тургенева.

Вступительное слово учителя перед выступлением учащихся.

Одновременно с Антоновичем на новую книгу Тургенева откликнулся Дмитрий Иванович Писарев в журнале “Русское слово”. Ведущий критик Русского слова редко чем-нибудь восхищался. Он был истинным нигилистом – ниспровергателем святынь и устоев.

Он был как раз из тех молодых (всего 22 года) людей, кто в начале 60– х отрекся от культурных традиций отцов и проповедовал полезную, практическую деятельность.

Он считал неприличным разговоры о поэзии, музыке в мире, где множество людей испытывают муки голода! В 1868 он нелепо погиб: утонул, купаясь, так и не успев стать взрослым, как Добролюбов или Базаров.

3 группа работает с кейсом, составленным из отрывков из писем Тургенева к Случевскому, Герцену.

Молодежь середины 19 века находилась в положении, во многом сходном с вашим сегодняшним. Старшее поколение неутомимо занималось саморазоблачением.

Газеты и журналы полны были статей о том, что Россия переживает кризис и ей необходимы реформы.

Крымская война проиграна, армия посрамлена, помещичье хозяйство пришло в упадок, нуждалось в обновлении образование и судопроизводство. Удивительно ли, что молодое поколение утратило доверие к опыту отцов?

Рефлексия . Ответить на вопрос: Нужны ли Базаровы России?

Подведение итогов урока:

“Отцы и дети” это книга о великих, не зависящих от человека законах бытия. Мы видим в ней маленьких, бесполезно суетящихся людей на фоне вечной, царственно-спокойной природы.

Тургенев ничего вроде бы не доказывает, убеждает нас в том, что идти против натуры – безумство и всякий такой бунт приводит к беде. Человек не должен восставать против тех законов, которые не им определены, а продиктованы… богом ли, природой? Они непреложны.

Это закон любви к жизни и любви к людям, прежде всего к своим близким, закон стремления к счастью и закон наслаждения красотой… В романе Тургенева побеждает то, что естественно: возвращается в родительский дом “Блудный” Аркадий, создаются семьи, основные на любви, а непокорного, жестокого, колючего Базарова и после его смерти по-прежнему помнят и беззаветно любят стареющие родители.

Выразительное чтение финального отрывка из романа.

Домашнее задание: подготовка к сочинению по роману.

Приложение к уроку.

Кейс по роману И.С. Тургенева «Отцы и дети».

И.С.Тургенев

«Хотел ли я обругать Базарова или его превознести? Я этого сам не знаю, ибо я не знаю, люблю я его или ненавижу!»

«Вся моя повесть направлена против дворянства как передового класса».

Источник: http://ext.spb.ru/2011-03-29-09-03-14/107-literature/9031-konspekt-uroka-po-teme-roman-i-s-turgeneva-ottsy-i-deti-v-otsenke-kritiki.html

Ссылка на основную публикацию