Христиан иоганн генрих гейне «лорелей»

Клуб поэзии. Г. Гейне

Die Lorelei

Ich weiss nicht, was soll es bedeuten,

Dass ich so traurig bin,

Ein Märchen aus uralten Zeiten,

Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt,

Und ruhig fliesst der Rhein;

Der Gipfel des Berges funkelt,

Im Abendsonnenschein.

Die schönste Jungfrau sitzet

Dort oben wunderbar,

Ihr gold’nes Geschmeide blitzet,

Sie kämmt ihr goldenes Haar,

Sie kämmt es mit goldenem Kamme,

Und singt ein Lied dabei;

Das hat eine wundersame,

Gewalt’ge Melodei.

Den Schiffer im kleinen Schiffe,

Ergreift es mit wildem Weh;

Er schaut nicht die Felsenriffe,

Er schaut nur hinauf in die Höh’.

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn,

Und das hat mit ihrem Singen,

Die Loreley getan.

Лорелея

Не знаю, что значит такое, Что скорбью я смущён;  Давно не даёт покою Мне сказка старых времён. Прохладой сумерки веют, И Рейна тих простор; В вечерних лучах алеют Вершины дальних гор.

Над страшной высотою Девушка дивной красы Одеждой горит золотою, Играет златом косы. Золотым убирает гребнем И песню поёт она: В её чудесном пеньи Тревога затаена. Пловца на лодочке малой Дикой тоской полонит; Забывая подводные скалы, Он только наверх глядит.

Пловец и лодочка, знаю, Погибнут среди зыбей; И всякий так погибает

От песен Лорелей.

перевод А. Блока
1909

Лорелея

Беда ли, пророчество ль это… Душа так уныла моя, А старая, страшная сказка Преследует всюду меня… Всё чудится Рейн быстроводный, Над ним уж туманы летят, И только лучами заката Вершины утесов горят. И чудо-красавица дева Сидит там в сияньи зари, И чешет златым она гребнем Златистые кудри свои.

И вся-то блестит и сияет, И чудную песню поет: Могучая, страстная песня Несется по зеркалу вод… Вот едет челнок… И внезапно, Охваченный песнью ее, Пловец о руле забывает И только глядит на нее… А быстрые воды несутся… Погибнет пловец средь зыбей! Погубит его Лорелея Чудесною песнью своей!..

перевод А. Майков

Лорелея

Не знаю, о чём я тоскую. Покоя душе моей нет. Забыть ни на миг не могу я Преданье далёких лет. Дохнуло прохладой, темнеет. Струится река в тишине. Вершина горы пламенеет Над Рейном в закатном огне.

Девушка в светлом наряде Сидит над обрывом крутым, И блещут, как золото, пряди Под гребнем её золотым. Проводит по золоту гребнем И песню поёт она. И власти и силы волшебной Зовущая песня полна. Пловец в челноке беззащитном С тоскою глядит в вышину.

Несётся он к скалам гранитным, Но видит её одну. А скалы кругом всё отвесней, А волны- круче и злей. И верно погубит песней

Пловца и челнок Лорелей.

перевод С. Маршака

Лорелея

Не знаю, что стало со мною, Печалью душа смущена. Мне все не дает покою Старинная сказка одна. Прохладен воздух, темнеет, И Рейн уснул во мгле. Последним лучом пламенеет Закат на прибрежной скале. Там девушка, песнь распевая, Сидит на вершине крутой.

Одежда на ней золотая, И гребень в руке — золотой. И кос ее золото вьется, И чешет их гребнем она, И песня волшебная льется, Неведомой силы полна. Бездумной охвачен тоскою, Гребец не глядит на волну, Не видит скалы пред собою, Он смотрит туда, в вышину.

Я знаю, река, свирепея, Навеки сомкнется над ним, И это все Лорелея Сделала пеньем своим

перевод В. Левик

Лорелея Бог весть, отчего так нежданно Тоска мне всю душу щемит, И в памяти так неустанно Старинная песня звучит? Прохладой и сумраком веет; День выждал вечерней поры; Рейн катится тихо, и рдеет, Вся в искрах, вершина горы.

Взошла на утёсы крутые И села девица-краса, И чешет свои золотые, Что солнечный луч, волоса. Их чешет она, распевая,- И гребень у ней золотой,- А песня такая чудная, Что нет и на свете другой. И обмер рыбак запоздалый И, песню заслышавши ту, Забыл про подводные скалы И смотрит туда- в высоту…

Мне кажется, так вот и канет Челнок, ведь рыбак без ума, Ведь песней призывною манит Его Лорелея сама.

перевод Л. Мея

1858

Heinrich Heine. Das war ein Vorspiel nur… В рамках вечера – обсуждение творчества Поэта, чтение стихов в лучших русских переводах, а некоторых стихов — на немецком, музыка и песни в НАШЕМ исполнении.

Рожденный в 1797 году в Дюссельдорфе иудей стал христианином, стал творцом и частью современной немецкой культуры и всю жизнь, как и еще один великий поэт более века спустя, «хотел бы жить и умереть в Париже».

Чудак, мудрец и богохульник Гейне, великий немецкий романтик, умер в Париже в 1856 году. Не буду утомлять вас многочисленными ссылками — почитайте сами, интернет полон сведениями о Гейне, приведу только парочку.

Вот хорошая подборка цитат (для кругозора — обратите внимание на абсолютную СОВРЕМЕННОСТЬ его мудрости и юмора) в Викитеке.

А также познавательная и хорошо иллюстрированная статья о русских переводах Гейне 

Теперь  о «русскости» Гейне (куда же без нее).

Может быть, самый переводимый поэт в русской литературе. Попробуйте назвать известного русского поэта от Лермонтова на 100 лет вперед, который бы НЕ переводил Гейне — не найдете. Плюс — переводы корифеев перевода 20 века Звягинцевой, Маршака, Левика, Шенгели… Что это? Близость языка, поэтики, образов? Давайте обсудим…

Еще (не смейтесь) Гейне всем нам близок и интересен тем, что был дальним родственником и даже другом Карла Маркса, который, в свою очередь, нашей стране совсем не чужой — скорее один из любимых, из песни слова не выкинешь… Впрочем, не настаиваю.

А еще, как и наши предки, наш народ, наша культура, Гейне был ненавистен фашизму… Переводы, о которых говорил выше, песни и романсы на эти стихи, настолько «срослись» с русской поэзией, что порой сливаются «до степени смешения». Попробуй, разберись! Вспомним обязательно вместе, например, эти родные строчки:

На севере диком стоит одиноко На голой вершине сосна, И дремлет качаясь, и снегом сыпучим

Одета как ризой она…

Это Лермонтов? Гейне! А вот хрестоматийный Тютчев:На севере мрачном, на дикой скале Кедр одинокий под снегом белеет. И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.

Снова Гейне!

Остается вздохнуть словами Мандельштама: 

«Все перепуталось, и сладко повторять: Россия, Лета, Лорелея… » («Лорелея» здесь — самое известное стихотворение Гейне, печаталось даже при Гитлере — когда Гейне был тотально запрещен — как «народные стихи») и поспорить с одним из наших академиков-литературоведов, справедливо написавшем, что  «столетие от Тютчева и Лермонтова до Блока прошло под знаком Гейне»:  почему же только ДО Блока?

Генрих Гейне. Стихотворения. перевод  С. Маршак и А. Толстой

Генрих Гейне. Стихотворения.

Генрих Гейне. Christian Johann Heinrich Heine

Это была лишь прелюдия..

Источник: https://www.physpoetryclub.com/gejne

Презентация «Генрих Гейне. Жизнь и творчество»

Христиан Иоганн Генрих Гейне

родился 13 декабря 1797 года

Родился еврейской семье, в Дюссельдорфе — небольшом городке на Рейне.

Дом, где родился Гейне

По желанию родителей Генрих учился в комерческой

школе, потом изучал банковское и комерческое дело

Читайте также:  Чичиков: характеристика и образ героя в поэме н.в. гоголя "мертвые души"

во Франкфурте-на-Майне. Но главной для него была

другая жизнь – созданная его воображением.

Вот вызвал я силою слова

бесплотных призраков рать:

во мглу забвенья былого

уж им не вернуться опять.

Большое влияние на раннюю поэзию Гейне имела

его первая любовь.

Девушку звали Зефхен, она бы ла дочерью палача.

Все презирали её, а Гейне защищал и гордился своей любовью.

Именно Зефхен пробудила в нем любовь к народной

поэзии.

Весной 1816 года родители

отправляют юного Гарри (так звали е го в семье)

к дяде – брату отца,

Соломону Гейне, самому богатому банкиру

Гамбурга.

Соломон Гейне

Гейне учился в Бонском университете, потом продолжал учебу в в Берлинском и Геттингенском

Геттингенский университет

Много страданий принесла ему любовь к кузене Амалии, красивой,

но холодной и корыстной дочери Соломона.

Ты девушкой была изящной, стройной,

Такой холодной и всегда спокойной.

Напрасно ждал я, что придет мгновенье,

Когда в тебе проснется вдохновенье,

Когда в тебе то чувство вспыхнет разом,

С которым проза не в ладах и разум.

Но люди с ним во имя высшей цели

Страдали, гибли, на кострах горели.

……… ..

Но ты в атласном платье рядом шла,

Воспитанна, спокойна и мила,

Напоминая Нетшера картину,-

Не сердце под корсетом скрыв, а льдину.

В 1827 году вышла «Книга песен», о популярности

которой свидетельствует тот факт, что только при жизни

Г. Гейне она переиздавалась 13 раз.

Музыку на стихи Гейне писали Шуберт, Шуман, Лист, Григ, в России — Чайковский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Бородин.

Романс Чайковского на стихи Гейне «Хотел бы в единое слово…»

Слава Г. Гейне росла.

«Это был едва ли не самый популярный чужеземный поэт в России», — писав И. С. Тургенев.

Первым переводчиком Гейне

в России был Ф. Тютчев

Первой публикацией Гейне на русском языке было стихотворение «Ein Fichtenbaum steht einsam…». Тютчев опубликовал его перевод под названием «С чужой стороны»

На севере мрачном, на дикой скале

Кедр одинокий под снегом белеет,

И сладко заснул он в инистой мгле,

И сон его вьюга лелеет.

_

Самым известным стихотворением Гейне, написанным на

немецком языке, стала баллада «Лорелей» (1824 г.), в которой Гейне

сравнил скалу с девушкой , охраняющей подводные сокровища нибелунгов .

132-метрова скала Лорелей находится недалеко от городка Гоар Рейн.

Само слово происходит от немецкого lureln (на местном диалекте — «шепот») и ley («скала»). Таким образом, «Лорелей» когда-то переводилось как «шепчущая скала». Эффект шепота возникал от водопада, который существовал в этой местности до начала XIX века.

Не знаю, что значит такое,

Что скорбью я смущен;

Давно не дает покою

Мне сказка старых времен

Прохладой сумерки веют,

И Рейна тих простор;

В вечерних лучах алеют

Вершины дальних гор.

Над страшной высотою

Девушка дивной красы

Одеждой горит золотою,

Играет златом косы.

Золотым убирает гребнем

И песню поет она;

В ее чудесном пеньи

Тревога затаена.

Пловца на лодочке малой

Дикой тоской полонит;

Забывая подводные скалы

Он только наверх глядит.

Пловец и лодочка, знаю,

Погибнут среди зыбей;

Так и всякий погибает

От песен Лорелей.

Переклад О. Блока

У Гейне образ Лорелей

стал символом губительной , черствой силы красоты.

На самом конце длинного

мыса сейчас находится

памятник Лорелей

Еще при жизни Гейне приобрел славу одного из самых

остроумных и смелых людей своего времени.

Сверкать я молнией умею.

Так вы решили: я – не гром.

Как вы ошиблись! Я владею

И громовержца языком.

И только нужный день настанет –

Я должен вас предостеречь:

Раскатом грома голос грянет,

Ударом грозным станет речь.

И поэт сдержал свое слово. Он стал мастером сатиры.

Т. Готьє назвал Г. Гейне «романтиком-расстригой»

Ты мнила, что, в петлю толкая,

погубит меня твой отказ,

но это со мной, дорогая,

не в первый случается раз.

……

Как страстно в розу влюблён мотылёк,

кружит и порхает вокруг,

а солнечный луч в мотылька влюблён,

золотой неотступный друг.

А роза — в кого влюблена она?

О ком вспоминает с тоской?

О трелях сладостных соловья?

О вздохе звезды немой?

Не знаю… Я тоже влюблён, но кто

владеет любовью моей?

Все вместе: роза, звезда, мотылёк, луч солнца и соловей.

С 1831 года Гейне живет в Париже. На родине его произведения

были запрещены, а ему самому угрожал арест.

Париж. Итальянский бульвар. 1840-е гг. .

Душой и мыслями он был в Германии.

Тебя, Германию родную,

Почти в слезах мечта зовёт!

Я в резвой Франции тоскую,

Мне в тягость ветреный народ.

Как и Байрон, Гейне приветствовал революционные и национально-освободительные движения народов Европы.

По характеру он был бойцом .

Ружьё в руке, всегда на страже ухо, —

Кто б ни был враг — ему один конец!

Вогнал я многим в мерзостное брюхо

Мой раскалённый мстительный свинец.

Но что таить! И враг стрелял порою

Без промаха, — забыл я ранам счёт.

Теперь — увы — я всё равно не скрою —

Слабеет тело, кровь моя течёт.

Свободен пост! Моё слабеет тело…

Другой заменит павшего бойца!

Я не сдаюсь! Ещё оружье цело,

И только жизнь иссякла до конца.

Как часовой, на рубеже свободы

Лицом к врагу стоял я тридцать лет.

Я знал, что здесь мои промчатся годы,

И я не ждал ни славы, ни побед.

Пока друзья храпели беззаботно,

Я бодрствовал, глаза вперив во мрак.

(В иные дни прилёг бы сам охотно,

Но спать не мог под храп лихих вояк.)

Порой от страха сердце холодело

(Ничто не страшно только дураку!) —

Для бодрости высвитывал я смело

Сатиры злой звенящую строку.

В 1834 г. он познакомился с Матильдой –

19-летней легкомысленной француженкой- провинциалкой, которая не знала немецкого языка и не понимала

поэзии, но до конца своей жизни была верной и преданной Гейне.

Ей он посвятил много своих

стихотворений.

Самой серьёзной соперницей Матильды много лет была Жорж Санд –

известная французская писательница.

Устав от «высоких отношений» с Жорж Санд, Гейне женился

на Матильде, пригласив на свадьбу только тех друзей, которые жили

в свободном браке, и которым он хотел дать пример.

Гейне и Матильда.

Художник Эрнст Венедикт Китц. 1851 г.

Подводя итоги жизни , Гейне говорил, что прожил счастливую жизнь.

«И самым высшим счастьем была моя жена»,- сознавался он.

На небе — благодать, но все же

Не забирай меня с земли,

Прибавь мне только денег, Боже,

Да от недуга исцели!

Я огражден от черни вздорной,

Гулять и трудно мне и лень.

Люблю, халат надев просторный,

Сидеть с женою целый день.

И счастья не прошу другого,

Как этот блеск лукавых глаз,

И смех, и ласковое слово, —

Не огорчай разлукой нас!

Вы, духи светлые в раю,

Услышьте плач, мольбу мою:

От зол, от бед и темных сил

Храните ту, что я любил;

Свой щит, свой меч над нею вы прострите,

Сестру свою, Матильду, защитите.

Во имя слез, что столько раз

Роняли вы, скорбя по нас,

Во имя слова, что в сердцах

Читайте также:  Промышленность и сельское хозяйство норвегии

Священников рождает страх,

Во имя благости, что вы таите,

Взываю к вам: Матильду защитите.

Состояние здоровья Гейне ухудшалось. Последний раз он вышел из дому в мае

1848 года. Его последний поход был в Лувр, к статуи Венеры Милосской.

Так Гейне попрощался с миром красоты. Больше он никогда не выходил

на улицу . Врачи поставили диагноз: прогрессирующий паралич.

Презирая физические муки,

Гейне писал, но для этого

ему необходимо было пользоваться услугами

секретарей.

В таком состоянии он создал

третью часть своего наследия.

Гейне, прикованный к постели. Неизвестный художник с рис. Шарля Габриэля Глейера. 1852.

Быть может, умер я давно,

И лишь видения былого

Толпою пестрой по ночам

В мозгу моем проходят снова.

Иль для языческих богов,

Для призраков иного света

Ареной оргий гробовых

Стал череп мертвого поэта?

Как медлит время, как ползет

Оно чудовищной улиткой!

А я лежу не шевелясь,

Терзаемый все той же пыткой.

Ни солнца, ни надежды луч

Не светит в этой темной келье,

И лишь в могилу, знаю сам,

Отправлюсь я на новоселье.

Из этих страшных, сладких снов,

Бегущих в буйной перекличке,

Поэта мертвая рука

Стихи слагает по привычке.

В 1855 г. в жизнь Гейне снова вошла любовь. Это была Элиза Криниц –

немецкая писательница и переводчица.

В «Мемуарах» он пишет: «Когда кровь

медленее течет в жилах , когда любит

одна лишь бессмертная душа… она любит

неспеша и уже не так бурно, но…

глубже, бессмертнее…»

Гейне прозвал свою новую подругу

«Мушкою»

Элиза Криниц возле постели Генриха Гейне

Гравюра Г. Лефлер.

Тебя мой дух заворожил.

И чем горел я, чем я жил,

тем жить и тем гореть должна ты,

его дыханием объята.

Давно в земле истлел мой прах,

но дух мой, старый вертопрах,

с мечтой о тёпленьком местечке

свил гнёздышко в твоём сердечке.

С тобой навеки сопряжён,

где будешь ты, там будет он,

и жить должна ты, чем я жил —

тебя мой дух заворожил.

Г. Гейне умер 17 февраля 1856г.

Могила Генриха Гейне.

Кладбище Монмартр,

г. Париж

Источник: https://multiurok.ru/files/priezientatsiia-gienrikh-gieinie-zhizn-i-tvorchies.html?reg=ok

Лорелея

Heinrich HEINE

ICH WEISS NICHT,

WAS SOLL ES BEDEUTEN

ied dabei; Das hat eine wundersame, Gewaltige Melodei.

Ich glaube, die Wellen verschlingen

Am Ende Schiffer und Kahn; Und das hat mit ihrem Singen

Die Lorelei getan.

НЕМЕЦКАЯ КЛАССИКА В ЗЕРКАЛЕ КЛАССИКИ РУССКОЙ
Генрих ГЕЙНЕ

ЛОРЕЛЕЯ  

Бог весть, отчего так нежданно Тоска мне всю душу щемит, И в памяти так неустанно Старинная песня звучит?.. Прохладой и сумраком веет; День выждал весенней поры; Рейн катится тихо – и рдеет, Вся в искрах, вершина горы. Взошла на утесы крутые, И села девица-краса, И чешет свои золотые, Что солнечный луч, волоса. Их чешет она, распевая, И гребень у ней золотой,

А песня такая чудная.

Что нет и на свете другой. И обмер рыбак запоздалый, И, песню заслышавши ту, Забыл про подводные скалы И смотрит туда – в высоту… Мне кажется: так вот и канет Челнок: ведь рыбак без ума, Ведь песней призывною манит Его Лорелея сама.

Перевод Льва Мея    И горюя и тоскуя,

Чем мечты мои полны? Позабыть все не могу я Небылицу старины. Тихо Реин протекает, Вечер светел без туч, И блестит и догорает На утесах солнца луч. Села на скалу крутую Дева, вся облита им; Чешет косу золотую, Чешет гребнем золотым. Чешет косу золотую И поет при плеске вод Песню, словно неземную, Песню дивную поет.

И пловец тоскою страстной Поражен и упоен, Не глядит на путь опасный, Только деву видит он. Скоро волны. Свирепея, Разобьют челнок с пловцом; И певица Лорелея Виновата будет в том.Перевод Каролины Павловой    Не знаю, что значит такое, Что скорбью я смущен: Давно не дает покоя Мне сказка старых времен. Прохладой сумерки веют, И Рейна тих простор.

В вечерних лучах алеют Вершины дальних гор. Над страшной высотою Девушка дивной красы Одеждой горит золотою, Играет златом косы. Златым убирает гребнем И песню поет она: В ее чудесном пенье Тревога затаена. Пловца на лодочке малой Дикой тоской полонит; Забывая подводные скалы, Он только наверх глядит.

Пловец и лодочка, знаю, Погибнут среди зыбей; И всякий так погибает От песен Лорелей.

Перевод Александра Блока  Не знаю, что стало со мною,

Душа моя грустью полна. Мне все не дает покою Старинная сказка одна. День меркнет. Свежеет в долине, И Рейн дремотой объят. Лишь на одной вершине Еще пылает закат. Там девушка, песнь распевая, Сидит высоко над водой. Одежда на ней золотая, И гребень в руке – золотой.

И кос ее золото вьется, И чешет их гребнем она, И песня волшебная льется, Так странно сильна и нежна. И, силой плененный могучей, Гребец не глядит на волну, Он рифов не видит под кручей, – Он смотрит туда, в вышину. Я знаю, волна, свирепея, Навеки сомкнется над ним, – И это все Лорелея Сделала пеньем своим.

Перевод Вильгельма Левика

Версия для печати

Источник: http://magazines.russ.ru/zz/2005/4/gg12.html

ЛОРЕЛЕЯ

?Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
2007-05-19 20:33:00Давид Эйдельман
davidaidelman
2007-05-19 20:33:00На вечере «Из России с любовью» мы с Сергеем Гранкиным мы читали на два голоса “Лорелею” по-немецки.ЛОРЕЛЕЯ [Lorelei] — прекрасная дева-сирена Рейна, заманивающая своим пением корабельщиков и рыбаков к опасным рифам у скал.

Стихотворение Гейне “Ich weiß nicht, was soll es bedeuten…”, более известное под названием “Лорелея”, написано в 1824 году и ставшее «народной песней» в Германии.У Гейне образ Лорелея становится символом победной, губительной, равнодушной силы красоты.Ich weiß nicht, was soll es bedeuten,Daß ich so traurig bin; Ein Märchen aus alten Zeiten, Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Die Luft ist kühl und es dunkelt, Und ruhig fließt der Rhein; Der Gipfel des Berges funkelt Im Abendsonnenschein. Die schönste Jungfrau sitzet Dort oben wunderbar; Ihr goldnes Geschmeide blitzet, Sie kämmt ihr goldenes Haar. Sie kämmt es mit goldenem Kamme Und singt ein Lied dabei; Das hat eine wundersame, Gewaltige Melodei.

Den Schiffer im kleinen Schiffe Ergreift es mit wildem Weh; Er schaut nicht die Felsenriffe, Er schaut nur hinauf in die Höh'. Ich glaube, die Wellen verschlingen Am Ende Schiffer und Kahn; Und das hat mit ihrem Singen Die Lorelei getan.
Бог весть, отчего так нежданноТоска мне всю душу щемит,И в памяти так неустанноСтаринная песня звучит?..

Прохладой и сумраком веет;День выждал весенней поры;Рейн катится тихо – и рдеет,Вся в искрах, вершина горы.Взошла на утесы крутые,И села девица-краса,И чешет свои золотые,Что солнечный луч, волоса.Их чешет она, распевая,И гребень у ней золотой,А песня такая чудная.Что нет и на свете другой.

И обмер рыбак запоздалый,И, песню заслышавши ту,Забыл про подводные скалыИ смотрит туда – в высоту…Мне кажется: так вот и канетЧелнок: ведь рыбак без ума,Ведь песней призывною манитЕго Лорелея сама.

Перевод Льва Мея

И горюя и тоскуя,

Чем мечты мои полны?Позабыть все не могу яНебылицу старины.Тихо Реин протекает,Вечер светел без туч,И блестит и догораетНа утесах солнца луч.Села на скалу крутуюДева, вся облита им;Чешет косу золотую,Чешет гребнем золотым.

Читайте также:  Санкт-петербург: население, промышленность и культура

Чешет косу золотуюИ поет при плеске водПесню, словно неземную,Песню дивную поет.И пловец тоскою страстнойПоражен и упоен,Не глядит на путь опасный,Только деву видит он.Скоро волны. Свирепея,Разобьют челнок с пловцом;И певица ЛорелеяВиновата будет в том.

Перевод Каролины Павловой

Беда ли, пророчество ль это…

Душа так уныла моя,А старая, страшная сказкаПреследует всюду меня…Всё чудится Рейн быстроводный,Над ним уж туманы летят,И только лучами закатаВершины утесов горят.И чудо-красавица деваСидит там в сияньи зари,И чешет златым она гребнемЗлатистые кудри свои.

И вся-то блестит и сияет,И чудную песню поет:Могучая, страстная песняНесется по зеркалу вод…Вот едет челнок… И внезапно,Охваченный песнью ее,Пловец о руле забываетИ только глядит на нее…А быстрые воды несутся…Погибнет пловец средь зыбей!Погубит его ЛорелеяЧудесною песнью своей!..

Перевод Аполлона Майков а

Не знаю, что значит такое,

Что скорбью я смущен:Давно не дает покояМне сказка старых времен.Прохладой сумерки веют,И Рейна тих простор.В вечерних лучах алеютВершины дальних гор.Над страшной высотоюДевушка дивной красыОдеждой горит золотою,Играет златом косы.

Златым убирает гребнемИ песню поет она:В ее чудесном пеньеТревога затаена.Пловца на лодочке малойДикой тоской полонит;Забывая подводные скалы,Он только наверх глядит.Пловец и лодочка, знаю,Погибнут среди зыбей;И всякий так погибаетОт песен Лорелей.

Перевод Александра Блока

Кто мне объяснить поможет,Откуда взялась тоска;Приходит на ум все тот жеСтаринный один рассказ.Смеркается, холодает,Лениво бежит волна,Вершина горы сияет,Закатом озарена.На этой горе прибрежной —Прекраснейшая из дев.Из уст ее грустный, нежныйИ властный летит напев.Моряк, проплывая подлеИ слыша прелестный глас,Не может быть, чтоб не поднялНа гору и деву глаз.И тотчас забыв о гребле,О скалах, о парусах,Следит за мельканьем гребняВ распущенных волосах.Не чудо, в итоге еслиПоглотит его вода.Вот сколько от дивной песниБывает порой вреда.

Перевод Виктора Шнейдера

Не знаю, что стало со мною,Печалью душа смущена.Мне все не дает покоюСтаринная сказка одна.День меркнет. Свежеет в долине,И Рейн дремотой объят.Лишь на одной вершинеЕще пылает закат.Там девушка, песнь распевая,Сидит высоко над водой.Одежда на ней золотая,И гребень в руке – золотой.

И кос ее золото вьется,И чешет их гребнем она,И песня волшебная льется,Так странно сильна и нежна.И, силой плененный могучей,Гребец не глядит на волну,Он рифов не видит под кручей, –Он смотрит туда, в вышину.Я знаю, волна, свирепея,Навеки сомкнется над ним, –И это все ЛорелеяСделала пеньем своим.

Перевод Вильгельма Левика

Не знаю, о чем я тоскую

Покоя душе моей нетЗабыть ни на миг не могу яПреданье далёких лет.Дохнуло прохладой. Темнеет.Струится река в тишине.Вершина горы пламенеетНад Рейном в закатном огне.Девушка в светлом нарядеСидит над обрывом крутым.И блещут, как золото, прядиПод гребнем ее золотым.

Проводит по золоту гребнемИ песню поет онаИ власти и силы волшебнойЗовущая песня полна.Пловец в челноке беззащитномС тоскою глядит в вышину.Несется он к скалам гранитнымНо видит ее лишь одну.А скалы кругом отвесней,А волны – круче и злей.И верно, погубит песнейПловца и челнок Лорелей.

Перевод Самуила Маршака

http://loralay.narod.ru/simple.html

Концовка баллады, по верному замечанию Л. В. Гинзбурга, полна не уловленной русскими переводчиками, но очень типичной для поэтики Гейне иронии: «Вот что понаделала своими песнями Лорелея — такой примерно смысл».
ГЕНРИХ ГЕЙНЕ «Счастье и Горе»
ГЕНРИХ ГЕЙНЕ «Они меня достали»
ГЕНРИХ ГЕЙНЕ «Enfant perdu»

Источник: https://davidaidelman.livejournal.com/204732.html

ГЕРМАНИЯ. Скала Лорелей и РЮДЕСХАЙМ (08.2008)

Сегодня воспоминания 2008 года и снова Долина Рейна ….»ICH WEISS NICHT, WAS SOLL ES BEDEUTEN»  написал немецкий классик Генрих Гейне, под впечатлением от среднего Рейна в целом и от скалы Лорелей в частности…..
Прогламма в этот день была насыщенная:но мы следуем дальше и следующее место самое романтичное, скала Лорелей.

Ich weiß nicht, was soll es bedeuten,Daß ich so traurig bin;Ein Märchen aus alten Zeiten,Das kommt mir nicht aus dem Sinn.Die Luft ist kühl und es dunkelt,Und ruhig fließt der Rhein;Der Gipfel des Berges funkelt Im Abendsonnenschein.Die schönste Jungfrau sitzet Dort oben wunderbar;Ihr goldnes Geschmeide blitzet, Sie kämmt ihr goldenes Haar.

Sie kämmt es mit goldenem Kamme Und singt ein Lied dabei;Das hat eine wundersame, Gewaltige Melodei.Den Schiffer im kleinen Schiffe Ergreift es mit wildem Weh;Er schaut nicht die Felsenriffe, Er schaut nur hinauf in die Höh'.Ich glaube, die Wellen verschlingen Am Ende Schiffer und Kahn;Und das hat mit ihrem Singen Die Lorelei getan.

Heinrich HEINEНе знаю,что значит такое,Что скорбью я смущен:Давно не дает покоя Мне сказка старых времен.Прохладой сумерки веют, И Рейна тих простор.В вечерних лучах алеют Вершины дальних гор.Над страшной высотою Девушка дивной красыОдеждой горит золотою, Играет златом косы.Златым убирает гребнем И песню поет она:В ее чудесном пенье Тревога затаена.

Пловца на лодочке малой Дикой тоской полонит;Забывая подводные скалы, Он только наверх глядит.Пловец и лодочка, знаю, Погибнут среди зыбей;И всякий так погибает От песен Лорелей.Перевод Александра Блока «Лорелей» работы Мариано Венченца на вершине скалы.Одной из популярных у туристов точек нашего маршрута по Райну, была безусловно скала Лорелей.

Существуют множество легенд с различными вариантами о красавице сидящей на скале. Еще в начале 19-го века поэт Клеменс фон Бретано придумал образ сидящей на утесе волшебной девы — Лорелей, которая своим волшебным голосом очаровывает проплывающих мимо моряков.

Они в свою очередь, очрованные красивым пением Лорелей, устремляет взоры к вершине скалы и … суда разбиваются о скалы и тонут в водах Райна. Затем Генрих Гейне написал стихи о Лорелей, которые были положены на музыку. С тех пор эта легенда стала очень популярной.

Расчистка русла реки и современные системы навигации позволяют нынче совершать практически безопасные ежедневные экскурсии к скале Лорелей на обычных речных трамвайчиках, которыми воспользовались и мы ! Лорелей — Само слово происходит из немецкого „lureln“ (на местном диалекте — «шептание») и „ley“ («скала»). Таким образом, «Лорелей» когда-то переводилась как «шепчущая скала».

Эффект шептания производился водопадом, который существовал с этой местности вплоть до началa XIX века по легенде, именно сдесь и сидела Лорелей, ну если не смотреть вниз, то даже и нестрашно! чем я и воспользовался!если посмотреть со скалы вниз, то там есть «коса» и там находиться еще одна скульптура…..»Лорелей» работы француженки, русского происхождения скульптора Юсуповой, у скалы. фото Инета  (автора не знаю)а это Замок Катц, который прекасно видно со скалы, но к нему и к замкам Райна мы еще вернемся в следующий раз, а сейчас новая цель….

 

вот так они выглядят издалека. На этих участках  из-за крутых склонов практически не используется техника, поэтому работа почти 100 процентов ручная. В долине Рейна есть какой-то  свой микроклимат, очень подходящий для винограда и поэтому здесь сотни маленьких виноделен, в которых секреты передаются из поколения поколению. Осенью сюда тянуться караваны машин на закупку вина.

просто гигантская ажурная бутылка прямо у кого-то дома)))))

Рюдесхайм – город, где странно не выпить))))) к этому призывает и памятник на центральной площади, с протянутым навстречу бокалом вина…

 

ГЕРМАНИЯ. Кобленц. «Рейн в Огне» 
а до этого были:ГЕРМАНИЯ. Кобленц. Немецкий угол (2008г)  

Источник: https://platpaul.livejournal.com/68340.html

Ссылка на основную публикацию