Если ты увидишь север…: живопись суровых широт

Мешков В.И. — художник Крайнего Севера

После окончания войны В.И. Мешков снова в Красноярском крае, работает в газетах, иллюстрирует книги, пишет брошюру «Газетная гравюра на линолеуме и дереве».

Решив осуществить свою давнишнюю мечту, Мешков поехал в Шушенское. Он задумал создать серию линогравюр, посвященных историческим ленинским местам. Это была к тому же и его первая проба в сложной технике цветной линогравюры.

Цветная линогравюра — область графического искусства не из легких. Трудно резать, но еще труднее подбирать цвет, чтобы передать богатую гамму оттенков.

Как показали последующие работы Мешкова, он в совершенстве овладел техникой цветной линогравюры. 

Мешков В. И. Красный яр

1948 год ознаменовался для молодого художника тем, что в каталоге краевой выставки впервые появилось имя В.И. Мешкова. Им была представлена серия цветных линогравюр «Ленинские места в Шушенском».

Это был успех, хотя сам автор видел несовершенство своей серии, и это заставило его вновь вернуться к эстампам, посвященным Шушенскому, вновь искать композиционное решение, добиваясь свободы рисунка, передачи настроения. Важно было найти нужное цветовое решение, пройти от начала до конца через все сложности в работе над цветной линогравюрой.

Мешков В. И. В соседний улус

Пройдут годы, но места, с которыми связаны первые по-настоящему творческие шаги, первые участия в выставках, навсегда останутся в душе. Еще много раз обратится в графических листах Мешков к шушенским далям, к тихой речке, к видам старого села, к живописным окрестностям.

Сейчас, по прошествии времени, когда многое уже воспринимается иначе, цветные гравюры В. Мешкова трудно связать с какими-либо политическими событиями. Ленинская тема ушла, а листы, связанные с Шушенским, воспринимаются все так же поэтично, раскрывая прелесть сибирского края.

В этом же 1948 году Владимир Мешков был принят в члены Союза художников СССР, а еще через три года пять его листов из шушенской серии экспонировались на выставке произведений художников РСФСР в Москве.

Его первые листы в технике цветной линогравюры — «Дом, в котором жил Ленин», «Вход в квартиру Ильича», «Шушенское. Памятник Ленину», «Журавлиная горка», «Песчаная горка» — были приняты на выставку произведений художников РСФСР в 1951 году.

Мешков В. И. Журавлиная горка

В.И. Мешков окончательно уходит из газеты. Отныне он навсегда связывает свою жизнь с искусством, только с ним. Но предстояло найти свою тему, пропеть неповторимую песню, найти свой, никем до него не пройденный путь в огромном мире искусства.

Тема такая была, подспудно жила уже долгие годы в душе художника с того времени, когда двадцатилетний Владимир впервые оказался в Эвенкии, увидел суровые берега Подкаменной Тунгуски, ощутил ледяное дыхание тундры, любовался сполохами северного сияния.

Тема — Север.

Успех окрылил художника. Он оставил работу в редакции и занялся станковой гравюрой. В.И. Мешков стал ездить по краю, побывал в Саянах, в степях Хакасии, в Причулымской тайге. Но его мысли неизменно обращались к Эвенкии. После войны он не раз бывал в этих местах и понял, что Эвенкия для него — неисчерпаемый источник тем и вдохновения.

Художник создал большую серию цветных линогравюр, посвященных Эвенкии. Эти листы принесли ему широкую известность. Его работы побывали не только на выставках нашей страны, но и в Берлине, Бухаресте, Будапеште, Гвинее, на Кубе, во Франции.

Мешков В. И. Вечер на Хетте

Первые его листы, посвященные Северу и сразу же завоевавшие необычайную славу, — это цветные линогравюры «На факторию», «Поздний гость», «К далекому другу», «В верховьях Кочечумо», «В охотничьей бригаде» (1953—1954 годы).

Композиции удивительно просты — одинокий каюр, бескрайние снега, теплые огоньки дома или радиостанции, необозримое ночное небо с фантастическим северным сиянием или без него, но каждая из работ овеяна огромной любовью к этим холодным пустынным краям, глубоким уважением к людям, живущим среди снегов. Ни одну из этих гравюр не назовешь конкретной жанровой сценой, хотя каждая имеет определенный сюжет. Но недосказанность сюжетных сцен, их романтическое звучание придают листам ту обобщенность, которая приподнимает их над обыденностью просто жанровых сцен, позволяет говорить не о конкретных событиях и местах, а об авторском восприятии Севера в целом.

Эти первые листы сразу же привлекли к себе внимание зрителей, художников, критиков, они экспонировались на многих выставках: краевых, республиканских, персональных, зарубежных, неоднократно репродуцировались в каталогах, альбомах, открытках, их знают и любят в самых отдаленных уголках — это ли не признание таланта? Наверное, можно назвать 50-е годы периодом яркого утверждения В.И. Мешкова как серьезного и сильного мастера цветной линогравюры, периодом его стремительного вхождения в искусство страны.

Мешков В.И. Бег

Говоря о развитии цветной линогравюры В.И. Мешкова, необходимо сказать об огромной роли в них цвета. Художнику, не получившему специальной подготовки, до всего приходилось добираться самому. Это касалось и цветной линогравюры.

Уже говорилось, что первыми цветными линогравюрами художника стала серия листов 1948 года, посвященная ленинским местам села Шушенского. И хотя уже эти листы художник выполняет в три-четыре доски, то есть в три-четыре цвета, все же еще можно говорить об обретении навыка.

Свойственные Мешкову невероятная работоспособность, умение не бояться нового и трудного очень быстро сделали сибирского графика серьезным мастером линогравюры. Художник и впоследствии использовал в каждом листе 4—5 цветов, реже больше. Но цвет находит самый точный в своей выразительности.

Мастер применяет одновременно два приема; цвета основного изображения (рисующие) выполняются, как этого требует техника линогравюры, каждый на отдельной доске, и цвета фона, выполненные приемом раската. Они позволяют передавать закатный вечер с разливом оттенков или яркое небо, незаметно меняющее свой цвет.

Оба эти приема, использованные в одном листе, создают выразительный эффект, вносят поэтический настрой, придают романтическое звучание листу.

Мешков В.И. На берегу Карского моря

Таковы работы «Дорога на Ессей», «На берегу Карского моря», «Северный порт», «В низовьях Енисея». При всей общности лирического отношения, романтической приподнятости каждая гравюра обладает только своим образным миром. Глазами влюбленного человека он смотрит на этот холодный и прекрасный мир .

Работ торжественных и парадных в северном цикле В.И. Мешкова немного. В основном преобладают не те, в которых властвует романтика покорения, а листы, где раскрывается иной взгляд, — романтика суровых буден среди фантастически прекрасной, но жесткой природы.

Мешков В.И. Олени

Многие листы посвящены нелегкому труду эвенкийских охотников и оленеводов. В их будничных и повседневных делах Мешков сумел увидеть и раскрыть поэзию труда и подлинную романтику.

Поэтичен лист «Поздний гость». В полярной ночи, со всполохами северного сияния, ярко светится единственное, не занесенное снегом окно избушки — радиостанции. Возле нее нарты и усталые олени.

Их хозяин — одинокий путник — направился к друзьям в избушку передохнуть, узнать новости с Большой земли. Согреется он, попьет чаю и снова в путь.

Глубоким искренним чувством проникнута картина повседневной, овеянной романтикой жизни Севера.

Не менее выразителен лист «По глубокому снегу». Из тайги выбирается охотник. Пара оленей, увязая в снегу, медленно тянет тяжело нагруженные нарты. Снег глубок, дороги нет, чтобы облегчить путь животным, охотник вышел вперед. Он шаг за шагом прокладывает дорогу. Сколько предстоит ему еще вот так идти по бескрайней тундре!

Во многих листах художник показывает яркие приметы обновленной жизни на далеком Севере. Зримые черты этого запечатлены в линогравюре «В горах Путорана». На факторию прилетел краснокрылый самолет. Он доставил почту.

Или еще лист: по равнине, укрытой только что выпавшим снегом, идет олений обоз — аргиш. Нескончаемая вереница нарт, запряженных оленями, движется к виднеющемуся вдали поселку. На нартах груз: пушнина, рыба, мясо, шкуры.

Все это будет сдано на приемные пункты.

Интересными находками, открытием новых тем и мотивов, своеобразием их композиционного и графического решения характеризуются работы Мешкова об Эвенкии.

Мешков В.И. Олени в море

И еще один мотив неизменно присутствует в работах Мешкова. Художник очень тонко уловил и сумел почти интуитивно передать незримую для нас связь северян с природой. Они — дети природы и чувствуют, понимают ее, как понимает ребенок мать. Его охотники, оленеводы грациозны и легки в своих движениях, открыты душой.

Многие листы В.И. Мешкова можно назвать художественной историей освоения Севера, в них автор преклоняется перед мужеством первопроходцев и тех, кто живет и работает сейчас в самых отдаленных уголках.

80-е годы — время переосмысления многих явлений в жизни нашего общества, в том числе и отношений к природе. Эпоха торжественных открытий самых-самых (самой северной ГЭС, самой гигантской стройки, самой глубокой скважины и т. п.) миновала.

Все чаще люди стали задумываться о том, что безграничные просторы Севера не безграничны, что полноводные реки мелеют, что не бесконечны запасы природы и ее кладовые нещадно нами же уничтожаются. Красота Севера хрупка, так хрупка и невосполнима, что становится страшно за каждое дерево в тайге, за каждого оленя.

И эти мысли все чаще стали направлять резец Владимира Ильича Мешкова.

Мешков В.И. Олени плывут

Много лет продолжается северная песня Владимира Ильича Мешкова. Пройден путь от романтической восторженности до глубокого понимания необходимости сохранить этот неповторимый мир. Но путь не окончен. Вновь и вновь появляются на выставках, в репродукциях гравюры эвенкийского и таймырского циклов.

Рядом в выставочных залах можно видеть северные работы многих художников, но В. И. Мешков остается самим собой. Мастер уверенно идет раз выбранным путем, неповторимым, да и неповторяемым никем. Его, мешковский, Север остался навсегда в искусстве родного края, России, остался для тысяч людей.

«Дорогой мистер Мешков! Я получил альбом ваших гравюр. Потрясен их красотой. Если бы я никогда не был на Севере, я бы понял, глядя на эти картины, что это за удивительная страна, и обязательно поехал бы туда. Я никогда не видел, чтобы Север так захлестывающе был нарисован… Я очень ценю картины, которые вы мне прислали, и дружбу, которую они принесли. Рокуэлл Кент.»

«Всегда, когда я слышу или читаю что-то про Сибирь, я прихожу в ужас, думая о холоде, который меня ожидал там. (Вы должны знать — я из Ганы.

) Я никогда не думала, что холод может быть таким прекрасным, таким разнообразным и пленительным. Своей теплотой и безопасностью, которые художник вливает в каждое сердце.

Забуду ли я когда-нибудь эти картины? Я не думаю, так как они… нечто единственное в своем роде.

…Я так охотно бы увидела Сибирь, но с Вашими глазами, с Вашими мыслями, которые в состоянии выразить такие глубокие чувства и такой покой.

Адриана Гейфорд, сестра президента Ганы Кваме Круме. 2 апреля 1963 г.» (Из книги отзывов о выставке В.И. Мешкова в Берлине.)

Мешков В.И. Оленьи тропы

Как сказал доктор исторических наук эвенк В.Н. Увачан, Мешков «…открыл поэтическое окно в Европу для малочисленных народов Севера».

Владимир Ильич Мешков. Для многих людей в Красноярском крае и далеко за его пределами имя этого художника ассоциируется с бескрайними просторами тундры, с северными сияниями, с эвенкийской тайгой, потому что воспетый им Крайний Север вошел с линогравюрой почти в каждый дом.

Об этом мечтал в молодые годы Мешков, и сейчас с высоты своего 77-летнего возраста он смело может сказать, что желания его сбылись.

Позади многие километры, пройденные по тайге и тундре, годы нелегкого труда, тысячи созданных эстампов, акварелей, рисунков, мучительные сомнения, поиски, постижения и утраты — все, что зовется словом — «творчество».

Он сам сделал себя, он сам воспитал в себе мастера, преодолевая, казалось бы, непреодолимые барьеры — отсутствие профессиональной школы и учителей, творческие и жизненные трудности. Трудолюбию, таланту, жажде познания обязан художник.

Источники:

  • Ломанова Т., Войтюк С. К Полярной звезде./ Татьяна Ломанова, Стелла Войтюк // Земной поклон: О выдающихся деятелях художественного народного творчества Красноярского края./ автор проекта В.М. Ковальчук; лит. Редактор и сост. С.А. Войтюк. – Красноярск: Государственный центр народного творчества Красноярского края, 1998. – 246 с. — С.78-88
  • Давыденко И.М. Художники Красноярска./ И.М. Давыденко. — Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. — 182с.

 http://kornilyev.ru/php/estamp/meshkov.php здесь линогравюры Мешкова В.И.

Источник: https://museumsrussian.blogspot.com/2011/03/blog-post_5472.html

«Если ты увидишь Север…»: Живопись суровых широт

(Картина Бориса Смирнова-Русецкого «Ладога»)

Читайте также:  Бонневильское соляное плато – самое ровное место на земле

В XIX веке появилось понятие пленэра – создание пейзажей на природе, в естественных условиях. Художники начали чаще выезжать в леса и поля, на луга и в рощи. Расцвел пейзажный жанр. Но чем севернее широты – тем меньше картин, посвящённых природе этих широт. Лишь немногие живописцы отправлялись в суровые и холодные земли, чтобы кистью и карандашом запечатлеть их необычную красоту.

Один из таких художников – В. В. Верещагин.

(Картина В. В. Верещагина «Песчаный остров на Северной двине»)

Нам гораздо больше известны полотна этого художника, на которых палит солнце пустыни и чаруют взор восточные мотивы. Но есть у Верещагина и цикл картин, родившихся в результате путешествия по Северной Двине. Их отличает умиротворённая атмосфера, неяркие краски. На одном из полотен, необычно лаконичном для Верещагина, лиловой лентой уходит к горизонту Северная Двина. Небо, река, берега…

(Картина Архипа Куинджи «Север»)

Суровая романтика наполняет картину Архипа Куинджи «Север». На голом утёсе возвышается одинокая сосна, внизу протирается редколесье, а в тонкой ленте реки отражается северное небо. Краски сдержанны, колорит необычен. Больше половины полотна занимает небо – удивительное, холодно-розоватое, отделённое от земли широкой линией света, в котором угадываются отсветы бледного северного солнца.

(Картина Абрама Архипова «Северная деревня»)

В коричневых тонах выполнена картина Абрама Архипова «Северная деревня». Но полотно поразительно колоритно, даже ярко. Это объясняется игрой живописца со светом: бледно-золотистая лента северной зари отражается в зеркале реки. Это зеркальное сияние доминирует на картине, наполняя её необычным внутренним светом.

(Картина Аркадия Рылова «Закат»)

Совеем иная колористика у картины Аркадия Рылова «Закат». Яркие краски переливаются и перетекают друг в друга. Удивительная красота северного заката, пламя заходящего солнца и оттенки ало-лилового неба отражаются в зеркале северных вод. Глядя на эту картин, невольно вспоминаешь сказку о самоцветах, разлетающихся при беге Серебряного Копытца…

(Картина Александра Борисова «На Мурмане близ гавани»)

А вот картина Александр Борисова «На Мурмане близ гавани».

Палитра художника вобрала светлые краски севера: белизну снега, почти ультрафиолетовое сиянее ледяных шапок гор, светло-лиловые оттенки неба… Свои этюды Борисов писал при температуре ниже -20 и -30 градусов, когда краски застывают, и плохо помогает даже скипидар.

Это наложило отпечаток на художественную манеру живописца. Кисти ломались, руки невозможно было вынуть из малиц. Но всё-таки одна за другой появлялись картины с ледяными льдинами, бескрайними снегами и необычным северным небом…

Источник: https://xn—-8sbiecm6bhdx8i.xn--p1ai/node/2684

Сочинение по картине Шишкина На севере диком 9 класс (описание)

На севере диком

В мировой литературе часто можно встретить момент, когда мастера кисточек и полотна, воодушевленные прочитанными стихами, начинают писать свой очередной шедевр. Примеров может быть множество. Картина И. Шишкина «На севере диком» не является исключением. Великого художника сподвигло на это стих Лермотова под название «Сосна».

Разглядывая полотно можно увидеть одинокую сосну, присыпанную суровыми снегами. Стоит она на самом краю пропасти. Если вы прочтёте этот стих — то нетяжело уловить логическую нить – это одиночество.

Шишкин заметил это моментально, и взялся писать эту картину. Место, на котором стоит дерево, засыпано снегами и покрыто льдом, всё это показывает её неприступность.

Лишь лунный свет немного её освещает и не даёт скрыться во тьме суровой северной ночи.

Но, несмотря на всё это, дерево выглядит мужественно, и как будто уверяет зрителя, что будет жить несмотря ни на что. Вокруг сосны уже не осталось ничего живого, всё умерло под действием северных морозов.

Лунный свет отражается от света на её ветвях, придавая ему суровости. Также стоит обратить внимание на небо, оно настолько низко, что вот-вот упадёт на несчастную сосну. Это, неизменно, придаёт еще капельку грусти.

Это дерево не сломит ничто: ни морозы, ни ветер, ни снег, ни одиночество. Оно дождётся своей весны.

Как было уже сказано ранее, И.И. Шишкин воодушевился этим стихотворением и изобразил максимально чётко зиму на севере. Для картины были удачно подобранны цвета, они совершенно точно передают эмоции стиха.

Оттенки прекрасно переливаются друг в друга. Всё, что к читателю пытался донести Лермонтов, воплотилось на этом полотне.

Если вы ещё не видели этой картины – то обязательно посмотрите и будете в восторге от увиденного.

Сочинение описание картины Шишкина На севере диком вариант 2

Шишкин И. И. написал картину в 1890 году. Вдохновение автор черпал из стиха Лермонтова на тему одиночества. Шедевр назван первой строчкой из стихотворения.

На картине время года – суровая зима России. Изображена величественная сосна. При лунном свете стоит красивое дерево на краю обрыва, окруженное тишиной и белым снегом. Дерево сверкает от лежащего на ветвях снега, оно клонит голову земле от снежной тяжести. Яркий лунный свет придает живости пейзажу.

Автор передал с помощью красок свои чувства. Картина навевает мысли о бесконечном одиночестве. О том, что в обширных далях неописуемой красоты, можно оставаться одним. Вокруг нет ничего живого.

Сильная сосна одна, она безмолвна, но в нас всегда есть желание верить в то, что все будет хорошо. В стихотворении Лермонтова высказано, что сосна предается снам об одиноко стоящей пальме.

Так и в картине четко передано чувство веры в лучшее.

Удивляет то, как в таких условиях выжило дерево? Посмотрев на картину, могут проснуться новые силы, надежда, живущая в каждом.

Сила природы безгранична, дерево смогло произрасти на камне, возмужать и гордо продолжать жить. Видно, что сосна здоровая, суровые ветра севера не смогли согнуть ее ствол и прижать к земле.

Дерево передано полноценным, создается впечатление, что место под лунным светом может найти каждому.

Какими мыслями живет дерево, о чем мечтает? Об обществе, о том, чтобы рядом оказалось столь возвышенное, величественное дерево, или о таком же просторном уединении? В картине торжественно подано неясное желание сосны.

Автор сотворил картину к 50-летию со дня гибели поэта. Это был сборник иллюстраций с другими популярными художниками (Врубель, Серов, Поленов).

Иван Иванович Шишкин не только пейзажист, живописец, но и гравер. У него немного работ зимней тематики. Истинно прекрасные картины: «Туманное утро», «Перед грозой», «Рожь», «Лес зимой».

Его картинами можно наслаждаться вечно. Открытая русская душа излита в творениях. Настроение, получаемое от картин, изменчиво, но впечатление глубинное, природное, остается с нами.

Известно, что художник умер неожиданно, в момент создания нового шедевра.

Искусство вечно. Время ему не подвластно. Великие художники оставили нам картины, вдохновляющие современных талантов. Сейчас направлений много, но передача красоты русской природы остается неповторимой, многогранной, не каждому доступной.

Сочинение описание картины Шишкина На севере диком для 9 класса

Сочинение №3

Перед нами картина одного из известнейших художников России Ивана Ивановича Шишкина “На севере диком”. Данная картина Шишкина не стала такой же знаменитой, как его известная всем нам с детства картина “Утро в сосновом бору”, но я думаю она не менее прекрасна и гениальна.

Очень интересна история её создания. К пятидесятилетию Михаила Юрьевича Лермонтова Петром Петровичем Кончаловским было издано собрание сочинений поэта. Над этим изданием работало несколько человек, в том числе и Иван Иванович Шишкин.

Там он увидел перевод Михаила Юрьевича Лермонтова стихотворения великого Генриха Гейне:

“На севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна…»

Это стихотворение вдохновило автора на написание картины под названием “На севере диком”.

“Главным героем” картины является сосна, стоящая в самом центре композиции. Её ветви согнулись под огромным слоем снега, они больше не в состоянии выдерживать этот груз на своих тонких спинках. Снег на севере покрывает толстым слоем не только деревья, но и всю землю. И не удивительно ведь север есть бескрайняя череда снежных полей.

Если разбирать картину с точки зрения колорита, то в картине преобладают, присущие любому снежному пейзажу, сине-белые краски. Несмотря на ночное время суток в картине использованы краски светлых тонов, что даёт нам право предположить: на картине изображено полнолуние.

Интересной деталью является одинокая тень, изображённая прозрачно серыми красками поверх белого холста.

Так же можно отметить, что на картине нет ярко выраженного горизонта, благодаря игре со светом бескрайние снежные поля и загадочное северное небо сливаются воедино, что придаёт особый шарм картине.

Мне очень понравилась картина Ивана Ивановича Шишкина “На севере диком”. Я думаю, она очень интересная и, рассматривая эту картину, можно найти много скрытых деталей. Надо только внимательно присмотреться…

Источник: http://sochinite.ru/sochineniya/sochineniya-po-kartinam/sochineniya-po-kartinam-xudozhnika-shishkina-i.i/shishkin-na-severe-dikom-9-klass

Картины арктики: художественная экспедиция Александра Борисова

Александра Борисова называли «русским Нансеном». Он первым из русских живописцев отправился в арктическую художественную экспедицию и начал писать северные пейзажи. На Новой Земле он жил на 73-й широте — дальше Борисова на Север не ездил ни один художник.

Жизнь у самоедов

Александр Борисов с юности мечтал о путешествии по Северному Ледовитому океану. Такая возможность у него появилась летом 1894 года, когда художника пригласили участвовать в морской экспедиции Сергея Витте. С борта теплохода «Ломоносов» Борисов писал этюды бухт и гаваней.

Суровая северная природа очаровала его.

Едва вернувшись в Петербург, Александр Борисов начал изучать Арктику и планировать следующую поездку на Крайний Север: «Главная задача моя была художественная: мне хотелось написать целую серию картин и показать всему свету те необычайные красоты загадочного полярного мира».

Летом 1896 года художник уехал на Кольский полуостров (синий маршрут на карте). Из поездки Александр Борисов привез в Петербург «два пуда этюдов». Осенью он участвовал в ученической выставке, после которой Павел Третьяков купил у художника 56 «полярных» работ.

Весной следующего года Александр Борисов окончил Академию и получил звание художника. Павел Третьяков приобрел еще две его картины — «В области вечного льда. Лето» и «Весенняя полярная ночь». Молодой художник стал готовиться к долгосрочной поездке в Арктику и зимовке на Новой Земле.

В 1898 году Борисов отправился в тренировочную экспедицию по Большеземельской тундре (зеленый маршрут на карте). Он привыкал ночевать в спальном мешке на улице, есть сырое оленье мясо — айбырдать («Поайбырдал и лег спать», — писал Александр Борисов). В путевом дневнике художник описывал свои путешествия и обычаи местных жителей — самоедов (раньше так называли ненцев).

Староста ненцев сделал для Александра Борисова особую бумагу: «Предъявитель сего есть художественник, то есть мастер, а потому строго предписываю всем моим подведомственным самоедам оказывать ему всякое содействие». Но документ художнику не пригодился. Ненцы с уважением относились к гостям, кормили их и поили горячим чаем — если не было дров, для костра ломали сани. Детей, чтобы не мешали, хозяйка привязывала в углу чума.

Один из ненцев предложил живописцу посмотреть священные места на острове Вайгач (пункт 1 на карте). Северяне приезжали сюда из дальних краев, чтобы принести в жертву оленя и зажечь ритуальный костер.

Богам оставляли символические подарки: ружья и гарпуны, черепа белых медведей и якоря с затонувших судов. Некоторые ритуальные предметы — «самоедские идолы» — художник взял с собой.

По традиции, взамен он тоже оставил языческим богам «подарки»: флаконы из-под краски, треснувший стакан и монету.

Александр Борисов жил среди ненцев как обычный кочевник-оленевод. Он стерег стадо, ходил на охоту, помогал по хозяйству. Этюды Борисов писал в любую свободную минуту, не считаясь ни с усталостью, ни с погодой.

Художник вспоминал: «Самая низкая температура, при которой я когда-либо писал, так это на реке Мезени — при минус 31 по Реомюру, хоть и худо, но возможно». По шкале Цельсия это почти 40 градусов мороза. В такой холод краски густели, не держались на холсте.

Художник работал, зажимая кисть в кулаке и придерживая ее рукавом малицы — ненецкой шубы.

Борисова вдохновляли и безграничные просторы тундры, и монументальные полярные ледники, и переменчивое небо — «то грозное, то ласкающее».

Он писал, что путешествовать по тундре без палитры было бы невыносимо: в хорошую погоду меланхоличные туманные пейзажи становились неестественно яркими и красочными.

Художник передавал тонкие оттенки, вспоминая уроки колористики Архипа Куинджи, своего учителя.

Зимовка на Новой Земле

Подготовка к полярной экспедиции

Читайте также:  Зимние явления природы

Подготовка к полярной экспедиции длилась несколько лет. Живописец закупал оружие и каменный уголь, собак, коров и оленей. Для плавания по северным морям строили особо укрепленную яхту, похожую на поморские суда. Ее корпус по форме напоминал яйцо. Льды не раскалывали такое судно, а выжимали на поверхность.

В 1899 году команда Борисова перевозила грузы на Новую Землю и поднималась на горные вершины возле пролива Маточкин Шар (пункт 2 на карте).

На горе Вильчека, на высоте 832 метра, художник написал два этюда. Некоторые восхождения длились больше суток, путешественники ночевали на крутых обледенелых склонах.

Для зимовки в этот год еще не все было готово, и команда вернулась на материк.

На следующий год Александр Борисов снова отправился на полярный архипелаг (красный маршрут на карте).

На берегу пролива Маточкин Шар, недалеко от стоянки самоедов, Борисов начал строить дом-мастерскую (пункт 3 на карте) с баней, кладовой и теплым хлевом для животных.

Большие окна мастерской выходили на заснеженные горы. На просторном чердаке хранили экспедиционное снаряжение и припасы.

Новая Земля — осенний поход и зимовка

Перед тем как осесть в доме-мастерской на зиму, команда Борисова отправилась в экспедицию вдоль восточного побережья Новой Земли (пункт 4 на карте). Но поход сложился неудачно.

«Мечта» вышла в море с запозданием, когда у берегов уже появился лед. Яхту зажало двумя льдинами, команда не могла вернуть судно на первоначальный курс или к месту зимовки.

«Мечта» дрейфовала на юг почти 200 километров.

Путешественники оставили яхту и спустились на плавучие льды. Лишь через неделю их спасли ненцы. Александр Борисов позже вспоминал: «Мы не померли с голода благодаря лишь тому, что у нас осталось еще несколько патронов, что дало нам возможность стрелять тюленей, сырое мясо и внутренности которых служили нам пищей, а кровь питьем». Команда возвращалась в дом-мастерскую три недели.

Полярную зимовку путешественники перенесли без цинги и других серьезных болезней. Всю зиму Борисов работал — писал пейзажи и рисовал углем портреты ненцев (среди них был отец будущего художника Тыко Вылка — Константин Вылка). Сегодня серия ненецких портретов хранится в Русском музее.

Весенний морской поход. Возвращение на материк

В апреле команда отправилась в новую экспедицию вдоль берегов архипелага — на 3,5 месяца (пункт 5 на карте). В Медвежьем заливе Александр Борисов открыл большой ледник и назвал его в честь Сергея Витте.

Команда побывала в Незнаемом заливе и заливе Чекина. Путешественников снова ждали трудности: шторм разбил их шлюпку, утонули почти все вещи и летние этюды. Ездовые собаки разбежались, один из ненцев ушел из команды. Вернуться к месту зимовки помог случай: они нашли старую брошенную лодку.

В сентябре 1901 года Борисов и его матросы вернулись в Архангельск (пункт 6 на карте). Дом-мастерская на Новой Земле сохранялся еще долгие годы. После отъезда зимовщиков в нем жили ненцы, останавливались путешественники и ночевали промысловики-зверобои.

На Новой Земле Александр Борисов открыл и описал 35 географических объектов — мысов и бухт, гор и ледников, рек и проливов.

На карте Новой Земли появились ледник Третьякова и мыс Куинджи, река Филиппова (участник экспедиции) и ручей Носилова (полярный исследователь). По своим путевым дневникам художник написал несколько книг.

Его картины с видами Русского Севера гастролировали с художественными выставками по России, Европе и Америке.

Источник: https://www.culture.ru/materials/134844/kraski-kisti-arktika-khudozhestvennaya-ekspediciya-aleksandra-borisova

Где посмотреть на северное сияние?

Зимой вылезать из-од одеяла и отправляться в путешествие труднее, чем обычно: день короткий, темно и холодно – что толку ездить по городам. Однако есть как минимум один повод, для которого зимняя тьма только сыграет тебе на руку. Рассказываем, куда ехать, чтобы посмотреть на северное сияние.

Откуда берется северное сияние?

Заряженные частицы солнечного ветра прорываются в магнитное поле Земли, сталкиваются с молекулами в атмосфере и образуют свечение зеленого, синего, красного и фиолетового цветов.

Хотя нам больше нравятся версии древних народов: они считали, что это отблески мечей валькирий или искры от взмаха лисьего хвоста.

Само сияние бывает не только северным, но и южным – оно возникает возле магнитных полюсов, просто к южному магнитному полюсу гораздо сложнее добраться. Общее название – «полярное сияние».

Когда лучше отправляться за северным сиянием?

Темное время года на твоей стороне: больше всего шансов увидеть полярную красоту в период с осеннего по весеннее равноденствие (21 сентября – 21 марта), а точнее – с ноября по февраль, когда даже слабое сияние будет видно достаточно отчетливо. С другой стороны, ближе к весне больше шансов на ясную погоду (это обязательно условие – если небо закрыто облаками, ничего не увидишь).

University of Alaska, например, советует период мартовского новолуния как лучшее время для погони за северным сиянием: будет достаточно темно и, скорее всего, ясно. Подходящее время суток – с девяти вечера и до полуночи. Наконец, нужно следить за вспышками на Солнце – без них никакого сияния не случится. Удобный ресурс, предсказывающий вероятность северного сияния, есть здесь.

Куда ехать, чтобы увидеть северное сияние?

Тебе нужны места в высоких широтах – 67–70°. Сюда попадает Аляска, север Канады, Исландия, Скандинавский полуостров, север России. Конечно, при сильной солнечной активности увидеть сияние можно и южнее.

Еще одно важное условие – придется уехать подальше от крупных городов и их светового загрязнения (так что будет разумным взять авто напрокат, чтобы успеть быстро вырваться на природу).

Тебе нужна самая темная тьма. 

 Россия 

За северным сиянием в России отправляйся в Мурманск, Архангельск, Воркуту, Нарьян-Мар, Норильск. Главное преимущество: виза сюда не нужна, так что можно ехать хоть завтра. С другой стороны, тут тебя будут ждать проблемы с инфраструктурой – нужно еще убедиться, что к выбранным местам можно добраться зимой на машине.

Относительно простые опции – Мурманск и Архангельск. До Мурманска доедешь из Москвы или Питера прямым поездом за 27-35 часов или улетишь регулярным рейсом «Аэрофлота» за два с половиной. От города нужно будет отъехать как минимум на 20 км (можно поискать турбазы в окрестностях), а лучше еще дальше.

Это могут быть Хибинские горы, поселок Териберка на побережье Баренцева моря или село Ловозеро. Несложно найти здесь и готовый организованный тур в охоту за северным сиянием. Второй вариант – Архангельск.

Сюда тоже доберешься на поезде из Москвы и Петербурга или на самолете, а варианты для экстремалов – Якутия, Ямал и Таймырский заповедник в Красноярском крае.

Финляндия

В северной Финляндии статистика будет на твоей стороне: полярное сияние здесь видно каждую вторую безоблачную ночь.

На специальном сайте института метеорологии Финляндии под названием Auroras Now! даже можно подписаться на рассылку: если вероятность природного явления увеличится, тебе об этом тут же сообщат. Отправляйся в районы Кильписъярви, Рованиеми и Соданкюля.

В последнем есть специальный домик Aurora House, где тебе покажут северное сияние в любое время года (правда, в проекции) и расскажут о его возникновении.

В Финляндии, чтобы увидеть полярное сияние, необязательно мерзнуть всю ночь на снегу: можно наблюдать за небом в тепле и комфорте под куполом стеклянных иглу – это возможно на курорте Какслауттанен, в деревне Неллим (Nellim Wilderness Hotel), горнолыжном курорте Луосто и других местах. Уровень цен за возможность всю ночь смотреть на звездное небо надо головой – € 150 за ночь. 

Норвегия

Северная Норвегия – одно из лучших мест для охоты за сиянием. Главные места – Лофотенские острова (добраться до заполярного архипелага непросто, но все варианты прилежно расписаны здесь) и Тромсе.

Этот город расположен в 350 километрах на север за Полярным кругом, его называют «Воротами в Арктику», а чтобы тебе не было скучно ждать небесного светового шоу, зимой здесь проводят международный музыкальный фестиваль Northern Lights Festival.

Свое приложение для оповещения о сиянии есть и в Норвегии – скачивай Norway Lights.

Исландия

Еще одно отличное место для желающих поймать северное сияние, где долгие часы темноты сочетаются с ясной погодой. Варианты такие: можешь оставаться в городе, проверяя прогноз по полярному сиянию, но приготовься сорваться подальше от городских огней, если вероятность будет большой.

Даже в Рейкьявике можно заранее найти укромное местечко в каком-нибудь неосвещенном парке. Местные советуют маяк Grótta на северо-западной крайней точке столицы – световое загрязнение там минимальное, а поблизости есть геотермальный бассейн, который поможет скоротать ожидание.

Можешь поучаствовать в специальном туре – их в Исландии предлагают множество: подешевле – на автобусах из Рейкьявика (от € 50), подороже – на джипах с индивидуальной программой на несколько дней (до € 2000). Конечно, можешь сразу взять авто в аренду и отправиться на поиски самостоятельно.

Заодно и волшебную природу острова посмотришь, но учти, что вести машину придется в условиях суровой северной зимы.

Швеция

В шведском Абиско есть специальный центр Aurora Sky Station, который в 2015 году издание Lonely Planet назвало лучшим местом, чтобы увидеть северное сияние. Добраться можно ежедневно самолетом из Стокгольма до Кируны, а оттуда каждый день организуют трансфер до Абиско. Само место находится в национальном парке вдали от света крупных городов, так что условия тут действительно исключительные.

https://www.youtube.com/watch?v=FYvT9B07cSc

Фото — unsplash.com

Источник: https://34travel.me/post/aurora-borealis

Север в работах художников | Искусства и ремесла Кольского Севера

Н.В. Вехов

«В безбрежном океане мерещатся миражи, чудятся допотопные животные,
и в душу невольно заползает мистический ужас»

С.В. Малютин. Портрет
В.В. Переплетчикова

Отечественный художник Василий Васильевич Переплётчиков (1863 — 1918) — один из известных живописцев конца XIX — начала XX вв. Но при жизни и после его произведения не были показаны ни на одной персональной выставке.

В наше время работы Переплётчикова разбросаны по государственным музеям и частным коллекциям, его имя основательно забыто, хотя он был фигурой примечательной, активно участвовавшей в художественной жизни Москвы и Петербурга на протяжении более двух десятилетий.

Север в творчестве В.В. Переплётчикова — одна из главных тем.

Впервые Василий Васильевич отправился сюда в 1902 году, в этой поездке его сопровождал один из соратников по Училищу живописи, ваяния и зодчества и «Миру искусства» Сергей Арсеньевич Виноградов; с ним Василий Васильевич ранее путешествовал по Волге.

Вообще, Переплётчиков входил в число активно разъезжающих художников. До Русского Севера районами его творческих поездок, помимо Волги, являлись Ока, Протва, Кама, многие другие места Центральной России, Печерский монастырь, Финляндские шхеры, Урал и т.д.

Северу В.В. Переплетчиков посвятил двенадцать лет. Точной географии его поездок Архангельской губернии — в какие годы и куда он ездил, установить пока не удалось. Маршруты путешествий частично прослеживаются по названиям картинам художника и его публикациям.

Это — область Подвинья (селения, расположенные по берегам Северной Двины), острова Северной Двины — Куростров и Охтостров, входящие в Холмогорскую Луку (один из древнейших районов заселения области русскими), р.

Пинега, западное побережье Белого моря — от Кандалакши до Кеми, возможно, и южнее, Онежский берег и р. Онега, р.

Сухона, Сийский и Красногорский монастыри, в 1913 году на пароходе Архангельско-Мурманского срочного пароходства художник плавал на Новую Земля и пробыл там два месяца (июль, август). Возможно, это лишь часть тех мест, где бывал В.В. Переплётчиков.

В.В. Переплетчиков. Селение Порог на реке Вонгуде. Картон, гуашь. 1911 год. 

Увиденное уже в первом путешествии по Северу произвело на художника неизгладимое впечатление: «Природа суровая и величавая, полная жуткой прелести и неразгаданной тайны.

Солнце в этой стране светит целый день, так что теряешь в конце концов представление о времени. Не то день, не то ночь. В безбрежном океане мерещатся миражи, чудятся допотопные животные и в душу невольно заползает мистический ужас».

Именно поэтому Василий Васильевич год за годом упорно отправлялся на Архангельский Север.

В.В. Переплетчиков. Белая ночь. 1907. Картон. гуашь, акварель. темпера.

Поездки В.В. Переплётчикова по Северу были тяжелы и опасны. Вот, например, как он писал о плавании по Белому морю в шторм и туман: «Било и трепало наш пароход почти весь двухнедельный рейс. Часов двенадцать стояли под туманом. Кругом ревущий океан, весь слившийся с белой мглой.

Пароходные тревожные свистки и мерный, умирающий в пустом покрове тумана, звон колокола на вахте». Но даже несмотря на то, что «суров и неприветлив Север, но меня к нему тянет. Поеду опять к Ледовитому океану, к большим сильным людям».

Читайте также:  В. а. гаврилин "времена года" осень / описание произведения

Стихия была явно ему «по вкусу», когда «вокруг все слишком уж спокойно, я ничего не могу чувствовать».

Среди серий его северных работ — «Север. Архангельская губерния» и «Север. Новая Земля», другие. далее >>

В сентябре два чудесных художника, Алина Лесова и Анна Михайлова, проведут пленэр на Кольском полуострове, на берегу Белого моря, и вы еще можете успеть записаться.

Предполагаемая программа: 6 дней (с 16 по 21 сентября) по 2 мастер-класса – до обеда и после.

Места проведения: Умба (старинное поморское село, XV века), Колвица (море, сопки, водопад и милые деревянные домики на берегу) и Варзуга (старинное и когда-то крупнейшее село Кольского полуострова, там знаменитая деревянная церковь и тоже домики).

Стоимость: питание + проживание + транспорт = ориентировочно 11 т.р.
Участие в мастер-классах = 6 т.р.

Дополнительно к этому: проезд до г. Кандалакша (Мурманская железная дорога, примерно 20 ч от Санкт-Петербурга).

Количество человек в группе: 8-12 человек.

Для записи и дополнительных вопросов обращайтесь непосредственно к Анне Михайловой: eddy@bk.ru

Это очень необычная публикация. Это разговор двух художников, влюбленных в Шпицберген.

Норвежского художника Улафа Стурё, который живет на Шпицбергене уже двадцать лет, и нашего постоянного автора,  русского художника Анны Михайловой, которая первый раз увидела Шпицберген три года назад.

А впервые опубликован этот материал был в журнале “Русский вестник Шпицбергена” – единственном в России и мире русскоязычном издании, целиком посвященном этому удивительному полярному архипелагу.

Анна Михайлова

Прислушиваясь к деревьям и камням

Улаф Стурё – известный норвежский художник, уже два десятка лет живущий на Шпицбергене. Его мастерская стоит на самом берегу фиорда. Сейчас, когда мы разговариваем через мессенджер фейсбука – он у себя в мастерской; день, должно быть, ясный – дом полон света.

–​ Улаф, я вижу, полярная ночь закончилась?

– Да, солнце возвращается на Шпицберген. С 15 февраля примерно три недели – мое любимое время, фантастически синие рассветные сумерки.

Несколько дней назад, когда в городе еще не было солнца, мы поднялись на ледник, чтобы увидеть верхушки самых высоких гор, уже поймавших первые в этом году лучи. Солнце возвращается, и с ним вместе возвращается надежда – для каждого своя.

А я с этой прогулки принес идею новой картины: несколько собак на склоне, голубой снег и вершины дальних гор залиты теплым светом – как свидетельство завершения полярной ночи.

Своеобразная природа Шпицбергена и переменчивый свет дают художнику широкий простор для творчества. Фото из архива Улафа Стурё.

– Улаф, вы ведь хорошо знаете Шпицберген, побывали в разных его уголках?

– Первые десять лет, пока я не обосновался в Лонгьире, я бывал на Шпицбергене наездами, жил в разных местах: в Ис-фьорд-радио, в Ню-Олесунне. Шпицберген был моей мечтой с детства. Друг моего отца обещал ему, что научит меня охотиться, ловить рыбу, жить в лесу – так что он брал меня с собой в свою лесную избушку.

Там мне однажды попалась книга «Холодный берег», которую написал Хельге Маркус Ингстад, полярный исследователь, один из первых губернаторов Шпицбергена. Я прочел ее и понял, что просто должен туда поехать… Наша жизнь складывается из мыслей: вчерашние мысли превращаются в сегодняшнюю реальность, а то, что у нас в голове сегодня, определяет нашу завтрашнюю жизнь.

Так и я: думал-думал о Шпицбергене – и вот оказался здесь.

далее >>

Вторая статья из цикла, посвященного первым художникам Русского Севера.

Николай Владимирович Вехов

«Молодой человек, имеющий геогностические сведения и готовый ко всяческим лишениям»

В 1837 г. в России была организована академическая экспедиция на Новую Землю под руководством одного из известнейших в стране естествоиспытателей, ординарного академика Петербургской Академии наук Карла Максимовича Бэра (1792 — 1876).

Результаты этой экспедиции в своё время были не полностью изданы, да и то лишь на немецком языке, ныне они почти не известны широкому читателю. По обычаям того времени в подобные путешествия брали художников, чтобы те запечатлевали увиденные достопримечательности «новых земель», события и многое другое. В составе экспедиции К.М.

Бэра также был художник Карл Христианович фон Редер (1800-?). Его картины, вернее рисунки, хотя их часто, как было принято в старину, называли таблицами, стали первыми, достоверно отображающими Арктику и её главные природные особенности. О К.Х.

фон Редере известно очень немного: он преподавал минералогию и горную технику в Технологическом институте и Санкт-Петербургском пробирном училище. В 1840 г. Редер посетил и восточные регионы Лапландии, часть которых входила в состав Российской империи.

«При разборе в 1933 г. на складе Академии Наук старых изданий неожиданно нашлись в небольшом количестве рисунки, иллюстрирующие путешествие акад. К.М. Бэра в 1837 г. на Новую Землю. Исполнены они были художником Редером (Rader), сопутствовавшим Бэру в его экспедиции.

Редер, бывший в то время студентом Горного института, и вместе с тем горным чиновником СПб. Монетного двора (гиттенфервальтером), а также преподавателем рисования в школе при Монетном дворе, был рекомендован Бэру не только как художник, но и как «молодой человек, имеющий геогностические сведения и готовый ко всяческим лишениям»».

Серия этих рисунков в количестве семи, переведенная на камень W. Раре в литографии Тюлева, должна была составить предназначавшийся для продажи альбом, под заголовком „К.Е. Baer’s Reise auf Nowaja Semlja”.

Однако дело до этого не дошло ввиду того, что, будучи отвлечен другими работами, Бэр не дал к уже готовым таблицам необходимого объяснительного текста. Так эти иллюстрации и пролежали на складе Академии, не увидев света, 96 лет (срок на момент публикации цитируемой статьи М.М. Соловьёва. – Н. Вехов).

Между тем они заслуживали другой участи. Рассматриваемые рисунки представляют собой ценный материал в ряду весьма скудных данных, имеющихся об этой экспедиции. По словам исследователя Новой Земли, А.И. Толмачева, они настолько точно воспроизводят новоземельские картины природы, что не лишены и сейчас естественно-научного значения.

Но прежде всего они интересны для истории науки, как изображения Новой Земли, воспроизведенные около ста лет назад очевидцем-художником под наблюдением крупнейшего естествоиспытателя Бэра. Наконец, нельзя отказать им, по отзывам компетентных лиц, и в чисто художественном значении.

Это очень типичные для своего времени литографии с авторской акварельной окраской, весьма характерные для раннего периода литографской техники.

Произведения эти представляют собой прекрасно разработанные, тонко сделанные пейзажи, несомненно свидетельствующие о незаурядном даре опытного художника-пейзажиста. Менее удавались Редеру, повидимому, человеческие фигуры, судя по группе самредов на одном из его новоземельских рисунков.

Зато вид на лапландскую деревню Пялицу должен был бы, по мнению специалиста по литографии П.Е. Корнилова, занять место в ряду литографий Русского музея.

Содержание исполненных Редером таблиц таково. Одна из них представляет собой стоянку экспедиции в Белом море у Лапландского побережья». Это был первый пункт отправившейся из Архангельска на шхуне «Кротов» экспедиции, которую художник запечатлел на своей картине.

Шхуна «Кротов». Художник К. Редер

далее >>

Первая статья из цикла, посвященного первым художникам Русского Севера.

Николай Владимирович Вехов

«Почетный вольный общник Императорской Академии художеств»

Портрет поручика Валериана Галямина. 1816 г. Художник Франц Шмитц

Одним из первых, если не первым, среди отечественных художников, на чьих полотнах запечатлён Север, стал Валериан Емельянович Галямин (1794-1855).

Получив образование в институте инженеров путей сообщения и прослужив сначала по инженерной части, а потом в свите Его Величества по квартирмейстерской части, в 1823-начале 1826 гг., в чине подполковника, он состоял инспектором классов (помощником директора) училища топографов, но в начале 1826 г.

его арестовали по делу декабристов. Вина была пустяковая. Получив 14 декабря 1825 г. от одного из декабристов письмо, которое тот просил отправить по почте, Галямин никуда его не отправил, а сжег, но никому об этом не доложил. Арестованный же декабрист, сообщил о письме на одном из допросов.

Галямина арестовали, но ограничились тем, что перевели служить из Петербурга в Финляндию. Видимо, Галямин сразу был направлен на север Финляндии, в Лапландию, поэтому и оказался в Архангельске.

Дальнейшая судьба Галямина была вполне благополучной. В 1828-1829 гг. он принимал участие в войне с Турцией, стал полковником. В 1830-1831 гг.

подавлял польский мятеж, отличился при штурме Варшавы, за что был награжден золотой шпагой. В 1832 г. Галямин перешел на гражданскую службу, и был назначен директором Императорского фарфорового завода.

Вышел в отставку по болезни в 1848 г. и умер в 1855 г. в Петербурге.

Находясь в 1825-1826 гг.

в ссылке в Лапландии, Галямину, как специалисту-топографу, была поручена очень ответственная работа — участие с российской стороны в решении многовековой проблемы по демаркации границы на спорной территории в Лапландии между Шведско-Норвежским королевством (Финляндия входила тогда в состав Шведско-Норвежской унии, королевства) и Российской империей. И хотя в качестве награды за успешное участие в этом мероприятии В.Е. Галямин получил орден Меча от шведского короля, в России его имя «проклинали» долгое время. Подойдя в известной степени формально к своей миссии и не познакомившись с реальным состоянием дел, не удосужившись даже осмотреть местность, где будет проходить государственная граница после заключения договора, Валериан Емельянович согласился на все условия нашего северного соседа по прохождению границы в Лапландии.

С «подачи» В.Е. Галямина 2 (14) мая 1826 г. в Санкт-Петербурге результаты этих переговоров реализовались в соответствующей конвенции, подписанной Российским правительством и Шведско-Норвежской унией. Это событие ещё долго вызывало недовольство архангельской губернской администрации, в чьём ведении находилась тогдашняя территория Русской Лапландии. далее >>

Перед вами две акварели. На обеих – побережье Белого моря около поселка Лувеньга. Первая акварель написана с натуры в 1989 году. Вторая – по памяти, через 28 лет.

Автор этих работ – Ирина Реброва. За годы, прошедшие между двумя акварелями, она успела превратиться из юной студентки во взрослую женщину, родить детей. В её жизни появились новые интересы, изменилась специальность и место работы. Изменилось почти всё, но не любовь к акварели и к Северу. 
Рассказывает Ирина Реброва: далее >>

Анна Михайлова на Шпицбергене

2-3 декабря 2017 года Анна Михайлова будет проводить в Москве мастер-класс “Арктический пейзаж”.

“Для меня особенно вдохновляющим является арктический пейзаж.

Я считаю, что именно Арктика – самый удачный объект для работы акварелью, который наилучшим образом подчеркивает ее преимущества  –  возможность создавать  живописные заливки, тонкие графичные детали и строгий точный силуэт.

Поэтому я предлагаю именно эти сюжеты для отработки акварельной техники. В зависимости от пожеланий участников  мы сосредоточимся на теме отражения в воде, рельефа заснеженных гор и ледников, полярного сияния”. Анна Михайлова 

Программа мастер-класса:

1. Рассказ о подходах и приемах 2. Демонстрация мастера

3. Практика участников под руководством мастера

Стоимость участия в мастер-классе – 11 000 руб. за оба дня или 6 500 руб за 1 день на выбор.

22 апреля в Баренцбурге на архипелаге Шпицберген состоится открытие Выставочного центра. Одновременно состоится открытие выставки работ Анны Михайловой “Легенды о полярном сиянии”.

15 сентября во Дворце культуры г. Полярные Зори открывается выставка акварелей Анны Михайловой “Грумант”. На выставке будут представлены работы, сделанные Анной на Шпицбергене.

Открытие в 18.30. На открытии Анна проведет демонстрационный мастер-класс.

28 июля в Мурманском краеведческом музее состоялась выставка картин «Заполярье глазами современных художников» (в рамках международного социально-культурного проекта Вячеслава Заренкова «Созидающий мир»). Выставка работала один день, далее она будет экспонироваться в Центральном выставочном зале «Манеж» (г. Санкт-Петербург).

Участники выставки – студенты и выпускники Санкт-Петербургского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е. Репина.

В течение двух недель художники работали в Заполярье, посетили Кандалакшу, Мончегорск, Апатиты, Кировск, Ковдор, Ловозеро и Териберку.

В этих местах художники останавливались на небольшие, от двух до пяти часов, пленэры. Результатом поездки стали 63 картины. далее >>

Источник: http://kola.gallery/category/sever-v-rabotah-hudozhnikov/

Ссылка на основную публикацию