Томас стернз элиот «пейзажи»

Малые стихотворения (Элиот Томас Стернз)

Томас Стернз Элиот

Малые стихотворения

x x x

Очи, что видал в слезах,

Как в тумане,

Здесь, в призрачном царстве смерти

Виденьем явились эти глаза,

Но мне не видна ни одна слеза,

Это мое наказанье.

Это мое наказанье

Глаз не увижу сих,

Твердого взгляда их,

Глаз не увижу до

Входа в царство истинной смерти,

Где так же, как здесь,

Вспыхнут глаза на миг,

На мгновенье сверкнет слеза,

Чтобы нас предать осмеянью.

Перевод Я. Пробштейна

x x x

В четыре ветер налетел

Колокола он раскачал

Меж смертью вознося и жизнью

Здесь — в царстве призрачной смерти

Запутанной борьбы тревожит отзвук

Что это — сон или другое:

В воде чернеющей реки

Привиделось лицо в слезах?

По ту сторону черной реки

Вижу врагов с мечами в руках.

За истинной смерти рекою

Всадники Ада с мечами в руках.

Перевод Я. Пробштейна

ПЯТЬ УПРАЖНЕНИЙ ДЛЯ БЕГЛОСТИ ПАЛЬЦЕВ

1. Строки персидскому коту

Певчие птицы, найдя приют

На площади Рассела, в сквере поют.

Под сенью деревьев нет утешенья

Для дум усталых, желаний острых

И нет отрады для взгляда

Медвежонка из плюша. Спасенье

Только в печали. Дарует ли отдых

Стул хромой? Уймется ль сердечный зуд?

Почему летний день течет еле-еле?

Когда же время пройдет в самом деле?

2. Строки йоркширскому терьеру

Деревце в буром поле стояло,

Деревце было кривым и сухим,

А в черном небе из тучи зеленой

Силы природы истошно вопили,

Грохот и визги неслись с небосклона,

Но псу тепло и не страшно, над ним

Большое пуховое одеяло.

Но все-таки бурое поле пугало,

И засохшее деревце в поле стояло.

Однако пушистые псы и котята,

Однако желейные псы и котята,

И даже могильщики станут прахом когда-то.

На этом я думы свои прерываю,

Я, маленький песик, в передние лапы

Мордой уткнувшись, глаза закрываю.

3. Строки утке в парке

В воде трепещет длинный луч,

Проснулось утро, из-за туч

Заря спускается по склону.

В пруде не водятся тритоны,

Лишь селезень да утка сонно

Плывут. Я утреннее небо

Видал, Вина вкусив и Хлеба,

Пернатым уделю щепоть

Того, что в пищу дал Господь,

Пусть руку с хлебом заодно

Пощиплют — знаем мы давно,

Что любознательный червяк

Самодовольный наш костяк

Изучит и пощиплет плоть.

4. Строки Ральфу Ходжсону, эсквайру

Как я рад встретить мистера Ходжсона!

(Эта встреча для каждого счастье.)

Речь его мелодична,

А песик отличный

Баскервильский — по знаку хозяина

Он рванется за вами отчаянно

И разорвет вас на части.

Как я рад встретить мистера Ходжсона!

Обожаемый официантками

(Он для них посетитель особенный),

Обладая большими талантами,

Пирожок он кладет

В свой изысканный рот,

И пирог исчезает крыжовенный.

Как я рад встретить мистера Ходжсона!

У него 900 канареек,

Над его головой, словно нимб,

И касатки порхают, и феи.

Как я рад встретить мистера Ходжсона!

(Ищет всякий знакомства с ним.)

5. Строки для Кускус-каравая

и Мирзы Мурада Али Бека

Я не рад встрече с мистером Элиотом!

На церковника слишком похож он:

Губы чопорно сжал,

Брови грозно собрал,

А разговор непреложно

Сводит он к Если, Возможно,

Как Будто, Но и Однако.

Я не рад встретить мистера Элиота

С итальянскою шляпой

И с бесхвостой дворнягой,

И в пальто меховом,

И с облезлым котом.

Я не рад встрече с мистером Элиотом!

(Пусть не вымолвит слова при этом.)

Перевод Я. Пробштейна

ПЕЙЗАЖИ

1. Нью-Гемпшир

Голоса детей в саду,

Плоды еще не созрели,

Рыжая головка, красная головка

Мелькают сквозь зелень.

Черное крыло, белое крыло в вышине,

Двадцать лет прошло — и конец весне.

Нынешнее горе, ожиданье бед,

Спрячь меня, укрой, листьев свет.

Черное крыло, рыжая головка,

Вверх — вниз,

Веселись,

Держись, на яблоню взбираясь ловко.

2. Вирджиния

Красная, красная речка.

Тягучее зноя теченье

И есть тишина.

Воля недвижна так не бывает,

Как недвижна река. Только ли

По случайной пересмешника нотке

Чувствуешь зноя движенье?

Застыли холмы. Ворота. Деревья,

Белесые и розоватые, ждут, ожидают.

Застой, затуханье. Или жизнь

Без движенья. Но вечно в движенье

Железные мысли — пришли со мной

И уходят со мной

Красная, красная речка.

3. Уск

Тише: ветку сломишь невзначай,

Не увидишь здесь

Белого оленя у белого ручья.

Оглянись — не наткнись — старых чар

Не буди. Чуть спустись,

Осторожно, не сорвись вниз.

Погляди:

Под гору и вверх ползут пути,

Там отыщешь отдых,

Где ложится серый свет на зеленый воздух.

Молится паломник, небо в звездах.

4. Рэннох, под Гленкоу

Здесь голодают вороны, терпеливый олень упорно

Ищет пищу, чтоб самому стать добычей. Меж

Мшистым болотом и рыхлым небом не сыщешь места

Ни для разбега, ни для полета. Крошится материя.

В разреженном воздухе ледяная луна

Или пылающий серп. Тропинка вьется среди

Апатичных обломков давней войны,

Безжизненных груд металла;

Неразборчивый гомон греха сродни

Тишине. Память сильней

Мертвых костей. Следом тащится честь,

У нее такая длинная тень, что костям

Не под силу тягаться с ней на этой

Длинной тропе.

5. Кэйп Энн

Скорей, скорей, послушай скорей, как поет воробей,

На заре, на закате поет полевой воробей,

Водяной воробей. Гляди, как вертится,

Танцует в полдень щегол. Может быть, встретится

Певчий пугливый дрозд. В небе звенит

Перепелки пронзительный свист. Куропатка сидит,

В камышах затаившись. Иди по следам водяного

дрозда.

Гляди, как ласточка в танце взвилась стрелой.

Тишь. Молча приветствуй летучую мышь над землей!

Все восхитительны. Очень милы. Очень. Очень.

И все же оставь эту землю, оставь навсегда

Ее хозяину истинному — сильной чайке морской.

Хватит льстить. Разговор закончен.

Перевод Я. Пробштейн

СТРОКИ ДЛЯ СТАРИКА

В ловушке-яме тигр взбешен,

Хвостом колотит, как хлыстом,

Почти как я, неистов он,

Когда увижу, как мой враг

Висит на дереве, дурак,

Иль вдруг почую вражью кровь.

Я обнажаю мудрый клык,

С шипеньем высунув язык,

Не ведает юнца любовь

Ни горечи такой, ни страсти.

И в золотом глазу моем

Себя увидевший болван

Поймет, что вправду он чурбан.

В моем кто усомнится счастье?

Перевод Я. Пробштейна

Примечания

Названия стихотворений из цикла «Пейзажи» носят условный характер.

Два первых — названия штатов США, два последующих — названия деревушек на северо-востоке США, название пятого — мыс Энн в штате Массачусетс.

В данных комментариях частично использованы примечания из предыдущих русских изданий Элиота, а также неизданный комментарий одного из переводчиков. Подстрочные примечания к переводам А. Сергеева выполнены В. Муравьевым.

Переиздание переводов произведено по книгам:

1. Элиот Т. С. Избранная поэзия / СПб.: «Северо-Запад», 1994.

2. Элиот Т. С. Камень / «Христианская Россия», 1997.

3. Строфы века-2: Антология мировой поэзии в русских переводах XX века / Сост. Е. В. Витковский. М.: «Полифакт. Итоги века», 1998.

4. Элиот Т. С. Убийство в соборе / СПб.: «Азбука», 1999.

В. Топоров

Источник: http://bookre.org/reader?file=106730

Стихотворения и поэмы

«За приоритетное новаторство в становлении современной поэзии» – такова была формулировка, с помощью которой Нобелевский комитет объяснил своё решение 1948 года: присудить премию поэту, драматургу и эссеисту Томасу Стернзу Элиоту. В Элиоте соединено до известной степени несоединимое.

Американец, чьи предки поселились в Массачусетсе ещё в XVII веке, он с 1914 года становится экспатриантом, а в 1927-м принимает британское подданство.

Автор «Бесплодной земли» (1922), образца модернистского (в широком смысле слова) верлибра — затруднённой для восприятия поэмы, — Элиот также писал общедоступные шуточные стихи о кошках, рецензировал детективы, был любителем кроссвордов и пасьянсов, развлекал друзей, читая наизусть куски из рассказов Артура Конан-Дойля о Шерлоке Холмсе.

Данный том даёт полное представление о творчестве Томаса Стернза Элиота. Подробные примечания и обширная ознакомительная статья от одного из переводчиков и составителя этого сборника Яна Пробштейна помогают не запутаться в образности и метафоричности одного из ярчайших представителей модернизма.

Очень здорово, что многие стихотворения и поэмы даны сразу в нескольких переводах.  

Книгу открывает «Любовная песнь Дж. Альфреда Пруфрока», которая знаменовала приход в поэзию смелого преобразователя стиха.

Чувство «социальной горечи», порожденное мировой войной, нашло в поэзии Элиота более концентрированное выражение, чем в стихах «окопных поэтов», несмотря на отсутствие в ней образов войны. Темой ранних стихов Элиота стали одиночество, бесприютность, ущербность человека.

В Пруфроке Элиот воплотил недееспособность своих современников и в то же время обнажил их боль, их душевную муку.

Читайте также:  Родион раскольников: характеристика и образ героя в романе ф.м. достоевского "преступление и наказание"

Его герой в сбивчивом монологе замахивается на большое: жаждет «в комок рукою стиснуть шар земной / И покатить его к убийственному вопросу», воображает себя Лазарем, что «восстал из гроба,/ Вернулся, чтоб открылось всё, в конце концов». Но при этом рефреном звучит: «И как же я осмелюсь?», «Короче говоря, я не решился». И откровенное признание: «Нет! Я не Гамлет и не мог им стать…» 

Кажущаяся бессвязность стихотворения Элиота – осознанный приём. Это расчёт, возведённый в тайну. Образование небывалых связей и нарушение привычных внутренне оправданны, смысловые сдвиги отражают неупорядоченность и бессмыслицу мира, каким он виделся поэту.

Единство стихотворения создаётся и чисто структурными связями – повторами и вариациями, как в фуге.

Именно через овладение стихотворной техникой Элиот сумел сделать ощутимым для всех душевный надлом людей «потерянного поколения», на десятилетие предвосхитив Хемингуэя, Ремарка, Олдингтона и Дос-Пасоса с их романами.

Элиот видел свой поэтический долг в том, чтобы раскрыть «сознание вечного и сегодняшнего в их единстве». Только миф мог позволить превратить мировое время в безвременной мир.

Главным для поэта было передать не трагедию конкретного исторического времени, а трагедийность бытия как таковую.

«Использование мифа, проведение постоянной параллели между современностью и древностью есть способ контролировать, упорядочивать, придавать форму и значение тому громадному зрелищу тщеты и разброда, которое представляет собой современная история».

В «Бесплодной земле» он соединяет различные образы и сюжетные ходы, почерпнутые из иудео-христианской, античной и восточной мифологии. С той же целью, с которой он обратился к мифу, поэт использует литературные заимствования – цитации, аллюзии, реминисценции из поэтов древности и современности.

В первой части «Погребение мёртвого» намечаются основные мотивы, главный из которых – мотив безжизненности, опустошённости, умирания.

Реминисценции из пророчеств Иезекииля и Экклезиаста: «Что там за корни в земле, что за ветви растут/ Из каменистой почвы? Того, сын человека,/ Ты не скажешь, не угадаешь, ибо узнал лишь/ Груду поверженных образов там, где солнце палит,/ А мёртвое дерево тени не даёт…» – вводят мотив пустыни, который, возникнув и в последней части поэмы, является её смысловым обрамлением.

Совмещая времена, свободно скользя из одной эпохи в другую, в последней, пятой части поэмы «Что сказал Гром» поэт выстраивает в один ряд уже погибшие и ныне гибнущие цивилизации: «Рушатся башни/ Иерусалим, Афины, Александрия/ Вена Лондон/ Призрачный». Герой ощущает смерть, везде, во всём ему чудится её присутствие.

«Полые люди» стали как бы завершающим аккордом в жестокой симфонии «Бесплодной земли».

Эта «пятичастная сюита», как критики называют произведение, подхватывает тему опустошённости современного человека и доводит её до жуткого конца: «Мы полые люди,/ Набитые чучела,/ Сошлись в одном месте, -/ Солома в башках!/ Шелестят голоса сухие,/ Когда мы шепчемся вместе,/ Без смысла шуршим,/ Словно в траве суховей,/ Словно в старом подвале крысы большие/ По битым стеклам снуют».

«Эта вещь дает точное представление о настроениях образованных людей во время психологической катастрофы, последовавшей за мировой войной, – писал в 30-е годы Дэй Льюис, один из поэтов-оксфордцев.

– Она показывает нервное истощение, распад сознания, копание в самом себе, скуку, трогательные поиски осколков разбитой веры – все симптомы того психического недуга, который свирепствовал в Европе».

Многие были удивлены тем, что духовная эволюция привела Элиота в лоно англокатолицизма. Между тем, он всегда следовал этическому учению христианства.

От Плотина через святого Августина и Фому Аквинского это учение развивало идею, что зло есть не самостоятельная категория, а негатив добра. Сон добра плодит зло.

Этой идее подчинена поздняя поэзия Элиота, вершинами которой являются поэма «Пепельная среда» (1930), стихотворная драма «Убийство в соборе» (1935) и поэма «Четыре квартета» (1935-42) – лирический итог его творчества. От скепсиса к вере – таков был его новый путь.

Читатель, не приемлющий теологических идей «Пепельной среды», не может не ощутить напряженности и интенсивности лирического чувства. Оно – в удивительной музыкальности. Это самая «личная» из поэм Элиота носит характер ритуального псалма.

«Четыре квартета» сложным переплетением тем, внезапными поворотами в их движении походят на бетховенские. Автор упорно добивался сходства. «Было бы ошибкой допускать, что вся поэзия должна быть мелодичной или что мелодия есть главнейший принцип музыкальности.

Диссонанс, даже какофония, имеют свои права, точно так же, как в стихотворении должны быть переходы между пассажами большей и меньшей напряжённости, чтобы дать ритм пульсирующей эмоции, столь необходимой для музыкальной структуры целого».

Эти строки из эссе «Музыка поэзии» объясняют те новшества, на которые он решился в «Четырёх квартетах».

Сквозной темой поэмы является лишь намеченная в «Пепельной среде» тема движущегося времени, его соотношения с покоем и вечностью. У Элиота время смещено и относительно (ведь он современник Эйнштейна!).

 «Настоящее и прошедшее,/ Вероятно, наступят в будущем,/ Как будущее наступало в прошедшем». Как прошлое неотделимо от настоящего, так же неразрывны, по Элиоту, жизнь и смерть: «Мы умираем с теми, кто умирает; глядите –/ Они уходят и нас уводят с собой.

/ Мы рождаемся с теми, кто умер; глядите –/ Они приходят и нас приводят с собой».

Значительное место в «Квартетах» Элиот как религиозный поэт уделил теме поэтического долга, который, по Элиоту, «лишь косвенно является долгом перед своим народом, прежде всего – это долг перед своим языком: обязанность, во-первых, сохранить этот язык, а во-вторых, его усовершенствовать и обогатить». При этом поэт обречён на подвижничество: «Забота наша, речь нас подвигала/ Избавить племя от косноязычья,/ Умы понудить к зренью и прозренью». 

Время от времени Элиот сочинял забавные стихи о кошках для своих крестников. И вот осенью 1939 года выходит книга стихов «Из популярной науки о кошках, написанной Старым Опоссумом» (литературное прозвище Элиота, данное ему Эзрой Паундом).

Кто бы мог подумать, что в 1980-х годах знаменитый композитор Эндрю Ллойд Уэббер создаст прославленный мюзикл «Кошки».  В его карьере это был первый случай: обычно слагали стихи на его музыку, а тут он должен был идти вслед за Элиотом.

 

Источник: http://vilka.by/all_books/stihotvoreniya_i_poemy_eliot/

Книга — Полые люди. Стихотворения — Томас Элиот Стернз — Читать онлайн, Страница 14

Закладки

В буром тумане зимнего полдня

М-р Евгенидис, купец из Смирны,

Небрит, но карманы набиты изюмом

С. i. f. Лондон, оплата налицо,

На ломаном французском пригласил

Позавтракать в отель на Кэннон-стрит,

А потом и на уикэнд в Метрополь.

В лиловый час, час разгибанья спин,

Когда мотор толпы на холостом ходу

Ревет, подобно ждущему такси,

Я, слепец Тиресий, пройдя стезей двойной,

Старик с грудями женскими, зрю и реку:

В лиловый час пришествия домой

Уже открылась гавань моряку,

И машинистка дома за еду

Садится, прибрав остатки завтрака, консервы.

Хватает ветер лифчики с окна,

Что сушатся еще в закатные часы,

А на диване (где, по всей вероятности, и спит она)

Чулки валяются, тапки и трусы.

И я, Тиресий, с дряблыми грудями,

Тут не пророчу, тут один финал —

Я сам гостей подобных принимал.

Вот он пред ней — прыщавый клерк, плебей,

Его бравада, мне по крайней мере,

Напоминает шелковый цилиндр

На брэдфордском миллионере.

Труба зовет его, окончен ужин,

Она устала и утомлена,

Он к ласкам переходит, весь напружен,

Как будто бы не против и она.

Он пальцами влезает прямо в это,

Но там все безразлично, словно вата,

Его ж возня не требует ответа —

И не беда, что плоть холодновата.

(И я, Тиресий, чувствовать имел

Все, что творится на таком диване;

Тиресий, что под Фивами сидел

И с тенями Аида брел и тумане.)

Венчает все холодный поцелуй —

И он по темной лестнице уходит…

Уже едва ли думая о нем,

Она глядится в зеркало немного,

И мысль к ней приходит об одном:

«Все кончилось. И ладно. Слава Богу».

Когда девица во грехе падет

И в комнату свою одна вернется —

Рукою по прическе проведет

И модною пластинкою займется.

«Подкралась музыка по водам»,

По Стрэнду и по Куин-Виктория-стрит,

О город, город, слышу я порою

Из бара, что на Лоуэл-Темз-стрит,

Ласкающие всхлипы мандолины,

Где рыбаки, покуда нет путины,

Просиживают дни; а рядом

Ионический Собор

Св. Магнуса своим величьем поражает взор.

Пот реки

Нефть и деготь

Прилив

Баржи влачит

Красный парус

Тряпкой висит

Штиль — некому трогать.

Бревна дрейфуют

В зыби стоячей

К Гринвичу

Минуя Собачий

Вайалала лайа

Валлала лайалала

Лестер с Елизаветой

Читайте также:  Карликовая планета плутон

На веслах вдвоем

В форме раковины

Корма золотая

Шелк и порфира

Рябь набегая

Златит водоем

Звон колокольный

Белые башни

Воды уносят

В потоке своем

Вайалала лайа

Валлала лайалала

«Трамваи, пылища, грязь.

Хайбери родина. Ричмонд могила мне.

В Ричмонде я отдалась

Прямо в байдарке на дне».

«В Мургейте я. Да сама виновата.

Кончил он и начал реветь.

Он больше не будет. А я-то…

Чего уж тут! О чем сожалеть?»

«Маргейтский пляж.

Не было забот

И ничего.

И обрезков ногтей-то за это не дашь.

А мамаша уже и не ждет

Ничего».

ла ла

И я тогда пустился в Карфаген

Жжет жжет жжет жжет

Господи уповаю на Тебя

Господи уповаю

жжет

Две недели как мертв Флеб-финикиец.

Забыл он крик чаек, песнь ветерка,

Барыши и убытки.

Теченье у дна

Глодало его молча. Пока

Не вошел он, минуя старость

И юность, в водоворот.

Почти,

Ты, стоящий у штурвала, иудей или эллин,

Почти Флеба, был он красив и строен, как ты

почти.

После факельной пляски на потных лицах

После глухого молчанья в садах

После пыток в пустыне

Воплей и плача

Темницы, дворца и раскатов

Весеннего грома далеко над горами

Тот кто был жив ныне мертв

Мы что были живы теперь умираем

И терпенье кончается

Здесь нет воды лишь камни

Камни и нет воды и в песках дорога

Дорога ведущая в горы

В горы камней в коих нет воды

А была бы вода мы бы встали припали бы к ней?

Но ни встать ни помыслить средь этих камней

Солью пот и ступни в песке

Средь этих камней чуть воды бы

Мертвых гор пересохшая черная пасть

Здесь ни встать ни сесть ни упасть

Даже безмолвия нет в этих горах

Гром без дождя

И одиночества нет в этих горах

Исподлобья красные злобные лица

Смотрят глумливо из жалких лачуг

Была бы вода

А не камни

Пусть камни

Но и вода

И вода

Родничок

Лужица

Хоть бы голос воды

Не цикады

Не посвист иссохшей травы

Журчанье воды по камням

В коих дрозд-отшельник средь сосен

выводит

Кап-кап кап-кап кап-кап-кап

Но нет здесь воды

Кто он третий идущий всегда с тобой?

Посчитаю так нас двое ты да я

Но взгляну вперед по заснеженной дороге

Там он третий движется рядом с тобой

В темном плаще с капюшоном

И не знаю мужчина ли женщина

Источник: https://detectivebooks.ru/book/22121577/?page=14

Thomas S. Eliot / Томас Стернз Элиот — Стихотворения и поэмы [2013, DjVu, RUS] скачать бесплатно

Гость » 08 сен 2016, 19:38

Стихотворения и поэмы

Год: 2013

Автор: Thomas S. Eliot / Томас Стернз Элиот
Переводчик: коллектив (см. Оглавление)
Жанр: поэзия, проза, драматургия
Издательство: АСТ
ISBN: 978-985-18-2063-0
Язык: Русский
Формат: DjVu
Качество: Отсканированные страницы + слой распознанного текста
Интерактивное оглавление: Да
Количество страниц: 609Описание: В этом томе впервые на русском языке представлено практически полное собрание произведений Томаса Стернза Элиота. Большинство стихотворений и поэм дано сразу в нескольких переводах. Кроме того, в состав книги входит знаменитая «Популярная наука о кошках, написанная Старым Опоссумом».Скан и обработка мои.Точка пересечения времени с вечностью: Т.С. Элиот 5
PRUFROCK AND OTHER OBSERVATIONS (1917) 49
ПРУФРОК И ДРУГИЕ НАБЛЮДЕНИЯ 49THE LOVE SONG OF J. ALFRED PRUFROCK 51Песнь любви Дж. Альфреда Пруфрока (Перевод Я Пробштейна) 51Любовная песнь Дж. Альфреда Пруфрока (Перевод А. Сергеева) 56Песнь любви Дж. Альфреда Пруфрока (Перевод В, Топорова) 60PORTRAIT OF A LADY 65Портрет дамы (Перевод Я. Пробштейна) 65Женский портрет (Перевод В. Топорова) 69PRELUDES 74Прелюдии (Перевод Я. Пробштейна) 74Прелюды (Перевод В. Топорова) 76RHAPSODY ON A WINDY NIGHT 79Рапсодия ветреной ночи (Перевод Я. Пробштейна) 79Рапсодия ветреной ночи (Перевод А. Сергеева) 81MORNING AT THE WINDOW 85Утром у окна (Перевод Я. Пробштейна) 85«THE BOSTON EVENING TRANSCRIPT» 86Бостонская вечерка (Перевод Я. Пробштейна) 86«Бостон ивнинг трэнскрипт» (Перевод А. Сергеева) 86AUNT HELEN 87Тетушка Хелен (Перевод Я. Пробштейна) 87COUSIN NANCY 88Кузина Нэнси (Перевод Я. Пробштейна) 88MR. APOLLINAX 89Мистер Аполлинакс (Перевод В. Топорова) 89HYSTERIA 91Истерика (Перевод Я. Пробштейна) 91CONVERSATION GALANTE 92Галантная беседа (Перевод В. Топорова) 92LA FIGLIA СНЕ PIANGE 93Плачущая дева (Перевод Я. Пробштейна) 93

POEMS (1920) / СТИХОТВОРЕНИЯ 95

GERONTION 97Геронтион (Перевод Я. Пробштейна) 97Геронтион (Перевод А. Сергеева) 100Стариканус (Перевод В. Топорова) 102BURBANK WITH A BAEDEKER: BLEINSTEIN WITH A CIGAR 106Бурбанк с «Бедекером», Бляйштейн с сигарой (Перевод В. Топорова) 106SWEENY ERECT 108Суини эректус (Перевод А. Сергеева) 108A COOKING EGG 110Пока не подали яйца (Перевод В. Топорова) 110LE DIRECTEUR 112Директор издательства. Перевод С. Лихачевой (iк. пер. Баканова) 112MÉLANGE ADULTÈRE DE TOUT 113Смешение несочетаемого. Перевод С. Лихачевой (iк. пер. Баканова) 113LUNE DE MIEL 114Медовый месяц. Перевод С. Лихачевой (iк. пер. Баканова) 114THE HIPPOPOTAMUS 115Гиппопотам (Перевод Я. Пробгитейна) 115Гиппопотам (Перевод А. Сергеева) 117Гиппопотам (Перевод В. Топорова) 118DANS LE RESTAURANT 120В ресторане (Перевод Ю. Рац)0 120WHISPERS OF IMMORTALITY 122Запашок бессмертия (Перевод В. Топорова) 122Шепотки бессмертия (Перевод А. Сергеева) 123MR. ELIOT’S SUNDAY MORNING SERVICE 125Воскресная заутреня мистера Элиота (Перевод А. Сергеева) 125SWEENY AMONG THE NIGHTINGALES 127Суини среди соловьев (Перевод А. Сергеева) 127

THE WASTE LAND (1922) / БЕСПЛОДНАЯ ЗЕМЛЯ 129

Перевод всего цикла Я. Пробштейна 131I. THE BURIAL OF THE DEAD 131I. Погребение мертвеца 131II. A GAME OF CHESS 134II. Игра в шахматы 134III. THE FIRE SERMON 138III. Огненная проповедь 138IV. DEATH BY WATER 143IV. Смерть от воды 143V. WHAT THE THUNDER SAID 144V.

Что сказал гром 144Перевод всего цикла А. Сергеева 149I. THE BURIAL OF THE DEAD 149I. Погребение мертвого 149II. A GAME OF CHESS 152II. Игра в шахматы 152III. THE FIRE SERMON 155III. Огненная проповедь 155IV. DEATH BY WATER 160IV. Смерть от воды 160V. WHAT THE THUNDER SAID 161V.

Что сказал гром 161

THE HOLLOW MEN (1925) / ПОЛЫЕ ЛЮДИ 165

В переводе Я. Пробштейна 166В переводе А. Сергеева 171В переводе В. Топорова 176

ASH WEDNESDAY (1930) / ПЕПЕЛЬНАЯ СРЕДА 181

В переводе Я. Пробштейна 182В переводе А. Сергеева 192

ARIEL / АРИЭЛЬ 201

Перевод всего цикла Я. Пробштейна 202I. JOURNEY OF THE MAGI (1927) 203I. Поклонение волхвов 203 203II. A SONG FOR SIMEON (1928) 205II. Песнь Симеона 205III. ANIMULA( 1929) 207III. Animula 207IV. MARINA (1930) 209IV.

Марина 209ИЗ СЕРИИ СТИХОВ «АРИЭЛЬ» (Перевод А. Сергеева) 211I. JOURNEY OF THE MAGI (1927) 211I. Паломничество волхвов 211ИЗ СЕРИИ СТИХОВ «АРИЭЛЬ» (Перевод В. Топорова) 213V. THE CULTIVATION OF CHRISTMAS TREES (1954) 213V.

Поклонение рождественскому дереву 213

ИЗ НЕОКОНЧЕННЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ 217

SWEENY AGONISTES (1926-1927). Перевод А. Сергеева 217Суини-агонист (фрагменты Аристофановой мелодрамы) 217CORIOLAN (1931-1932) / КОРИОЛАН 229Перевод А. Сергеева 230I. TRIUMPHAL MARSH 231I. Триумфальный марш 231II. DIFFICULTIES OF A STATESMAN 233II. Муки государственного мужа 233

МАЛЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ 235

EYES THAT LAST I SAW IN TEARS 235Очи, что видал в слезах (Перевод Я. Пробштейна) 237THE WIND SPRANG UP AT FOUR O'CLOCK 238В четыре ветер налетел (Перевод Я. Пробштейна) 238FIVE-FINGER EXERCISES 239Пять упражнений для беглости пальцев (Перевод Я. Пробштейна) 239I. LINES ТО A PERSIAN CAT 239I. Строки персидскому коту 239II. LINES ТО A YORKSHIRE TERRIER 239II. Строки йоркширскому терьеру 239III. LINES TO A DUCK IN THE PARK 240III. Строки утке в парке 240IV. LINES ТО RALPH HODGSON ESQRE 240IV. Строки Ральфу Ходжсону, эсквайру 240V. LINES ТО A CUSCUSCARAVAY AND MIRZA MURAD ALI BEG 241V. Строки для Кускус-Каравая и Мирзы Мурада Али Бека 241LANDSCRAPES 242Пейзажи (Перевод Я. Пробштейна) 242I. NEW HAMPSHIRE 242I. Нью-Гемпшир 242II. VIRGINIA 242II. Вирджиния 242III. USK 243III. Уск 243IV. RANNOCH BY GLENCOE 243IV. Рэннох, под Гленкоу 243V. CAPE ANN 244V. Кэйп Энн 244LINES FOR AN OLD MAN 245Строки для старика (Перевод Я. Пробштейна) 245

THE ROCK (1934) / КАМЕНЬ 247

ХОРЫ ИЗ МИСТЕРИИ «КАМЕНЬ» 249Перевод всего цикла Я. Пробштейна9 249ПЕСНОПЕНИЯ 269Перевод всего цикла А. Сергеева 269

FOUR QUARTETS (1936-1942) / ЧЕТЫРЕ КВАРТЕТА 287

Перевод всего цикла Я. Пробштейна 288BURNT NORTON (1935) 289Бёрнт Нортон 289EAST COKER (1940) 295Ист Коукер 295THE DRY SALVAGES (1941 ) 302Драй Сэлвейджес 302LITTLE GIDDING (1942) 311Литтл Гиддинг 311Перевод всего цикла А.

Сергеева 320BURNT NORTON (1935) 321Бёрнт Нортон 321EAST COKER (1940) 327Ист Коукер 327THE DRY SALVAGES (1941) 334Драй Сэлвейджес 334LITTLE GIDDING (1942) 342Литтл Гиддинг 342

ИЗ СТИХОВ НА СЛУЧАЙ / DEFENSE OF THE ISLANDS (1940) 351

На оборону островов (Перевод А. Сергеева) 353A NOTE ON WAR POETRY 354О поэзии военного времени (Перевод В. Топорова) 354TO THE INDIANS WHO DIED IN AFRICA 356Индусам, павшим в Африке (Перевод В.

Топорова) 356ТО WALTER DE LA MARE 358Уолтеру де ла Мару (К 75-летнему юбилею) (Перевод В. Топорова) 358A DEDICATION ТО MY WIFE 361Посвящение жене (Перевод В.

Читайте также:  Рассказы о природе: автор анна киселёва (часть 2)

Топорова) 361

MURDER IN THE CATHEDRAL (1935) / УБИЙСТВО В СОБОРЕ 361

В переводе Я. Пробштейна 362В переводе В. Топорова 430

ПОПУЛЯРНАЯ НАУКА О КОШКАХ, НАПИСАННАЯ СТАРЫМ ОПОССУМОМ (Перевод А. Сергеева) 499

Знанье кошачьих имен 501Кошка гамби 503Последний бой Тигриного Рыка 505Рам-Там-Таггер 508Песнь Джеллейных кошек 510Уходжерри и Хвастохват 512Второзаконие 514Отчет об ужасном сражении пеков и полликов 516Мистер Нефисто 519Никтовити, преступный кот 521Гус, театральный кот 523Толстофер Джон, денди 525Шимблшеикс, железнодорожный кот 527Как обратиться к коту 530Кот Морган рекомендует себя 533

Примечания и комментарии 535

Оглавление 597

Статус Размер Приватный: Нет (DHT включён) .torrent скачан  1 Как залить торрент? | Как скачать Torrent? | Как смотреть и слушать онлайн?  

Источник: http://multi3ker.org/thomas-s-eliot-tomas-sternz-eliot-stihotvoreniya-i-poemi-t124450.html

Томас Элиот Стернз — Полые люди. Стихотворения, Страница 31, Читать книги онлайн

Повороти. Проворно. Мирно. Позволь нам

помереть в мире.

Едешь на ликованье, едешь сквозь ликованье,

но едешь, везя погибель в Кентербери;

Погибель собору, погибель себе и погибель миру.

Мы не хотим никаких событий.

Семь лет мы прожили мирно,

Стараясь не привлекать к себе вниманья,

Прожили, как бы прожили.

Существовали угнетение и роскошь,

Сосуществовали нищета и разнузданность,

Имели место небольшие беззакония,

Но мы-то при этом жили,

Жили и как бы жили.

Бывало, у нас не оставалось хлеба,

Бывало, урожай был богат,

Один год лил дождь,

Другой наступала засуха,

Один год некуда девать яблоки,

Другой неоткуда взять сливы.

Но мы-то при этом жили

Жили и как бы жили.

Мы блюли посты и слушали мессы,

Мы варили эль и делали сидр,

Мы запасали дрова на зиму

И говорили у очага,

И говорили у перекрестка,

И говорили отнюдь не всегда шепотом,

Жили и как бы жили.

Мы наблюдали рожденья, смерти и свадьбы,

Мы затевали всевозможные скандалы,

Мы платили всевозможные подати,

Мы сплетничали и посмеивались.

Несколько девушек исчезло необъяснимо,

И еще несколько необъяснимо уцелело.

Мы всегда чего-нибудь втайне боялись,

Каждый в отдельности, — но вполне определенного.

А ныне великий страх одолел нас, не личный

страх, но всеобщий страх,

Страх, подобный рожденью и смерти, когда

наблюдаешь рожденье и смерть —

И лишь пустота зияет меж ними: мы

Страшимся страхом, доселе неведомым, доселе

не виданным, никому из нас не понятным,

И сердца наши исторгнуты из нас, и черепа

расшелушены, как луковицы, и самости наши

потеряны,

Потеряны в последнем страхе, не виданном

и неведомом. О архиепископ Томас,

Владыко наш, о избави нас, о верни нам жить

нашей робкой, хоронящейся жизнью, не жди нас

На погибель собора, погибель твою и погибель мира.

Архиепископ, уверенный и преисполненный

роком своим, бесстрашный промежду теней,

понимаешь ли ты, чего ждешь, понимаешь ли

ты, что сулишь

Малым своим в колее, под колесами рока, малым

своим, промеж малых живущим вещей,

Черпая в черепе малых своих, званных сюда — на

погибель собора, погибель владыки, погибель

мира?

О архиепископ Томас, избави нас, оставь нас,

оставь, вступи в мрачный Дувр и под парусом через

Пролив. Томас, наш архиепископ, останешься

нашим владыкой во Франции тоже. Томас,

наш архиепископ, стреми белый парус меж

небом седым и горючей морскою волной.

Оставь нас, во Францию через Пролив

поспешая.

Второй священник

Что за речи при таком событье!

Вздорные, нескромные болтуньи!

Знаете ль, что наш архиепископ

Будет здесь с минуты на минуту?

Толпы на улицах не нарадуются, не нарадуются,

А вы расквакались, как древесные лягушки,

Но ведь лягушек можно испечь и съесть.

Какие бы тут у вас ни роились опасения,

Извольте-ка выглядеть повосторженней

И встречайте нашего доброго архиепископа ото

всей души.

Входит Томас.

Томас

Мир вам. Пусть эти не скрывают чувств.

Предчувствия их выше знанья, выше твоего

проникновения.

И знают, и не знают суть поступков и страданий.

И знают, и не знают, что поступки суть страданья,

Страданья суть поступки. Не страдает деятель,

Не действует страдалец, но единая

И вечная связь Действие — Страдание —

Желанна, ибо выстрадана; выстрадана,

Ибо желанна; колея, которая

Есть действие, равно как и страдание, —

Довлеет, дабы колесо вращалось

И вечно неподвижно оставалось.

Второй священник

Прости, владыко, твоего прибытья

Не уследил я, осерчав на женщин.

Прости нам скудость встречи долгожданной

Источник: https://romanbook.ru/book/6923547/?page=31

Томас Элиот Стернз — Полые люди. Стихотворения

И путник, одинокий и больной,

Напрасно ищет в доме домочадца;

Так кто же, кто же это написал?

Кто описал? Чьи вольные пассажи

Хранят в кромешном мраке свой накал?

Кто на чеку, кто с нами, кто на страже,

Кто прочих стихотворцев обскакал

На ослике, летящем без поклажи,

И паутину тихую соткал —

И зазвенели звуки чистой пряжи?

Перевод В. Топорова

Для той кому обязан крадущимся наслаждением

В миг пробужденья чувства обостряющим

И ритмом сна, отдохновение дарующим.

Дыханьем в унисон

Двух тел благоухающих друг другом

Двух дум в одной не требующей слов

Двух слов в одном не требующем смысла.

Никакой зиме не заморозить

Никакому зною не засушить

В нашем и только нашем розарии наших роз,

Но строки этого посвящения предназначены

для сторонних глаз:

Личные слова адресованы тебе публично.

Перевод В. Топорова

Камень (Песнопения) (1934) 

Орел парит в зените небес,

Стрелец и Псы стремятся по кругу.

О вечное круговращенье созвездий,

О вечная смена времен года,

Весна и осень, рожденье и умиранье!

Бесконечный цикл от идеи к поступку,

Бесконечные поиски и открытья

Дают знанье движенья, но не покоя;

Знанье речи, но не безмолвья,

Знанье слов и незнанье Слова.

Знанье приводит нас ближе к незнанью,

Незнанье приводит нас ближе к смерти,

Ближе к смерти, не ближе к БОГУ.

Где Жизнь, которую мы потеряли в жизни?

Где мудрость, которую, мы потеряли в знанье?

Где знанье, которое мы потеряли в сведеньях?

Циклы небес за двадцать столетий

Удаляют от БОГА и приближают к Праху.

Я приехал в Лондон, в вечное Сити,

Где река проносит чуждые ей предметы,

Там мне сказали: Здесь слишком много церквей

И слишком мало пивных. Здесь мне сказали:

Попов на пенсию! Церковь нужна

Не там, где люди работают, а где они

в воскресенье.

В Сити колокола не нужны:

Пусть они пробуждают предместья.

Я приехал в предместья, и там мне сказали:

Шесть дней мы трудимся, дайте хоть на седьмой

Съездить в Хайндхед иль Мейденхед.

В плохую погоду мы дома читаем газеты.

В фабричных районах мне сказали

Об экономических закономерностях.

В приятной сельской местности мне казалось,

Что сельская местность только для пикников.

Церковь, казалось мне, не нужна

Ни в сельской местности, ни в предместьях,

И в городе — разве для пышных свадеб.

РУКОВОДИТЕЛЬ ХОРА:

Соблюдайте почтительное молчанье!

Ибо к нам приближается Камень.

Не разрешит ли он наши сомненья?

Камень. Страж. Чужестранец.

Тот, кто видел, что произошло,

И видит, что произойдет.

Очевидец. Судья. Чужестранец.

Человек, сотрясенный БОГОМ,

Прирожденный носитель истины.

Входит КАМЕНЬ, ведомый мальчиком.

КАМЕНЬ:

Жребий людской — непрестанный труд

Иль непрестанная лень (что труднее),

Иль беспорядочный труд (что мучительно).

Долго топтал я точило и знаю:

Трудно нести добро, забывая

То, что считают счастьем, ступая

Прямой дорогой к забвенью, встречая

Спокойствием всех, сулящих бесчестье,

Неприязнь иль рукоплесканья.

Все желают вложить капиталы,

Но многие ждут дивидендов.

Сделайте волю свою совершенной.

Я говорю вам: старательно сейте,

Не помышляя о жатве.

Мир вращается, мир меняется,

Лишь одно не меняется.

Сколь живу, оно не меняется.

Как ни назвать его, не меняется

Противоборство Добра и Зла.

Святыни и церкви свои вы забыли,

Как люди нашего века глумитесь

Над плодами былого добра и тешите

Свой ум, здравомысленный и просвещенный.

Во-вторых, вы презрели и умалили пустыню.

Пустыня не в отдаленных тропиках,

Пустыня не за углом,

Пустыня притиснута к вам в вагоне метро,

Пустыня в сердце вашего брата.

Добрый человек — созидатель,

Если он созидает добро.

Я покажу вам, что строят ныне

И, чтоб вас ободрить, — что строили прежде.

Источник: https://fanread.ru/book/7261281/?page=44

Ссылка на основную публикацию