Соцреализм в литературе

Соцреализм

От Дейнеки до картины «Опять двойка»: какой стиль живописи создал Сталин

Автор Галина Ельшевская

Фильм «Цирк» режиссера Григория Александрова заканчивается так: демон­страция, люди в белых одеждах с сияющими лицами шествуют под песню «Широка страна моя родная».

Этот кадр через год после выхода фильма, в 1937-м, будет буквально повторен в монументальном панно Александра Дей­неки «Стахановцы» — разве что вместо чернокожего ребенка, который сидит на плече одного из демонстрантов, здесь на плечо стахановки посадят белого.

А потом та же композиция будет использована в гигантском полотне «Знатные люди Страны Советов», написанном бригадой художников под руко­водством Василия Ефанова: это коллективный портрет, где представлены вместе герои труда, полярники, летчики, акыны и артисты.

Такой жанр апофеоза — и он бо­лее всего дает зрительное представление о стиле, который практически моно­польно господствовал в советском искусстве более двух десятилетий. Соцреа­лизм, или, как назвал его критик Борис Гройс, «стиль Сталин». 

Кадр из кинофильма Григория Александрова «Цирк». 1936 годКиностудия «Мосфильм»

Социалистический реализм сделался официальным термином в 1934 году, по­сле того как Горький употребил это словосочетание на Первом съезде совет­ских писателей (до этого были случайные употребления).

Потом оно попало в устав Союза писателей, но объяснено было совсем невнятно и очень трескуче: про идейное воспитание человека в духе социализма, про изображение дей­ствительности в ее революционном развитии.

Вот этот вектор — устремлен­ность в будущее, революционное развитие — мог быть как-то еще применен к литературе, потому что литература — временно́е искусство, в ней есть сюжет­ная последовательность и возможна эволюция героев. А как применить это к изобразительному искусству — непонятно.

Тем не менее термин распростра­нился на весь спектр культуры и стал обязательным для всего. 

Главным заказчиком, адресатом и потребителем искусства соцреализма было государство. Оно рассматривало культуру как средство агитации и пропаганды. Соответственно, канон соцреализма вменял в обязанность советскому худож­нику и писателю изображать ровно то, что государство хочет видеть.

Это каса­лось не только тематики, но и формы, способа изображения. Конечно, прямого заказа могло и не быть, художники творили как бы по зову сердца, но над ними существовала некая принимающая инстанция, и она решала, быть ли, напри­мер, картине на выставке и заслуживает ли автор поощрения или совсем наобо­рот.

Такая властная вертикаль в вопросе о закупках, заказах и прочих способах поощрения творческой деятельности. Роль этой принимающей инстанции ча­сто играли критики. Притом что никаких нормативных поэтик и сводов правил в соцреалистическом искусстве не было, критика хорошо ловила и транслиро­вала верховные идеологические флюиды.

По тону эта критика могла быть глумливой, уничтожающей, репрессивной. Она вершила суд и утверждала при­говор.

Система госзаказа складывалась еще в двадцатые годы, и тогда главными наем­ными художниками были участники АХРРа — Ассоциации художников рево­люционной России. Необходимость выполнять соцзаказ была записана в их де­кларации, а заказчиками были государственные органы: Реввоенсовет, Красная армия и так далее.

Но тогда это заказное искусство существовало в разнообраз­ном поле, среди множества совершенно других инициатив. Были сообщества совсем иного толка — авангардистские и не вполне авангардистские: все они конкурировали за право быть главным искусством современности.

АХРР в этой борьбе победил, потому что его эстетика отвечала и вкусам власти, и массово­му вкусу. Живопись, которая просто иллюстрирует и протоколирует сюжеты действительности, всем понятна.

И естественно, что после принудительного роспуска всех художественных группировок в 1932 году именно эта эстетика сделалась основой социалистического реализма — обязательного к испол­нению. 

В соцреализме жестко выстроена иерархия живописных жанров. На ее верши­не — так называемая тематическая картина. Это изобразительный рассказ с правильно расставленными акцентами.

Сюжет имеет отношение к современ­ности — а если не к современности, то к тем ситуациям прошлого, которые нам эту прекрасную современность обещают.

Как и было сказано в определении соцреализма: действительность в ее революционном развитии. 

В такой картине часто присутствует конфликт сил — но какая из сил правая, демонстрируется недвусмысленно.

Например, в картине Бориса Иогансона «На старом уральском заводе» фигура рабочего находится на свету, а фигура эксплуататора-фабриканта погружена в тень; к тому же художник наградил его отталкивающей внешностью.

В его же картине «Допрос коммунистов» мы ви­дим только затылок белого офицера, ведущего допрос, — затылок жирный и складчатый. 

1 / 2

Борис Иогансон. На старом уральском заводе. 1937 годФотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

2 / 2

Борис Иогансон. Допрос коммунистов. 1933 годФотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

Тематические картины с историко-революционным содержанием смыкались с картинами батальными и собственно историческими. Исторические по­шли главным образом после войны, и они по жанру близки к уже описанным картинам-апофеозам — такая оперная эстетика.

Например, в картине Алек­сандра Бубнова «Утро на Куликовом поле», где русское войско ждет начала битвы с татаро-монголами. Апофеозы создавались и на условно современном материале — таковы два «Колхозных праздника» 1937 года, Сергея Герасимова и Аркадия Пластова: торжествующее изобилие в духе более позднего фильма «Кубанские казаки».

Вообще, искусство соцреализма любит изобилие — всего должно быть много, потому что изобилие — это радость, полнота и исполнение чаяний.

1 / 2

Александр Бубнов. Утро на Куликовом поле. 1943–1947 годы Государственная Третьяковская галерея

2 / 2

Сергей Герасимов. Колхозный праздник. 1937 год Фотография Э. Когана / РИА «Новости»; Государственная Третьяковская галерея

В соцреалистических пейзажах тоже важен масштаб. Очень часто это панора­мы «русского раздолья» — как бы образ всей страны в конкретном ландшафте. Картина Федора Шурпина «Утро нашей Родины» — яркий пример такого пей­зажа.

Правда, здесь пейзаж — только фон для фигуры Сталина, но и в других подобных панорамах Сталин как бы незримо присутствует.

И важно, что пей­зажные композиции горизонтально ориентированы — не устремленная верти­каль, не динамически активная диагональ, а горизонтальная статика. Это мир неизменный, уже свершившийся. 

Федор Шурпин. Утро нашей родины. 1946–1948 годыГосударственная Третьяковская галерея

С другой стороны, очень популярны гиперболизированные индустриальные пейзажи — стройки-гиганты, например.

Родина строит Магнитку, Днепрогэс, заводы, фабрики, электростанции и так далее. Гигантизм, пафос количества — это тоже очень важная черта соцреализма.

Она не формулируется напрямую, но проявляется не только на уровне темы, но и в том, как все нарисовано: изо­бразительная ткань заметно тяжелеет и уплотняется. 

Между прочим, в живописании индустриальных гигантов очень преуспевают бывшие «бубновые валеты», например Лентулов. Свойственная их живописи материальность оказалась очень кстати в новой ситуации. 

И в портретах этот материальный напор очень ощутим, особенно в женских. Уже не только на уровне живописной фактуры, но даже в антураже. Такая тка­невая тяжесть — бархат, плюш, меха, и все по ощущению слегка траченое, с антикварным оттенком. Таков, например, у Иогансона портрет актрисы Зер­каловой; у Ильи Машкова есть такие портреты — вполне салонные. 

Борис Иогансон. Портрет заслуженной артистки РСФСР Дарьи Зеркаловой.

1947 годФотография Абрама Штеренберга / РИА «Новости»; Государственная Третьяковская галерея

А в целом портреты почти в просветительском духе рассматриваются как спо­соб восславить выдающихся людей, которые своим трудом заслужили право на портретирование.

Иногда эти труды представлены прямо в тексте портрета: вот академик Павлов напряженно размышляет у себя в лаборатории на фоне биостанций, вот хирург Юдин делает операцию, вот скульптор Вера Мухина лепит статуэтку Борея. Все это портреты, созданные Михаилом Нестеровым.

В 80–90-е годы XIX века он был создателем собственного жанра монастырских идиллий, потом надолго замолчал, а в 1930-е годы вдруг оказался главным советским портретистом. И учителем Павла Корина, чьи портреты Горького, актера Леонидова или маршала Жукова по монументальному строю уже напо­минают памятники. 

1 / 2

Михаил Нестеров. Портрет скульптора Веры Мухиной. 1940 годФотография Алексея Бушкина / РИА «Новости»; Государственная Третьяковская галерея

2 / 2

Михаил Нестеров. Портрет хирурга Сергея Юдина. 1935 годФотография Олега Игнатовича / РИА «Новости»; Государственная Третьяковская галерея

Монументальность распространяется даже на натюрморты. И называются они, например у того же Машкова, эпически — «Снедь московская» или «Советские хлебы». Бывшие «бубновые валеты» вообще первые по части предметного бо­гатства.

Например, в 1941 году Петр Кончаловский пишет картину «Алексей Николаевич Толстой в гостях у художника» — и перед писателем окорок, лом­тики красной рыбы, запеченная птица, огурцы, помидоры, лимон, рюмки для разных напитков… Но тенденция к монументализации — общая.

Приветствует­ся все тяжелое, солидное. У Дейнеки спортивные тела его персонажей груз­неют, набирают вес.

У Александра Самохвалова в серии «Метростроевки» и у других мастеров из бывшего объединения «Круг художников» появляется мотив «большой фигуры» — такие женские божества, олицетворяющие земную мощь и силу созидания. И сама живопись становится грузной, густой. Но гу­стой — в меру. 

Петр Кончаловский. Алексей Толстой в гостях у художника. 1941 годФотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

Потому что умеренность — это тоже важная примета стиля. С одной стороны, должен быть заметен кистевой мазок — знак того, что художник трудился. Если фактура заглажена, то работа автора не видна — а она должна быть видна.

И, скажем, у того же Дейнеки, который прежде оперировал сплошными цвето­выми плоскостями, теперь поверхность картины делается рельефнее. С другой стороны, лишняя маэстрия тоже не поощряется — это нескромно, это выпячи­вание себя.

Слово «выпячивание» очень грозно звучит в 1930-е годы, когда ве­дется кампания борьбы с формализмом — и в живописи, и в детской книге, и в музыке, и вообще везде. Это как бы борьба с неправильными влияниями, но на самом деле это борьба вообще с любой манерой, с любыми приемами.

Ведь прием ставит под сомнение искренность художника, а искренность — это абсолютное слияние с предметом изображения. Искренность не подразумевает никакого посредничества, а прием, влияние — это посредничество и есть. 

Тем не менее для разных задач существуют разные методы. Например, для ли­рических сюжетов вполне годится некий бескрасочный, «дождливый» импрес­сионизм.

Он проявился не только в жанрах Юрия Пименова — в его картине «Новая Москва», где девушка едет в открытом авто по центру столицы, пре­ображенной новыми стройками, или в поздних «Новых кварталах» — серии про строительство окраинных микрорайонов.

Но и, скажем, в огромном полот­не Александра Герасимова «Иосиф Сталин и Климент Ворошилов в Кремле» (народ­ное название — «Два вождя после дождя»). Атмосфера дождя обозна­чает человеческую теплоту, открытость друг другу. Конечно, такого импрес­сионистского языка не может быть в изображении парадов и торжеств — там все по-прежнему предельно строго, академично.

1 / 2

Юрий Пименов. Новая Москва. 1937 год Фотография А. Сайкова / РИА «Новости»; Государственная Третьяковская галерея

2 / 2

Александр Герасимов. Иосиф Сталин и Климент Ворошилов в Кремле. 1938 годФотография Виктора Великжанина / Фотохроника ТАСС; Государственная Третьяковская галерея

Уже говорилось о том, что у социалистического реализма есть футуристиче­ский вектор — устремленность в будущее, к итогу революционного развития. А поскольку победа социализма неизбежна, то признаки свершившегося бу­дущего присутствуют и в настоящем. Получается, что в соцреализме время схлопывается.

Настоящее — это уже будущее, причем такое, за которым ни­какого следующего будущего не будет. История достигла своего высшего пика и остановилась. Дейнековские стахановцы в белых одеждах уже не люди — они небожители. И они смотрят даже не на нас, а куда-то в вечность — которая уже здесь, уже с нами.

 

Где-то примерно в 1936–1938 годах это получает свой окончательный вид. Здесь высшая точка соцреализма — и обязательным героем становится Сталин.

Его появление на картинах Ефанова, или Сварога, или кого угодно выглядит чудом — и это библейский мотив чудесного явления, традиционно связанный, естественно, с совершенно иными героями. Но так работает память жанра.

В этот момент соцреализм действительно становится большим стилем, стилем тоталитарной утопии — только это утопия сбывшаяся. А раз эта утопия сбыв­шаяся, то происходит застывание стиля — монументальная академизация.

А всякое другое искусство, которое основывалось на другом понимании пла­стических ценностей, оказывается искусством забытым, «подшкафным», невидимым.

Конечно, у художников были какие-то пазухи, в которых можно было существовать, где сохранялись и воспроизводились культурные навыки.

Например, в 1935 году при Академии архитектуры основывается Мастерская монументальной живописи, которую ведут художники старой выучки — Вла­димир Фаворский, Лев Бруни, Константин Истомин, Сергей Романович, Нико­лай Чернышев. Но все подобные оазисы существуют недолго.

Здесь есть парадокс. Тоталитарное искусство в своих словесных декларациях обращено именно к человеку — слова «человек», «человечность» присутствуют во всех манифестах соцреализма этой поры.

Но на самом деле соцреализм отчасти продолжает вот этот мессианский пафос авангарда с его мифотворче­ской патетикой, с его апологией результата, со стремлением переделать весь мир — а среди такого пафоса места отдельному человеку не остается.

А «тихие» живописцы, которые деклараций не пишут, но в реальности как раз стоят на защите индивидуального, мелкого, человеческого, — они обречены на неви­димое существование. И именно в этом «подшкафном» искусстве человечность и продолжает жить.

Поздний соцреализм 1950-х попытается ее присвоить. Сталина — цементирую­щей фигуры стиля — уже нет в живых; его бывшие подчиненные пребывают в растерянности — словом, кончилась эпоха.

И в 1950–60-е годы соцреализм хочет быть соцреализмом с человеческим лицом.

Читайте также:  Урок-схема рисования карандашом - кошка

Были какие-то предвестия и чуть раньше — например, картины Аркадия Пластова на деревенские темы, и особенно его картина «Фашист пролетел» про бессмысленно убитого маль­чика-пастуха.

Аркадий Пластов. Фашист пролетел.

1942 годФотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

Но самое показательное — это картины Федора Решетникова «Прибыл на кани­кулы», где юный суворовец у новогодней елки отдает честь деду, и «Опять двойка» — про нерадивого школьника (кстати, на стене комнаты в картине «Опять двойка» висит репродукция картины «Прибыл на каникулы» — очень трогательная деталь). Это все еще соцреализм, это внятный и подробный рас­сказ — но мысль государственная, которая была в основе всех рассказов рань­ше, перевоплощается в мысль семейную, и меняется интонация. Соцреализм становится более камерным, теперь он про жизнь простых людей. Сюда же относятся поздние жанры Пименова, сюда же относится творчество Алексан­дра Лактионова. Его самая известная картина «Письмо с фронта», которая разошлась во множестве открыток, — одна из главных советских картин. Здесь и назидательность, и дидактичность, и сентиментальность — это такой соцреа­листический мещанский стиль. 

1 / 3

Федор Решетников. Прибыл на каникулы. 1948 год Фотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

2 / 3

Федор Решетников. Опять двойка. 1952 годГосударственная Третьяковская галерея

3 / 3

Александр Лактионов. Письмо с фронта. 1947 год Фотография РИА «Новости», Государственная Третьяковская галерея

И это — лебединая песня соцреализма. Как большой стиль он доживет до конца Советского Союза — и даже переживет его, но это уже будет не жизнь, а суще­ствование. В 1960-е годы тоталитарную утопию потеснят новые стили и новые художники, художники андеграунда, которые отчасти пересмотрят сам вопрос о том, что такое искусство. 

Что еще почитать про соцреализм:

Голомшток И. Тоталитарное искусство. М., 1994.
Паперный В. Культура Два. М., 1996.
Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве. М., 2010.
Хмельницкий Д. Зодчий Сталин. М., 2007.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/1204

Социалистический реализм

Социалистический реализм

Социалистический реализм это творческий метод литературы и искусства 20 века, познавательная сфера которого ограничивалась и регламентировалась задачей отражать процессы переустройства мира в свете коммунистического идеала и марксистско-ленинской идеологии.<\p>

Цели социалистического реализма

Социалистический реализм — основной официально (на государственном уровне) признанный метод советской литературы и искусства, цель которого — запечатлеть этапы строительства советского социалистического общества и его «движения к коммунизму».

В течение полувека существования во всех развитых литературах мира социалистический реализм стремился занять ведущее положение в художественной жизни эпохи, противопоставляя свои (якобы единственно верные) эстетические принципы (принцип партийности, народность, исторический оптимизм, социалистический гуманизм, интернационализм) всем иным идейно-художественным принципам.

История возникновения

Отечественная теория социалистического реализма берет начало с «Основ позитивной эстетики» (1904) А.В.Луначарского, где искусство ориентируется не на сущее, а на должное, и творчество приравнивается к идеологии. В 1909 Луначарский один из первых назвал повесть «Мать» (1906-07) и пьесу «Враги» (1906) М.

Горького «серьезными работами социального типа», «знаменательными произведениями, значение которых в развитии пролетарского искусства когданибудь учтется» (Литературный распад, 1909. Книга 2).

Критик первый привлек внимание к ленинскому принципу партийности как определяющему в строительстве социалистической культуры (статья «Ленин» Литературная энциклопедия, 1932. Том 6).

Термин «Социалистический реализм» впервые появился в передовой статье «Литературной газеты» от 23 мая 1932 (автор И.М.Гронский). И.В.Сталин повторил его на встрече с писателями у Горького 26 октября того же года, и с этого момента понятие получило широкое распространение.

В феврале 1933 Луначарский в докладе о задачах советской драматургии подчеркивал, что социалистический реализм «насквозь отдается борьбе, он весь насквозь—строитель, он уверен в коммунистическом будущем человечества, верит в силы пролетариата, его партии и вождей» (Луначарский А.В.

Статьи о советской литературе, 1958).

Отличие социалистического реализма от буржуазного

Н.И.Бухарин

На Первом всесоюзном съезде советских писателей (1934) своеобразие метода социалистического реализма обосновывали А.А.Жданов, Н.И.Бухарин, Горький и А.А.Фадеев.

Политическую составляющую советской литературы акцентировал Бухарин, который указывал, что социалистический реализм «отличается от простореализма тем, что он в центре внимания неизбежно ставит изображение строительства социализма, борьбы пролетариата, нового человека и всех многосложных «связей и опосредований» великого исторического процесса современности… Стилевые особенности, отличающие социалистический реализм от буржуазного… ближайшим образом связаны с содержанием материала и целеустремлений волевого порядка, диктуемого классовой позицией пролетариата» (Первый всесоюзный съезд советских писателей. Стенографич. отчет, 1934).

Фадеев поддерживал высказанную раньше Горьким мысль о том, что в отличие от «старого реализма — критического… наш, социалистический, реализм — утверждающий.

Речь Жданова, его формулировки: «изображать действительность в ее революционном развитии»; «при этом правдивость и историческая конкретность художественного изображения должны сочетаться с задачей идейной переделки и воспитания трудящихся людей в духе социализма», — легли в основу определения, данного в Уставе Союза советских писателей.

Программным явилось и его утверждение, что «революционный романтизм должен входить в литературное творчество как составная часть» социалистический реализм (там же). В преддверии съезда, узаконившего термин, поиски его определяющих принципов квалифицировались как «Борьба за метод» — под таким названием в 1931 вышел один из сборников рапповцев.

В 1934 была опубликована книга «В спорах о методе» (с подзаголовком «Сборник статей о социалистическом реализме»). В 1920-х шли дискуссии о художественном методе пролетарской литературы между теоретиками Пролеткульта, РАПП, ЛЕФа, ОПОЯЗа.

Пафосом борьбы были «насквозь» пронизаны выдвигавшиеся теории «живого человека» и «производственного» искусства, «учебы у классиков», «социального заказа».

Расширение понятия социалистический реализм

Острые споры продолжалась в 1930-х (о языке, о формализме), в 1940-50-х (главным образом в связи с «теорией» бесконфликтности, проблемой типического, «положительного героя»).

Характерно, что дискуссии по тем или иным вопросам «художественной платформы» часто касались политики, были связаны с проблемами эстетизации идеологии, с обоснованием авторитаризма, тоталитаризма в культуре. Десятилетия длился спор о том, как соотносятся романтизм и реализм в социалистическом искусстве.

С одной стороны, речь шла о романтике как «научно обоснованной мечте о будущем» (в этом качестве романтику на определенном этапе стал подменять «исторический оптимизм»), с другой — предпринимались попытки выделить особый метод или стилевое течение «социалистического романтизма» со своими познавательными возможностями.

Эта тенденция (обозначенная еще Горьким и Луначарским) вела к преодолению стилевой монотонности и к более объемной трактовке сущности социалистического реализма в 1960х.

Стремление к расширению понятия социалистический реализм (а вместе с тем и к «расшатыванию» теории метода) обозначилось в отечественном литературоведении (под влиянием аналогичных процессов в зарубежной литературе и критике) на Всесоюзном совещании по вопросам социалистического реализма (1959): И.И.Анисимов подчеркнул свойственную эстетической концепции метода «большую гибкость» и «широту», что диктовалось стремлением преодолеть догматические постулаты. В 1966 в ИМ ЛИ проходила конференция «Актуальные проблемы социалистического реализма» (см. одноименный сборник, 1969). Активная апологетика социалистического реализма одними докладчиками, критико-реалистического «типа творчества» —другими, романтического — третьими, интеллектульного — четвертыми, — свидетельствовала о явном стремлении раздвинуть рамки представлений о литературе социалистической эпохи.

Отечественная теоретическая мысль находилась в поисках «широкой формулировки творческого метода» как «исторически открытой системы» (Д.Ф.Марков). Итоговая дискуссия развернулась в конце 1980-х.

К этому времени был окончательно утрачен авторитет уставного определения (оно стало ассоциироваться с догматизмом, некомпетентным руководством в сфере искусства, диктатом сталинщины в литературе—«заказным», государственным, «казарменным» реализмом).

Опираясь на реальные тенденции развития отечественной литературы, современные критики считают вполне правомерным говорить о социалистическом реализме как о конкретно-историческом этапе, художественном направлении в литературе и искусстве 1920-50-х. К социалистическому реализму относили В.В.

Маяковского, Горького, Л.Леонова, Фадеева, М.А.Шолохова, Ф.В.Гладкова, В.П.Катаева, М.С.Шагинян, Н.А.Островского, В.В.Вишневского, Н.Ф.Погодина и др.

Новая ситуация возникла в литературе второй половины 1950-х на волне XX съезда партии, заметно подточившего основы тоталитаризма и авторитарности.

Из социалистических канонов «выламывалась» русская «деревенская проза», изображавшая крестьянскую жизнь не в ее «революционном развитии», а напротив, в условиях социального насилия и деформации; литература рассказывала и страшную правду о войне, разрушая миф о казенной героике и оптимизме; по-иному предстали в литературе гражданская война и многие эпизоды отечественной истории. Дольше всех цеплялась за догматы социалистического реализма «производственная проза».

М. А. Булгаков

Важная роль в наступлении на сталинское наследство принадлежит в 1980-е так называемой «задержанной», или «реабилитированной», литературе — не опубликованным в свое время произведениям А.П.Платонова, М.А.Булгакова, АЛ.Ахматовой, Б.Л.

Ластернака, В.С.Гроссмана, А.Т.Твардовского, А.А.Бека, БЛ.Можаева, В.И.Белова, М.Ф.Шатрова, Ю.В.Трифонова, В.Ф.Тендрякова, Ю.О.Домбровского, В.Т.Шаламова, А.И.Приставкина и др.

Разоблачению социалистического реализма способствовал отечественный концептуализм (соцарт).

Хотя социалистический реализм «исчез как официальная доктрина с крушением Государства, частью идеологической системы которого он являлся», этот феномен остается в центре исследований, рассматривающих его «как составной элемент советской цивилизации», — полагает парижский журнал «Revue des etudes slaves». Популярный на Западе ход мыслей — попытка связать истоки социалистического реализма с авангардом, как и стремление обосновать сосуществование двух тенденций в истории советской литературы: «тоталитарной» и «ревизионистской».

  • ТЕГИ
  • МЕТОД
  • Социалистический реализм
  • сфера

Источник: https://www.litdic.ru/socialisticheskij-realizm/

ЕГЭ. История. Термины. Социалистический реализм

Социалистический реализм

Волков Б.В..Каникулы в Крыму.1950-е г.

Социалистический реализм — соцреализм – это основной и единственный метод, которого должны были придерживаться все деятели культуры .Этот метод был основным  в творчестве как советских деятелей культуры, так и деятелей социалистических  стран.

Из истории

  • Начало новому методу в 1906 году положил Луначарский А.В., который отмечал, что необходимо создать новый метод искусства — «пролетарский реализм».

 

  • Термин «социалистический реализм» предложен в «Литературной газете» 23 мая 1932 года Гронским И. – председателем Оргкомитета Союза писателей СССР.
  • 1934г. На 1-ом съезде писателей СССР Максим Горький выступил за поддержку установления данного метода как основного в деятельности представителей культуры.Признаки социалистического реализма
  • Правдивое, исторически-конкретное изображение действительности
  • Изображение действительности в её революционном развитии
  • Основная идея произведений – переделка, воспитание человека в духе социализма.
  • Народность . Произведения должны писаться для народа понятным и доступным для него языка. В то же время нужно использовать богатый народный язык, обороты речи, пословицы, поговорки.
  • Идейность. Необходимо показывать , как люди ищут пути к новой, лучшей жизни, героику их деятельности.
  • Конкретность. Никакой аллегории, иносказания. Чёткое описание изменений в жизни и сознании людей, их пути к правде. А правда — это социалистическое обществе, построение коммунизма.
  • Возможность использования наследия мировой культуры, но не подражать им, а проявлять творческий подход.
  • Произведения должны быть тесно связаны с действительностью, Помогать людям  стоить лучшую жизнь, активно участвовать в строительстве социализма.
  • По выражению писателя Ю.К. Олеши, писатель – « инженер человеческих душ», он должен влиять на формирование характера человека в духе преданности партии, воспитание, по словам Горького А.М., « социалистического, революционного взгляда на мир».
  • Критика любой бесчеловечности, эксплуатации, произведения должны вызвать ненависть к подобным явлениям, стремление бороться сними.
Читайте также:  Природные ресурсы исландии

Яркие представители соцреализма

В литературе: А.М.Горький, В.Маяковский, А.Твардовский, Н.Островский. А.Серафимович, К.Симонов. М.Шолохов. А.Фадеев. К.Федин, Д.Фурманов и др.

В живописи: А.Герасимов, Осипов С., Русов  Л., Самохвалов а. и др.

В скульптуре: Мухина В., Томский Н., Вучетич Е. и др.

В архитектуре: Щусев А.В., Щуко И., Жолтовский И.  и др.

Метод соцреализма сменился различными методами в культуре после раскола СССР ( хотя и в период социализма талантливые творцы пытались выйти за рамки метода). Постепенно  стала возрождаться  свобода творчества и самовыражения деятелей искусства.

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

Бесплатные шаблоны для Joomla на web-disign.ru.

E-mail

Powered by Warp Theme Framework

Источник: http://poznaemvmeste.ru/index.php/126-terminy-istoriya/734-ege-istoriya-terminy-sotsialisticheskij-realiz

Советская живопись социалистического реализма

Что такое соцреализм в культуре СССР

Это понятие вошло в оборот с подачи Горького на I съезде писателей в 1934 году, а потом отразилось в уставе СП.

Сначала определение было размыто и велеречиво, в нем говорилось об идейном воспитании в соответствие с духом социализма, об отображении жизни в революционном поступательном движении.

Это направление – революционное движение в будущее, более приемлемо к литературе, так как там возможно развитие фабулы и изменение характера героев. Но определение распространилось на всю культуру, в том числе и изобразительное искусство.

Под социалистическим реализмом подразумевалось переустройство мира в соответствии с коммунистическими идеалами. Основными чертами его были:

  • пафосность,
  • жизнеутверждающее начало,
  • народность,
  • интернационализм,
  • неразрывность общества и судьбы отдельного человека.

Просуществовал соцреализм в живописи XX века до середины 80-х годов.

Первые картины соцреализма

Ярким примером жанра может служить работа Дейнеки «Стахановцы» ( 1937 г). Колонны демонстрантов в ослепительно белых одеждах с восторженными лицами шествуют в направлении, которое символично задает Ленин, парящий над всеми на заднем плане.

Панно в духе апофеоза дает понимание о стиле, который монополизировал советское искусство на последующие почти 4 десятилетия. Похожее композиционное решение использовано в огромном коллективном панно (руководитель В.

 Ефанов) «Знатные люди страны Советов»: те же колонны демонстрантов в белых одеждах на первом плане, малыши на плечах героев труда и аксакалы в национальных одеждах.

Сообщества художников

Государство выступало основным заказчиком  и потребителем нового искусства. Культура же была агитационным и пропагандистским средством. Реалии времени заставляли художников, отображая в живописи соцреализм, создавать то, что необходимо было государству.

И это имело отношение как к тематике, так и к способу отображения, к форме. Заказ не обязательно был прямой, мастера творили по собственному желанию, но существовала определенная властная инстанция, которая решала вопросы о присутствии картины на выставке, о поощрении творчества или его порицании.

Зачастую роль такой инстанции брали на себя критики. И хотя определенных норм и канонов в советской живописи соцреализма не существовало, рецензенты отлично воспринимали и передавали идеологические запросы от высших эшелонов власти. Они творили суд над творчеством художников и выносили приговор.

Тон критики мог быть нелестным, издевательским, растаптывающим и карательным.

Основы системы государственного заказа были заложены еще на заре Советской власти, а поставщиком была Ассоциация художников революционной России. В ее обязанности входило выполнение соцзаказов государственных органов. Но в то время существовали и конкурировали между собой другие сообщества, отражающие различные направления.

Победителем в этой конкурентной борьбе вышел АХРР. Он своей эстетикой наиболее соответствовал чаяниям власти и вкусам масс. Сюжеты членов Ассоциации иллюстрировали и протоколировали то, что происходило в жизни, они были всем ясны и понятны.

Такая эстетика легла в основу советского живописного  соцреализма после насильственного расформирования всех других обществ к началу тридцатых годов.

Жанры живописного соцреализма

В соцреалистической живописи СССР была жесткая иерархия жанров. Во главе находилась определенная тема с точно размещенными акцентами, в основе ее лежала современность.

Если картина имела историческую подоплеку, то сюжет словно обещал прекрасное сегодня, показывая революционное развитие, как и провозглашалось в определении социалистического реализма.

Часто в таких работах просматривается конфликт противоборствующих сторон, но та, на чьей стороне правда, очевидна была с первого взгляда. Это отлично выражено в холсте «На старом уральском заводе». Иогансон поместил рабочего в луче света, а фигура хозяина находится в тени, да и внешне он неприятен.

В «Допросе коммунистов» также малосимпатичные лица белогвардейцев находятся в тени, а жирный складчатый затылок офицера вызывает отвращение.

Тематические полотна с революционным содержанием перекликались с историческими. Многие из них были созданы после победы над Германией. Жанрово они были близки к тем, что упомянуты выше и наполнены театральностью, апофеозом. Это хорошо видно у А. Бубнова в «Утре на Куликовом поле». Здесь воины застыли в ожидании решающего сражения.

Портреты стали своеобразным приемом для прославления выдающихся личностей, заслуживших своей деятельностью право на то, чтобы их запечатлели.

Это также являлось и источником просвещения. Часто герои представлены в процессе труда: в кабинете или в лаборатории, на операции, как Юдин или во время творческого процесса, как Мухина у М. Нестерова. В последние десятилетия XIX в.

он расписывал храмы и создал много полотен о святой Руси. При Советах, обратившись к другому жанру, он стал самым востребованным портретистом. У него учился П.

 Корин, его же портреты настолько грандиозны и величественны, что их можно сравнивать с памятниками.

Меж тем, в портрете, особенно женском, в фактуре, антураже чувствуется материальный натиск. Тяжелые ткани: бархатные и плюшевые складки, меховые накидки и горжетки, все со следами былой роскоши. Таковы салонные портреты актрисы Зеркаловой Б. Иогансона,  И. Машкова — «Дама в голубом».

Художественные средства соцреализма

Масштабность и размах был принят в массовых сценах и в пейзажах.

Не стремительная вертикальность линий или динамика диагонали, а статичное, ориентированное горизонтально, раздолье олицетворяло просторы России. Это можно увидеть у Ф.

 Шурпина в «Утре нашей родины», хотя здесь пейзажная панорама служит лишь фоном для масштабной фигуры вождя. Присутствие Сталина ощущается и на других полотнах, даже там где его нет.

Апофеозные работы писались не только на основе исторических или тематических линий, но и  на основе обычной жизни. Например, авторы С. Герасимов и А. Пластов отобразили моменты сельского торжества в одноименных полотнах «Колхозный праздник» 1937 г. Здесь все как тогда было принято: изобилие, ощущение радости, полноты жизни, исполнения надежд.

В это время часто изображаются гигантские строительства, индустриальные темы, в которых присутствует гиперболизированность.

Все основные черты живописи соцреализма есть в картинах:

  • гигантизм,
  • пафосность объемов и масштабов.

Это хоть и не имеет прямых формулировок, но очевидно в тематике, в самой манере письма, полотно становится плотнее и тяжелей. Особенно проявили себя в написании индустриальных пейзажей бывшие бубнововалетцы. Таковы мотивы у Лентулова в «Крекинге нефтеперерабатывающего завода» в цикле о керченских рабочих. Материальность, характерная для подобной манеры письма, пришлась кстати.

Монументализм присутствует во всем, даже в натюрмортах. Сами названия несут налет эпичности. Машков именует свои работы: «Советские хлебы», «Снедь московская». П. Кончаловский, также из числа бубнововалетцев, в 1941 году написал «Алексея Николаевича Толстого в гостях у художника».

Мы видим на столе не просто изобилие, а огромные куски окорока, рыбы, целую курицу, овощи, рюмки разных размеров для напитков. Монументализм свойственен для всего, принимается все грузное, крупное. Так, Дейнека даже спортсменов изображает мощными и полнотелыми. А.

Самохвалов в своем цикле про метростроевок выписывает дородные, но красивые женские фигуры. Они воплощают созидание, всемогущество, силу.

Изобразительное искусство становится более тяжеловесным, плотным, густым, но эта густота имеет меру. И такая умеренность являлась также обязательной чертой.

Излишнее выпячивание собственного стиля или манеры письма не поощрялась, хотя и сглаженность не приветствовалась. Необходимо было показать мазок, чтобы сразу было видно, что мастер немало потрудился.

Использование различных приемов считалось посредничеством, это мешало художнику быть искренним.

Для разных сюжетов использовались разные манеры письма и подходы. Лирическая тема подчеркивалась ахроматичным импрессионизмом. Это заметно у Ю.

 Пименова в цикле о «Новых кварталах» или в более ранней «Новой Москве». Даже в пафосных полотнах звучат ноты дождливого летнего утра или атмосферы ливня, го они излучают теплоту и человечность.

К таким можно отнести « Иосифа Сталина и Климента Ворошилова в Кремле» Герасимова.

В произведениях советского периода прослеживается футуристическая направленность – нацеленность на будущий результат революционного обновления. Неизбежность победы социализма проявляется признаками уже наступившего будущего в сегодняшней жизни.

Наблюдается уникальное явление, при котором настоящее время уже и есть будущее. Достигнут исторический пик, далее никакого будущего не следует.

И герои полотен Дейнеки не просто стахановцы, они подобны богам, смотрящим не на тебя, а в вечность, которая уже с нами.

Вершины социалистический реализм достигает в конце тридцатых годов, где обязательный герой Сталин, тут можно перечислить разных авторов. Несколько полотен того времени есть у  художников жанра Ефанова и В.

Сварога. Сюжеты на них словно библейские явления чуда. В этот период социалистический реализм становится сбывшейся тоталитарной утопией. Он как бы застывает во времени, становится академично монументальным.

Наша презентация темы

Альтернативная живопись советского периода

Все другие направления оказываются в забытье. Хотя художники имели ниши, где можно было творить, но они были незаметны. В 1935 году специалисты старой школы объединяются в Мастерскую монументальной живописи, но и такие объединения были недолговечны.

Парадоксальность того времени заключается в том, что искусство тоталитарное декларирует человечность, заботу о человеке, но в пафосе авангарда, чрезмерной увлеченностью революционным построением нового мира, не остается места отдельному человеку. А «подшкафное» альтернативное творчество отображает индивидуальность, человечность.

Особенности поздней истории жанра

Позже, в 50-х годах, когда Сталина, олицетворяющего в себе стиль тоталитаризма, уже нет, социалистический реализм попытается присвоить черту человечности.

Предвестником этого направления стали полотна художника А. Пластова. Особенно пронзителен его сюжет о бессмысленной смерти пастушка в «Фашист пролетел» 1942 г.

Хорошо видно, как меняется государственная интонация на семейную у Ф.Решетникова. 

Он показывает простых людей, моменты частной жизни, таковы — «Опять двойка» и «Прибыл на каникулы». На эту тему откликается Пименов. Очень сентиментально  и поучительно лактионовское «Письмо с фронта». Его можно описать, как соцреалистический обывательский стиль.

Этот период, как лебединая песнь соцреализма в живописи, до распада СССР он еще просуществует, но будет на излете своих возможностей. В годы оттепели появятся новые стили и другие мастера. Творения андеграунда заставят иначе взглянуть на мир советского искусства.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость — поделитесь

Читайте также:  Природа, растения и животные тверской области

Источник: http://velikayakultura.ru/russkaya-zhivopis/sovetskaya-zhivopis-sotsialisticheskogo-realizma

Метод соцреализма в литературе (идейно-тематическая нормативность, концепция личности)

33514

Метод соцреализма в литературе (идейно-тематическая нормативность, концепция личности)

Доклад

Литература и библиотековедение

Социалистический реализм художественный метод литературы и искусства представляющий собой эстетическое выражение социалистически осознанной концепции мира и человека обусловленной эпохой борьбы за установление и созидание социалистического общества.

Изображение жизни в свете идеалов социализма обусловливает и содержание и основные художественноструктурные принципы искусства соцреализма.Социалистический реализм художественный метод литературы и искусства построенный на социалистической концепции мира и человека.

Художник должен был…

Русский

2013-09-05

15.02 KB

17 чел.

35. Метод соцреализма в литературе (идейно-тематическая нормативность, концепция личности).

Социалистический реализм — художественный метод литературы и искусства, представляющий собой эстетическое выражение социалистически осознанной концепции мира и человека, обусловленной эпохой борьбы за установление и созидание социалистического общества.

Изображение жизни в свете идеалов социализма обусловливает и содержание, и основные художественно-структурные принципы искусства соцреализма. Его возникновение и развитие связаны с распространением социалистических идей в разных странах, с развитием революционного рабочего движения.

Социалистический реализм художественный метод литературы и искусства, построенный на социалистической концепции мира и человека. Художник должен был служить своими произведениями строительству социалистического общества.

(Википедия)

Социалистический реализм — термин, употреблявшийся в советском литературоведении и искусствоведении с 30-х годов для обозначения «основного метода» литературы, искусства и критики, который «требует от художника правдивого, исторически конкретного отображения действительности». (Большой Энциклопедический словарь)

Принципы соцреализма

  1.  Народность. Под этим подразумевалась как понятность литературы для простого народа, так и использование народных речевых оборотов и пословиц.
  2.  Идейность.

    Показать мирный быт народа, поиск путей к новой, лучшей жизни, героические поступки с целью достижения счастливой жизни для всех людей.

  3.  Конкретность.

    В изображении действительности показать процесс исторического развития, который в свою очередь должен соответствовать материалистическому пониманию истории (в процессе изменения условий своего бытия люди меняют и свое сознание, отношение к окружающей действительности).

Литература социалистического реализма являлась инструментом партийной идеологии. Писатель, по известному выражению Сталина, является «инженером человеческих душ». Своим талантом он должен влиять на читателя как пропагандист.

Он воспитывает читателя в духе преданности партии и поддерживает её в борьбе за победу коммунизма. Субъективные действия и устремления личности должны были соответствовать объективному ходу истории. Горький считал, что главной задачей социалистического реализма является воспитание социалистического, революционного взгляда на мир, соответствующего ощущения мира.

Художественным средоточием соцреализма не могут быть признана ни большая часть отечественной лит-ры советского периода, ни «лакировочный» поделки сталинской эпохи. К данному направления могут быть отнесены только некоторые подлинно худ.

произведения (Горького, Фурманова, Фадеева, Тренева), которые появляются преимущественно в первые 3-4 десятилетия 20 века. Лит. соцреализма явл. самобытным худ. направлением, для которой характерна своя худ. идеология и оригинальный образный строй.

Основная тема направления – освещение широмасштабного события революционного преобрзования, развернувшегося в Росси в 20 веке.

Для социалистического реализма свойственны:

1)тесная связь с социалистическими идеологиями на уровне выраженной худ. средствами идеологией;

2)преимущественной построение образов на базе живого социально-исторического опыта авторов (реминисценции, аллюзии, включение в структуру худ. мира чужих лит. образов и т.п. для него в целом характерны);

3)в сфере худ. «технологий» – выраженная связь с лит. 19 века;

4)творческое отношение к реалиям национального языка, который отличался значительной расслоенностью и подвергался в лит-ре соцреализма глубокой стилистической переработке.

Источник: http://5fan.ru/wievjob.php?id=33514

Социалистический реализм в литературе

Социалистический реализм — не выдумка Сталина. Он действительно существовал и действительно был реализмом, основанным на социально-историческом детерминировании развития всего общества, я не только судеб отдельных людей или даже больших социальных групп и народов.

Это более детерминистское искусство, чем классический реализм, а не менее (как полагали теоретики, выводившие соцреализм из скрещения реализма и «революционного романтизма»), человек в нем активен и порой даже могуч, но постольку, поскольку этот человек выражает то, что считалось общественно-историческими закономерностями, и ими направляется. В соцреализме изначально был немалый элемент утопизма. Но свои элементы утопизма были и в реализме XIX века. Соцреализм оставался реализмом, пока идеализировал несуществующее будущее (это по-своему делали и «критические» реалисты от Гоголя до Чехова), но с 30-х годов стал превращаться в откровенный нормативизм и иллюстрирование политических лозунгов, сталинского заявления о том, что «жить стало лучше, жить стало веселей». Идеализация далеко не идеальной реальности не могла быть реализмом, но соответствующая литература сохранила прежнее наименование — литературы социалистического реализма.

Иногда так же назывались произведения, чья принадлежность к соцреализму даже в его собственно реалистической ипостаси довольно сомнительна, например «Тихий Дон» и «Василий Теркин». Но к нему относятся «Жизнь Клима Самгина» и уж во всяком случае «Дело Артамоновых» М. Горького, ранние произведения А. Фадеева, Л. Леонова и др., «Петр Первый» А. Н.

Толстого, первая книга «Поднятой целины» (хотя и сочетающая реализм характеров и частных обстоятельств с нормативным утверждением обстоятельств глобально-исторических) и «Судьба человека» М. Шолохова, «За далью — даль» и даже «задержанная» поэма «По праву памяти» А. Твардовского. Сложнее с Маяковским.

Талантливые поэмы «Владимир Ильич Ленин» и «Хорошо!» — не реализм, ни социалистический, ни «тенденциозный» (собственный термин Маяковского). Но в первой вообще определяющим принципом является не метод как таковой, а жанр поэмы-плача.

Это скорбное надгробное слово, которое никогда не претендует на истинность, но лишь на выражение чувств говорящего. Искусство здесь состоит в том, чтобы нечто банальное сказать совершенно небанально. Это Маяковскому удалось. А в финале «Хорошо!» — прямое обращение к идеалу будущего, не выдаваемому за действительность.

Здесь поэт лиро-эпическими средствами попробовал осуществить, в сущности, то же, что с большей мощью он осуществил чисто лирическими средствами в своей последней поэме «Во весь голос».

Выродившийся же соцреализм, т. е. нормативизм и идеологизированная иллюстративность, дал в основном антиискусство. От него серьезная литература фактически отказалась «на рубеже 60-х годов. Отказалась дружно и резко, потому что резко изменилась жизнь…» Но Е. Сидоров справедливо назвал позднейшие романы П. Проскурина и А. Н. Иванова «агонией соцреализма».

Его «эстетические нормы уцелели и после краха «единственно верной» идеологии, например, в одном из романов П. Алешкина — о восстании антоновцев на Тамбовщине: «Написано, как положено, в пользу белых, а не красных, но качество текста — самое соцреалистическое.

Жестокий Тухачевский изготовлен тем же способом, каким раньше изображались враги советской республики, со всей классовой ненавистью автора к образованности, вымытости, к игре на скрипке». Традиционность реалистической манеры А. Солженицына побудила современного эмигрантского писателя Б.

Хазанова объявить представителем социалистического реализма того, кто более других способствовал краху псевдореализма, а заодно Г. Владимова, В. Максимова и, с оговоркой, В. Гроссмана — автора романа «Жизнь и судьба».

Как бы то ни было, социалистический реализм в обоих значениях термина даже в самые трудные для литературы России годы никогда не оставался единственным или двояким ее методом. Многие сферы словесности — интимная лирика, фантастика («научная» и с «чертовщиной»), детективы и другие виды массовой беллетристики, детская литература и т. д.

— находятся вообще вне существующих теоретических представлений о методах, хотя тот же соцреализм мог влиять и на них: в детской литературе были и А. Гайдар, и «красный граф» А. Толстой, у которого даже деревянный Буратино перевоспитался в духе товарищества и коллективизма, но все-таки это не социалистический реализм. М.

Чудакова даже рассматривает детскую литературу, расцветшую во второй половине 30-х годов, и ранний советский исторический роман как отдушины для творческих личностей, игравшие «эволюционную роль» для литературы, как сферы еще возможного эксперимента — при том, что ориентация «основной» советской литературы на образцы и нормы придавала текущей литературной продукции все более и более детские черты: она становилась рассчитанной скорее на детей, на обучаемых, чем на взрослых читателей». Инфантилизм «сталинистов» бесспорен. Во времена лидерства А. Фадеева в Союзе писателей «роман «Молодая гвардия», представляющий собой образцовую повесть для детей и подростков, был воспринят как «взрослый» — критикой, читателем и самим автором. Он был новым эталоном, с нужной, то есть образцовой, мерой «романтики», «героики», предательства, дружбы и любви». И, соответственно, практически уже не был полноценным реалистическим романом.

В 60-е годы литература выбирается из этого инфантилизма, а детская литература в последующие десятилетия проникается «взрослой» иронией (Э. Успенский).

Многообразию, пусть еще не осознанному теорией, творческих методов литературы XX века в общем отвечает разнообразие других элементов ее поэтики. Но здесь есть свои особенности. В литературе нового времени в принципе ведущую роль играет роман. Так было и в Советской России, и в зарубежье.

Жанр повести значил меньше, но в советской литературе второй половины 50-80-х годов его роль возросла, появились писатели, работающие преимущественно и исключительно в этом жанре.

Тут и там писалось немало рассказов, для советских писателей они с середины 30-х годов стали «копилкой мастерства», видимо, потому, что от них критике труднее было требовать эпически масштабного изображения славной современности.

Самым почитаемым был жанр романа-эпопеи. К нему бесспорно относится «Тихий Дон». Относили к нему «Жизнь Клима Самгина» (не без оснований, хотя Горький обозначил свой четырехтомный труд одновременно нейтрально и условно — «повесть», т. е.

, очевидно, свободное повествование без единого романного сюжета) и «Хождение по мукам» (с чем нельзя вполне согласиться), иногда — «Поднятую целину» (безосновательно) и «Петра Первого» (очень спорно), даже «Судьбу человека» Шолохова называли «рассказом-эпопеей», а один литературовед из большого уважения к С.

Есенину предложил определить его поэзию как «лиро-эпический роман-эпопею». Дилоги, трилогии и тетралогии рождались постоянно, особенно в период «позднего сталинизма». А. Фадеев, К. Федин, М.

Шолохов задуманные ими трилогии (Шолохов — «Они сражались за родину») так и не смогли окончить, зато Анна Антоновская в 1937-1958 годах, утверждая дружбу народов, напечатала шесть толстых книг романа «Великий Моурави» о борьбе грузинского народа за независимость в конце XVI-начале XVII века.

Огромными «панорамными романами» с действием, иногда растягиваемым на ряд десятилетий, прославилась «секретарская» литература (создававшаяся секретарями правления Союза писателей — литературным начальством) в период «застоя». Но в 1958-1978 годах появилась и ценная, во многом новаторская тетралогия Ф. Абрамова «Братья и сестры» (первоначально трилогия «Пряслины»).

Источник: http://www.testsoch.info/socialisticheskij-realizm-v-literature/

Ссылка на основную публикацию