Рассказ: михаил пришвин «паутинка»

Краткое содержание Пришвин Паутинка

Творчество великого русского писателя Михаила Пришвина охватывает разные темы. В своих произведениях он ищет смысл человеческого бытия, размышляет о религии, о смерти, о любви, наблюдает за природой. И все же, Константин Паустовский называл его певцом природы.

Писатель много путешествует, познает окружающий мир, себя, людей и запечатлевает это все для современников и будущего поколения… Даже в своих фотоснимках М. Пришвин оставляет место пейзажам.

В его объектив попадает все, что его остановило и восхитило во время прогулок: одуванчики, которые вот-вот разлетятся, капельки росы на веточке, паутина с замысловатыми узорами…

В рассказе «Паутина» писатель продолжает делиться своими наблюдениями за природой с читателями. В таком небольшом рассказе заключается огромный смысл. Это можно понять уже с первых прочитанных строк, которые пронизаны невероятной жизнеутверждающей силой и неиссякаемой радостью бытия: «Вот был солнечный день, такой яркий, что лучи проникали даже и в самый темный лес».

Михаил Пришвин пишет об одной из своей прогулок по лесу, которая поменяла его сознание. Лес, птицы, деревья, ветерок, солнышко — все это так привычно, и в то же время, не совсем, если посмотреть на них глазами автора рассказа.

Он подмечает, что некоторые деревья наклонились друг к другу, словно переговариваются между собой, что осинки «лепетали», а папоротники «важно раскачивались».

Таким образом, писатель одухотворяет природу, придавая ей черты, присущие человеку….

Продолжая дальше свой путь, он замечает, как ветер отрывает желтые иголочки с елочек, и те разлетаются в разные стороны, а некоторые из них, вдруг удивительным образом, повисают в воздухе.

Это необыкновенное явление охватывает все внимание любознательного писателя.

Рассмотрев поближе, он понимает, что такие «стрелки» висят на невидимых паутинках, которых очень много в просеке, но будучи невидимыми, то возможно разрушены писателем, пока он ходил.

Этот момент натолкнул писателя на размышления о том, какая роль человека в природе и какие у них взаимоотношения? Был ли он жесток, когда разрывал хрупкие паутинки, если при этом мог просто их не заметить? Был ли милостив, когда смог спасти ту единственную паутинку, которую увидел? Насколько сильным физически бывает человек по сравнению с хрупкими творениями природы…. Он вел себя хозяином, когда разрушал тот невидимый

труд паучков. Однако, человек должен быть учеником в лесу, поскольку природа — это его учитель. К такому выводу приходит Михаил Пришвин в своем рассказе «Паутинка».

Можете использовать этот текст для читательского дневника

  • Краткое содержание Как я ловил человечков ЖитковМаленький мальчик Боря жил у бабушки. Высоко на полке у неё стоял кораблик, который она очень берегла, этот кораблик был семейной реликвией.
  • ШергинПисатель Шергин сначала стал известен как сказитель. Он собирал певческие сказы у Архангельских старцев и слышал от матери и исполнял сам, которые затем вошли в его дебютную книгу
  • Краткое содержание Тургенев История лейтенанта ЕргуноваЛейтенант Кузьма Ергунов нес службу на флоте в Николаеве. Там он охранял постройки. Ему платили жалованье, также давали казенные деньги, которые он прятал в нательный пояс из кожи.
  • Краткое содержание Уэллс Пища боговНаучно-фантастическое произведение «Пища богов», написанное английским писателем Гербертом Джорджем Уэллсом, рассказывает об изобретателях «чудо-еды», которая преобразовывала живых существ.
  • Краткое содержание оперы Чайковского ЧародейкаСобытия происходят на окраинах Нижнего Новгорода в XV веке. Всему городу стало известно, что на другом берегу Оки проживает молодая красивая вдова Настасья, которая прекрасно принимает гостей

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/prishvin/pautinka

Лесной хозяин

Паутинка

Вот был солнечный день, такой яркий, что лучи проникали даже и в самый темный лес. Шел я вперед по такой узенькой просеке, что некоторые деревья с одной стороны перегибались на другую, и это дерево шептало своими листиками что-то другому дереву, на той стороне.

Ветер был очень слабый, но все-таки он был: и наверху лепетали осинки, и внизу, как всегда, важно раскачивались папоротники. Вдруг я заметил: со стороны на сторону через просеку, слева направо, беспрерывно там и тут перелетают какие-то мелкие огненные стрелки.

Как всегда в таких случаях, я сосредоточил свое внимание на стрелках и скоро заметил, что движение стрелок происходит по ветру, слева направо.

Еще я заметил, что на елках их обычные побеги-лапки вышли из своих оранжевых сорочек и ветер сдувал эти ненужные больше сорочки с каждого дерева во множестве великом: каждая новая лапка на елке рождалась в оранжевой сорочке, и теперь сколько лапок, столько сорочек слетало — тысячи, миллионы…

Мне видно было, как одна из этих слетающих сорочек встретилась с одной из летящих стрелок и вдруг повисла в воздухе, а стрелка исчезла.

Я понял тогда, что сорочка повисла на невидимой мне паутинке, и это дало мне возможность в упор подойти к паутинке и вполне понять явление стрелок: ветер поддувает паутинку к солнечному лучу, блестящая паутинка вспыхивает от света, и от этого кажется, будто стрелка летит.

В то же время я понял, что паутинок этих, протянутых через просеку, великое множество, и, значит, если я шел, то разрывал их, сам не зная того, тысячами.

Мне казалось, что у меня была такая важная цель — учиться в лесу быть его настоящим хозяином, — что я имел право рвать все паутинки и заставлять всех лесных пауков работать для моей цели.

Но эту замеченную мной паутинку я почему-то пощадил: ведь это она же благодаря повисшей на ней сорочке помогла разгадать мне явление стрелок. Был ли я жесток, разрывая тысячи паутинок? Нисколько: я же их не видел — моя жестокость была следствием моей физической силы. Был ли я милостив, наклоняя для спасения паутинки свою натруженную спину? Не думаю: в лесу я веду себя учеником, и если бы я мог, то ничего бы не тронул. Спасение этой паутинки я отношу к действию моего сосредоточенного внимания.

Лесной хозяин

То было в солнечный день, а то расскажу, как было в лесу перед самым дождем. Наступила такая тишина, было такое напряжение в ожидании первых капель, что, казалось, каждый листик, каждая хвоинка силилась быть первой и поймать первую каплю дождя. И так стало в лесу, будто каждая мельчайшая сущность получила свое собственное, отдельное выражение.

Так вхожу я к ним в это время, и мне кажется: они все, как люди, повернулись ко мне лицами и по глупости своей у меня, как у бога, просят дождя.

— А ну-ка, старик, — приказал я дождю, — будет тебе всех нас томить, ехать, так ехать, начинай!

Но дождик в этот раз меня не послушался, и я вспомнил о своей новой соломенной шляпе: пойдет дождь — и шляпа моя пропала. Но тут, думая о шляпе, увидел я необыкновенную елку. Росла она, конечно, в тени, и оттого сучья у нее когда-то были опущены вниз.

Теперь же, после выборочной рубки, она очутилась на свету, и каждый сук ее стал расти кверху. Наверно, и нижние суки со временем поднялись бы, но ветки эти, соприкоснувшись с землей, выпустили корешки и прицепились… Так под елкой с поднятыми вверх сучьями внизу получился хороший шалашик.

Нарубив лапнику, я уплотнил его, сделал вход, устелил внизу сиденье. И только уселся, чтобы начать новую беседу с дождем, как вижу, против меня совсем близко пылает большое дерево.

Быстро схватил я с шалашика лапник, собрал его в веник и, стегая по горящему месту, мало-помалу пожар затушил раньше, чем пламя пережгло кору дерева кругом и тем сделало бы невозможным движение сока.

Вокруг дерева место не было обожжено костром, коров тут не пасли, и не могло быть подпасков, на которых все валят вину за пожары.

Вспомнив свои детские разбойничьи годы, я сообразил, что смолу на дереве поджег скорей всего какой-нибудь мальчишка из озорства, из любопытства поглядеть, как будет гореть смола.

Читайте также:  Стихи об осени: а. а. фет "осенняя роза"

Спустившись в свои детские годы, я представил себе, до чего же это приятно взять чиркнуть спичкой и поджечь дерево.

Мне стало ясно, что вредитель, когда загорелась смола, вдруг увидел меня и скрылся тут же где-нибудь в ближайших кустах. Тогда, сделав вид, будто я продолжаю свой путь, посвистывая, удалился я с места пожара и, сделав несколько десятков шагов вдоль просеки, прыгнул в кусты и возвратился на старое место и тоже затаился.

Недолго пришлось мне ждать разбойника. Из куста вышел белокурый мальчик лет семи-восьми, с рыжеватым солнечным запеком, смелыми, открытыми глазами, полуголый и с отличным сложением.

Он враждебно поглядел в сторону просеки, куда я ушел, поднял еловую шишку и, желая пустить ее в меня, так размахнулся, что перевернулся даже вокруг себя.

Это его не смутило; напротив, он, как настоящий хозяин лесов, заложил обе руки в карманы, стал разглядывать место пожара и сказал:

— Выходи, Зина, он ушел!

Вышла девочка, чуть постарше, чуть повыше и с большой корзиной в руке.

— Зина, — сказал мальчик, — знаешь что?

Зина глянула на него большими спокойными глазами и ответила просто:

— Нет, Вася, не знаю.

— Где тебе! — вымолвил хозяин лесов. — Я хочу сказать тебе: не приди тот человек, не погаси он пожар, то, пожалуй, от этого дерева сгорел бы весь лес. Вот бы мы тогда поглядели!

— Дурак ты! — сказала Зина.

— Правда, Зина, — сказал я, — вздумал чем хвастаться, настоящий дурак!

И как только я сказал эти слова, задорный хозяин лесов вдруг, как говорят, «улепетнул».

А Зина, видимо, и не думала отвечать за разбойника, она спокойно глядела на меня, только бровки ее поднимались чуть-чуть удивленно.

При виде такой разумной девочки мне захотелось обратить всю эту историю в шутку, расположить ее к себе и потом вместе обработать хозяина лесов. Как раз в это время напряжение всех живых существ, ожидающих дождя, дошло до крайности.

— Зина, — сказал я, — смотри, как все листки, все травинки ждут дождя. Вон заячья капуста даже на пень забралась, чтобы захватить первые капли.

Девочке моя шутка понравилась, она милостиво мне улыбнулась.

— Ну, старик, — сказал я дождю, — будет тебе всех нас томить, начинай, поехали!

И в этот раз дождик послушался, пошел. А девочка серьезно, вдумчиво сосредоточилась на мне и губки поджала, как будто хотела сказать: «Шутки шутками, а все-таки дождик пошел».

— Зина, — сказал я поспешно, — скажи, что у тебя в этой большой корзине?

Она показала: там было два белых гриба. Мы уложили в корзину мою новую шляпу, закрыли папоротником и направились от дождя в мой шалаш. Наломав еще лапнику, мы укрыли его хорошо и залезли.

— Вася, — крикнула девочка. — Будет дурить, выходи!

И хозяин лесов, подгоняемый проливным дождем, не замедлил явиться.

Как только мальчик уселся рядом с нами и захотел что-то сказать, я поднял вверх указательный палец и приказал хозяину:

— Ни гу-гу!

И все мы трое замерли.

Невозможно передать прелести пребывания в лесу под елкой во время теплого летнего дождя. Хохлатый рябчик, гонимый дождем, ворвался в середину нашей густой елки и уселся над самым шалашом.

Совсем на виду под веточкой устроился зяблик. Ежик пришел. Проковылял мимо заяц. И долго дождик шептал и шептал что-то нашей елке.

И мы долго сидели, и все было так, будто настоящий хозяин лесов каждому из нас отдельно шептал, шептал, шептал…

Сухостойное дерево

Когда дождик прошел и все вокруг засверкало, мы по тропе, пробитой ногами прохожих, вышли из леса. При самом выходе стояло огромное и когда-то могучее дерево, перевидевшее не одно поколение людей. Теперь оно стояло совершенно умершее, было, как говорят лесники, «сухостойное».

Оглядев это дерево, я сказал детям:

— Быть может, прохожий человек, желая здесь отдохнуть, воткнул топор в это дерево и на топор повесил свой тяжелый мешок. Дерево после того заболело и стало залечивать ранку смолой.

А может быть, спасаясь от охотника, в густой кроне этого дерева затаилась белка, и охотник, чтобы выгнать ее из убежища, принялся тяжелым поленом стучать по стволу.

Бывает довольно одного только удара, чтобы дерево заболело.

И много, много с деревом, как и с человеком и со всяким живым существом может случиться такого, от чего возьмется болезнь. Или, может быть, молния стукнула?

С чего-то началось, и дерево стало заливать свою рану смолой. Когда же дерево стало хворать, об этом, конечно, узнал червяк. Закорыш забрался под кору и стал там точить. По-своему как-то о червяке узнал дятел и в поисках закорыша стал долбить там и тут дерево.

Скоро ли найдешь? А то, может быть, и так, что, пока дятел долбит и раздолбит так, что можно бы ему и схватить, закорыш в это время продвинется, и лесному плотнику надо снова долбить. И не один же закорыш, и не один тоже дятел.

Так долбят дерево дятлы, а дерево, ослабевая, все заливает смолой.

Теперь поглядите вокруг дерева на следы костров и понимайте: по этой тропе люди ходят, тут останавливаются на отдых и, несмотря на запрет в лесу костры разводить, собирают дрова и поджигают. А чтобы скорей разжигалось, стесывают с дерева смолистую корку.

Так мало-помалу от стесывания образовалось вокруг дерева белое кольцо, движение соков вверх прекратилось, и дерево засохло.

Теперь скажите, кто же виноват в гибели прекрасного дерева, простоявшего не меньше двух столетий на месте: болезнь, молния, закорыш, дятлы?

— Закорыш! — быстро сказал Вася.

И, поглядев на Зину, поправился:

— Дятлы!

Дети были, наверно, очень дружны, и быстрый Вася привык читать правду с лица спокойной умницы Зины. Так, наверно, он слизнул бы с ее лица и в этот раз правду, но я спросил ее:

— А ты, Зиночка, как ты, милая дочка моя, думаешь?

Девочка обняла рукой ротик, умными глазами поглядела на меня, как в школе на учителя, и ответила:

— Наверное, виноваты люди.

— Люди, люди виноваты, — подхватил я за ней.

И, как настоящий учитель, рассказал им о всем, как я думаю сам для себя: что дятлы и закорыш не виноваты, потому что нет у них ни ума человеческого, ни совести, освещающих вину в человеке; что каждый из нас родится хозяином природы, но только должен много учиться понимать лес, чтобы получить право им распоряжаться и сделаться настоящим хозяином леса. Не забыл я рассказать и о себе, что до сих пор учусь постоянно и без какого-нибудь плана или замысла, ни во что в лесу не вмешиваюсь. Тут не забыл я рассказать и о недавнем своем открытии огненных стрелок, и о том, как пощадил даже одну паутинку.

После того мы вышли из леса, и так со мною теперь постоянно бывает: в лесу веду себя как ученик, а из леса выхожу как учитель.

Деревья в плену

Весна сияла на небе, но лес еще по-зимнему был засыпан снегом. Были ли вы снежной зимой в молодом лесу? Конечно, не были: туда и войти невозможно. Там, где летом вы шли по широкой дорожке, теперь через эту дорожку в ту и другую сторону лежат согнутые деревья, и так низко, что только зайцу под ними и пробежать.

Вот что случилось с деревьями: березка вершинкой своей, как ладонью, забирала падающий снег, и такой бы идти по такой дорожке, самому не сгибая спины. В оттепель падал опять снег и прилипал к тому кому. Вершина с тем огромным комом все гнулась и наконец погрузилась в снег и примерзла так до самой весны. Под этой аркой всю зиму проходили звери и люди изредка на лыжах.

Читайте также:  Времена года, погода и климат перу

Но я знаю одно простое волшебное средство, чтобы идти по такой дорожке, самому не сгибая спины. Я выламываю себе хорошую увесистую палочку, и стоит мне только этой палочкой хорошенько стукнуть по склоненному дереву, как снег валится вниз, дерево прыгает вверх и уступает мне дорогу. Медленно так я иду и волшебным ударом освобождаю множество деревьев.

Жаркий час

В полях тает, а в лесу еще снег лежит нетронутый плотными подушками на земле и на ветках деревьев, и деревья стоят в снежном плену. Тонкие стволики пригнулись к земле, примерзли и ждут с часу на час освобождения. Наконец приходит этот жаркий час, самый счастливый для неподвижных деревьев и страшный для зверей и птиц.

Пришел жаркий час, снег незаметно подтаивает, и вот в полной лесной тишине как будто сама собой шевельнется еловая веточка и закачается. А как раз под этой елкой, прикрытой ее широкими ветками, спит заяц.

В страхе он встает и прислушивается: веточка не может же сама собой шевельнуться. Зайцу страшно, а тут на глазах его другая, третья ветка шевельнулась и, освобожденная от снега, подпрыгнула.

Заяц метнулся, побежал, опять сел столбиком и слушает: откуда беда, куда ему бежать?

И только стал на задние лапки, только оглянулся, как прыгнет вверх перед самым его носом, как выпрямится, как закачается целая береза, как махнет рядом ветка елки!

И пошло, и пошло: везде прыгают ветки, вырываясь из снежного плена, весь лес кругом шевелится, весь лес пошел. И мечется обезумевший заяц, и встает всякий зверь, и птица улетает из леса.

Разговор деревьев

Почки раскрываются, шоколадные, с зелеными хвостиками, и на каждом зеленом клювике висит большая прозрачная капля. Возьмешь одну почку, разотрешь между пальцами, и потом долго все пахнет тебе ароматной смолой березы, тополя или черемухи.

Понюхаешь черемуховую почку и сразу вспомнишь, как, бывало, забирался наверх по дереву за ягодами, блестящими, черно-лаковыми. Ел их горстями прямо с косточками, но ничего от этого, кроме хорошего, не бывало.

Вечер теплый, а такая тишина, словно должно что-то в такой тишине случиться.

И вот начинают шептаться между собой деревья: береза белая с другой березой белой издали перекликаются; осинка молодая вышла на поляну, как зеленая свечка, и зовет к себе такую же зеленую свечку-осинку, помахивая веточкой; черемуха черемухе подает ветку с раскрытыми почками. Если с нами сравнить — мы звуками перекликаемся, а у них — аромат.

Ореховые дымки

Барометр падает, но вместо благодетельного теплого дождя приходит холодный ветер. И все-таки весна продолжает продвигаться.

За сегодняшний день позеленели лужайки сначала по краям ручьев, потом по южным склонам берегов, возле дороги, и к вечеру зазеленело везде на земле. Красивы были волнистые линии пахоты на полях — нарастающее черное с поглощаемой зеленью.

Почки на черемухе сегодня превратились в зеленые копья. Ореховые сережки начали пылить, и под каждой порхающей в орешнике птичкой взлетал дымок.

Осинкам холодно

В солнечный день осенью на опушке леса собрались молодые разноцветные осинки, густо одна к другой, как будто им там в лесу стало холодно и они вышли погреться на солнышко, на опушку.

Так иногда в деревнях выходят люди посидеть на завалинке, отдохнуть, поговорить после трудового дня.

Силач

Муравьи разрыхлили землю, сверху она поросла брусникой, а под ягодой зародился гриб. Мало-помалу, напирая своей упругой шляпкой, он поднял вверх над собой целый свод с брусникой и сам, совершенно белый, показался на свет.

Старый дед

У старого огромного пня я сел прямо на землю, пень внутри — совершенная труха, только эту труху держит твердая крайняя древесина. А из трухи выросла березка и распустилась. И множество цветущих трав поднимается с земли к этому огромному пню, как к любимому деду…

На самом пне, на одном только светлом солнечном пятнышке, на горячем месте, я сосчитал десять кузнечиков, две ящерицы, шесть больших мух, две жужелицы. Вокруг высокие папоротники собрались, как гости. А когда в гостиную у старого пня ворвется самое нежное дыхание ветра, один папоротник наклонится к другому, шепнет что-то и тот шепнет третьему, и все гости обменяются мыслями.

И снова тишина.

Именины осинки

Шиповник, наверно, с весны еще пробрался внутрь по стволу к молодой осинке, и вот теперь когда время пришло осинке справлять свои именины, вся она вспыхнула красными благоухающими дикими розами. Гудят пчелы и осы. Басят шмели. Все летят поздравлять осинку и на этих больших именинах роски попить и домой медку захватить.

Старый скворец

Скворцы вывелись и улетели, и давно уже их место в скворечнике занято воробьями. Но до сих пор на ту же яблоню в хорошее росистое утро прилетает старый скворец и поет.

Вот странно! Казалось бы, все уже кончено, самка давно вывела птенцов, детеныши выросли и улетели… Для чего же старый скворец прилетает каждое утро на яблоню, где прошла его весна, и поет?

Источник: http://VseSkazki.su/avtorskie-skazki/m-prishvin/lesnoj-khozyain.html

Сочинение Анализ рассказа Паутинка Пришвина

В каждом своем произведении М. Пришвин выступает не просто любителем пейзажа родного края, чутким, наблюдательным человеком, но и защитником ее. Он не равнодушен к тому, что происходит ежедневно на его глазах в мире животных и растений.

Рассказ «Паутинка» — это некая мысленная борьба автора, который нарушил природное спокойствие ее обитателей своим появлением. Проходя по просеке, он неожиданно для себя обнаруживает, что уничтожил немало паутины, разорвав ее по пути. Но эти действия были неосознанными.

Его цель заключалась в том, чтобы разгадать загадку, что именно вдали сверкая, напоминало движущиеся стрелки. Подобное явление привлекло его ярким светом. Позже выяснилось, что частичка сосновой ветки, показавшаяся на глазах, подтвердила, что его окружает множество паутинок.

После того, как автор разорвал тонкие невидимые нити, натянутые на его пути, чувство вины обострилось. Поначалу ему казалось, что он жестоко нарушил естественное течение лесной жизни, его привычный ход. Однако позже пришел к выводу, что это случайность, которая оказалась неизбежностью.

Произведение является показателем уровня воспитанности, образованности любого человека. Ведь существующее в мире понятие уважения является категорией, относящейся не только к людям, но и к окружающему миру природы. М.

Пришвин учит любить все живое, что нас окружает, оставаться неравнодушным в любой ситуации.

На своем примере он показал, что, если не замечать подобные мельчайшие явления природы, то можно нечаянно погубить мир, который дарит нам красоту и здоровье.   

Описание в рассказе паутины, солнечного света, деревьев, которые оживают, общаясь между собой, — все это имеет красочное описание, благодаря использованным различным художественным средствам. Это олицетворения («дерево шептало»), метафора («огненные стрелы»), сравнения.

Понимая свое положение, считая себя полноправным хозяином леса, автор напоминает, что нельзя ни на минуту забывать о том, что нужно с заботой относиться к любому явлению природы, будь это травинка, дерево или паутина. Все это является достоянием леса, гордостью человека, частью жизни самого человека, без которой ему было бы нелегко существовать.

Сочинение по произведению Паутинка

Произведение посвящено одному из мельчащих проявлений красоты окружающей природы, паутинным сплетениям, и описывает авторское отношение к данному событию.

Повествование рассказа не имеет сюжетной линии и ведется от имени рассказчика, описывающего увиденное природное явление и характеризующего его с точки зрения собственных наблюдений.

Читайте также:  Природа, растения и животные архангельской области

В один из погожих солнечных дней писатель отправляется на прогулку в лес, в котором сквозь ветви деревьев наслаждается проникающими солнечными лучами.

Внезапно рассказчик замечает пролетающие над опушкой ярчайшие огненные всплески в виде стрелок, которые приковывают к себе взгляд путника.

Приглядевшись внимательно, писатель понимает, что ощущение летящих огоньков создается проникновением солнечных лучиков через мельчайшие нити паутинок, вспыхивающих от этого ярким светом. 

В сознании рассказчика возникает мысль о том, что, бродя долгое время по лесным тропинкам, он собственным телом, не замечая сплетений из паутинок, уничтожил множество природных творений, но путник понимает, что осуществил это случайно, без явных намерений причинить боль матушке-природе.

На пути автора возникает небольшой сосновый бор, в котором на одной из сосновых чешуек писатель замечает небольшую паутинную сеточку, отличающуюся многообразием фигурного орнамента и ослепительной белизной. Путник осторожно обходит замеченное восхитительное творение природы, оберегая его от возможного повреждения, стремясь не порвать ни одну из тончайших ниточек.

Описание увиденного в лесу, писатель сопровождает красочными изображениями окружающей природы, демонстрируя незамеченные с первого взгляда потаенные уголки лесного богатства.

С использованием авторского изложения малюсенькая паутинка превращается в рассказе в некое уникальное существо, жаждущее непрекращающегося вдохновенного полета в лучах теплого, осеннего солнышка и нежелающее быть в виде порванных нитей.

Тем самым писатель призывает читателей проявлять в отношении природных творений истинные человеческие чувства в форме нежности, любви, доброты, заботы, трепетно оберегая и сохраняя окружающую природу, не позволяя ее уничтожение.

Произведение на всем протяжении повествования пронизано авторским неповторимым отношениям к окружающей человека природе, отличающегося любовью, уважением, заботой даже к самым незначительным ее проявлениям.

Также читают:

← Анализ рассказа Кладовая солнца ← Анализ рассказа Золотой луг↑ ПришвинАнализ рассказа Ребята и утята → Анализ рассказа Белая радуга →

  • Образ и характеристика Ильиничны Тихий Дон Шолохова сочинениеИльинична была пожилой женщиной, казачкой. В романе она предстает воплощением настоящей русской женщины, которая вобрала в себя терпение, мудрость, нравственность, силу духа и богатый внутренний мир.
  • Анализ сказки Приключение с Крамольниковым Салтыкова-Щедрина сочинениеЩедрин в повествовании «Приключение с Крамольниковым» рассказывает о том, что человеку, который не видит плодов своего тяжелого труда, жить достаточно тяжело. Он не может влиять
  • Гибель Пети Ростова в романе Война и мир Толстого (Последний бой)Петя – младший ребенок в семье Ростовых. Он воспитывался в любви и нежности семейных уз. Самому младшему ребенку всегда сходят с рук некоторые шалости. Получилось так, что семья Ростовых будто не заметили, как вырос их младший ребенок.
  • Сочинение Петя Ростов в партизанском отряде (Толстой Война и мир)Петя Ростов – это образ, который воплощает в себе самые лучшие и благородные черты дворянской молодежи того времени. Юноша отдает свою жизнь в бою, защищая Родину.
  • ТропининВеликий творец начал свою деятельность еще в ранней юности, когда учился в Академии художеств. Далее он трудится в мастерской С.С.Щукина. Наблюдая за работой учителя и вникая во все моменты рисования

Источник: https://sochinimka.ru/sochinenie/po-literature/prishvin/analiz-rasskaza-pautinka

БПНФ

«Библиотека приключений и научной фантастики» или «Золотая рамка»

самая популярная и, пожалуй, самая культовая серия среди любителей фантастики и приключений.За долгие десятилетия своего существования (с 1936 по 2004 год) в ней вышли сотни книглучших советских и зарубежных авторов, иллюстрированные замечательными художниками,

создававшими рисунки специально почти для каждого издания.

Основана в 1936 году. Первый редактор: А. Н. Тихонов

Оформление и название серии многократно менялось, неизменными оставались лишь тщательный подбор произведений и любовь читателей.

История трансформации:

В 1936 году издательство Детгиз выпустило первую рамку: «Таинственный остров» Жюль Верна, дав старт серии «Библиотека романов и повестей». Книги, выходящие в этой серии, получили «фирменную обложку» и до 1953 года выпускались (за небольшим исключением) в малом формате.

В 1937 году меняется название серии. Теперь это «Библиотека приключений».

С 1943 по 1945 года издательство продолжает, несмотря на тяжелые военные годы, выпускать серию. Правда, книги выходят стандартного формата, без фирменного оформления, с логотипом ФП и в мягкой обложке — серия «Библиотека научной фантастики и приключений», так называемая «мягкая рамка».

Но уже с 1946 года, сразу после войны, издательство параллельно выпускает и малоформатную в твердой обложке рамку, которая постепенно вытесняет «мягкую», а с 1948 года полностью ее замещает. Таким образом, «мягкая рамка» просуществовала с 43 по 48 гг, успев подарить нам 16 книг.

1949–1953 годы. Серия продолжает выходить, но названия на изданиях разные: «Библиотека научной фантастики и приключений», «Библиотека приключений», «Библиотека научной фантастики».

И только в 1954 году серия окончательно приобрела вид, знакомый всем любителям с детства: получила название «Библиотека приключений и научной фантастики», стандартный формат и сохранила всем знакомую рамочку с золотым тиснением.

В 1994 году выпуск серии был приостановлен.

1997–2004 гг. Детская литература и ее отделения: Ленинградское («Лицей») и Сибирское («Мангазея») выпустили еще несколько книг, после которых серия была окончательно закрыта.

Остается лишь добавить, что любовь читателей к «Золотой рамке» была так велика, что в постсоветское время этим воспользовались многие издательства. С разными вариациями в оформлении и названии они стали выпускать свои варианты «рамочки». Некоторые из них продолжают выходить и сегодня.

Внимание! Дополнительные типовые тиражи, датированные другим годом на странице представлены как отдельные издания! Это связано с тем, что некоторые коллекционеры собирают «рамку» по годам.

Работа над серией еще не закончена, информация может быть неполна.

Несмотря на огромную популярность серии, справочная информация по ней в прошлом веке была очень и очень скудной, коллекционерам приходилось вести свои собственные списки. Лишь в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия в газете «Книжное обозрение» вышел очень лаконичный перечень изданных в серии книг.

Это был простой перечень: автор, название, год выпуска. Минимум информации, но сколько радости было у рамочников, которые сразу бросились сравнивать свои списки с официальным. Никакие нюансы изданий в этом перечне не учитывались.

Первая попытка издать каталог серии была предпринята в 2010-2011 издательством «Фаворит», которое выпустило два справочника.

Эти каталоги недалеко ушли от простого перечня книг. Много ошибок, неполная информация, часть дополнительных тиражей и переизданий не упомянута. В 2011 году в Киеве была предпринята еще одна попытка издать каталог серии. Данное издание ещё менее объективно, нежели издания Фаворита.

В каталоге не указаны даже некоторые оригинальные книги (например, «Пятнадцатилетний капитан» 1937 года и «Тайна двух океанов» 1939 года)! Классификация хаотична и запутана; публикуются образцы иллюстраций из книг, но нигде не упомянуты авторы этих иллюстраций; в описаниях «мягких рамок» указан твердый переплет. В 2015 году вышла книга А.

Караваева «Четыре истории». Одной из историй стал очерк о «Золотой рамке». Это не каталог, но очень интересный справочный материал о истории серии.

Несмотря на небольшие ошибки и некоторые субъективные выводы данное издание хорошо освещает именно историю серии и её клонов, читается легко и интересно, содержит много фотографий книг в прекрасном полиграфическом исполнении. В 2016 году к 80-летию серии группа авторов выпустило шикарное, подарочное издание каталога серии.

Книга оформлена под «рамку», великолепно издана. Этот каталог максимально приблизился к идеалу. Лишь при самом тщательном изучении были обнаружены некоторые опечатки, ляпы, заблуждения, не всегда объективная, а порой выборочная информация в статистике и беллетристике, но все эти неточности сведены к минимуму, что позволяет данному каталогу считаться наиболее обширным и полным.

Е.Емелина
БПНФ 53-93. Каталог
2010 г
В.Мамонов
БПНФ 36-52. Каталог
2011 г
Без автора
Каталог БПНФ часть 1
2011 г
Без автора
Каталог БПНФ часть 2
2011 г
А.Караваев
Четыре истории
2015 г
Без автора
Золотая Рамка. Каталог
2016 г
Без автора
Каталог Терра. Азбука
1994-2004г.г.
2010 г
Без автора
Каталог «Эксмо. АСТ»
1997-2000 гг.
2010 г

Источник: http://www.bpnf.ru/book?gr=1&id=3122

Ссылка на основную публикацию