Ночные огни тургая

Волшебные миражи Тургая

[32].

Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район реки Иргиз.

Солнце невыносимо палило, и, конечно, единственной отрадной мыслью, владевшей мной тогда, было поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду. И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на взгорок.

Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы. От радости я закричал:

– Ура, приехали!

Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на сумасшедшего.

– Это же мираж! – сказал мне один из геологов. – Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе.

Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе.

Потом я привык к миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах. Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше 300 километров. Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, были на расстоянии всего 2–3 км.

Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов.

Один американский метеоролог в начале XX века, находясь на Восточном побережье США, наблюдал африканский город, а французский ученый Фламмарион в своей книге «Атмосфера» подробно описал мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 г.

На утреннем небе отлично были видны не только армии, но и артиллерийское орудие со сломанным колесом.

Непременное условие появления таких миражей – высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резко континентальным климатом. Но можно увидеть в казахстанском Тургае и весьма необычные миражи – ночные.

Представьте себе, что в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии 2–3 км от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно, а потом неожиданно исчезает.

На карте ясно обозначено, что в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все. Наш шофер Тимур, из местных казахов, объяснял все просто: «Это душа умершего блуждает у своего дома».

Под домом он понимал глинобитный домик-могильник, в котором по мусульманской традиции оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало.

Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, поехали в ту сторону – и примерно через три километра достигли роскошного могильника. Но свет к этому времени переместился дальше. «Душа пошел далеко, далеко пустыня, не хотел встретить русский», – объяснил шофер.

Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция. Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно – в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов.

Эти сравнительно небольшие по занимаемой территории леса – своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска. Местные жители утверждают, что видят иногда до нескольких огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемещаться.

Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних.

Добавлю, что из этих районов без лишних помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая.

Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий. Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт грузовую машину из Приаралья с базы среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное. Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции.

Кроме водителя и меня, в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев. С наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала различаться все хуже и хуже, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Вадим принял решение дождаться утра, с рассветом продолжить путь.

Не успели мы закончить трапезу, как вдали от нас появился загадочный огонек. Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался. Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли. Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: «Это мираж.

Может быть, кто и едет километров за сорок отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили». Вскоре загадочный огонь исчез, и только по-азиатски черное, как смола, небо, усыпанное крупными звездами, светило нам. Утром мы не без труда, используя и компас и карту, взяли нужный азимут и вскоре подсекли утерянную колею.

Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь. К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней.

А вот аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек, что под Актюбинском, на юг в сторону Аркалыка.

С наступлением ночи водитель-казах, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости. Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил.

Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний. Все бесполезно. Люди как сквозь землю провалились.

Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся… На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем может закончиться продолжительное пребывание людей без воды и укрытия от солнца в условиях страшной жары.

По рации было сообщено не только всем полевым отрядам геологов, работающих в близлежащих территориях, но и в аэропорт Актюбинска. В воздух поднялся небольшой самолет «Ан-2» с пилотами и наблюдателями, который полетел в район происшествия. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов на третий день поисков. Увы.

Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне. Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая.

Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню.

Это далеко не единственный случай для Тургая.

Один русский шофер из города Шевченко, всю жизнь колесивший по плато Устюрт, Тургаю и в иных краях Казахстана, поведал мне, что каждый год тургайские миражи уносят по нескольку шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать здесь в паре с другой или несколькими, обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время еще и водки на случай, если будет крепкий мороз – для согрева организма.

Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь миражи.

[32]Рассказывает журналист Ю. Метелев.

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=127329

В поисках гибельных огней казахстана | батенька, да вы трансформер

Самиздат «Батенька, да вы трансформер» при поддержке Suprotec представляет

Отчёт о недельной экспедиции в Казахстан и премьера документального фильма: души мёртвых, мистическое сияние в степи, кровавый понос, опухоли и голод, сигналы в космос, гигантские знаки на земле, Адольф Гитлер и казахские арийцы, Прометей и Заратустра, Один и капитан Николай Рычков, 1771-й год и 2015-й, призраки, голые хвататели, силуэты женщин и белые ходоки, а также смерть, ржавчина, морское дно и песок

Ночная степь похожа на тревожное море. Тишина столь безбрежная, что превращается в музыку, слуховую галлюцинацию, бой волн. Пространство здесь ломается и играет со зрением дурную шутку — свет фар машины вдалеке кажется таким близким, будто лобового столкновения уже никак не избежать. Так плоско, что огни аулов видно за десятки километров.

Трава мягкая, как песчаный берег, ветер гонит по ней волны. В ноздрях сухо, в глазах пыль, волосы дубеют, кожа превращается в высохшую пустынную землю, совсем как на дне пропавшего моря.

Ветер загоняет под ногти пыль, крупицы древних цивилизаций, осколки кирпичей, из которых тысячи лет назад строили крепости, превратившиеся во всего лишь узор на земле, видный из космоса.

It is necessary to choose a visual aid that is appropriate for the material and audience.

Если включить радиоприёмник на пятнадцатом канале, по которому общаются дальнобойщики, то темноту разорвёт голос ночи — хрустящий белым шумом, он попробует продать вам кухонный гарнитур или предложить сомнительный ночлег, может быть, просто выругается в пустоту.

Земли казахского Тургая — это мистические места, в которых люди верят в вещи столь невообразимые, что они давно уже стали чем-то обыденным. Сын Жаннат попал в круговорот тёплого и холодного воздуха и чуть не спятил от ужаса. Бакинбай чувствовал тепло казахского снега. Мохамед видит сияние с кладбища.

Жаннафа преследовали на дороге Гибельные огни. Люди ночуют в гигантском квадрате, чтобы вылечить рак. Русский учёный медленно умирает в степи в 1771 году, пока вдруг не замечает загадочный и манящий свет на горизонте. Останки древних цивилизаций теряют своё значение и превращаются в нечто новое.

Эти доисторические знаки на земле — обсерватории или чьи-то отражения от космоса? Какая разница, сюда всё равно приедут молиться. Кому молиться? Зачем? При чём здесь Прометей, Один, Заратустра? Адольф Гитлер? Казахские Адам и Ева?

Вся эта земля покрыта следами, и мы попытались их прочесть.

Ночной ветер что-то шепчет в ухо, но слов не разобрать.

В тургайских степях нет времени, нет расстояния, нет скорости, нет пространства. Можно давить на газ с любой силой — картинка за окном не будет двигаться быстрее или медленнее. Она вообще не будет двигаться. И так много часов подряд. Но мы здесь с важной миссией, и нам нужно двигаться всё дальше, глубже в степи, столь широкие и безграничные, что можно сойти с ума.

Мы загрузились в наш верный Батенькамобиль в Москве и проделали две с половиной тысячи километров в одну сторону — попали под проверку татарскими полицейскими, которые обшмонали всё, что смогли найти, перешли границу, посетили город Костанай и выдвинулись в степь.

Читайте также:  Восточно-сибирское море в россии

Ауылы Коктал, ауылы Шолаксай, ауылы Бирлык, ауылы Сага — стелы вдоль дороги с обветренными поржавевшими буквами, дающие надежду, что где-то в глубине этих декораций фильма «Безумный Макс» есть жизнь. Кажется, что вот-вот среди этой зоны отчуждения разразится война за бензак, и есть лишь мы и серая полоса дороги, уходящая в бесконечность.

Это трасса Р-265, которая ведёт от Костаная до Аркалыка, и, если бы не навигатор, отсчитывающий километры вспять, мы бы не поверили, что у нас есть шанс хоть куда-то доехать. Мы поехали искать легендарные Гибельные огни Тургая, но нашли гораздо больше.Если вы бросились к карте, чтобы обнаружить там Тургай, оставьте это занятие.

Мы и сами долго не понимали, что именно сейчас называют Тургаем и где границы зоны поиска Гибельных огней. То их видели в районе Костаная, то вдруг на берегу Аральского моря, то неподалёку от Аркалыка, то вообще под Актобе. А это всё отдалённые друг от друга точки, которые никак не связаны с нынешним территориальным делением Казахстана. Но так было не всегда.

Мы нашли объяснение в «Обзоре Тургайской области за 1915 год»: «Географическое положение Тургайской области определяется 45º23` и 54º14` северной широты и 24º9` и 37º восточной долготы (от Пулкова). Пространство, занимаемое ею, представляет собой неправильной формы четырёхугольник со вдавленными сторонами и заключает в себя 418138 кв. вёрст, или больше 8533 кв. миль.

Территория Области составляет часть Арало-Каспийской низменности и представляет собою низменную равнину с небольшими возвышенностями на западе (Мугоджар. горы) и на востоке. Равнина эта, несколько повышенная на севере, имеет покатость к югу, где встречаются места, лежащие ниже уровня океана».

Сегодня Тургаем называют поверхность Тургайского прогиба, простирающегося от Южного Урала и Мугоджарских гор на западе до Казахского мелкосопочника на востоке.

Сто тридцать семь миллионов лет назад, в Меловой период, здесь бушевало море, кишевшее кровожадными чудовищами, которых сегодня не найдёшь даже на ВДНХ.

История Тургая — бесконечно переписывавшийся палимпсест: море ушло, оставив после себя плоское дно, которое то осушалось, то снова заполнялось водой на протяжении миллионов лет. К концу Палеогенового периода тут ещё были воды Тургайского пролива, который, вероятно, и оставил после себя длинную ложбину вдоль всей территории нынешнего Тургая.

Затем вода ушла на север и на юг, где ещё можно попробовать отыскать остатки Аральского моря, а в наследство после себя оставила бескрайнюю плоскую пустыню. Возможно, шины Батенькамобиля здесь перемалывали останки пелеципод, остракод, брахиопод, стегоцефалов, ихтиозавров, людей. Зачем сюда пришли последние — непонятно до сих пор.

Но их потомки настолько пассивны, что никто и не пытается откопать нижние культурные слои. Здесь немыслимо определить расстояние до какой-либо точки, здесь нет горизонта. Земля покрыта следами, руинами, обломками и геоглифами былых войн, цивилизаций и народов, но этот причудливый узор никак не разобрать. Да ещё и Гибельные огни и постоянно сменяющие друг друга холодные и тёплые потоки воздуха, которые создают завораживающие оптические иллюзии.

— Смотрите, там степь горит! Это же огонь!Там, где должен быть горизонт, действительно бушуют рыжие всполохи, похожие на горение газовой плиты.— Да ладно! Реально огонь… Никита, ты снимаешь?— Да нет, мне кажется, что это просто холм, но очень далеко.Вполне возможно, что и правда холм, расплывающийся в потоках тёплого воздуха. Кто знает наверняка?Легенды гласят, что Гибельные огни Тургая появляются ночью. Путешественник, странник или работяга пересекает степь, видит свет, напоминающий свет фар, сияние окон домов или столбы света из земли, и идёт на этот источник, наивный, думая, что это его спасение. А потом погибает от голода, холода, жары и жажды. Народная молва пересказывает историю трёх геологов, которые заблудились ночью, двое разошлись искать дорогу, третий остался в машине и подавал им сигналы фарами. Конец истории? Оба ушедших геолога умерли, потому что потерялись и замёрзли — они следовали за светом, уверенные, что это и есть фары их машины. Люди в Тургае видят ночами разное — белых ходоков, лошадей-призраков, силуэты женщин, инфернальных призрачных козлов и баранов. Люди уверены — это всё души умерших, которые если и не хотят нам что-то сказать, то уж точно желают обратить на себя внимание.

5500 км, 8 часов видео, 3000 фото,
+5 кг жира на пятерых

Мы объездили десяток аулов, поговорили с местными жителями и учёными, нашли людей, которые видели Гибельные огни; мы проштудировали тонну научной и исторической литературы, посетили три геоглифа, возраст которых достигает восьми тысяч лет, копались в земле, крошили древние камни, ночевали в степи под открытым небом, гасили наши фонари, телефоны, фары и костры, чтобы увидеть хотя бы намёк на мираж, умудрились даже попасть на казахскую свадьбу — всё, чтобы понять, что именно оставили после себя наши предки и о чём говорит нам их след.

Из песка и глины торчат остовы ржавых тракторов и грузовиков, в отдалении над домами выпирают огромные рёбра — каркас давно разрушившегося коровника; заборы собраны из всего, что только можно найти на свалках: автомобильные двери, ржавые листы железа, тросы, гнилые доски, старый холодильник, решётка от пружинной кровати, даже колёсные диски — и те нашли себе место в этом памятнике постапокалиптической архитектуры. Всё это шатается и гудит от порывов ветра, поднимающих в воздух тонны песка и пыли. И везде — дети! Много маленьких чумазых ребятишек с обветренными лицами снуют тут и там, играют с коровьими какашками, гоняют палками унылую пустоту.

За неделю мы проделали пять с половиной тысяч километров, пропахли копотью, покрылись грязью, повидали всякого, смогли вернуться живыми и кое-что поняли: след — всегда не то, чем кажется.

Источник: http://fire.batenka.ru/

Мир Политики

Тургайский прогиб – удивительный край. Во всем необъятном Казахстане другого такого не сыскать. Обдуваемый всеми ветрами, простирается он к югу от Зауралья и Казахского мелкосопочника на многие сотни километров до зыбучих полупустынь Приаралья.

Чуть всхолмленные долы, поросшие пшеницей, уходят за линию горизонта, настоенный на степных травах целительный воздух, тысячные стада антилопсайгаков, бегущих по степи вровень с ветром, сказочные богатства недр, и над всем этим – синее небо с вечерними и утренними зорями редкой чистоты, благодаря исключительной прозрачности атмосферы.

Днем в летнюю пору термометр может показать больше сорока градусов по Цельсию в тени, а ночью – в пору спать в меховом спальном мешке. Неделями может пал-ить беспощадное азиатское солнце, и вдруг неожиданно, из невесть откуда взявшихся туч, хлынет такой силы ливень, что за стеной воды не увидишь и капота своего автомобиля.

И есть еще одна особенность Тургая. Здесь, как ни в каком другом месте, можно наблюдать не только дневные, но и ночные миражи. 

Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район .реки Иргиз.

Солнце невыносимо палило, и, конечно, единственной отрадной мыслью, владевшей мной тогда, было поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду. И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на взгорок. Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы.

От радости я закричал: “Ура, приехали!” Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на сумасшедшего. 

– Это же мираж! – сказал мне один из геологов. – Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе, – разъяснил он мне. 

Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе. Потом я привык к миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах.

Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше трехсот километров. Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, бьи]и на расстоянии всего двух-трех километров.

Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов. Один американский метеоролог в начале XX века наблюдал, повидимому, самый удаленный объект миража.

Находясь на Восточном побережье США, ему удалось наблюдать африканский город, а ученый Фламмарион в своей книге “Атмосфера” подробно описывает мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 года. 

На утреннем небе отлично было видно не только войско, но и костюмы бойцов, артиллерийское орудие со сломанным колесом.

Непременным условием появления таких миражей должна быть высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резкоконтинентальным климатом. Но можно увидеть в казахстанском Тургае и весьма необычные миражи – ночные. 

Представьте себе, что в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии двух-трех километров от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно и потом неожиданно исчезает.

Из имеющейся у вас карты вам хорошо известно, что в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все. Наш бывалый шофер экспедиции Тимур, из местных казахов, объяснял все просто: “Это душа умершего блуждает у своего дома”.

Под домом он понимал глинобитный домик-могильник, в котором по мусульманской традиции оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало. Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, поехали на машине в том направлении.

И в самом деле, примерно через три километра достигли роскошного могильника, но к этому времени загадочный свет переместился дальше. “Душа пошел далеко, далеко пустыня и не хотел встретить русский”, – объяснил шофер. 

Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция. Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов.

Эти сравнительно небольшие по занимаемой территории леса – своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска. Местные жители утверждают, что видят иногда до нескольких огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемешаться.

Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних.

Добавлю, что из этих районов без лишних помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая. 

Читайте также:  Стихотворение а. с. пушкина "вновь я посетил"

Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий. Дело в том, что между такими происшествиями, дорогами и загадочными огнями существует прямая связь. Степные дороги в Тургае – это не то, о чем принято думать, когда речь идет об автодороге, скажем, между Гатчиной и Красным Селом.

Дороги Тургая способны поставить в тупик, а то и свести с ума (в буквальном смысле слова) даже опытного геолога, хорошо знающего местность и вдобавок владеющего картой и компасом. Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт грузовую машину с базы среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар (Приаралье) на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное.

Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции. Кроме водителя и меня в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев.

Нам предстояло выбрать два маршрута: длинный, проходивший дугой по наезженным грунтовым дорогам через ряд городов и поселков, и короткий, идущий по глухим и необжитым территориям и где собственно дорогой назывались две плохо ли, хорошо ли укатанные колеи. При последнем варианте мы экономили двое суток, а также полбочки бензина (правда, бензин стоил тогда совсем дешево).

Естественно, что мы выбрали второй вариант. Выехали ранним утром, рассчитывая за сутки преодолеть маршрут. И сначала все шло отлично. Мы даже позволили себе роскошь с часок поохотиться за дрофой – птицей весьма осторожной. Вадиму удалось подстрелить ее, обеспечив тем самым нам великолепный ужин.

Мы продолжили движение, но с наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала различаться все хуже и хуже, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Явление такое для Тургая обычное. Вадим принял решение дождаться утра, с тем чтобы с рассветом продолжить путь.

Расстелили войлочную кошму, быстро ощипали, выпотрошили и поджарили на .паяльной лампе дичь и, достав хлеб, помидоры, огурцы и даже дыни, захваченные с собой, устроили пиршество под звездным азиатским небом. Не успели мы закончить трапезу, как вдали от нас появился загадочный огонек. Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался 

Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли. Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: “Это мираж. Может быть, кто и едет километров за сорок отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили”.

Вскоре загадочный огонь исчез, и только поазиатски черное, как смола, небо, усыпанное крупными звездами, светило нам. Утром мы не без труда, используя и компас и карту, взяли нужный азимут и вскоре подсекли утерянную колею. Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь.

К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней. 

Но вот еще аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя актюбинскими геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек, что под Актюбинском, на юг в сторону Аркалыка. Их шофер-казах вел машину по короткому маршруту глухими степными путями. Надо полагать, они также экономили время и бензин.

С наступлением ночи водитель, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости. Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил.

Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний. Все бесполезно. Люди как сквозь землю провалились. Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся…

На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем может закончиться продолжительное пребывание людей без воды и укрытия от солнца в условиях страшной жары. По рации было сообщено не только всем полевым отрядам геологов, работающих в близлежащих территориях, но и в аэропорт Актюбинска.

В воздух поднялся небольшой самолет “Ан-2” с пилотами и наблюдателями, который полетел в район происшествия. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов в начале третьего дня поисков. Увы. Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне.

Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая. Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню. 

Это далеко не единственный случай для Тургая.

Один русский шофер из города Шевченко, всю жизнь колесивший по плато Устюрт, Тургаю и в иных краях Казахстана, поведал мне, что каждый год уносит по нескольку шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать в паре с другой или несколькими обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время еще и водки. Алкоголь берут не ради удовольствия, а на случай, если будет крепкий мороз, согрева организма. 

Уже закончив очерк об “огнях Тургая”, я позвонил одному своему старому приятелю, Олегу Ксенофонтову, проработавшему в Казахстане около сорока лет и сделавшему немало открытий в науке. Он не только вспомнил и подтвердил то, что я сообщил читателям, но и привел еще один интересный пример “геологических будней”. Один из полевых отрядов ленинградцев проводил изыскания на побережье Аральского моря.

Примерно раз в неделю к полевикам приезжала машина с питьевой водой и продуктами питания. Однажды машина не пришла в назначенный день. Не имея продуктов и израсходовав почти всю пресную воду, геологи решили добраться пешком до своей базы. Расстояние там было не очень дальнее, что-то около тридцати километров. Вышли еще до рассвета с тем, чтобы успеть одолеть путь до максимума солнцепека.

 

Несмотря на большой опыт руководителя-женщины, они заблудились в полупустыне. Их всех ожидала гибель, но помог случай. Геологам удалось выйти на большой могильник, внутри которого даже в сильную жару царит прохлада. Они прятались там от солнца, используя остатки питьевой воды во флягах.

А экспедиционная машина вскоре приехала и, не обнаружив людей, вернулась на базу. Понятно, что были немедленно организованы поиски всеми имеющимися средствами. На вторые сутки геологов нашли.

Все они были чуть живые от нервного потрясения, а повара отряда – молоденькую девушку – пришлось госпитализировать. Она бредила и говорила какие-то небылицы. К счастью, через месяц поправилась, но ей категорически было предписано никогда не находиться в жару в степи.

 Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь миражи. 

Источник: http://anubis.ucoz.ua/publ/76-1-0-8284

Ночные миражи Тургайского прогиба

На обширной территории Казахстана немало удивительных и таинственных мест, и об одном из них, Тургайском прогибе, мы сегодня и поговорим. Прогиб протянулся на сотни километров от пустынь Приаралья до Зауралья. Именно тут можно воочию наблюдать ночные миражи – чудо природы, которого вы не увидите больше ни в одном уголке мира.

Для Тургая миражи – вполне себе обычное явление.

В погожие дни, когда палящие лучи солнца не прикрывают облака, у линии горизонта в течение нескольких часов можно наблюдать великолепные озера, красивые деревья, бурлящие реки и водопады и даже такие атрибуты современности, как многоэтажные здания и общественных транспорт.

Местные жители настолько привыкли к райским картинкам, что уже не обращают на них никакого внимания. Впрочем, исследователей миражи тоже не привлекают – природа данного феномена уже изучена вдоль и поперек и объясняется простыми законами физики.

Но вот когда на Тургайский прогиб начинает опускаться ночь, над бескрайней равниной начинает происходить что-то действительно непонятное.

В сумерках то там, то здесь появляются вспышки яркого света – он то меркнет, то снова разгорается, а то и вовсе горит равномерно, словно кто-то включил уличные фонари. И все это происходит на расстоянии 2-3 километра от наблюдателя.

Ночной феномен поначалу попытались списать на деятельность человека, однако, судя по карте местности, огни появляются в тех местах, где нет никаких жилых объектов.

Ради изучения таинственных ночных миражей в Тургай приезжала не одна экспедиция. Правда, ученым удалось выяснить только то, что огоньки чаще всего загораются в лесах, расположенных близ поселков Диевка и Семиозерное.

В массивах растут преимущественно вековые сосны, и этот факт уже сам по себе не характерен для местных степей. Местное население утверждает, что на вершинах деревьев часто можно заметить мерцающий свет. Проведенные исследования дополнили эту информацию тем, что огни излучают тепло и передвигаются.

А вот ответить на вопрос, что это за ночные миражи, ученые так и не смогли.

Коренные жители уверены, что огни – это души умерших, которые пытаются найти обратную дорогу к своим домам. Доля истины в этом, может быть, и есть, ведь свет появляется в районе старых капищ. Но доподлинно установить наличие связи ночного феномена и могильников пока не удалось.

Менее суеверные, но не более образованные казахи верят, что огни излучают инопланетные корабли, бороздящие воздушные просторы над прогибом. Кстати, именно из Тургая очень удобно наблюдать, как с космодрома Байконур поднимаются в небо космические объекты.

Возможно, именно поэтому пришельцы избрали эту же точку для обзора и контроля над попытками землян освоить космос.

Вы киноман? Любите классику, но стараетесь не пропускать и новые кинокартины? На megogo.net вы можете смотреть фильмы новинки онлайн без регистрации в свое удовольствие.

Источник: http://psifactor.info/admin/nochny-e-mirazhi-turgajskogo-progiba.htm

Аномалии Тургайского прогиба

Рассказывает журналист Ю. Метелев:

Тургайский прогиб — удивительный край. Во всем необъятном Казахстане другого такого не сыскать. Обдуваемый всеми ветрами, простирается он к югу от Зауралья и Казахского мелкосопочника на многие сотни километров до зыбучих полупустынь Приаралья.

Чуть всхолмленные долы, поросшие пшеницей, уходят за линию горизонта, настоянный на степных травах целительный воздух, тысячные стада антилоп-сайгаков, бегущих по степи вровень с ветром, сказочные богатства недр и над всем этим — синее небо с вечерними и утренними зорями редкой чистоты благодаря исключительной прозрачности атмосферы.

Днем в летнюю пору термометр может показать больше 40 градусов по Цельсию в тени, а ночью впору спать в меховом спальном мешке.

Неделями может палить беспощадное азиатское солнце, и вдруг неожиданно, из невесть откуда взявшихся туч, хлынет такой силы ливень, что за стеной воды не увидишь и капота своего автомобиля. И есть еще одна особенность Тургая.

Здесь, как ни в каком другом месте, можно наблюдать не только дневные, но и ночные миражи.

Хорошо помню, как я, впервые попав в Тургай, увидел мираж. Наша экспедиционная машина шла уже несколько часов по безлюдной местности, направляясь в район реки Иргиз. Солнце палило нещадно, и все, кто находился в кузове грузовика, мечтали только об одном — поскорее добраться до реки и окунуться в прохладную воду.

Читайте также:  Литосфера. рельеф земли (географическая оболочка)

И река неожиданно появилась, как только мы поднялись на холм. Под лучами солнца вода искрилась и играла бликами, а по обоим ее берегам росли тенистые ивы. От радости я закричал: «Ура, приехали!» Но мои попутчики, проработавшие в здешних краях не один полевой сезон, посмотрели на меня как на Сумасшедшего.

— Это же мираж! — сказал один из геологов. — Присмотрись внимательней. Видишь, как все размыто и дрожит в воздухе.

Действительно, так оно и оказалось, а вскоре дивная картина исчезла, словно растаяла в воздухе. Потом я привык к таким миражам и перестал обращать внимание на реки, озера, деревья, возникавшие по обеим сторонам дороги при переездах.

Однажды, находясь в Приаралье, нам даже довелось увидеть город Актюбинск, до которого было не меньше 300 километров.

Многоэтажные жилые дома, тенистые зеленые улицы и даже городской транспорт, казалось, были на расстоянии всего 2—3 километра.

Миражи, о которых я рассказал, уже давно хорошо изучены и объясняются чисто физическими законами преломления и отражения света от весьма далеких объектов.

Один американский метеоролог в начале XX века наблюдал, по-видимому, самый удаленный объект миража.

Находясь на восточном побережье США, он увидел африканский город, а ученый Фламмарион в своей книге «Атмосфера» подробно описывает мираж сражения при Ватерлоо в июле 1815 года.

На утреннем небе отлично было видно не только войско, но и костюмы бойцов, артиллерийское орудие со сломанным колесом.

Непременным условием проявления таких миражей должна быть высокая прозрачность атмосферы и неравномерная прогреваемость верхних и нижних ее слоев, что очень характерно для Тургая с его резко континентальным климатом. Но можно увидеть в Казахстанском Тургае и весьма необычные миражи — ночные.

Представьте себе: в вечерних сумерках где-то у горизонта, а порой и на расстоянии 1—2 километров от вас неожиданно появляется яркий свет. Он то разгорается сильнее, то меркнет или горит равномерно и ровно и потом неожиданно исчезает. Судя по имеющейся у вас карте, в месте появления свечения нет никакого жилья, а свет видят все.

Наш бывалый шофер экспедиции из местных казахов Тимур объясняет все просто: «Это душа умершего блуждает у своего дома». Под домом он понимает глинобитный домик—могильник, в котором, по мусульманской традиции, оставляют тело умершего. Таких могильников в Казахстане немало.

Сравнительно недавно в Тургайской долине были найдены загадочные древние геоглифы (наземные насыпные изображения)

Как-то мы решили проверить сказанное Тимуром, и, когда в районе аула Амангельды неожиданно появился загадочный свет, мы поехали на машине в том направлении. И в самом деле, примерно через 3 километра мы достигли роскошного могильника, но к этому времени загадочный свет переместился дальше. «Душа пошел далеко, далеко пустыня и не хотел встретить русский», — объяснил шофер.

Таинственными ночными огнями Тургая занималась не одна специально организованная экспедиция.

Ученым удалось установить, что чаще всего огни можно увидеть в районе поселков Семиозерное, Диевка, но особенно в районе реликтовых Аманкарагайского и Терсекского лесных массивов.

Эти сравнительно небольшие леса — своеобразная достопримечательность пустынных степных мест. Они состоят преимущественно из вековых сосен и лиственного подлеска.

Местные жители утверждают, что видят иногда несколько огней прямо над вершинами деревьев. При этом огонь, приятного на вид цвета, способен перемещаться.

Причины тяготения ночных огней к лесу никто не может объяснить, но нельзя сбрасывать со счетов (личное мнение автора) возможность приземления в указанных местах неопознанных летающих объектов, которым удобно маскироваться в здешних лесах, чтобы не привлекать к себе внимания посторонних.

Добавлю, что из этих районов без помех можно вести наблюдение за взлетами космических ракет с космодрома Байконур, расположенного относительно недалеко от этой части Тургая.

Странные ночные огни в Тургае не однажды становились причиной чрезвычайных происшествий.

Дело в том, что степные дороги в Тургае — это не то, что принято думать, когда речь идет об автодороге между Гатчиной и Красным Селом.

Дороги Тургая способны поставить в тупик и свести с ума (в буквальном смысле слова) даже опытного геолога, хорошо знающего местность и вдобавок владеющего картой и компасом.

Однажды мне довелось перегонять прошедшую ремонт на базе Среднеазиатской экспедиции в поселке Челкар (Приаралье) грузовую машину на север Тургайского прогиба в поселок Семиозерное.

Машина была нужна одному из полевых отрядов экспедиции. Кроме водителя и меня в машине находился также и опытнейший петербургский геолог Вадим Селезнев, знавший путаные дороги Тургая как свои пять пальцев.

Нам предстояло выбрать два маршрута: длинный, проходивший дугой по наезженным грунтовым дорогам через ряд городов и поселков, и короткий, идущий по глухим и необжитым территориям, и где собственно дорогой назывались две плохо ли, хорошо ли укатанные на земле колеи.

Последний вариант позволил бы нам сэкономить двое суток, а также полбочки бензина (правда, бензин стоил тогда совсем дешево). Естественно, что мы выбрали второй вариант. Выехали ранним утром, рассчитывая за сутки преодолеть маршрут. И сначала все шло отлично. Мы даже позволили себе роскошь с часок поохотиться за дрофой — птицей весьма осторожной.

Вадиму удалось подстрелить ее, обеспечив тем самым нам великолепный ужин. Мы продолжили движение, но с наступлением ночи и без того едва видимая в свете фар степная дорога стала все хуже и хуже различаться, а потом колея и вовсе сошла на нет, словно слившись со степью. Явление такое для Тургая обычно.

Вадим принял решение дождаться утра и с рассветом продолжить путь. Расстелили войлочную кошму, быстро ощипали, выпотрошили и поджарили на паяльной лампе дичь и, достав хлеб, помидоры, огурцы и дыни, устроили пиршество под звездным азиатским небом. Не успели мы закончить трапезу, как вдали появился загадочный огонек.

Казалось, что он был не дальше трех километров от нас и медленно перемещался. Возможно, это был мотоциклист, ехавший с зажженной фарой по дороге, которую мы потеряли.

Естественно, что появилось желание ехать в том направлении, но Вадим, внимательно следивший за перемещавшимся огоньком, сказал: «Это мираж.

Может быть, кто и едет километров за 40 отсюда, но мы двинемся в путь с рассветом, как и наметили».

Вскоре загадочный огонь исчез, и только крупные звезды, усыпавшие черное, как смола, небо, светили нам. Утром мы не без труда, используя и компас, и карту, взяли нужный азимут и вскоре «подсекли» утерянную колею. Она оказалась совсем в другом месте, чем виденный нами накануне огонь. К вечеру второго дня мы благополучно прибыли в Семиозерное, больше не увидев огней.

А вот еще аналогичный пример, но уже не с таким благоприятным концом. Теплым июльским вечером грузовая машина с двумя актюбинскими геологами и шофером выехала из курортного поселка Кос-Истек под Актюбинском на юг в сторону Аркалыка. Шофер-казах вел машину по короткому маршруту глухими степными путями. Надо полагать, они также экономили время и бензин.

С наступлением ночи водитель, как и мы, потерял колею, но вместо того, чтобы дождаться утра, не придумал ничего умнее, как попросить геологов пойти искать утерянную дорогу, которая, по его мнению, была где-то поблизости.

Естественно, что он оставил включенными фары и по договоренности время от времени сигналил. Геологи разошлись один влево, другой вправо от грузовика. Шофер прождал их несколько часов, но они не возвращались. Он отчаянно сигналил, переключая ближний свет фар на дальний.

Все было бесполезно. Люди как сквозь землю провалились.

Дождавшись утра, шофер благоразумно устремился в обратный путь, чтобы сообщить о случившемся… На базе экспедиции немедленно забили тревогу, понимая, чем это может закончиться для людей, оставшихся без воды и укрытия. По рации связались со всеми полевыми отрядами геологов, работавшими на близлежащих территориях, и с аэропортом Актюбинска.

Небольшой самолет АНД вылетел на поиски. Пилотам удалось обнаружить пропавших геологов в начале третьего дня поисков. Увы. Оба они были мертвы. Солнце убило их еще в первый день пребывания в полупустыне.

Почти все, кто знал эту историю, считали, что главной причиной гибели актюбинцев стали загадочные миражные огни Тургая.

Не приходится сомневаться, что геологи приняли миражный свет за огни фар своей машины и уходили все дальше и дальше в полупустыню.

И это далеко не единственный случай.

Один русский шофер из города Шевченко (ныне Актау), всю жизнь колесивший по Казахстану, поведал мне, что каждый год уносит по несколько шоферских жизней и что бывалые водители всегда стараются ехать в паре с другой или несколькими обязательно исправными машинами, запасом топлива и воды, а в зимнее время — еще и водки. Алкоголь берут не ради удовольствия, а на случай сильного мороза для согрева организма.

Мой старый приятель Олег Ксенофонтов, проработавший в Казахстане около 40 лет, рассказал мне еще одну историю. Он не только вспомнил и подтвердил то, что я сообщил читателям, но и привел еще один интересный пример «геологических будней». Один из полевых отрядов ленинградцев проводил геологические изыскания на побережье Аральского моря.

Примерно раз в неделю к полевикам приезжала машина с питьевой водой и продуктами питания. Однажды машина не пришла в назначенный день. Не имея больше продуктов и израсходовав почти всю пресную воду, геологи решили добраться пешком до своей базы. Расстояние было не очень большое, около 30 километров. Вышли еще до рассвета, чтобы успеть одолеть путь до максимума солнцепека.

Несмотря на большой опыт их руководителя, они заблудились в полупустыне. Им всем грозила гибель, но помог случай. Геологам удалось выйти на большой могильник, внутри которого даже в сильную жару царит прохлада. Там они и прятались от солнца. А экспедиционная машина вскоре приехала и, не обнаружив людей, вернулась на базу.

Понятно, что были немедленно организованы поиски. Уже на вторые сутки геологов нашли. Все они были чуть живые от нервного потрясения, а повара отряда — молоденькую девушку — пришлось госпитализировать. Она бредила и говорила какие-то небылицы. К счастью, уже через месяц поправилась, но ей категорически было запрещено находиться в жару в степи.

Природа таинственных огней в Тургае до сих пор не исследована до конца. И никто не может утверждать, что эти огни всего лишь мираж.

Из книги “Реальные истории и встречи с паранормальным”

Источник: http://vitatrans.net/astral/anomalii-tyrgaiskogo-progiba.html

Ссылка на основную публикацию