Хосе де эспронседа «песнь пирата»

Читать

Век, который легче всего отмерить и сразу же отрезать четкими датами 1800–1900, никак не хотел начинаться по календарю. И не потому, что все уходившее тянулось под конец слишком медленно, скорее наоборот. К 1800 году Европу уже целое десятилетие сотрясали самые бурные извержения новизны, никогда до этого еще не виданной.

Великая демократия в Париже и наполеоновские узурпации власти, «восходит к смерти Людовик» и цареубийство в России, переходы войск через Альпы и грандиозные битвы на море.

К 1800 году все большое уже началось, началось, как нарочно, гораздо раньше, а страна термидора, жерминаля и брюмера, казалось, вообще презрела всякое летосчисление.

Обгоняло календари и искусство. 1789: именно в год французской революции мятежный Шиллер переехал в Веймар, и уже начался его изысканный турнир с Гете.

1791: уже умер Моцарт — и как бы поверх его партитур уже пишет все более «свою» музыку Людвиг ван Бетховен (рубеж, едва ли менее важный, чем вопрос о «виновности» или «невиновности» Сальери). 1792: уже зазвучала известная нам теперь как «Марсельеза» сложенная Руже де Лилем «Военная песня Рейнской армии».

1794: уже высказался и замолчал, — хотя никто в Европе еще, казалось бы, и не начинал его слушать, — Андре Шенье. 1797: в Греции еще далеко до гимнов к свободе Соломоса и Суцоса, но само звучное имя свобода — «Элевтерия!» — уже многократно повторено в «Патриотическом гимне», распеваемом на мотив «Карманьолы».

И, наконец, 1797–1798: в Германии Новалис «Гимнами к ночи», а в Англии Вордсворт и Кольридж «Лирическими балладами» уже вполне открыли эпоху как «иенского», так и «озерного» романтизма.

Такова плотность первого же десятилетия этой новой эры, пренебрегавшей привычными календарными границами.

Правда, кое-кто именно в строгой верности календарю попытается открыть новую страницу или в своей личной поэтической судьбе, или в общем литературном деле, или же в одиноко, но с неуклонной уверенностью предпринимаемом споре.

Именно в 1800 году, а не раньше «озерная» лирика превращает себя в теорию — и в новом издании «Лирических баллад» предисловие Вордсворта прозой отстаивает от классической чопорности «природность», раскованную простоту и свободу воображения.

Именно в этот год — шедевром «Природа и искусство» — отмечает свое участие в борьбе «меры» и «безмерности» Гете: «В ограниченье лишь является нам Мастер, и лишь Закон дарует нам Свободу».

Что-то рубежное и только-только еще зарождающееся, возможно, чувствует и Уильям Блейк, когда именно в этот момент жизни говорит, что, не понятого взрослыми, его хорошо понимают дети. (За долгие годы традиционные взывания к мудрости детей давно потеряли свежесть, как порой и сама детская мудрость.

Но все же сегодня нельзя не удивляться, как мог блейковский «Тигр» на столетие предвосхитить величественно-жуткую, «позднеколониальную» тревогу Киплинга. Неужели и это еще в конце позапрошлого века было кем-то действительно понято?..) Наконец, поэзия верна календарю и в откликах на первые антинаполеоновские триумфы европейских армий.

Придворная австро-венгерская поэзия, забыв об ужасе, который на рубеже XVII–XVIII веков наводили на Европу вести из петровской России, призывает на помощь силы с Востока; а на другом краю континента явно «малый» и скромный Томас Кэмпбелл, вдохновленный победами Нельсона, именно в 1800 году дает Британии на целые полвека восторженных декламаций свою одическую «Балтийскую битву».

Конечно, главный антибонапартовский триумф в эти годы еще не состоялся (в стихах, известных нам по блестящему переводу Фета, его воспоет немецкий участник знаменитой «битвы народов» Теодор Кернер). Не наметила всех путей и литература нового века.

Еще не составлен сборник песен «Волшебный рог» (1806–1808), которым не «йенские», а уже «гейдельбергские» романтики обозначат новую — не «потустороннюю» и «ночную», а народнопоэтическую линию в европейском романтизме.

И один из составителей этой книги, Клеменс Брентано, еще и не задумал своей главной поэмы с так и не дописанным, по странно знакомым нам финалом: неприкаянный, мятущийся и грешный художник обретает знак высшего прощения в «венчике из роз» («Романсы о розовом венце»).

Мануэль Кинтана еще не написал оды «К Испании» (1808) с ее патриотической формулой, тоже перешагнувшей через целое столетие: «Скорее смерть, чем подчинение тирану!» До самого 1815 года не находит издателя знаменитая и давно написанная Фосколо негодующая «Речь к Наполеону».

Не открыт и Андре Шенье: это будет в 1819 году, и отзовется это вовсе не только в лире Ламартина и де Виньи, но и в том «истинном романтизме», к которому стремился автор «Бориса Годунова». Вальтер Скотт, не потревоженный пока что успехами Саути и Байрона, пишет стихи — именно стихи, а не прославившие его романы… Многое еще и не начиналось.

А порою даже казалось, что и вообще не начнется. Ведь то, что для нас сейчас сводится к размеренному отсчитыванию тактов — 1789… 1791… 1797…— для тогдашнего человека было ужасающими взрывами, подлинным концом света, и эти взрывы потрясали мир словно по единому замыслу, — и с улицы, и через литературный салон.

Романтики остроумно говорили о провидении: если наша жизнь есть сон, то есть кто-то, кому он снится… Но здесь, пожалуй, нужны несколько другие образы.

Астрономия, летосчисление и высшее провидение настолько отступали перед вырывавшейся из под их контроля историей, что первые годы века для многих могли покатиться кошмарным светопреставлением, а не сладостным сном и началом.

Все привычное было подорвано настолько глубоко, что если бы в 1800 году еще попытался взять слово жанрово упорядоченный и даже в дерзости и смехе размеренно-чинный XVIII век, это было бы несколько странным: «отменно тонко и умно, что нынче несколько смешно», как манеры екатерининского старика из «Онегина». А между тем иногда именно так и случалось, и где-то в глуши среднеевропейских усадеб еще писались какие-то и впрямь греко-латинские стихи «на гранариум» (!) сельского хозяина:

Восемнадцатого столетия

Осенью последнего года

Заложены хранилища эти

На Шандора Борбея расходы…

Вот они, вопросы XIX века: Наполеон и «Элевтерия» — или сельские заботы? «Балтийские битвы» — или мирные «озера»? Амбар с зерном и простая лошадь — или «гранариум» и «сие благородное четвероногое животное…»? Что здесь завершение и излет, а что — взлет и начало?

Нам и по русскому опыту знакомы такие вопросы. Но это не означает, будто мы уже давно готовы сейчас же дать на них ответ: что именно камерно, периферийно и устарело, а что объемно, ново и жизнеспособно.

Ведь певцы «озер» ведали, что творили, и всецело соприкасались с бурями времени (Вордсворт не впустую побывал в Париже в самые катастрофические дни революции); а певец «гранариума» Михай Чоконаи Витез (1773–1805), смирнейший, казалось бы, эллинист и анакреонтик, прошел как заговорщик и «вольтерьянец» чуть ли не через эшафот.

И именно после жестоких испытаний, а не от недостатка их он создавал лучшие произведения, классически ясные по своим гармониям.

Как много поэтов романтического века, пройдя через жесточайшие превратности судьбы, остались «классиками» в своих художественных идеалах; сколь многие из них самостоятельно, а не слепо выбрали близкий себе тип романтизма; сколь многие устояли перед самым мощным напором нового: «Я гимны прежние пою и ризу влажную мою сушу на солнце под скалою…» И тем не менее вовсе не были списаны в архив истории, вошли в сокровищницу столетия. Очевидно, загадка жизнеспособного и устарелого сложна. И, наверное, столкновение бурной новизны с твердыней традиций было совсем по только противостоянием олимпийского Веймара буйному Парижу — и даже не Веймара Иене. Речь идет о внутренних полюсах духовной жизни — и Парижа, и Иены, и самого Веймара. Художественный спор, что же есть «Природа», «Свобода» и «Закон», разгорался тогда и внутри классической Аркадии, куда еще за десять лет до начала века к Виланду, Гердеру и Гете приехал из Иены Шиллер. Шел этот спор «внутри» и для каждого серьезного художника. Узлы, завязанные XIX веком, надо еще долго не рубить, а бережно разгадывать, разматывать, расправлять.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=222274&p=109

Эспронседа Хосе — стихи

Слышишь? — Пушки гремят. — Грудью пламенной я Шлю войне песнопенье, привет, И раскатам и грому орудий, друзья, Будет лирою вторитъ поэт. Встал народ, что во прахе поникши лежал, Сбросил иго тяжелое с плеч, Всемогущим героем, он встал и поднял Деспотизму на гибель свой меч.

Слышу звуки голосов, Вижу сталь горит, сверкает, Солнца луч на ней играет, А знамена колыхает Ветер. Барабана зов Гул утесов повторяет, И сильнее закипает В груди доблестной, смелой героев-бойцов Дух отваги, огнем он горит.

«За отчизну, свободу», восторженный весь текст→

(отрывок из поэмы «Мир Сатаны») «Слава тебе, животворное пламя, Неистощимое жизни зерно, Творческой силы победное знамя, В цепи творенья златое звено! Пламенем вечным ты солнце питаешь, Небо обводишь лазурью кругом, Розовым блеском зарю украшаешь, В сумраке месяц даришь серебром. Эхо даешь ты дремучему бору, Зелени роскошь его деревам, Рев урагана морскому простору, Говор сребристый студеным ключам. Ты ароматы в цветы наливаешь, В каждой росинке огонь твой блестит, В шепоте ветра ты тихо вздыхаешь, В грохоте бури твой голос звучит.

В недрах глубоких земли весь текст→

Десять пушек там по борту, Ветер бьется за кормою. Не плывет — летит стрелою Через море быстрый бриг. Тот кораблик, тот пиратский, Что всему известен морю, Имя — Страшный, и не спорю, Он слыхал последний крик.

Лунный свет на море пляшет, В парус дунув, ветер бьется, Серебром и синью льется Глубь морская, долгий гул. Капитан, пират веселый, Знает в Азии все тропы, Знает все пути Европы, Прямиком пред ним Стамбул. Он поет, и песня — дело.

«Ты плыви, корабль мой, смело,

Не весь текст→

(отрывок из поэмы «Мир Сатаны») Из бездны, покрытой глубокою ночью, Туманною, черною, страшною мглой, Где тишь и молчанье ничто не нарушит, Где вечно царит непробудный покой, Встает с тихой жалостью, с грустью во взгляде, Прозрачною дымкой окутан кругом, Туманного призрака облик неясный Видение женщины с бледным лицом. Несутся по воздуху дивные звуки И сладостный голос внезапно запел, Для слуха неслышно, лишь сердцу понятно Напев тот струной серебристой звенел: «Не страшися, слабый смертный, Темноты кругом меня, Сладкий отдых забытья На моей груди найдешь ты,

весь текст→

Гонимый презреньем, проклятьем отмечен, Один человечества грех я несу; Преступные люди надменно кидают В меня все презренье и ненависть всю.

Кровавые муки, Расправу и дикую месть свою дали Они в мои руки И громко сказали: Пусть общий позор наш падет на него, «Пусть будет отныне он проклят во всем «Презреньем покрытое имя его «И хлеб, добываемый крови путем, «Он сыну в наследство «Пускай оставляет, «Его наставляет «Быть тем же, чем он». И все устранились, Взвалив на меня все свои преступленья

И издали весь текст→

Уж тысяча веков прошла над миром, Промчались как колонны из огня, И мир, объятый страхом, видел четко, — Свою предощущая гибель в том, — Как половина видимой вселенной Сокрылась в Море и ушла в ничто.

Гигантский ураган безмерной дланью Качнул миротворение кругом, И полюсы содвинулись. И путник, Блуждая, видит горную смолу, Берет обломок Этны, превращает В воздушность пыли твердую кору, И смотрит, нет ли в этом бедном прахе Мозаики, где Геркуланум спит.

Где древле находилась Атлантида? Взгляни туда, в кипящий Океан,

Там корабли, что весь текст→

Забыта, заброшена, словно в пустыне Лежишь ты, родная страна, Ты долго над миром царила, а ныне Унижена ты и бедна. Из глаз твоих слезы по бледным ланитам Текут непрерывной струей; На сердце измученном, скорбью разбитом, Унынье гнездится змеей.

Смерть тьмою одела тебя непроглядной, Покрыла покровом своим, С зловещим весельем тиран беспощадный Смеется над горем твоим. Тебя он несчастную, злобно терзая, Детей твоих лучших губил.

Свободу и правду пятой попирая, Кого нечестивец щадил? О, братья-товарищи! к вам шлю воззванье Печальным стихом я своим,

весь текст→

У берега шумного моря, все в ряд, Сраженные смертью кровавой, Покрытые вечною славой, Борцы эа свободу отчизны лежат. Пылая любовью горячей, они Взошли над страною родимой, Истерзанной, бедной, гонимой, Что красное солнышко в темные дни.

Их память почтимте слезами, друзья! — И скорбь наша крови потоком В бою пусть польется жестоком… Бесстрашны мы будем, губя и разя! И дрогнут враги…

И увидят в рядах Суровые призраки павших, За родину душу отдавших, —

И ужас родится в их низких сердцах!

Читайте также:  Урок-конспект по теме: "зимние праздники"

Источник: http://mudreishy.ru/stikhi/source/espronseda-khose

Хосе де Эспронседа. José de Espronceda ПЕСНЬ ПИРАТА. CANCIóN DEL PIRATA — PDF

Игорь Лосинский Два танго Che tango che Che, Tango, Che, rossée usée abusée et désabusée Che, Tango, Che. qui m a draguée qui m a droguée qui m a croquée limée minée Эй, танго! старье, нытье, вранье и

Подробнее

— Введение Distinguido Señor: Distinguido Señor: Официально, получатель-мужчина, имя неизвестно Distinguida Señora: Distinguida Señora: Официально, получатель-женщина, имя неизвестно Distinguidos Señores:

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» О предметах: todo — всё algo что-нибудь, что-то nada — ничего ДЕНЬ 10 Yo sé todo я знаю все Dame algo дай мне

Подробнее

Предпрошедшее время (pluscuamperfecto) Сложное, или составное, имперфектное время, будучи вспомогательным, тоже не использется самостоятельно. Предпрошедшее, как и имперфект, комментирует основное событие

Подробнее

ТЕМА ЗАНЯТИЯ: «MEDICINA. EN EL GABINETE DE TERAPEUTA» Тип занятия комбинированный Цель занятия: формирование умения вести диалог по теме («Здоровье»), формировать основы речевого этикета, познакомить с

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» ДЕНЬ 12 esperar ждать, надеяться Espero que ya sabemos mucho надеюсь что мы уже много знаем esperanza надежда

Подробнее

УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой ФИО подпись «23» апреля 20_10г., протокол 11 Методические указания для подготовки к входному компьютерному тестированию По иностранному языку (испанский) дисциплина курс 1

Подробнее

D. Hola Òscar, cómo estas? Привет Оскар, как дела? O. Buenos día Dima. Estoy bien, gracias, y tu? Доброе утро Дима. Я нормально, спасибо, и у тебя? D. Todo bien como siempre. Все отлично, как всегда. O.

Подробнее

1 LECCIÓN 1 Bienvenido a la primera lección del curso! Aquí practicamos el primer uso del pasado compuesto: Expresar la duración de una acción que empezó en el pasado y sigue hasta ahora sin interrupción.

Подробнее

136 Фолгадо И. К. Учитель испанского языка ОТКРЫТЫЙ УРОК ПО ИСПАНСКОМУ ЯЗЫКУ В 5 КЛАССЕ Тип урока: Тема: Урок развития чтения. «Mi cumpleaños Цели и задачи урока: а) практическая формирование навыков и

Подробнее

Разговорные формулы испанского языка Прослушайте аудио урок с дополнительными объяснениями Приветствие и прощание В испанском языке существуют несколько фраз для приветствия человека: Hola! Привет! Buenos

Подробнее

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное учреждение высшего профессионального образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Отделение

Подробнее

«Полиглот» — испанский язык за 16 часов конспект урока 4 ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» Урок 4 Как пользоваться этим конспектом 1) Распечатайте этот документ с помощью принтера. 2) Просмотрите

Подробнее

Н.Д. АРУТЮНОВА Трудности перевода с испанского языка на русский Учебное пособие КНОРУС МОСКВА 2014 УДК 811.134.2(075.8) ББК 81.2Исп.я73 А86 Арутюнова Н.Д. А86 Трудности перевода с испанского языка на русский

Подробнее

Ольга Абелла Кастро. Испанский на ладони 120 мини-диалогов (Кушайте испанский жаргон диаложками) Предисловие к книге «Испанский на ладони» В данной книжке самая употребительная испанская жаргонная лексика

Подробнее

Испанский язык. 11 класс Демонстрационный вариант 2017 г. УЧ — 2 Единый государственный экзамен по ИСПАНСКОМУ ЯЗЫКУ Пояснения к демонстрационному варианту УСТНОЙ ЧАСТИ контрольных измерительных материалов

Подробнее

La Vía del Tango Танго какой образ возникает, когда Вы слышите это слово? Ассоциации у всех людей будут различны. Это и неудивительно. Все люди отличаются друг от друга. И как нет одинаковых отпечатков

Подробнее

Морское путешествие Поиск сокровищ Сюжет: Было это в давние времена, когда все морские звери и птицы, рыбы и растения жили в мире и дружбе. А правил этим царством владыка морей Посейдон. Но однажды случилась

Подробнее

Филологические науки/9. Этно-, социо- и психолингвистика К.п.н. Семенцова Н.В., Трегубов А.М. Пятигорский государственный лингвистический университет, Россия Отражение этнических автостереотипов в испанской

Подробнее

Скачать минусовку каватины Фигаро («Largo al factotum») Каватину Фигаро («Largo al factotum») поет Дмитрий Гнатюк {youtube}xnec3hxu2vs{/youtube} Текст каватины Фигаро («Largo al factotum») Largo al factotum

Подробнее

Испанский для русских. Урок 1. Глагол TENER. Настоящее время. В настоящем времени глагол TENER спрягается следующим образом: я yo tengo ты tu tienes он, она, Вы él, ella, Vd. tiene мы nosotros, nosotras

Подробнее

Hola, cómo estás? Yo estoy muy contento de que estés ahí conmigo. Bienvenido a Learn Real Spanish. Me llamo Kike y voy a ser vuestro compañero en este curso durante todas las lecciones. Te voy a hacer

Подробнее

Сказка про пиратов: Отважный капитан Веселая сценка в стихах для постановки мини-спектакля в детском кукольном театре. Продолжительность спектакля: 10 минут; количество актеров: от 2 до 9. Действующие

Подробнее

Manual para la utilización del logotipo Инструкция по применению 2 Índice Reglamento para la utilización del logotipo…pag.1 Registros…pag.2 Colores…pag.3 Positivo, negativo, blanco y negro…pag.4

Подробнее

— Свадьба Желаю вам обоим море счастья Поздравление молодоженам В день вашей свадьбы поздравляем вас и желаем вам обоим всего наилучшего Поздравление молодоженам Felicitaciones. Les deseamos a ambos toda

Подробнее

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЭТАП. 9-11 КЛАССЫ Письменный тур Ключи к заданиям 9-11 классов: Аудирование: b) b) b) b) a) a) b) c) a) b) 11 12 13 14 15 c) b) c) b) a) Чтение: c) a) a) b) c) a) a) b) a) b) Лексико-грамматический

Подробнее

Государственная итоговая аттестация по образовательным программам основного общего образования в форме основного государственного экзамена (ОГЭ) Демонстрационный вариант контрольных измерительных материалов

Подробнее

Н.Д. Агафонова, Р.В. Кумова (Ростов-на-Дону) ЭЛЕМЕНТЫ «КАРНАВАЛЬНОЙ» КУЛЬТУРЫ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ИСПАНСКОМУ ЯЗЫКУ La ponencia trata de la optimización del aprendizaje de la lengua castellana a través

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» ДЕНЬ 5 Buenos dias! Добрый день! Como pasaron el sabado y domingo? Как прошли суббота и воскресенье? Muy bien

Подробнее

Вестник ТвГУ. Серия «Филология». 2015. 1. С. 269 272 УДК 378.147+ 398.61 ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ФОЛЬКЛОРНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В ОБУЧЕНИИ ИСПАНСКОМУ ЯЗЫКУ А. А. Синявский Национальный исследовательский университет «Высшая

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» amigo друг amigos друзья amiga подруга amigas подруги ДЕНЬ 2 preguntar спрашивать yo pregunto я спрашиваю tú

Подробнее

АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ ДИСЦИПЛИНЫ «ПРАКТИКУМ ПО КУЛЬТУРЕ РЕЧЕВОГО ОБЩЕНИЯ ВТОРОГО ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА (ИСПАНСКИЙ)» Направление подготовки (специальность) 45.05.01. Перевод и переводоведение. Специализация

Подробнее

Имрам Дж. Р. Р. Толкин Имрам И вот из просторов бескрайних вод, гонимый пенной волной, в туман, воротившись из дальних стран, корабль пришел домой в Ирландскую землю, где колокола в Клуан ферта на башне

Подробнее

Ревела буря, дождь шумел; Во мраке молнии летали, И бесперерывно гром гремел, И ветры в дебрях бушевали Ко славе страстию дыша, В стране суровой и угрюмой На диком бреге Иртыша Сидел Ермак, объятый думой.

Подробнее

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное учреждение высшего профессионального образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Отделение

Подробнее

2 (октябрь 2015 г.) Студенческая электронная газета кафедры Таможенного дела и мировой экономики ЮЗГУ ТДМЭшка Рубрика «Творчество» Осень Родной до жуткой боли холод. Дождю и слякоти я рад. По осени холодной

Подробнее

Под песню «Москва звонят колокола» дети входят в зал и выполняют упражнения с султанчиками. (Подходят к своим местам) Ведущий: Дорогие дети! Уважаемые гости! Сегодня мы отмечаем замечательный праздник

Подробнее

Цели: Задачи: Звучит шум моря и крики чаек. В группе появляется воспитатель, переодетый в пирата под музыку «песня одноглазого пирата». Капитан:Приветствую вас друзья! Догадались кто я? (Ответы детей).

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» ДЕНЬ 7 10 самых употребляемых слов в испанских песнях: el amor любовь la vida жизнь el corazón сердце el alma

Подробнее

Испанские предлоги. Preposiciones В испанском языке огромное значение имеют предлоги не только потому, что многие глаголы употребляются с определенными предлогами, а еще и потому что в испанском языке

Подробнее

Повторене (урок 11-21) Урок 11 — Caso Instrumental — Adjetivos antónimos — Escribimos una carta Урок 12 — Caso Prepositivo — Declinación de los pronombres personales — Vocabulario: Casa Урок 13 — Verbos:

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» ДЕНЬ 11 Вспомним степени сравнения прилагательных: alto — высокий más alto — выше el más alto самый высокий bueno

Подробнее

«Полиглот» — Испанский с нуля за 16 часов! ток-шоу с Дмитрием Петровым на канале «Культура» Числительные. ДЕНЬ 4 uno — один dos — два tres — три cuatro — четыре cinco — пять seis — шесть siete — семь ocho

Подробнее

МБОУ Гимназия г. Навашино Урок по литературе «Золотая рыбка» Константина Бальмонта Урок подготовила учитель русского языка и литературы Морозова В.А. 2012-2013 учебный год Цель урока: -изучение стихотворения

Подробнее

Центр олимпиад Санкт-Петербурга ФГБОУ ПО РГПУ им. А.И.Герцена Институт иностранных языков сероссийская олимпиада школьников по испанскому языку 2015-2016 РАЙОННЫЙ ЭТАП КЛЮЧИ К ОЛИМПИАДНЫМ ЗАДАНИЯМ И КОММЕНТАРИИ

Подробнее

#PlanazosParadores 3 дня знакомства с Куэнкой пятница, 19 сентября, 2014 Paradores Parador de Cuenca Гораздо ближе, чем вы думаете, (в 50 минутах на высокоскоростном поезде из Мадрида), находится город,

Подробнее

B Adjetivos Los adjetivos son palabras que caracterizan los sustantivos y contestan a las preguntas какой? какая? какое? какие? Она купила белое платье. En la oración los adjetivos suelen realizar la función

Подробнее

К сожалению, бывают ситуации, когда мы не можем сопровождать нашего ребенка в дороге. Состояние здоровья, цейтнот на работе, высокая стоимость билетов, натянутые отношения с супругом основные причины того,

Подробнее

УДК 81'1:821 С. Л. Тирскиха аспирант каф. общего и сравнительного языкознания МГЛУ; e-mail: sofjatirskih@yandex.ru ОСОБЕННОСТИ МЕКСИКАНСКОЙ ТЕЛЕНОВЕЛЛЫ «PORQUE EL AMOR MANDA»: ФЕНОМЕН САМСОНА В статье

Подробнее

Источник: https://docplayer.ru/56844683-Hose-de-espronseda-jose-de-espronceda-pesn-pirata-cancion-del-pirata.html

Прошли поэтические слушания «Нам нравятся поэты, похожие на нас»

15 марта 2017 г. в 17.00 во Владимирской областной научной библиотеке состоялись Поэтические слушания «Нам нравятся поэты, похожие на нас».

Мероприятие состоялось в рамках культурно-просветительского проекта «Год с Бальмонтом»: к 150-летию со дня рождения поэта.

В течении вечера звучали шедевры мировой поэзии в оригинале и в переводах К.Д. Бальмонта. Гости услышали итальянскую, польскую, испанскую, японскую, английскую, немецкую и французскую поэзию и оценили гений Бальмонта-переводчика, виртуозно переложившего всемирно известные строки на русский язык.

Константин Дмитриевич Бальмонт (1867 — 1942) – русский поэт-символист, переводчик и эссеист, один из виднейших представителей русской поэзии Серебряного века. Уроженец г. Шуя Владимирской губернии, учился в шуйской и владимирской гимназиях.

Из-под его пера вышло 35 поэтических сборников и 20 книг прозы. При всей внешней экстравагантности своей поэзии Бальмонт отличался уникальными способностями полиглота, за полвека своей литературной деятельности он оставил переводы более чем с трёх десятков языков, как европейских, включая и «северные»: норвежский, датский, так и восточных: японского, санскрита, армянского и грузинского.

Нам нравятся поэты,
Похожие на нас,
Священные предметы,
Дабы украсить час,-

Волшебный час величья,
Когда, себя сильней,
Мы ценим без различья
Сверканья всех огней,-

Цветы с любым узором,
Расцветы всех начал,
Лишь только б нашим взорам
Их пламень отвечал,-

Лишь только б с нашей бурей
Сливался он в одно,

От неба или фурий,-
Не все ли нам равно!

Кроме своего солнечного поэтического творчества, Константин Бальмонт подарил русскому читателю целую плеяду великолепных поэтов в своих переводах. Среди крупных русских поэтов конца XIX – начала XX в. Бальмонт больше всех занимался переводами: он первым дал русскому читателю полных Руставели и Шелли, переводил Калидасу, Словацкого, По, Уитмена, Блейка, Кальдерона и многих др.

По словам Марины Цветаевой:

«Бальмонтом … переведено:

Эдгар По – 5 томов

Шелли – 3 тома

Кальдерон – 4 тома

В цифрах переводы дают больше 10000 печатных страниц. Но это лишь – напечатанное. Чемоданы Бальмонта – ломятся от рукописей. И все эти рукописи проработаны до последней точки».

Весь этот год – год 150-летия поэта – владимирская областная научная библиотека живет вместе с К.Д. Бальмонтом. На сайте библиотеки размещен электронный ресурс «Разговоры с Бальмонтом».

Это виртуальные разговоры с поэтом, где образ Читателя – выдуманный и собирательный, а Поэт – самый настоящий.

На литературном вечере их представили «вживую» сотрудники краеведческого отдела библиотеки Марина Евгеньевна Благова и Александра Тихомирова.

Диалоги между этими условными персонажами рассказывали о работе Бальмонта-переводчика и предваряли выступления чтецов.

Читайте также:  Урок-конспект по теме: "праздник 8 марта. мамин день"

Как у юного Константина началось увлечение переводами?  Юношей шестнадцати лет, в шестом классе гимназии, он узнал о существовании знаменитого за границей скандинавского писателя Генрика Ибсена… И непременно захотел прочитать его в подлиннике. Сказано – сделано. Скандинавия объединена была тогда под Шведским владычеством.

В Петербурге, как он узнал, существует скандинавский, именно шведский, книжный магазин. Эти убедительные обстоятельства справедливо заставили юношу написать в данный магазин, чтобы ему выслали шведский словарь, шведскую грамматику и – для скорейшего изучения языка – ряд шведских переводов… «Быстро я изучил шведский язык.

Выписал себе тогда сочинения Ибсена в подлиннике и с прискорбием убедился, что скандинавский гений пишет по-норвежски… Что ж было делать? Вздохнувши, я выписал себе норвежский словарь, норвежскую грамматику, несколько норвежских переводов…, и, потерпев некоторые ущербы в гимназических успехах, быстро овладел норвежским языком и прочитал сочинения Ибсена в подлиннике.»

Непоколебимо мнение Бориса Пастернака о переводах Шелли: «Русский Шелли был и остается трехтомный бальмонтовский».

Стихотворение Шелли «Озимандия» и перевод прочла Екатерина Перфильева, студентка 4 курса англо-немецкого отделения Владимирского государственного университета.

Американский поэт Уолт Уитмен, по высказыванию Константина Бальмонта, – «Поэт Настоящего и Грядущего… Великая заслуга Уитмена – что он создал свой собственный поэтический язык, добровольно отказавшись от доступных нам всем созвонностей рифм.»

Стихотворение Уолт Уитмена «Ласки орлов» и его перевод прочитал Николай Николаевич Есаулов, кандидат филологических наук, профессор кафедры английского языка Владимирского государственного университета.

Нежная французская речь журчала в зале… Стихи Мюссе, Бодлера, Лебега звучали в исполнении Волковой Анастасии, Кузнецовой Алены и Шмагиной Елизаветы.

Константин Дмитриевич знал шестнадцать языков:  «Я читаю без затруднений на языках – французском, английском, немецком, испанском, итальянском, шведском, норвежском, польском, португальском, латинском.

Прикасался к египетскому, еврейскому, китайскому, японскому, к языкам Мексики, но, к сожалению, слишком поверхностно.

Занимался еще грузинским и кое-как разбираюсь в греческом… Все это богатство манит, но тяготы жизни мешают мне изучить столько, сколько хочу.»

Два стихотворения немецкого поэта Генриха Гейне прозвучали в исполнении Петровой Ольги («Письмо, которое ты написала» ) и Бурмякова Тимофея («О, если будешь ты, дитя, моей женой…»).

Бальмонт перевел на русский язык классическое двухтомное исследование Гаспари «История итальянской литературы», которое было принято как руководство во все русские университеты. По его словам, «итальянская цивилизация учит прежде всего чувству личности и чувству красоты.»

Стихотворение Джакомо Леопарди «К самому себе» и перевод читает Якусева Наталия Николаевна, читатель библиотеки.

Двухтомник выдающегося испанского драматурга Кальдерона де ла Барка в серии «Литературные памятники» вышел именно в переводе Константина Бальмонта. Испанский – «самый певучий и красочный из всех европейских языков.

Змеино вкрадчив и внезапно­мужественен. Женски лукав и рыцарски прям. Сладок, как скрипка или флейта, вдруг в нём бой барабанов. Влюбит – и стрелы пускает отравленные. Поцелует – и острым взмахнёт лезвием.

Такие есть в Мексике цветы, – нельзя прикоснуться, не обрезавшись и не исколовшись.»

Оригинал стихотворения Хосе де Эспронседа «Песнь пирата» прозвучало в исполнении Кристиана Мануэля Рейес Алварадо, (Эквадор) студента ВлГУ кафедры международных отношений, а перевод прочел Владимир Николаевич Реутов, сотрудник научной библиотеки.

Говорят, что «перевод, как женщина – если верна, то некрасива».  Константин Бальмонт так говорил о своей работе переводчика:

«Иногда даешь точный перевод, но душа исчезает, иногда даешь полный перевод, но душа остается. Иногда перевод бывает точный, и душа остается в нем. Но, говоря вообще, поэтический перевод есть лишь отзвук, отклик, эхо, отражение…

Дать в переводе художественную равноценность — задача, невыполнимая никогда. Произведение искусства, по существу своему, единично и единственно в своем лике. Можно дать лишь нечто приближающееся больше или меньше … Можно ли и нужно ли переводить чужеземных поэтов? Конечно, предпочтительнее … изучать самому иностранные языки и читать поэтов в подлиннике. Однако не всем это доступно…

Переводы – неизбежность, и поэта, знающего много языков, … влечет к себе искусство перевода. Это – соучастие душ, и поединок, и бег вдвоём к одной цели. » 

Стихотворение польского поэта и деятеля польского национально-освободительного движения Адама Мицкевича «Песнь польского узника» и перевод читал Кшечковский Виталий Юзофович, читатель библиотеки.

О сказочной и экзотичной Японии Бальмонт писал:

«Много я видел благословенных уголков земли. Но нигде я не испытал того, что в Японии. Несколько недель счастья, в раме сказочной красоты.

Бороться русским стихом с японской танка — занятие более или менее невозможное. Хочется передать эту снежинку — снежинка тает и, чтоб дать понятие о снежинке не каплей влаги, которая с ней не сродни, а чем-нибудь снежистым, даешь хлопья снега, но это уже не то…

Трудно состязаться с тем, кто века научался играть былинками, как музыкальными струнами, и в десять слов пяти строк влагать, намеками и утончением, метко схваченную картину… Мои русские строки будут тяжелее щебечущих японских строк…

Прекрасен кристалл пятистрочной танки, где 31 слог дает целую картину, и трехстрочного хокку, где 17 слогов создают настроение…»

Японскую поэзию на языке оригинала — Бусон, Рэйкан, Кунайкио, Оно-но-Комати — и в переводах Константина Бальмонта читала Кристина Матвейчук, читатель библиотеки.

Для того, чтобы выучить хотя бы один иностранный язык, чтобы читать любимых поэтов в подлиннике, по словам поэта-полиглота,  «… нужно скрутить себя. Уметь в весенний свой день сидеть над философской книгой, и английским словарем, и испанской грамматикой… Уметь прочесть и 100, и 300, и 3000 книг, среди которых много-много скучных.»

Оставить в мире

Хоть лист словесный.

Мой знак – чуть-чуть,

Как лист бамбука,

Глядящий в пруд.

Фудживара Нобуйоши

Перевод К. Бальмонта

Авторами сценария поэтических чтений «Нам нравятся поэты, похожие на нас» и виртуального проекта «Разговоры с Бальмонтом» являются сотрудники краеведческого отдела библиотеки Марина Евгеньевна Благова и Александра Тихомирова.

Источник: https://library.vladimir.ru/meropriyatij/15-marta-17-00-poeticheskie-slushaniya-nam-nravyatsya-poety-poxozhie-na-nas-shedevry-mirovoj-poezii-v-perevodax-k-d-balmonta.html

Редкий жанр — авторская антология

Огромное количество имён – вот что сразу бросается в глаза, когда берёшь в руки антологию «Облачение теней».

Кто они? Когда, о чём, в каких условиях писали? В предисловии к книге Павел Грушко, ведущий переводчик-испанист нашего времени, указывает, что её название происходит от одного не переведённого на русский язык рассказа Хулио Кортасара – «Vestir una sombra» (дословно: «облекать, одевать тень»).

В нём речь идёт о том, как сложно «очертить», «вырисовать» тень, определить её границы, облечь в одежды, не спугнув при этом, а потом снова начать «раздевать» её, желая добраться до сути. «Тени» – это десятки поэтов, имена которых увековечены в их произведениях. Процесс «облачения теней» – это перевод. Результат – «антология испанской и каталанской поэзии».

О структуре книги: поэтический корпус – произведения испанских и каталанских поэтов – занимает более 500 страниц. В приложениях представлены статьи и очерки разных лет о теоретических и конкретных проблемах перевода, а также собственные произведения П. Грушко на испанские мотивы.

Необходимо отметить, что антология богато иллюстрирована: практически каждый автор сопровождён портретом или фотографией, а если поэт обращается к какой-нибудь картине, то она обязательно появляется на следующей странице.

Например, «Портрет неизвестного» Эль Греко – «А неизвестный-то был самой…Великой Испанией!» — говорит поэт Леон Фелипе (с.289).

Большая часть антологии, конечно, отведена испанским поэтам (т.е. поэтам, писавшим на кастильском языке). Этот раздел строится по хронологическому принципу и охватывает все этапы развития — от первых поэтических памятников Средневековья до произведений современных авторов.

Безусловно, при составлении такой обширной книги невозможно не столкнуться с трудностями выбора, на что указывает и сам составитель в предисловии, однако в результате перед нами, помимо десятков имён и общей картины состояния кастильской поэзии, на каждом этапе представлены и все выдающиеся, знаковые для своего времени поэты: Хорхе Манрике (Проторенессанс), Гарсиласо де ла Вега, Луис де Леон, Фернандо де Эррера и Лопе де Вега (Возрождение), Луис де Гонгора и Франсиско де Кеведо (барокко), Томас де Ириарте (неоклассицизм), Хосе де Эспронседа и Густаво Адольфо Беккер (романтизм), а также множество гениев XX века – Антонио Мачадо, Хуан Рамон Хименес, Федерико Гарсия Лорка, Мигель Эрнандес и другие.

Начинается, однако, кастильская поэзия не с выдающихся имён, а с народных песен (canciones, отсюда и название сборника – cancionero), напевов (coplas) и романсеро– неповторимого цикла испанских романсов.

Их основные темы – колоритный испанский быт (в том числе и коррида – «Вынул часы Пакиро, / молвил голосом твёрдым: / “Этот бык, говорю вам, / в полпятого будет мертвым!”» – с.

12), мифологические сюжеты, любовь, Реконкиста, любовь во время Реконкисты (в том числе и порицаемая — к мавританке или еврейке, например): «Роланд Берберийский ужас / наводит на поле брани / И был бы самым счастливым / Асен, когда бы не случай – / когда бы смог он закрыться / щитом от стрелы колючей, / которую Белерифа, дочка Али Мулея, / метала или лука тугого, / сердец мужских не жалея» (с. 18). Вообще мавританская и еврейская тема, появляясь в этих первых образцах народной поэзии, глубоко пустит свои корни и приживётся, потому что «нет ни одного испанца, в чьих жилах нет хотя бы капли мавританской или еврейской крови» (с.632). Завершает «Начальную эпоху» упомянутый Хорхе Манрике и самый известный фрагмент из его «Стансов на смерть отца», строки из которого по памяти может процитировать любой испанец: «А жизни наши – те же реки, / в пучину смерти суждено / тем рекам впасть» (с.35).

Эпоха Возрождения дала испанской литературе великого поэта Гарсиласо де ла Вега (или просто Гарсиласо, как принято называть его в испанской литературной традиции) и его сонеты.

Именно Гарсиласо перенёс на испанскую почву строгие итальянские поэтические формы и классическую любовную лирику: «Кто знал, когда ты мне была дана, / как путнику счастливый ключ в пустыне, / что день придёт, и я тебя в унынье / увижу, в скорбном бдении без сна?» (с. 39).

Ключевыми для этой эпохи становятся также имена Луиса де Леона (его философско-религиозная поэзия, давшая начало поэзии «мистиков», представлена в антологии, правда, только одним стихотворением) и Фернандо де Эрреры, родоначальника Севильской поэтической школы, прозванного «Божественным».

Позднее Возрождение – это эпоха Золотого века испанской литературы и испанской культуры в целом. Для поэзии, как и для драматургии, одним из знаковых имен становится Лопе Феликс де Вега Карпио, отличавшийся невероятной творческой плодовитостью: несколько тысяч пьес в стихах, поэмы, стихотворения.

Новое звучание приобретает в антологии его «Сонет о сонете», не раз переводившийся русскими авторами: «Мне Виолантой на мою беду / сонет заказан был, а с ним мороки: / четырнадцать в нём строк, считают доки / (из коих, правда, три – уже в ряду)» (с.73).

На смену Золотому веку приходит не менее блистательная эпоха барокко, прославившая двух постоянно пикировавшихся и писавших сатирические сонеты друг на друга поэтов, придерживавшихся противоположных взглядов на суть поэзии: Луиса де Гонгора-и-Арготе, родоначальника культизма, ратующего за изощрённую и «непонятную» поэзию, «темный стиль», и Франсиско де Кеведо-и-Вильегаса, приверженца концептизма, «простой» поэзии. Гонгора, оказавший огромное влияние на поэтов XX века, особенно на «поколение 27 года», широко представлен в антологии: романсы, сонеты, летрильи, а также «Сказание о Полифеме и Галатее» и фрагмент из «Поэмы уединений»:

Шаги скитальца – суть мои стихи,

и вкупе – нежной музы откровенье;

в глухом уединенье

те замерли, чтобы зазвучали эти (с.145).

Перевод обоих произведений впервые выполнен Павлом Грушко в 1987 и 1998 годах соответственно.

О переводе «Сказания…» переводчик рассказывает в статье «Поиск естественной неестественности», помещённой в разделе «Приложения»: «При переводе главной трудностью и явилось воссоздание образа поэмы, которая должна восприниматься современным русским читателем как произведение культиста, эрудита, не только знакомого со всем объёмом позднеренессансной культуры, но намеренно затемняющего свое творение» (с. 590). Не зря в «Романсе про Дона Луиса де Гонгору» Кеведо говорит: «Автор жеманных припевов, / звуков испанских палач, / крутятся вирши юлою, / а непонятно, хоть плачь» (с. 167). То есть это была очень непростая задача для переводчика.

https://www.youtube.com/watch?v=htGmdWZXGV0

Эпоху романтизма в Испании открывает Хосе де Эспронседа – его «Песнь пирата» бесспорно написана под влиянием «Корсара» Байрона в лучших традициях времени:

На бортах – по десять пушек,

паруса под ветром свежим

над морским парят безбрежьем –

бригантину вдаль несут.

На носу – корсар суровый,

Читайте также:  Природа, растения и животные южного урала

наречённый кличкой Дьявол,

нет морей, где он не плавал,

правя свой пиратский суд! (с.213).

Другой выдающийся поэт-романтик, Густаво Адольфо Беккер, испытывал очевидное влияние Генриха Гейне. Цикл его стихотворений «Рифмы» представляет собой любовную романтическую лирику: «Та женщина мне отравила душу, / а та влила мне в жилы яд, / и ни одна со мною не осталась, / и ни с одной я с той поры не рад» (с. 232).

XX век, такой противоречивый, горький и кровавый для Испании, подарил ей множество гениальных поэтов. В отечественной и зарубежной испанистике принято распределять их по «поколениям», объединённым общей идеей и взглядами на суть и назначение поэзии.

Это «поколение 98 года» (Антонио и Мануэль Мачадо, Хуан Рамон Хименес и др.

), «поколение 27 года» (Рамон Гомес де ла Серна, Висенте Алейксандре, Дамасо Алонсо, Федерико Гарсия Лорка, Рафаэль Альберти и другие), «поколение 36 года (послевоенное)» (Габриэль Селайя, Блас де Отеро и др.

), «поколение 50-х» (Хосе Агустин Гойтисоло, Хосе Анхель Валенте и др.), «поколение 60-х», «поколение 68 года»… Составитель антологии, однако, не подчёркивает это распределение и по понятным причинам не включает всех известных поэтов этого века в подборку – их великое множество.

П. Грушко отмечает, что не только сложное сложно переводить, но и, казалось бы, простое – например, стихотворения Антонио Мачадо: «Трудность не в воспроизведении формы, а в показе этой её застенчивости» (с.597).

Вообще каждый из поэтов XX века, несмотря на сформировавшиеся объединения, представляет собой что-то новое и интересное для читателя и переводчика.

Так, Рамон Гомес де ла Серна создаёт жанр грегерии – краткого афористичного высказывания, сочетающего юмор и метафору: «Самое неприятное в смерти – что наш скелет могут перепутать с чужим», «Тушёный язык – любимое блюдо академика-лингвиста», «Эфир попахивает стратосферой» (с. 299-301).

Следующий раздел, в котором представлены произведения нескольких поэтов конца XX – начала XXI века, представляет большой интерес, поскольку о состоянии современной испанской поэзии нашему читателю известно немного. Между тем, некоторые авторы являются лауреатами литературных премий и известны за рубежом. Так, книги Фернандо Вальверде, лауреата премии «Антонио Мачадо», с успехом переиздаются в странах Латинской Америки.

Каталанская поэзия в силу определённых причин, к сожалению, мало известна в нашей стране. Дело в том, что в годы диктатуры генерала Франко (1939-1975) каталанская культура в целом, в том числе язык и литература, переживали большой упадок из-за политики унификации.

Однако в настоящий момент каталанский язык – язык Автономной области Каталония, один из четырёх государственных языков Испании (наравне с галисийским, баскским и кастильским – собственно испанским в нашем понимании), его статус официально закреплён конституцией страны.

На каталанском языке создана богатая литературная традиция, во многом не уступающая традиции кастильской. Поэтому перевод каталанской поэзии на другой язык и её публикация в этой антологии представляется очень важной – здесь каталанские поэты представлены наравне с кастильскими.

Раздел этот, правда, в целом небольшой, но подборка стихотворений получилась очень сочной. Это и Жозеп Карне, «Принц поэзии», воспевавший красоты родной Каталонии («Быть каталонцами в мире / дал нам Бог и нарёк / добрым именем, дал нам / древность и свежий сок» – с.

496), и ушедший из жизни в 30 лет Жоан Сальват-Папассейт, поэт-авангардист, чьи стихи до сих пор пользуются огромной популярностью («Пасынки Иберии, бедные подпаски, / галисийцы, / баски! / Новая Кастилия, / Старая Кастилия, / если б дружно за руки взяться мы сумели, / поборов бессилие, / разве мы бы дали властвовать химере?» – с.

530), и Сальвадор Эсприу-и-Кастельо, неоднократно номинированный на Нобелевскую премию по литературе (в антологии представлены фрагменты из его книги «Шкура быка»: «Старый мой Сефарад, / распялен, как шкура, ты…» – с.553), и многие другие – патриоты, выдающиеся деятели культуры, борцы за культурную автономию своего региона.

Сведения о представленных в антологии авторах, в том числе и годы жизни, собраны в конце книги в разделе «Об авторах» в алфавитном порядке (т.е.

не в том порядке, в котором их произведения представлены в самой книге).

Такой подход может показаться несколько неудобным любителям строгой хронологической последовательности, но, с другой стороны, позволяет погрузиться в мир поэзии, не отвлекаясь изначально на личность автора.

Важной отличительной чертой этой антологии является авторский подход к её составлению. Не зря на обложке стоит имя Павла Грушко – он не только её составитель, но и комментатор, иллюстратор, а также один из авторов (в книгу включены собственные произведения на испанские мотивы). В самом принципе подборки реализуются несколько подходов: хронологический и жанровый.

Последний, впрочем, осуществляется только в двух разделах: «Пословицы и поговорки» и «Эпиграммы» — видимо, поскольку этот материал представляет особую сложность при переводе, а значит — и особый интерес для переводчика.

Кроме того, в иллюстративном материале собраны выдержки из личного архива: это и черновики переводов, и первые публикации; это также фотографии разных лет с поэтами и испанистами, фотографии пейзажей и архитектурных сооружений Испании, воспоминания о поездках и другая информация, касающаяся Павла Грушко как личности, а не только как переводчика.

Очевидно, что это не просто антология произведений испанских и каталанских поэтов, но и подведение определённых творческих и профессиональных итогов работы испаниста Павла Грушко.

https://www.youtube.com/watch?v=zzwH_LStoTA

Необходимо отметить, что автор-составитель антологии не только практикующий переводчик, но ещё и теоретик перевода. Вопрос о целесообразности, точности и вообще возможности перевода поэзии – сложный, но Павел Грушко даёт на него однозначный ответ: переводить поэзию можно и нужно.

Одна из задач переводчика – «умножение художественного богатства соотечественников» (с.587). Перевод стихов, по мнению П.

Грушко, не может ограничиваться только передачей смыслового содержания, – обязательно необходимо погрузить читателя в контекст культуры и языка оригинала, позволить ему прикоснуться к другим смыслам, которые неизбежно приходится терять в языке при переводе, но которые по-прежнему чувствуются при грамотном оформлении этого самого контекста.

Именно поэтому в антологии много комментариев и иллюстраций. Особое место в концепции перевода поэзии П. Грушко занимает и вопрос о форме. В традиционной поэзии, по его логике, нужно сохранять метр и рифму, как и определённый размер – П. Грушко называет его «вертикальным» – в свободных стихах: «в обуздании материала формой залог успеха во всех видах искусства» (с.647).

И, наконец, П. Грушко – автор своих собственных стихотворений и пьес, и в его понимании у понятия «перевод» существует ещё одно, гораздо более широкое толкование: любое искусство – перевод, «перекодирование» одного языка (символов/ знаков и т. д.) в другой.

В этом смысле переводчиком является и режиссёр, и художник, и писатель. Из этой мысли родилась концепция «Trans/Форм», «теория и практика художественного перевода как метод перевоплощения в разных жанрах искусства…» (с.

575), как совокупное наименование всей творческой деятельности автора, будь то художественный перевод, литература или театр.

Такой подход, при котором весь мир видится не просто как текст, а как текст, подлежащий переводу – как в узком, так и в широком понимании – представляется очень актуальным и позволяет взглянуть в другой перспективе на теорию и практику перевода.

Размышляя о своем потенциальном читателе, составитель и переводчик антологии говорит о своих коллегах и, конечно, о «неведомом интеллектуале», надеясь, что он «оценит переводы из сложнейших».

На самом деле антология «Облачение теней» призвана быть интересной широкому кругу читателей, как специалистов, так и любителей поэзии, потому что она открывает богатейший пласт испанской культуры и даёт возможность прикоснуться к испанской душе, во многом родственной русской.

Отдельно в качестве потенциального читателя стоит отметить студента-испаниста, для которого антология может стать кладезем информации: большое количество впервые переведённых на русский язык стихотворений, комментарии к технической стороны их перевода в статьях, подборка имён, которая с лихвой покрывает весь модуль поэзии в рамках курса по испанской литературе.

Источник: http://magazines.russ.ru/prosodia/2016/4/redkij-zhanr-avtorskaya-antologiya.html

Коллектив авторов — Европейская поэзия XIX века

«Взгляд ее был неотступен и слезен…»

Перевод Б. Дубина

Взгляд ее был неотступен и слезен, а мои губы — взмолиться готовы, но не дала ей заплакать гордыня, и не сумел я промолвить ни слова. Порознь идем; но, быть может, однажды вспомнит, что сердце рванулось и сжалось, и, как твержу себе: «Что же молчал я?» — скажет: «Зачем я от слез удержалась?»

* * *

«Гляну в глаза…»

Перевод Б. Дубина

Гляну в глаза — будто читаю по книге открытой. Взгляды не лгут, так для чего этот смех нарочитый? Плачь! Не таись, нищенской нежности больше не пряча. Плачь! Мы одни… Ты посмотри: я мужчина — и плачу!

* * *

«Заря целует голубое платье…»

Перевод С. Гончаренко

Заря целует голубое платье залива, золоченного лучами; целует солнце тучу на закате и одевает в золото и пламя; костер, сжимая жаркие объятья, ночь напролет целуется с ветрами. И даже ива льнет к воде, целуя ручей, когда ее целуют струи.

* * *

«Если у тебя, у синеглазой…»

Перевод С. Гончаренко

Если у тебя, у синеглазой, светится улыбка в ясном взоре, кажется мне, будто это блещет луч зари в синем море. Если у тебя, у синеглазой, набежали на глаза слезники, кажется, что это на фиалке вспыхнули росинки. Если же глаза у синеглазой в темноте озарены мечтою, то мечта в очах ее лазурных кажется звездою.

* * *

«Волны морские, пенные волны…»

Перевод С. Гончаренко

Волны морские, пенные волны бьющего в дикие скалы прибоя, в саван из пены меня спеленайте, унесите с собою! Буйные ветры, в горном ущелье гнущие кроны, яростно воя, смерчем и вихрем меня закружите, унесите с собою! Грозные тучи с молнией в чреве, громом взорвавшие ночь надо мною, волнами мрака меня захлестните, унесите с собою! Унесите, молю я, туда, где стихии вылечить смертью мне сердце сумеют. Унесите, молю! А иначе — что делать мне с болью моею?

РАМОН ДЕ КАМПОАМОР

Перевод С. Гончаренко

Рамон де Кампоамор (полное имя — Рамон де Кампоамор-и-Кампоосорио, 1817–1901). — Один из самых популярных в Испании поэтов-романтиков. Он был избран членом Испанской Академии и занимал высокие посты. Наследие Кампоамора обширно, он пробовал свои силы в разных жанрах.

Ему принадлежат эпические поэмы — «Колумб» (1853) и «Всемирная драма» (1869). Лирическое его наследие подразделяют обычно на две части: стихи и басни. Сам Кампоамор придумал собственные жанровые определения для стихов: «юморески», «печали» и «маленькие поэмы». «Что такое юмореска? — писал он. — Намеренная характерность.

А „печаль“? Это юмореска, трансформированная в драму. А „маленькая поэма“? Это развернутая „печаль“».

— Составьте, падре, мне письмо… — Ну что же, кому оно, куда, я знаю… — Вы нас видели? О, боже! Той темной ночью? — М-да… — Простите! — Полно, это прегрешенье Не редкость: полночь… Он… Подайте-ка перо. Итак, вступленье: «Любимый мой Рамон!» — Любимый?.. Ну, уж раз вы написали… — Исправить? — Ах, нет, нет! «О, как мне грустно!» Так? «В какой печали я без тебя, мой свет! В какой тоске пишу тебе я нынче…» — Всё, падре, так, ей-ей! — Для старца, дочь моя, душа девичья прозрачна, как ручей. «Мир без тебя — юдоль холодной ночи, С тобою — райский сон». — Святой отец! Пишите буквы четче! Поймет ли мой Рамон? «— Тот наш рассвет и поцелуй тот сладкий…» Как догадались вы? — Коль два влюбленных видятся украдкой, то, стало быть, увы… «И если ты не возвратишься снова, вконец измучусь я…» — Измучусь? Вы смеетесь, право слово! Да я убью себя! — Как так «убью»? Вздор. Не гневите небо! — Так: в омут головой! — Ну, нет… — Вот черствая душа! Эх, мне бы знать грамоту самой! Да, слава — вздор пред вечностью. И все же — скажите: есть ли что-нибудь дороже?

* * *

Что такое любовь? Вот ответ без прикрас: Это целая жизнь, умещенная в час.

* * *

Как все узнали, что она грешна? Знать, слишком рьяно молится она.

* * *

Едва женившись, почему-то то и дело Он головой жены клянется смело.

* * *

Разят друг дружку люди наповал. И все зачем? Во имя лучшей жизни! А в результате на роскошной тризне пируют ворон и шакал.

* * *

Мне жаль тебя, мой бедный друг. Прими мое участье Несчастный! Говорят, нашел ты в браке счастье!

* * *

Искусный волокита знает: иногда три тихих «нет» — синоним «да».

* * *

О том, что жизнь — господний дар, навряд ли спорить стоит. Но стоит ли она того, чего нам стоит?

* * *

Я был безумцем, чтоб мне провалиться, сводя с ума безумную девицу!

* * *

Источник: https://fanread.ru/book/7180054/?page=70

Ссылка на основную публикацию