Анна ахматова “муза”: анализ стихотворения

Анализ стихотворения Ахматовой Муза

Произведение Анны Ахматовой под названием «Муза» написано в 1924 году.  Оно достаточно короткое, но, тем не менее, передает все те эмоции, которые вообще хотела передать поэт своему читателю.

Оно красиво, очень эпично, но вместе с тем, как обычно бывает в творчестве у этой писательницы и поэтессы, очередное произведение снова несет с собой какую-то загадку, а также, какую-то необычную атмосферу, немного печальную, и все-таки оно привлекает своей необычностью.

Анна Ахматова – очень интересный человек уже сама по себе. Но кроме того, ее произведения покорили сердца многих людей, и недаром она стала такой известной, также, как и ее стихи.

Стихотворение состоит из восьми строк, но не делиться на строфы отдельно. Но все-таки, критики делят его как бы на два эпизода.

Первая часть стиха –  это как бы само ожидание персонажа, которое направлено против героини, как бы самой поэтессы, которая приходит поздно и не так скоро, как хотелось бы тому, который так ждал.

И это уже рассказывается именно во второй половине стихотворения. Но во второй строфе наконец-таки появляется эта «Муза», которую так долго ждали, и наконец-таки дождались.

Анна Ахматова как бы немного добавила автобиографии в стихотворение от себя. Так как одна строка, пусть только одна, но уже как бы немного указывает на то, что происходило в ее жизни так ярко, но, увы, так трагично. Ведь у нее был муж, но которого она не любила.

Без подробностей о ее личной жизни, но она хотела выйти замуж за другого, но этот развод не был оформлен до тех пор. Именно в те годы как-то все пошло не так. И именно строфа «…Жизнь, кажется, висит на волоске…» говорит обо всем. Ведь тогда она даже немного скиталась по квартирам.

Жила у подруги достаточное время, которая была известной танцовщицей и даже первой манекенщицей в то время. 

Данте Алигьери – недаром он упомянут в произведении, ведь его произведения – вечны. И поэтесса как бы была готова на то, что получит взамен того, от чего отказаться не готова каждая – бессмертие, как поэтесса.

Анализ стихотворения Муза Ахматовой

Блестящий лирик и философ, поэтесса Анна Ахматова в стихотворении «Муза»  устраивает «допрос» лирической героине от имени Музы.  Богиня поэзии приходит подругой-гостьей, и между собеседниками не то во сне, не то наяву завязывается такой диалог:

Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?» Отвечает: «Я».

Анна Ахматова, которую самые суровые критики признавали божеством в манере владения стихом, в «Музе» затейливо переплетает разговорный и возвышенный стили. Виртуозные строфы, а их всего несколько в стихе, настолько точны, что кажется, будто ты прочел поэму.  Когда Муза уходит, с героиней, которая, безусловно, одно лицо с поэтессой, остается бескрайнее небо – страна поэтического вдохновения.

 Я любила ее одну.  А в небе заря стояла.

 Как ворота в ее страну.

Интересно, что на протяжении короткого повествования Анна Ахматова  представляет Музу то величайшим, недосягаемым образом – покровительницей литературного озарения.

То, благодаря своей удивительной, тонкой натуре, воздает дань Музе как сестре. Но здесь нет и налета панибратства – общение с Музой, а фактически со своей страстью к рифме и ритму – восхитительно по сути.

Это почти исповедь перед высшим разумом.

 Что почести, что юность, что свобода

Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

Как понимать в стихотворении тот факт, что Муза и автор беседуют?  Видимо, Анна Ахматова «поднимает» себя до уровня этой миссии. Никакого «важничанья» в таком приеме нет. Ахматова ни на кого не оказалась похожей и как мастер поэтического слова. И даже короткого периода  не состояла в учениках. Она сразу взошла на пьедестал русской поэзии, соперничая с самыми великими предшественниками.

Стоит еще объяснить, почему в беседу с милой гостьей автор  вносит  драматический фрагмент:     

Закрыв лицо, я отвечала ей…

Но больше нет ни слез, ни оправданий.

Похоже, в этих строках поэтесса признается, насколько опустошает, вычерпывает силы писательство, сочинительство.  Но все «выжимки» души отданы читателям, поклонникам творчества. И Анна Ахматова счастлива признаться, что вполсилы она ни писать, ни любить, ни жить не умеет.

Переживания, чувства в поэзии Ахматовой всегда доведены до высшего накала. Прекрасно, что в них нет намешано ничего искусственного, надуманного, суетного.  Как «учила» поэтессу ее подруга Муза, землю надо освещать добротой и талантом высшей пробы.

Когда читаешь потрясающие строки «Музы», кажется, что у тебя от красоты рифмы и образов немного кружится голова. Но по-другому у классиков разве может быть?

Анализ стихотворения Муза по плану

Источник: http://sochinite.ru/analiz-stihotvoreniya/ahmatova/muza

Анализ стихотворения Ахматовой Муза по плану

Коротенькое стихотворение увидело свет в 1924 году. Стихотворение можно разделить на две части, в которых по одному эпизоду. Первую часть Ахматова ожидает ту самую заветную музу. Уже ночь за окном, а она всё ещё ждёт. Во второй части дождавшаяся музу Анна спрашивает её, она ли муза, а та отвечает: “Я!”.

Динамика сюжета специально предельно простая. Валерия Тюп, доктор филологических наук, считает, что Анна использовала такой приём, чтобы показать, что ожидаемое может появиться неожиданно. Многие стихотворения не имеют заголовка. Это имеет.

Заголовок вводит читателя в курс дела, благодаря заголовку читающий предвкушает появление Музы.

Хоть стихотворение прямо имеет творческий характер, оно затрагивает биографию и факты о поэтессе. Например, вторая строчка, где жизнь висит на волоске. И вправду, был такой период жизни Анны в 20-е годы. На протяжении 1921-1924 гг.

великий деятель культуры был без жилища, ему приходилось  пожить вместе с знакомыми. Когда Ахматова занималась стихотворением «Муза», её приютила подруга, которой, между прочим, была Ольга Афанасьевна Глебова-Судейкина, знаменитая актриса, одна из первых манекенщиц Союза, танцовщица.

Жизнь Анны тоже не была спокойной. Она и ее гражданский муд Пунин не смогли зарегистрировать юридически брак потому, что развод Анны и ее бывшего, но официально зарегистрированного мужа не был документально оформлен. Фамилия даже была проблемой. До 1982 года Анна официально не была Ахматовой.

С середины 20-ых годов публика не читала новые и старые стихотворение Анны просто потому, что их не печатали.

Не каждый знает, что стихотворение имеет отношение к одному из греческих богов. Дело в том, что для Анны один Летний сад в Санкт-Петербурге был важным, дорогим, который разместил в себе статую музы лирического жанра Эвтерпа.

На первый взгляд может показаться, что Анна готова жертвовать почестью, любовью, юностью, свободой ради музы. А на самом деле, это мнимо. Анна получает бессмертие, отказавшись от жизненных радостей. Пара слов тонко намекает про Данте Алигьери.

Пришедшей музе Анна задаёт вопрос, эта ли муза говорила гению письма из Италии, как написать «Божественную комедию»? Муза подтверждает, диалог будто резко прекратился.

А всё дело в том, что она нашла бессмертие на века, что так важно для любого деятеля творчества.

Анализ стихотворения Муза Ахматовой

Анна Ахматова своими произведениями смогла покорить множество сердец. По своей природе она была очень интересным и талантливым человеком. Ее шедевры принесли ей большую известность и признание. В основу написания произведений Анна в первую очередь закладывает краткость и лаконичность. Именно эти черты значительно отличают ее стихи от других, придавая им узнаваемости.

Читайте также:  Летние явления природы

1924 год стал не самым лучшим годом ее жизни. В этот самый момент поэтесса берется за создание стихотворения “Муза”. Произведение написано достаточно коротко, но даже это не может отнять у автора привычку ярко передать читателю эмоции, переполняющие ее саму.

“Муза” описывает то время, когда автор ожидает своего вдохновения, то есть ждет с нетерпением прихода музы, ведь без нее нет смысла жизни, нет идей для творения. Стих достаточно эпичен и ярок. Но поэтесса не уступает своим принципам и вносит сюда какую-то интригу и загадку.

Произведение наполнено необычной и в тоже время печальной атмосферой.

В основу стихотворения Анна вкладывает свои эмоции и переживания, охватившие ее в то время. Эту линию можно проследить буквально в одной строчке. Происходящее в жизни женщины кажется то ярким, то трагичным.

Была жизнь, был муж, любовь угасла, возникшие новые чувства не оставляли надежды, оставить все так и выйти за другого мужчину у Анны просто не получалось. Как раз, в это самое время, все пошло совсем не так как хотелось в жизни Ахматовой.

Долгое время писательнице приходилось скитаться по съемным квартирам, и даже жить у подруги, которая была известной на тот момент танцовщицей и манекенщицей.

“Муза” погружает читателей в размышление о поэтическом вдохновении, для которого так необходим приход ночной гости – музы. Тесно сплелись сон и явь, и вскоре муза предстала пред поэтом в образе обычной милой гости, держащей дудочку в руке.

Образ самой же музы для писательницы – образ музы всех музыкантов и поэтов, Евтерпы. Героиня строк ожидает нечто новое, новые силы, вдохновение, которое принесет с собой муза.

Но вот когда муза появляется, звучит лишь один вопрос, она ли стала той, которая вдохновила Данте написать “Божественную комедию”. И ответ прозвучал, муза подтвердила.

Само общение героини с музой вызывает сильные эмоции. Милая гостья, пришедшая на зов помощи, внезапно пришла, она даже принесла с собой ответы на такие терзающие вопросы. Бессмертие, проявляющееся через строки в стихотворениях это самое важное для каждого поэта. Когда живет творение, живет и автор.

Не нужно почестей, не стоит похвалы, для автора  самое главное бессмертие его стихов, который подтвержден приходом музы. Слишком много сил забирает писательство, это понимают многие, но Ахматова воодушевленно старается проносить через свои стихи нечто высшее, необычное, ведущее к бессмертию стихотворений.

По плану

  • Анализ стихотворения Пастернака ФевральВеликолепное сочинение «Февраль. Достать чернил и плакать!», к которому Б.Л.Пастернак как и в большинстве своих творческих работах вложил особое философское значение. Пусть это стихотворение и относится всего лишь к раннему
  • Анализ стихотворения Фета Старые письмаСтихотворение «Старые письма» написал в 1859 году Афанасий Афанасьевич Фет — поэт с русской душой, непревзойдённый лирик и потрясающий мемуарист, талантливейший переводчик, имеющий особый, узнаваемый стиль,
  • Анализ стихотворения Маяковского ЮбилейноеВладимир Владимирович Маяковский был не только уникальным поэтом, но и разносторонним человеком. При этом, многие знакомые с ним люди утверждали, что это довольно таки непонятный, сложный, необыкновенный,
  • Анализ стихотворения Северянина Моя РоссияИгорь Северянин – замечательный писатель. Множество своих произведений он посвятил России. В 1917 году с началом революции, он вынужден покинуть страну. Тогда пострадали многие деятели искусства несогласные с властью. И. Северянин,
  • Анализ стихотворения Тютчева 29 января 1837Гибель великого русского поэта А. С. Пушкина потрясла его современников, особенно членов литературного сообщества. Практически сразу появились многочисленные стихотворные отклики на это трагическое событие.

Источник: https://analiz-stihov.ru/ahmatova/muza-po-planu

Анна Ахматова – Муза: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Когда я ночью жду ее прихода, Жизнь, кажется, висит на волоске. Что почести, что юность, что свобода Пред милой гостьей с дудочкой в руке. И вот вошла. Откинув покрывало, Внимательно взглянула на меня. Ей говорю: «Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?» Отвечает: «Я!».

Анализ стихотворения «Муза» Ахматовой

Поэты всех времен и народов в своем творчестве так или иначе обращались к главному источнику своего вдохновения — Музе. Это — главный символ поэзии, перед которым преклонялись и восхищались.

Музе посвящены миллионы теплых и нежных строк, к которым очень трудно что-то прибавить. А. Ахматова обратилась к этой теме по-своему, написав в 1924 г.

короткое стихотворение с красноречивым названием «Муза».

Сюжет изящной миниатюры предельно прост: ожидание лирической героини и долгожданный приход Музы. Очень важно учитывать время создания произведения и обстоятельства жизни Ахматовой. С начала 20-х гг.

поэтесса подвергается официальной критике, ее стихотворения не печатаются. Но для по-настоящему творческого человека деньги и слава абсолютно ничего не значат.

Для Ахматовой в чрезвычайно трудных условиях самым главным оставалось не утратить надежды и способности творить.

Создавать что-либо новое в своем воображении — очень непростая задача. Еще Пушкин жаловался на томительные часы и дни ожидания вдохновения, подобного яркой вспышке. Поэтому Ахматова признается, что в такие мучительные периоды «жизнь, кажется, висит на волоске». Вероятно, поэтесса намекает и на возможность внезапного ночного ареста.

«Милая гостья» способна полностью преобразить мир лирической героини. Приход Музы позволяет забыть обо всем на свете: «почести», «юность», «свобода». Здесь очень уместна бессмертная фраза — «рукописи не горят». Творец создает свой собственный мир, в который никогда не смогут проникнуть даже самые тайные агенты. Этот мир невозможно уничтожить.

Встреча лирической героини с Музой описана очень оригинально. Ахматова не случайно упоминает «Божественную комедию», считающуюся вершиной мировой литературы.

Ответ «милой гости», что именно под ее диктовку писал Данте, окончательно убеждает поэтессу в своем даровании. Осознание этого дает ей силы не сдаваться под влиянием внешних негативных обстоятельств и продолжать свое великое дело.

Если заручиться поддержкой Музы, то все равно когда-нибудь потомки по достоинству оценят затраченные усилия.

Произведение «Муза» одновременно простое и очень сильное стихотворение. Наиболее эффектно звучит финальное жизнеутверждающее «Я!». В нем заключается не только ответ Музы, но и заявление самой Ахматовой, что она никогда не прекратит своей борьбы за высшие идеалы и справедливость.

Популярные тематики стихов

Читать стих поэта Анна Ахматова — Муза на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

Источник: https://rustih.ru/anna-axmatova-muza/

Муза-Ахматова (на примере анализа цикла стихотворений М. Цветаевой «Ахматовой»)

Цикл стихотворений «Ахматовой» Марина Цветаева посвятила Анне Ахматовой, которая являлась для молодой поэтессы примером для подражания, кумиром, образцом.

В годы написания данного цикла Цветаева была романтически увлечена как её творчеством, так и её личностью.

Марина Цветаева взяла на себя смелость назвать своего кумира Музой — творчество Ахматовой поспособствовало созданию ряда стихотворений.

Ключевые слова:муза-Ахматова, М. Цветаева, цикл стихотворений «Ахматова», лирическая героиня, лирический мотив.

В центре цикла стихов М. Цветаевой — романтическая личность, которая не может быть понята современниками и потомками, но и не ищет примитивного понимания, обывательского сочувствия. Один из образов, который является воплощением Музы в творчестве Марины Цветаевой, — это образ, обращённый к поэту-современнику А.Ахматовой.

Муза-Ахматова предстаёт перед читателем в разных версиях. В данной статье рассмотрим эти вариации.

В первом стихотворении цикла Цветаева называет Ахматову «Музой плача», тем самым подчёркивая глубокое душевное и лирическое начало, которое так важно для создания проникновенных стихотворений.

Читайте также:  Урок-конспект по теме: "природа летом"

Цветаева настолько боготворит Ахматову, что готова отдать ей свои душу и сердце. Интересным здесь представляется то, что в качестве образа для таких сравнений у поэтессы возникают ассоциации с различными помещениями.

Область души и сердца, внутренний мир человека принимают реальные земные очертания благодаря их способности вмещать в себя множество не только эмоций, но и людей, дорогих и любимых «души в нас — залы для редких гостей» [12]:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами — то же!

И тот, кто ранен смертельной твоей судьбой,

Уже бессмертным на смертное сходит ложе.

В певучем граде моем купола горят,

И Спаса светлого славит слепец бродячий…

— И я дарю тебе свой колокольный град,

Ахматова! — и сердце своё в придачу [1].

Поэтесса готова на все ради стихотворчества, она принимает Музу такой, какая она есть, в том числе и «смертоносной»:

Океаном ли правишь путь,

Или воздухом — всею грудью

Жду, как солнцу, подставив грудь

Смертоносному правосудью [2].

Цветаеву настолько охватывает творческий порыв, что Муза одновременно и «прекраснейшая из муз», и в то же время она то, что причиняет душевную боль, и в данном случае она сродни музе-мучительнице Ахматовой. «О Муза плача, прекраснейшая из муз!» — в этом образе удивительно сочетаются два противоположных начала [11]. Парадоксальная, «двухцветная» характеристика выявляет двойственную природу воплощений:

О Муза плача, прекраснейшая из муз!

О ты, шальное исчадие ночи белой!

Ты чёрную насылаешь метель на Русь,

И вопли твои вонзаются в нас, как стрелы [1].

Образ, явленный в таком драматическом ключе («шальное исчадие»), и вызывает двоякое чувство: некую смесь восхищения, восторга и ужаса:

И мы шарахаемся, и гулкое: ох! –

Стотысячное — тебе присягает, Анна

Ахматова!.. [1].

Чувство восхищения поэтом не останется бездейственным: оно рождает стремление одарить в ответ, в благодарность отдать поэту нечто бесценное, как его дар. Для цветаевской героини такая неразмерная ценность — её родной город.

В певучем граде моём купола горят,

И Спаса светлого славит слепец бродячий…

И я дарю тебе свой колокольный град,

Ахматова! — и сердце своё в придачу [1].

Казалось бы, что может быть больше такого безоглядного растворения в любви, столь ярко выраженной самоотверженной готовности отдать «сердце своё в придачу»? В 1921 году она напишет А. А. Ахматовой такие пронзительные слова: «Мне так жалко, что всё это только слова — любовь — я так не могу, я бы хотела настоящего костра, на котором бы меня сожгли» (из писем М. Цветавой к А. Ахматовой).

Поэтесса как всегда неожиданно высказывает свои чувства. И если любовь предстаёт у М. Цветаевой в образе вечной и мудрой старухи, то плач, наоборот, теряет всю свою обыденность и возвеличивается, принимая образ страдающей, чёрной, но прекрасной женщины. Однако эта боль сладостна и приятна поэтессе:

Ах, я счастлива! Никогда заря

Не сгорала — чище.

Ах, я счастлива, что, тебя даря,

Удаляюсь — нищей,

Что тебя, чей голос — о глубь! о мгла! –

Мне дыханье сузил,

Я впервые именем назвала

Царскосельской Музы [3].

То, что даёт Муза Марине Цветаевой — это вовсе не легкая блаженная радость, это — бремя и тяжесть, поэту нелегко быть поэтом. В данном случае поэт сильно зависит от своей Музы, она им правит:

Что, на сердце вóроном налетев,

В облака вонзилась.

Горбоносую, чей смертелен гнев

И смертельна — милость.

Что и над червонным моим Кремлем

Свою ночь простёрла,

Что певучей негою, как ремнём,

Мне стянула горло [3].

В данной зарисовке даже портретно узнаётся цветаевская муза-кумир — А. Ахматова.

Муза Цветаевой — это могучий, яростный образ, который не постепенно и плавно приходит к поэтессе, а врывается бурей. Муза-Ахматова — мятежница:

Ты, срывающая покров

С катафалков и с колыбелей,

Разъярительница ветров,

Насылательница метелей,

Лихорадок, стихов и войн,

— Чернокнижница! — Крепостница!

Я заслышала грозный вой

Львов, вещающих колесницу [2].

Стихотворение написано в форме обращения к А.Ахматовой. Поэтесса не называет её имени, а постоянно использует различные словосочетания: «разъярительница ветров», «насылательница метелей» и эпифору «чернокнижница».

М. Цветаева очень образно объясняет, почему так подходит Анне Ахматовой подобная характеристика: и внешность её — чёрная-горбоносная, и пристрастие к книгам, и чудодейственная холодность и спокойствие её стихов.

Будет крылышки трепать

О булыжники!

Чернокрылонька моя!

Чернокнижница!

Сравнение «чернокрылонька» так же сочетает в себе, с одной стороны, образ А.Ахматовой (черные глаза и волосы), с другой — обтрёпанные крылья ахматовской «царскосельской музы».

Лейтмотивом сквозь цикл «Ахматовой» автор проводит образ Музы, которая отождествляется с великой всемогущей силой, причем зачастую — божественной.

В порыве восхищения талантом своей великой современницы и коллеги по поэтическому цеху Марина Цветаева в стихотворении «Златоустой Анне-всея Руси…» изображает Ахматову в роли «златоустой» литературной царицы:

Златоустой Анне-всея Руси

Искупительному глаголу, –

Ветер, голос мой донеси

И вот этот мой вздох тяжёлый [4].

Надо обратить внимание на то, что данное стихотворение по своей форме и содержанию похоже на молитву-прошение, где Марина Цветаева пытается наладить невидимую, божественную связь со своей Музой (по форме данное стихотворение близко периодически появляющимся в творчестве Ахматовой жанрам молитвы и исповеди. В её поэзии есть стихотворения, которые так и называются — «Молитва» и «Исповедь»).

Для М. Цветаевой Ахматова была единственной достойной соперницей среди современниц, представлявших женскую лирику, в строках чувствуется восхищение и готовность признать её превосходство. М. Цветаева любила поэзию и всех её служителей, все талантливое в поэзии признавалось ей безусловно:

Ты в грозовой выси

Обретённый вновь!

Ты! — Безымянный!

Донеси любовь мою

Златоустой Анне — всея Руси! [4].

Божественное проявляется и в стихотворении Цветаевой «У тонкой проволоки над волной овсов…». Проявляющий голос — это запредельный, магический голос, символизирующий Музу:

У тонкой проволоки над волной овсов

Источник: https://moluch.ru/archive/102/23051/

Анализ стихотворения Цветаевой из цикла «Ахматовой» (1): «О, Муза плача, прекраснейшая из муз!..» | Марина Цветаева и мировая культура

Стихотворение, которое открывает цикл, можно назвать одой, в традиционном значении этого слова:

Словари определяют слово «ода» так: «Торжественное стихотворение, посвященное какому-нибудь историческому событию или герою». Действительно: композиционный, ритмический, лексический характер стихотворения выдержан в соответствии с требованиями этого лирического жанра. Но Цветаева вносит в содержательный план произведения свое и принципиально новое:

Торжественное обращение к адресату в первой строке выдержано в традициях величания. Не называя по имени, Цветаева заставляет идентифицировать Ахматову по совокупности примет, ведущих к личности героини самым непосредственным образом.

Известно, что Цветаева «позаимствовала» из ахматовского стихотворения «Покинув рощи родины священной…» строку «Где муза, плача, изнывала».

Деепричастие «плача» соединилось с определяемым словом «муза» и омонимически превратилось в эпитет, выраженный существительным в родительном падеже (Ахматова оценила оригинальный прием Цветаевой и впоследствии применяла эту формулу к себе именно в таком варианте).

Традиция оды подразумевает представление героя в позитивном контексте. Однако перед читателем предстает чрезвычайно сложный, загадочный образ: это не только Муза плача, но и «шальное исчадие ночи белой», с воплями насылающее на Русь «черную метель».

Вторая строфа передает характер эффекта, который вызывает такой образ. Массовое «шараханье» —  не от страха, а от шока при столкновении обычного человека с божественной силой. Смесь страха и восторга вызывает неистовый приступ любви.

Присягать имени «Анна Ахматова» означает признавать высшее величие этого имени перед лицом принципиально безымянной людской массы.

Поэтому начальное «Ах» в фамилии (вернее, псевдониме) героини звучит, как восторженный вздох толпы счастливых свидетелей явления божества.

Однако автор, в нашем понимании, не причисляет себя к коленопреклоненной толпе. В третьей строфе, как мы считаем, утверждается царственное равноправие двух поэтов, осуществляющих власть лиры над одной территорией и разделивших «зоны влияния».

Читайте также:  Урок окружающего мира тема: заповедник пасвик

При этом Ахматовой достаются бессмертные души тех, кто «ранен смертельной твоей судьбой»: пронзен уязвляющим действием стрел-воплей, переживает катарсис, внимая страданиям вечной Музы плача.

Торжественно-мрачная картина такого поклонения соответствует образу стоящего за героиней угрюмого холодного Петербурга.

Цветаевой достается другое владение:

Певучий град — это, конечно, Москва, с ее «светлым Спасом» и сонмом церквей, безумолчно говорящих с людьми колокольным языком. Позитивные коннотации формируют образ мира, наполненного светом, гармонией звуков и духовной святости.

Отождествляя себя с этим миром, Цветаева фактом дарения города и сердца, как нам видится, отнюдь не подчиняет себя северной «венценосной сестре». Скорее наоборот, приобщает «шальное исчадие» к высшим ценностям иного рода,  открывает свой мир во всей его красе и подчиняет его притягательной силе.

Таким представляется наше видение «ахматовской оды». Разумеется, в исследовательских работах она получила широкое и разнообразное толкование.  Одной из наиболее интересных представляется работа Р.С. Войтеховича «Польская гордыня и татарское иго в стихах Цветаевой к Ахматовой». Его видение смысловой структуры стихотворения принципиально иное.

Объясняя специфику цветаевского изображения Ахматовой, автор отмечает:

Такая удаленность, в частности, проявляется в противопоставлении двух миров: с одной стороны «Муза плача», с другой — автор, отождествляющий себя с народом. В таком противопоставлении «Меняется коммуникативная перспектива: «я» теперь часто сливается с «мы» и говорит от лица всей «Руси»:

«Муза» и «Русь» — явления гетерогенные, и поведение «Музы» подчеркивает ее инородность» (Войтехович: 436).

Автор считает, что «Метафорические «стрелы» здесь — те же “стрелы любви”, что и в стихотворении “Анне Ахматовой”, но вся картина гуляющей по Руси «”черной метели”, осыпающей ее жителей “стрелами”, не случайно напоминает апокалиптическое бедствие, более всего — нашествие кочевников» (Там же).

Таким образом, любовное начало, связываемое с именем Ахматовой, имеет завоевательный, разрушительный характер. Однако эпитеты, которыми наделяется образ, делают его многогранным, емким:

Интерпретация Р. Войтеховича выявляет смысловой акцент второй строфы стихотворения таким образом:

В таком ракурсе автор «оды» не возносит себя до объекта посвящения, не ставит себя на равное с ним место, а остается «на земле», разделяя с народом восторженное поклонение, видя счастье в самом факте нахождения с кумиром в одно время в одном месте.

Дальнейшая интерпретация развивает тему обоготворения Ахматовой:

То есть Цветаева «сдается в плен» величию темной силы со всей силой искренней любви. В соответствии с неоднократно утверждаемой ею формулой «любовь есть действие» полнота самоотдачи выражается в добровольном дарении своего мира во власть ахматовскому божеству.

Неожиданную и любопытную параллель Р. Войтехович усматривает в концовке стихотворения:

Таким образом, стихотворение «О, Муза плача, прекраснейшая из муз!..», оставаясь в рамках жанра оды, представляет картину самых разнообразных, порой парадоксальных характеристик, ассоциаций и реминисценций, смысл которых — выразить отношение к петербургской сестре по лире во всей своей полноте.

ЛИТЕРАТУРА

Войтехович Р. Польская гордыня и татарское иго в стихах Цветаевой к Ахматовой. // Studia Russica Helsingiensia et Tartuensia XII: Мифология культурного пространства: К 80-летию С. Г. Исакова. Тарту, 2011. С. 427– 450.

Источник: http://www.mysilverage.ru/2015/11/01/analiz-stixotvoreniya-cvetaevoj-iz-cikla-axmatovoj-1-o-muza-placha-prekrasnejshaya-iz-muz/

Муза в лирике Ахматовой

Ахматова А.

Сочинение по произведению на тему: Муза в лирике Ахматовой

Муза ушла по дороге…

Я, глядя ей вслед, молчала,

Я любила ее одну.

А в небе заря стояла.

Как ворота в ее страну.

А. Ахматова

Анна Андреевна Ахматова — большой и серьезный поэт, принесшая в литературу “поэтику женских волнений и мужских обаяний”. В своем творчестве она коснулась всех традиционных тем классической поэзии, но привнесла в них свое неповторимое звучание, обаяние своей необыкновенно тонкой натуры.

Достаточно традиционна для русской поэзии тема Музы, не обошла ее и Анна Андреевна. Для нее это и божественная покровительница, и родная сестра, близкая подруга — много ликов у Музы Ахматовой. Но всегда это очень интимные переживания, нет в отношении Анны Андреевны к своей героине легкого пренебрежения или панибратства, а всегда — восхищение, граничащее с поклонением высшему существу.

Когда я ночью жду ее прихода,

Жизнь, кажется, висит на волоске.

Что почести, что юность, что свобода

Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало.

Внимательно взглянула на меня.

Ей говорю: “Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?” Отвечает: “Я”.

У Музы Ахматовой нет соперниц, это то Божество, перед которым все отступают, давая ей дорогу. Анна Андреевна не только благоговеет перед своей вдохновительницей и покровительницей, но “смеет” с ней беседовать.

В этом я вижу возвышенность самой Ахматовой, у которой почти не было периода ученичества в творчестве.

Она ярко, широко и смело шагнула в русскую поэзию, не оробев перед великими предшественниками и современниками по “цеху поэтов”.

Я улыбаться перестала.

Морозный ветер губы студит,

Одной надеждой меньше стало.

Одною песней больше будет.

И эту песню я невольно

Отдам на смех и поруганье.

Затем, что нестерпимо больно

Душе любовное молчанье.

О чем бы ни писала Анна Андреевна, во всем онаоригинальна и уникальна. Нет в ее стихах традиционных для женской поэзии слезливости и приниженности перед высшим существом — мужчиной, скорее наблюдается обратное явление.

Рядом с прекрасной и порой трагической героиней не оказывается достойного героя, сумевшего оценить ее высокую и трепетную душу. Много слез и драматизма в лирике Ахматовой, но всегда это высокие и чистые переживания и чувства, нет в них повседневной суеты и обыденности.

Она небожительница, временно спустившаяся на землю, чтобы осветить ее своей добротой, любовью и лаской. Именно поэтому очень часто в свои (подруги и собеседницы Анна Андреевна “приглашает” Музу…

…Веселой Музы нрав не узнаю:

Она глядит и слова не проронит,

А голову в веночке темном клонит,

Изнеможенная, на грудь мою.

И только совесть с каждым днем страшней

Беснуется: великой хочет дани,

Закрыв лицо, я отвечала ей…

Но больше нет ни слез, ни оправданий.

Вот такое отношение к жизни и творчеству, когда все вычерпано до капельки, отдано людям, характерно для Ахматовой. Она живет лишь высокими помыслами и переживаниями. Кажется, еще мгновение и порвется что-то, удерживающее ее героиню от смерти.

Эти запредельные чувства и переживания характерны и для самой Ахматовой. А иначе и жить не стоит, если все вполсилы, вполвздоха.

И у читателей захватывает дух от такой поэзии, кружится голова, а так, наверное, и должно быть, иначе зачем человеку даны эмоции.

О, знала ль я, когда в одежде белой

Входила Муза в тесный мой приют,

Что к лире, навсегда окаменелой,

Мои живые руки припадут.

О, знала ль я, когда неслась, играя.

Моей любви последняя гроза,

Что лучшему из юношей, рыдая,

Закрою я орлиные глаза…

Талант вел по жизни эту великую женщину, чтобы она сумела передать божественными звуками пережитое, научить нас, ее читателей, ценить даже самые горькие страницы жизни, воспринимать их как Божье провидение. Вечным завещанием звучат для меня строки Анны Андреевны, оставшейся, несмотря ни на что, стойкой и несгибаемой. Но сущий вздор, что я живу грустя

И что меня воспоминанье точит.

Нечасто я у памяти в гостях,

Да и она всегда меня морочит.

ahmatova/raznoe_24

Источник: http://www.rlspace.com/muza-v-lirike-axmatovoj/

Ссылка на основную публикацию